БЛОГ ЯРИНИ ВОЛОДИМИРІВНИ ТАРАСЮК: перший web-сайт в Україні з вивчення ОПЕРАТИВНО-РОЗШУКОВОЇ ДІЯЛЬНОСТІ

 

Оперативно-розыскная деятельность

: Учебник. 2-е изд., доп. и перераб. /Под ред. К.К. Горяинова, В.С. Овчинского, Г.К. Синилова, А.Ю. Шумилова. М.: ИНФРА-М, 2004. -XIV, 848 с. — (Высшее образование).



Оперативно-розыскная деятельность: Учебник. 2-е изд., доп. и перераб. /Под ред. К.К. Горяинова, В.С. Овчинского, Г.К. Синилова, А.Ю. Шумилова. М.: ИНФРА-М, 2004. -XIV, 848 с. — (Высшее образование). Учебник, подготовленный специалистами ряда правоохранительных органов и спецслужб, научных учреждений и вузов, содержит базовые несекретные положения оперативно-розыскной деятельности, изучение которых отвечает требованиям государственного стандарта высшего юридического образования. В учебнике использованы основополагающие труды ученых, внесших значительный вклад в становление и развитие современной оперативно-розыскной теории Для студентов, аспирантов и преподавателей юридических высших образовательных учреждений, курсантов и слушателей высших учеб-ных заведений российских правоохранительных органов и спецслужб, оперативников, следователей и других практических работников сферы противодействия преступности и обеспечения национальной безопасности. ОГЛАВЛЕНИЕ Предисловие Раздел I. ВВЕДЕНИЕ В ИЗУЧЕНИЕ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Глава 1 СУЩНОСТЬ, СОДЕРЖАНИЕ И ПРИНЦИПЫ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ § 1. Истоки оперативно-розыскной, разведывательной и контрразведывательной деятельности § 2. Исходные положения оперативно-розыскной деятельности, ее социальная роль и соотношение со смежными видами юридической деятельности § 3. Цели, задачи и функции оперативно-розыскной деятельности § 4. Принципы оперативно-розыскной деятельности Глава 2 ТЕОРИЯ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И ЕЕ МЕТОДОЛОГИЯ § 1. Возникновение и формирование единой оперативно-розыскной теории § 2. Предмет и система теории оперативно-розыскной деятельности § 3. Методология научных исследований проблем оперативно-розыскной деятельности Глава 3 ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В СИСТЕМЕ НАУК § 1. Оперативно-розыскная деятельность и криминалистика § 2. Оперативно-розыскная деятельность и уголовное право § 3. Оперативно-розыскная деятельность и уголовный процесс § 4. Оперативно-розыскная деятельность и криминология § 5. Оперативно-розыскная деятельность и психология § 6. Оперативно-розыскная деятельность и иные науки Глава 4 НРАВСТВЕННЫЕ ОСНОВЫ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ § 1. Становление этических основ оперативно-розыскной деятельности § 2. Нравственное содержание оперативно-розыскной деятельности § 3. Нравственные отношения в оперативно-розыскной деятельности Раздел II ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Глава 5 БАЗИСНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ § 1. Общая характеристика правовых источников регулирования общественных отношений в оперативно-розыскной деятельности § 2. Понятие правового регулирования оперативно-розыскной деятельности, его пределы и уровни § 3. Правовая основа оперативно-розыскной деятельности § 4. Формирование в России оперативно-розыскного законодательства Глава 6 ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ЗАКОН § 1. Понятие оперативно-розыскного закона. Общая характеристика и структура действующего оперативно-розыскного закона § 2. Действие оперативно-розыскного закона во времени § 3. Действие оперативно-розыскного закона в пространстве § 4. Действие оперативно-розыскного закона по кругу лиц § 5. Толкование норм оперативно-розыскного закона и его виды Раздел III СУБЪЕКТЫ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Глава 7. ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫЕ ОРГАНЫ § 1. Государственные органы, полномочные осуществлять оперативно-розыскную деятельность § 2. Оперативное подразделение как субъект, непосредственно осуществляющий оперативно-розыскную деятельность § 3. Обязанности оперативно-розыскного органа § 4. Права оперативно-розыскного органа § 5. Оперативно-розыскная подведомственность и компетенция конкретных оперативно-розыскных органов § 6. Межведомственное взаимодействие оперативно-розыскных органов § 7. Международное сотрудничество оперативно-розыскных органов Глава 8. ДОЛЖНОСТНЫЕ ЛИЦА, УЧАСТВУЮЩИЕ В ОСУЩЕСТВЛЕНИИ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ § 1. Понятие должностного лица - участника оперативно-розыскной деятельности. Классификация должностных лиц § 2. Оперативник как основное должностное лицо, непосредственно осуществляющее оперативно-розыскную деятельность Глава 9. ЛИЦА, СОДЕЙСТВУЮЩИЕ ОПЕРАТИВНО - РОЗЫСКНЫМ ОРГАНАМ § 1. Понятие и классификация лиц, содействующих оперативно-розыскным органам § 2. Понятие и виды содействия оперативно-розыскным органам § 3. Основные направления использования лиц, оказывающих содействие оперативно-розыскным органам § 4. Руководство лицами, оказывающими содействие оперативно-розыскным органам § 5. Особенности содействия оперативно-розыскным органам иностранных граждан Глава 10 ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА УЧАСТНИКОВ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ § 1. Социально-психологические особенности участников оперативно-розыскной деятельности § 2. Психологическая характеристика оперативников и конфидентов § 3. Психологическое содержание мотивации оперативников и конфидентов Глава 11 КОНТРАКТ (ДОГОВОР) МЕЖДУ СУБЪЕКТАМИ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ § 1. Оперативно-розыскной контракт и условия его заключения § 2. Структура и содержание основных элементов оперативно-розыскного контракта § 3. Запреты на контрактное сотрудничество Глава 12 СОЦИАЛЬНАЯ И ПРАВОВАЯ ЗАЩИТА УЧАСТНИКОВ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ § 1. Понятие социальной и правовой защиты участников оперативно-розыскной деятельности § 2. Социальная обусловленность защиты участников оперативно-розыскной деятельности § 3. Меры социальной и правовой защиты участников оперативно-розыскной деятельности § 4. Основания и условия применения мер социальной и правовой защиты участников оперативно-розыскной деятельности Глава 13 СУБЪЕКТЫ, КОНТРОЛИРУЮЩИЕ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И НАДЗИРАЮЩИЕ ЗА НЕЙ § 1. Понятие и классификация субъектов, контролирующих оперативно-розыскную деятельность и надзирающих за ней § 2. Субъекты, осуществляющие внешний (вневедомственный) контроль за оперативно-розыскной деятельностью § 3. Судья и оперативно-розыскная деятельность § 4. Прокурор и оперативно-розыскная деятельность § 5. Ведомственный контроль за оперативно-розыскной деятельностью Раздел IV ЛИЦА, ИЗУЧАЕМЫЕ И ЗАЩИЩАЕМЫЕ В ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Глава 14. ЛИЦА И ПРЕСТУПНЫЕ ФОРМИРОВАНИЯ, ИЗУЧАЕМЫЕ В ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ 275 § 1. Понятие и классификация лиц, изучаемых в оперативно-розыскной деятельности § 2. Права и обязанности изучаемых лиц § 3. Классификация преступных формирований, изучаемых в оперативно-розыскной деятельности Глава 15. ЛИЦА, ЗАЩИЩАЕМЫЕ В ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ § 1. Понятие и квалификация лиц, защищаемых в оперативно-розыскной деятельности § 2. Права и обязанности защищаемых лиц Раздел V ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫЕ МЕРОПРИЯТИЯ Глава 16 ПОНЯТИЕ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫХ МЕРОПРИЯТИЙ, ОСНОВАНИЯ ИХ ПРОВЕДЕНИЯ § 1. Понятие оперативно-розыскных мероприятий и их классификация § 2. Основания для проведения оперативно-розыскных мероприятий Глава 17 УСЛОВИЯ ПРОВЕДЕНИЯ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫХ МЕРОПРИЯТИЙ § 1. Условия проведения оперативно-розыскных мероприятий и их виды § 2. Общие условия проведения всех оперативно-розыскных мероприятий § 3. Условия, содержащие исключения из общих правил проведения оперативно-розыскных мероприятий Глава 18 СОДЕРЖАНИЕ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫХ МЕРОПРИЯТИЙ § 1. Опрос § 2. Наведение справок § 3. Сбор образцов для сравнительного исследования § 4. Проверочная закупка § 5. Исследование предметов и документов § 6. Наблюдение § 7. Отождествление личности § 8. Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местностии транспортных средств § 9. Контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений § 10. Прослушивание телефонных переговоров § 11. Снятие информации с технических каналов связи § 12. Оперативное внедрение Глава 19 КОНТРОЛИРУЕМАЯ ПОСТАВКА КАК КОМПЛЕКСНОЕ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЕ МЕРОПРИЯТИЕ § 1. Юридическая характеристика контролируемой поставки § 2. Особенности организации контролируемой поставки наркотических средств и психотропных веществ § 3. Особенности организации контролируемой поставки культурных ценностей Глава 20 ОПЕРАТИВНЫЙ ЭКСПЕРИМЕНТ КАК ОСОБЫЙ ВИД ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫХ МЕРОПРИЯТИЙ В БОРЬБЕ С ТЯЖКИМИ И ОСОБО ТЯЖКИМИ ПРЕСТУПЛЕНИЯМИ § 1. Понятие оперативного эксперимента § 2. Соотношение оперативного эксперимента и оперативной комбинации § 3. Оперативный эксперимент и провокация Глава 21 СПЕЦИАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫХ МЕРОПРИЯТИЙ § 1. Социальная обоснованность использования специальной техники в оперативно-розыскной деятельности и ее нормативно-правовая регламентация § 2. Понятие, назначение и классификация специальной техники § 3. Основные направления применения специальной техники § 4. Виды специальной техники § 5. Осуществление оперативно-розыскных мероприятий в информационной сфере (Интернет) Глава 22 ЛИЧНЫЙ СЫСК КАК ФОРМА РЕАЛИЗАЦИИ ОПЕРАТИВНО - РОЗЫСКНЫХ МЕРОПРИЯТИЙ ОПЕРАТИВНИКАМИ § 1. Понятие личного сыска § 2. Реализация оперативных данных, полученных в ходе личного сыска Раздел VI ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ПРОЦЕСС Глава 23 ПОНЯТИЕ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОГО ПРОЦЕССА И ЕГО ХАРАКТЕРИСТИКА § 1. Сущность и принципы оперативно-розыскного процесса § 2. Функции оперативно-розыскного процесса § 3. Соотношение оперативно-розыскного процесса с оперативно-розыскной деятельностью и смежными видами процессуальной юридической деятельности § 4. Понятие стадий оперативно-розыскного процесса и их общая характеристика § 5. Сыскное доказывание и сыскные доказательства Глава 24 СЫСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИЯ ДЕЯНИЯ В ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОМ ПРОЦЕССЕ § 1. Понятие сыскной квалификации деяния и ее соотношение с понятием «квалификация преступления» § 2. Место сыскной квалификации деяния в процессе применения оперативниками правовых норм § 3. Значение сыскной квалификации деяния в оперативно-розыскном процессе Глава 25 ДОКУМЕНТИРОВАНИЕ В ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОМ ПРОЦЕССЕ § 1. Назначение документирования § 2. Цели и задачи документирования § 3. Предмет и сущность документирования Глава 26 ОПЕРАТИВНЫЙ ПОИСК В ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОМ ПРОЦЕССЕ § 1. Сущность оперативного поиска § 2. Направления оперативного поиска § 3. Оперативное распознание и оперативный поиск Глава 27 ДЕЛО ОПЕРАТИВНОГО УЧЕТА В ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОМ ПРОЦЕССЕ § 1. Понятие дела оперативного учета, его юридическое содержание и этапы производства § 2. Информационное обеспечение принятия решения о заведении дела оперативного учета § 3. Применение программ сбора информации по делам оперативного учета § 4. Классификация информации по делу оперативного учета § 5. Требования к информации, реализуемой по делу оперативного учета Глава 28 РАЗРАБОТКА В ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОМ ПРОЦЕССЕ § 1. Понятие оперативной разработки § 2. Получение информации о вероятных объектах оперативной разработки § 3. Получение информации в разработке § 4. Особенности информационных процессов при производстве оперативной разработки § 5. Варианты использования информации в разработке § 6. Особенности оперативной разработки организованных преступных формирований § 7. Противодействие организованных преступных формирований и его нейтрализация в ходе оперативной разработки Глава 29 РОЗЫСК В ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОМ ПРОЦЕССЕ § 1. Сущность розыскной работы. Ее юридические характеристика и значение § 2. Розыск скрывшихся подозреваемых, обвиняемых, подсудимых и осужденных § 3. Розыск лиц, пропавших без вести § 4. Установление личности граждан по неопознанным трупам и лиц, не могущих сообщить о себе сведений по возрасту или состоянию здоровья § 5. Особенности межгосударственного розыска лиц § 6. Особенности международного розыска по линии Интерпола § 7. Идентификация лиц по линии Интерпола Глава 30 ИСПОЛЬЗОВАНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ § 1. Понятие результатов оперативно-розыскной деятельности и основные направления их использования в уголовном судопроизводстве § 2. Порядок и пределы представления результатов оперативно-розыскной деятельности § 3. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности при возбуждении уголовного дела § 4. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании § 5. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в обеспечении уголовного судопроизводства § 6. Использование в уголовном судопроизводстве результатов проведения оперативно-технических мероприятий Глава 31 ПРОФИЛАКТИКА В ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОМ ПРОЦЕССЕ § 1. Место оперативно-розыскной профилактики в оперативно-розыскном процессе § 2. Изучение лиц, находящихся под оперативно-профилактическим наблюдением § 3. Документирование в ходе оперативно-розыскной профилактики § 4. Разобщение организованных преступных формирований как наиболее сложная форма оперативно-розыскной профилактики Глава 32 МЕРЫ ПРЕСЕЧЕНИЯ В ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОМ ПРОЦЕССЕ § 1. Понятие и основные положения оперативно-розыскных мер пресечения § 2. Изъятие предметов, материалов и сообщений как оперативно-розыскная мера пресечения § 3. Порядок изъятия и передачи для использования в оперативно-розыскной деятельности наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а также инструментов и оборудования § 4. Прерывание предоставления услуг связи как оперативно-розыскная мера пресечения Глава 33 РЕШЕНИЯ В ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОМ ПРОЦЕССЕ § 1, Понятие решения в оперативно-розыскном процессе и его основные виды § 2. Решения, влекущие юридически значимые последствия § 3. Требования, предъявляемые к решению. Составные части решения. Вступление решения в силу Глава 34 СРОКИ В ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОМ ПРОЦЕССЕ § 1. Понятие сроков в оперативно-розыскном процессе и их классификация § 2. Действие, продление и восстановление сроков в оперативно-розыскном процессе Раздел VII. АДМИНИСТРАТИВНАЯ ОПЕРАТИВНО- ПРОВЕРОЧНАЯ РАБОТА Глава 35 ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ АДМИНИСТРАТИВНОЙ ОПЕРАТИВНО-ПРОВЕРОЧНОЙ РАБОТЫ § 1. Административная оперативно-проверочная работа как вид оперативно-розыскной деятельности § 2. Направления оперативно-проверочной работы и основания административно-правового характера для проведения оперативно-розыскных мероприятий Глава 36 ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ОТДЕЛЬНЫХ АДМИНИСТРАТИВНЫХ РЕЖИМОВ И НАПРАВЛЕНИЙ РАБОТЫ § 1. Оперативно-розыскное обеспечение допуска к сведениям, составляющим государственную тайну § 2. Оперативно-розыскное обеспечение допуска к работам, связанным с эксплуатацией объектов, представляющих повышенную опасность для жизни и здоровья людей, а также для окружающей среды § 3. Оперативно-розыскное обеспечение контроля за частной детективной и охранной деятельностью § 4. Административная оперативно-проверочная работа по линии Интерпола Раздел VIII ИНФОРМАЦИОННЫЕ, ТАКТИЧЕСКИЕ И ПРОГНОСТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Глава 37 ИНФОРМАЦИОННЫЕ ОСНОВЫ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ § 1. Понятие оперативно-розыскной информации § 2. Основные требования, предъявляемые к оперативно-розыскной информации § 3. Познавательное назначение оперативно-розыскной информации § 4. Обогащение оперативно-розыскной информации § 5. Современные информационно-поисковые системы оперативно-розыскного и иного назначения § 6. Международный обмен оперативно-розыскной информацией по линяй Интерпола § 7. Дополнительные ресурсы оперативно-розыскной информации § 8. Непроцессуальное использование оперативно-розыскной информации Глава 38 ТАКТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ § 1. Понятие оперативно-розыскной тактики § 2. Содержание оперативно-розыскной тактики § 3. Оперативно-тактические действия, их типология и планирование § 4. Содержание оперативно-тактических действий § 5. Тактические основы применения специальной техники § 6. Особенности тактики борьбы с организованной преступностью § 7. Специальные тактические операции в борьбе с организованной преступностью § 8. Специальные тактические операции по задержанию вооруженных преступников Глава 39 ПРОГНОСТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ТАКТИКИ § 1. Понятие оперативно-тактического прогнозирования § 2. Варианты (типы) оперативно-тактического предвидения и его значение для эффективности оперативно-розыскной деятельности § 3. Виды оперативно-тактического прогнозирования Приложение 1 ПЕРЕЧЕНЬ ОСНОВНЫХ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫХ И ИНЫХ НОРМАТИВНЫХ АКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, РЕГУЛИРУЮЩИХ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ Список литературы ПРЕДИСЛОВИЕ С момента выхода в свет первого издания данного учебника (2001 г.) прошло относительно немного времени. Тем не менее возникла настоятельная необходимость подготовить второе издание учебника, в значительной степени переработанное и дополненное. Это обусловлено следующими обстоятельствами. Во-первых, за прошедший период трижды вносились изменения в Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности». В 2003 г. изменена система органов, осуществляющих ОРД. Упразднены федеральные органы налоговой полиции. Их функции перешли органам внутренних дел, в структуре МВД России создана Федеральная служба по экономическим и налоговым преступлениям. Упразднены также органы пограничной службы. Их функции переданы ФСБ России. Упразднено и Федеральное агентство правительственной связи и информации (ФАПСИ) при Президенте Российской Федерации. Функции ФАПСИ распределены между ФСБ, СВР России и вновь созданной Службой специальной связи и информации при ФСО России. Новым субъектом ОРД стали органы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ во главе с Госнаркоконтролем России. Во-вторых, в этот же период был принят и вступил в законную силу новый Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Поскольку оперативно-розыскная деятельность в большей своей части обеспечивает именно уголовное судопроизводство, а УПК РФ кардинально отличается от УПК РСФСР, положения учебника приведены в соответствие с новым УПК (в который также уже неоднократно вносились изменения). В-третьих, принят и новый Таможенный кодекс Российской Федерации, который также содержит измененные положения, регламентирующие оперативно-розыскную деятельность (в частности, контролируемую поставку). В-четвертых, серьезные изменения коснулись и других законодательных актов, напрямую связанных с ОРД. В анализируемый период несколько раз вносились поправки в УК. Приняты и вступили в силу Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, ряд других федеральных законов. Эти законодательные изменения были учтены при подготовке второго издания учебника. В-пятых, после террористической атаки на США 11 сентября 2001 г. и последующих крупномасштабных актов международного терроризма значительно возросли требования к международному сотрудничеству в сфере оперативно-розыскной деятельности. Основополагающая Резолюция Совета Безопасности ООН 1373 от 28 сентября 2001 г. призывает все государства «найти возможность активизации и ускорения обмена оперативной информацией, особенно о действиях или передвижениях террористов или террористических сетей; поддельных или фальсифицированных проездных документах; торговле оружием, взрывчатыми веществами или материалами двойного назначения; использования террористическими группами коммуникационных технологий; и угрозе, которую представляет владение террористическими группами оружием массового уничтожения». Руководствуясь этими положениями США, государства, входящие в Европейский Союз и некоторые другие страны значительно расширили полномочия правоохранительных органов и спецслужб по осуществлению оперативно-розыскной, разведывательной и контрразведывательной деятельности. Естественно, это вызвало увеличение объемов оперативно-розыскной информации в международном сотрудничестве. Данную ситуацию также необходимо было учесть при подготовке второго издания учебника. В-шестых, не стояла на месте и наука. В указанный период по различным проблемам теории ОРД защищено 19 докторских диссертаций (А.М. Абрамов, Ю.С. Блинов, Н.П. Водько, В.В. Волчен-ков, С.С. Галахов, О.А. Галустьян, А.И. Глушков, В.Ю. Голубовский, В.Г. Гриб, Н.С. Железняк, А.В. Земскова, С.Н. Иванов, А.Ф. Козу-сев, О.Г. Ковалев, ГА. Кокурин, Н.Е. Мерецкий, М.П. Поляков, Е.М. Рябков, А.У. Садыков) и свыше 30 кандидатских диссертаций (В.В. Бородулин, В.Д. Виленский, Е.В. Горенская, В.Е. Горюнов, А.Н. Гущин, Е.В. Демянчук, И.А. Жук, СИ. Захарцев, Н.И. Зеленин, К.Г. Иванов, М.П. Казимирчук, Н.Н. Киселев, В.А. Комаров, О.А. Королькова, М.П. Котухов, С.Г. Ловкий, Е.В. Назаркин, В.М. Новгородцев, В.В. Новиков, А.Л. Носов, Т.В. Прокофьева, И.В. Путова, В.В. Савельев, В.П. Топыричев, В.В. Шаврина, И.Л. Хромов, А.А. Чекалин, С.Н. Яковец и др.). Опубликованы новые концептуальные работы известных ученых — теоретиков ОРД (В.М. Атмажитов, В.Г. Бобров, В.И. Елинский, И.А. Климов и др.). Естественно, что второе издание учебника учитывает развитие оперативно-розыскной теоретический мысли. В-седьмых, после выхода в свет первого издания высказано много критических замечаний и предложений ученых, преподавателей и практиков, касающихся основных положений учебника. Перечисленные обстоятельства определили изменения в структуре, содержании, авторском и редакторском составе учебника. Основные изменения сводятся к следующему. Изъята глава об общей истории сыска в России. Это обусловлено тем, что после выхода в свет первого издания учебника было опубликовано большое количество монографий по истории сыска, разведки и контрразведки, сборников документов, мемуаров, переизданы книги, которые больше века хранились только в закрытых архивах (наиболее интересные издания указаны в обновленном списке литературы). Второе издание учебника, учитывая «классику» сыска, разведки и контрразведки, в большей мере посвящено современной оперативно-розыскной деятельности и ее теории. В этой связи новое содержание получили положения о предмете и системе теории ОРД. С учетом требований УПК РФ существенно переработан раздел об оперативно-розыскных мероприятиях и заново подготовлена глава об использовании результатов оперативно-розыскных мероприятий в уголовном судопроизводстве. Введены новые главы о документировании, оперативном поиске, личном сыске, о психологической характеристике и социально-правовой защите участников ОРД. Подготовлены новые положения о лицах, содействующих оперативно-розыскным органам; об организации межгосударственного розыска; о различных организационно-тактических операциях; о противодействии организованным преступным формированиям, в ходе их оперативной разработки; о разобщении организованных преступных формирований средствами ОРД; о международном обмене оперативно-розыскной информацией; о дополнительных ресурсах и непроцессуальном использовании оперативно-розыскной информации. Переработаны положения о современных информационно-поисковых системах оперативно-розыскного назначения. Дополнены и другие разделы учебника. Во второе издание, в отличие от первого, не вошло заключение, где содержались предложения по развитию правовых, организационных и информационных основ ОРД. Мы согласились с замечаниями о том, что эти проблемы выходят за рамки учебника и должны составлять содержание самостоятельного комплексного монографического исследования. Мы понимаем, что второе издание — не последнее, учитывая бурное развитие международного права, национального законодательства и процессов реформирования всей российской государственной системы, в том числе правоохранительных органов и спецслужб. В этой связи авторы и редакторы будут благодарны за любые критические замечания и предложения относительно содержания и структуры учебника. К.К. Горяинов В.С. Овчинский Г.К. Синилов А.Ю. Шумилов Раздел I. ВВЕДЕНИЕ В ИЗУЧЕНИЕ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Глава 1 СУЩНОСТЬ, СОДЕРЖАНИЕ И ПРИНЦИПЫ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ § 1. Истоки оперативно-розыскной, разведывательной и контрразведывательной деятельности С древнейших времен ядром оперативно-розыскной, разведывательной и контрразведывательной деятельности был агентурный метод, т.е. совокупность приемов и способов яегендированного поведения негласных сотрудников (агентов) и оперативных сотрудников правоохранительных органов и спецслужб по выведыванию оперативно-значимой информации и документированию противоправных действий путем установления или развития доверительных отношений с ее обладателями. Одним из первых археологических источников, свидетельствующих о том, что агентов (разведчиков) использовали в межгосударственных отношениях в качестве заложников, является обожженная дощечка с древними письменами, найденная на территории Сирии и датированная XIII в. до н.э. В них правитель одного города-государства жалуется правителю другого, что он отпустил его соглядатаев, согласно уговору, но выкупа за них до сих пор не получил. Знаменитый военный теоретик Китая Сунь-Цзы, живший в одно и то же время с Древнекитайским мыслителем Конфуцием (VI в. до н.э.) и прославившийся своим трактатом «Искусство войны», особое значение придавал разведывательной деятельности. Сунь-Цзы утверждал, что работа с агентами требует строжайшей тайны и что необходимо не просто их наличие, но и умелое использование. Он рассматривал отказ военных руководителей и администраторов от применения агентурного метода как «верх глупости, так как подлинная гуманность - воевать с возможно меньшим числом жертв» (Цит. по: Энциклопедия шпионажа. - М., 1998. - С. 5.). Ученый придавал важное значение сбору информации и различал в этой связи 5 категорий агентов: туземные, внутренние (агенты в стране противника из числа его граждан), обращенные (двойственные или перевербованные агенты), невозвратимые (или диверсанты) и прижившиеся (разведчики), составляющие организованную конспиративную систему. Значительную лепту в становление агентурного метода внес известный царь-завоеватель Митридат Понтийский (I в. до н.э.), по свидетельству современников, неоднократно выступавший лично в роли секретного агента. Исторические летописи характеризуют его как подозрительного, жестокого, хитрого и неутомимого деспота. Агенты Митридата неутомимо действовали во многих азиатских владениях Рима и в Греции, используя недовольство местных жителей. В работах известного философа и мыслителя Геродота, датируемых 480 г. до н.э., также указывается на использование древними греками агентов из Персии. Активно использовали агентуру царь Александр Македонский и карфагенский генерал Ганнибал, который согласно записям Плутарха засылал соглядатаев в лагерь противников, получая секретную информацию. Так, прежде чем атаковать город в Сицилии во время второй пунической войны (III в. до н.э.), Ганнибал послал туда своего агента, который подавал сигналы карфагенскому войску огнем и дымом: в результате чего город был взят без значительных потерь. Практически всегда Ганнибал впереди своей армии, вторгшейся в Италию, высылал десятки и сотни агентов для сбора сведений о римском войске и укрепленных местностях. Античные историки Полибий и Ливии рассказывают, что карфагенский полководец и сам не раз, надев парик и нацепив фальшивую бороду, проникал в римский стан для сбора разведывательной информации (Более подробно см.: Черняк Е.Б. Пять столетий тарретной дипломатии и разведки. 5-е изд., доп. - М., 1991). Немало полезного в организацию секретной службы и тактику агентурной работы привнесли монголы. Чингиз-хан ценил и активно использовал агентуру и, понимая опасность контрразведывательных мероприятий, жестоко и беспощадно расправлялся с вражескими лазутчиками. К VI в. н.э. разведывательная служба Византийской империи в Константинополе приобрела главенствующую роль в государстве. Агентов посылали под видом торговцев в зарубежные страны, чтобы они добывали информацию о планах потенциальных врагов Византии. Мусульманские государства также создали высокоорганизованные секретные службы, которые активно использовались при военных набегах в Африку, Азию и Восточную Европу. В IX в. у некоего халифа была своя система тайной полиции, включающая женщин-шпионок, которая могла конкурировать с разведслужбами его противников. В период средневековья итальянские купцы получали полезную разведывательную информацию о Востоке, однако европейские политики мало использовали ее. Во второй половине XIV в. в Англии, где в это время происходила междоусобная борьба за королевскую власть, агентурный метод получил широкое распространение при Генрихе VII Тюдоре, создавшем разветвленную агентурную сеть с целью получения исчерпывающей информации о своих врагах. Люди, состоявшие на секретной службе Генриха VII, делились на четыре группы: к первой группе относились секретные агенты, исполнявшие роль резидентов (английские дипломаты или купцы); ко второй — «информаторы», нанимаемые из низших слоев общества для решения конкретной частной задачи; к третьей — профессиональные разведчики, которые вели постоянное наблюдение за определенными людьми, выявляли их связи, а при необходимости похищали их; к четвертой группе — профессиональные разведчики, исполнявшие для видимости какую-либо социальную роль (лекарь, священник, писарь), позволяющую войти в круг лиц, обладающих нужными сведениями. Внешнеполитическая разведка активизировалась, когда итальянское правительство учредило в XV в. постоянные посольства за границей, куда направлялись профессиональные разведчики для сбора нужной информации. При сборе стратегической информации высокий профессионализм и тактическую смекалку проявили венецианские посланцы. Их доклады отличались конкретностью сведений, меткими наблюдениями и оригинальными выводами. Они умело подбирали кандидатов для вербовки агентуры, способствуя тем самым созданию постоянно действующей шпионской сети. В то время разграничения между дипломатией и шпионажем практически не существовало. Послы в древности всегда вели двойную игру: официально они исполняли дипломатические, а негласно — разведывательные функции. К XVI в. большинство европейских стран овладели этой организационной формой оперативной работы. В период средневековья даже церковь имела свою разведывательную агентурную сеть почти во всех странах Европы — от сельского священника, собиравшего и докладывавшего вышестоящим церковным чинам сведения о настроениях деревенских жителей, до представителя монарха при господском дворе, имевшего возможность выведывать тайные планы царей. Одним из эффективных приемов получения такой информации была исповедь граждан. Римский престол тогдашнего христианского мира вплоть до эпохи Возрождения оставался самым осведомленным относительно положения дел в других государствах мира. Большую роль в развитии церковной разведки сыграл в первой половине XVI в. орден иезуитов — «Компания (общество) Иисуса», созданный с целью борьбы против успехов Реформации. Агентами ордена могли быть как его члены, так и светские лица, действующие и внутри своих стран, и за их пределами. Часто проповедник и разведчик представлял собой одно и то же лицо. Помимо разведывательной службы иезуитский орден имел и свою контрразведку, в обязанности которой вменялось обнаружение вражеских лазутчиков в собственных рядах. Иезуитская агентурная разведка была организатором десятков успешных заговоров, в ходе которых решались важных политические дела, заключались и разрывались союзы между государствами, утверждались во власти и низвергались придворные клики. Иезуиты прямо или косвенно участвовали в наиболее известных политических убийствах в Европе конца XVI — первой половины XVII в. С XVII в. обозначилось отграничение агентурного метода по обеспечению внутренней безопасности государства, для чего начали создаваться самостоятельные структуры, впоследствии именуемые контрразведывательными службами. В России для обеспечения безопасности императорской семьи и царского режима в 1826 г. была организована политическая полиция в виде Третьего отделения личной канцелярии императора. Позднее эти функции были переданы системе безопасности Министерства внутренних дел. Полицейская охранка активно вербовала агентов и осведомителей для получения информации о многочисленных лицах, подозреваемых в нелояльности к царскому режиму. Для агентурной разработки эмигрантов, учащихся студентов и революционеров охранка засылала своих агентов и за границу. Как видим, здесь соединились все три формы работы спецслужб и полиции: разведки, контрразведки и полицейского сыска. Внедряемая или приобретаемая агентура в зарубежных странах организационно обычно осуществлялась самостоятельными структурами, осуществлявшими целенаправленную военную или внешнеполитическую разведку. Немецкая историография, восхваляя короля Фридриха (правившего в 1740—1786 гг.), высоко ценила его заслуги в создании благоденствия Германии. Затеяв войну против Австрии, король понял настоятельную потребность в собственной хорошо организованной разведке. Послы Германии в странах своего пребывания должны были вербовать тайных агентов и выведывать секретную информацию о боеготовности армии противника. Сам Фридрих II имел при себе доверенного повара и до сотни других агентов, которых разграничивал по категориям: 1) важные агенты — высокопоставленные чиновники, придворные, имеющие доступ к государственным тайнам; 2) обыкновенные агенты, преимущественно из бедных слоев, которые за небольшую плату выполняли тайные задания; 3) принуждаемые агенты, которые под воздействием властей вынуждены соглашаться на выполнение негласных поручений; 4) агенты-двойники — разоблаченные шпионы противника, согласившиеся сотрудничать со своими разоблачителями Как правило, они использовались для дезинформации своих первых вербовщиков. Каждая категория агентов, по мнению «короля-философа», как себя именовал Фридрих II, требовала особых условий инструктажа и психологической подготовки, сочетающей поощрение и принуждение (угрозы, расправы с ближними и т.п.). Это разграничение приобрело всеобщий характер. Не случайно сотрудничавшими со спецслужбами суперагентами были такие известные люди, как Даниель Дефо — автор книги «Робинзон Крузо»; Карон де Бомарше - автор «Женитьбы Фигаро», «Севильского цирюльника»; Уолт Дисней и др. За те почти четыре тысячи лет, что прошли с момента первых упоминаний об агентурных приемах работы в Ветхом Завете, сотни тысяч людей ежегодно вовлекается в агентурную работу в качестве добровольных помощников правоохранительных и специальных служб либо в качестве штатных сотрудников, обеспечивающих разведывательные, контрразведывательные и сыскные функции. И хотя в начале XXI в. под воздействием научно-технического прогресса оперативно-розыскная деятельность все активнее использует информационные технологии для сбора, анализа и сохранения конфиденциальной информации о лицах и фактах, представляющих интерес для разведки, контрразведки и сыскной работы, прошедший многовековые испытания агентурный метод остается одним из эффективных средств борьбы с посягательствами на интересы государства, конституционные права и свободы граждан. § 2. Исходные положения оперативно-розыскной деятельности, ее социальная роль и соотношение со смежными видами юридической деятельности Легитимное определение ОРД. В ст. 1 ФЗ об ОРД определено, что ОРД — вид деятельности, осуществляемой гласно и негласно оперативными подразделениями государственных органов, уполномоченных на то ФЗ об ОРД, в пределах их полномочий посредством проведения ОРМ в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств. Рассмотрим, что следует понимать под этим определением. Деятельность как таковая — это занятия, труд, а оперативно-розыскная — разновидность социально полезной человеческой деятельности, но не любой, а юридической, т.е. часть опосредованной правом государственно-властной деятельности компетентных государственных органов, нацеленной на выполнение социально полезных задач и функций. Наконец, ОРД — разновидность деятельности государства. Только Российская Федерация в лице высших органов законодательной, исполнительной и судебной власти (в пределах их компетенции) может наделять правом осуществлять ОРД каких-либо субъектов, возлагать на них определенные обязанности и осуществлять контроль за реализацией законодательных норм в ОРД. Однако одного легитимного определения ОРД явно недостаточно для ее познания как части юридической деятельности. Научное определение ОРД. Базируясь на теории вопроса, можно сделать вывод о целесообразности трактовки ее определения в «узком» и «широком» смысле слова. В «узком» смысле слова ОРД — это основанный на федеральном законодательстве вид социально полезной юридической государственной деятельности уполномоченных на то законодателем субъектов, представляющий собой систему поведенческих актов конспиративного и гласного применения специальных сил, средств и методов, а также совершения ОРМ и оперативно-тактических действий и принятия оперативно-значимых решений, осуществляемый с целью защиты человека и общества от преступных посягательств при наличии объективного затруднения или невозможности достижения этой цели посредством реализации иных законных средств. В «широком» смысле слова в определении ОРД изменяется содержание одного из основных ее субъективных элементов - цели. Вместо ее узкой направленности (защита охраняемых законом объектов от преступных посягательств) целью данной деятельности выступает обеспечение безопасности человека и общества (разумеется, включая и государство). Таким образом, в определении ОРД можно выделить две группы признаков: объективные и субъективные. Субъективные признаки динамичны, подвижны. Они могут меняться в зависимости от воли законодателя. К ним относятся: установление той или иной («узкой» или «широкой») цели такой деятельности: условие регулирования общественных отношений в ОРД на уровне закона (всех или их части — большей или меньшей); запрет или, наоборот, разрешение на применение тех или иных специальных сил, средств и методов (совершение ОРМ); определение пределов гласности (или конспиративности) в ОРД. В свою очередь, группа объективных признаков определения ОРД также складывается из связанных между собой (и с субъективными признаками) условий (затруднения или невозможности достижения поставленной цели посредством использования иных законных мер) и совокупности признаков, характеризующих объективность содержания ОРД. Особо отметим: использование в определении ОРД фразы о том, что ее проведение возможно только тогда, когда «объективно затруднено или невозможно достижение поставленной цели посредством применения иных законных средств», подчеркивает исключительный, вынужденный характер этой деятельности. По существу, речь идет о социально обусловленном состоянии крайней необходимости. Причем под использованием законных средств, способов и мер следует понимать прежде всего те, которые предусмотрены УПК. Важно учитывать и то обстоятельство, что морально-этические основы ОРД требуют установления и законодательного закрепления ограничительного принципа ее применения. О термине «оперативно-розыскная деятельность». «Оперативный», согласно толковому словарю русского языка, - это, во-первых, непосредственно, практически осуществляющий что-нибудь и, во-вторых, способный быстро, вовремя исправить или направить ход дел. Разумеется, оперативники уголовного розыска, контрразведки, других ОРО практически «что-то» осуществляют. Однако с таким же успехом непосредственное осуществление «чего-то» может быть приписано следователям, судьям и т.д. Что же касается способности оперативников «быстро, вовремя исправить или направить ход дел», то практика зачастую свидетельствует о противоположном. Анализ же содержания положений некоторых нормативных актов заставляет задуматься о якобы большей «быстроте» негласной работы по сравнению с другими видами правоохранительной деятельности, например предварительным следствием. Так, срок производства ДОУ в ФЗ об ОРД вообще не оговорен. Не в пример этому производство по уголовному делу ограничено УПК двумя месяцами (ст. 162). Отметим также и то, что термин «оперативный» недостаточно полно отражает направленность этой деятельности на достижение конкретного результата. Таким образом, при употреблении термина «оперативно-розыскная деятельность» речь идет о непосредственно-розыскной, практически-розыскной или «быстро»-розыскной работе, как правило осуществляемой в негласной форме. Виды и направления ОРД. Наличие в этой деятельности различных правовых отношений определяет ее комплексный характер, где можно выделить определенные виды. Основными из них являются: 1) оперативно-розыскной процесс (как сугубо оперативно-розыскная работа); 2) административная оперативно-проверочная работа, т.е. обеспечение административно-правовых режимов с помощью оперативно-розыскных сил, средств, методов и действий. Внутри основных видов ОРД в зависимости от решения тех или иных задач различаются подвиды. Суть тех из них, которые непосредственно указаны в ст. 2 ФЗ об ОРД, заключается в том, что эта деятельность осуществляется: для предупреждения совершения общественно опасных противоправных деяний; для выявления, пресечения и раскрытия преступлений; с целью розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда или уклоняющихся от уголовного наказания. Кроме того, в ОРД различают иные виды (не основные). Например, в ст. 2 ФЗ об ОРД указан один из них — добывание информации о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации (дополнительным он является в силу того, что основной способ добывания информации — это разведывательная и контрразведывательная работа), кроме того, в ст. 2 содержится указание о том, что она может проводиться для поиска без вести пропавших граждан. Элементы содержания ОРД. Понимая содержание как внутреннюю основу существования предмета объективной действительности, являющуюся источником развития предмета и перехода его в новое качество, невозможно раскрыть содержание ОРД без уяснения ее цели и задач, объектов и субъектов, форм и видов, средств, методов и действий, а также определения так называемого оперативно-розыскного процесса, его стадий и др. Особую сложность в исследовании содержания ОРД вызывает ее многоаспектный характер. Эта ее особенность проявляется в том, что ОРД (в «широком» смысле слова) является одним из наиболее эффективных средств государства в достижении поставленной цели с помощью применения специальных сил и средств. Отсюда следует, что ОРД как определенный компонент социально-правовой системы зависит от содержания социально-политического строя общества. Поэтому ОРД можно представить как системную составляющую политики государства, взаимосвязанную с фактическими усилиями ее субъектов и участников по решению задач и достижению своих целей посредством применения специальных сил, средств и методов. Эта деятельность характеризуется единством теоретического познания «конспиративно-гласной» реальности и практического преобразования оперативно-розыскных отношений. Причем в зависимости от понимания ее в «широком» или «узком» смысле слова в ОРД, как в достаточно сложной социально-правовой системе, можно выделить те или иные аспекты. Они весьма многообразны, но все же их можно систематизировать, отнеся к собственно оперативно-розыскной, социально-политической и духовной сферам российского общества. Различные аспекты ОРД структурно выглядят следующим образом: непосредственно практическая деятельность, направленная на применение специальных сил и средств для защиты охраняемых объектов; составляющая информационной работы, предназначенной утолить информационный «голод» государственных органов власти России; организационная деятельность, реализуемая в управлении практической работой оперативников; научная работа; педагогическая деятельность, призванная применять полученные наукой знания в практической ОРД. Как видим, проявления ОРД многообразны. Поэтому здесь рассмотрим только некоторые признаки содержания ОРД. Формы осуществления ОРД. Под формой понимается внешнее выражение содержания данной деятельности. ОРД проводится в двух взаимодополняющих формах — гласно и негласно. Должностные лица государственных органов, осуществляющих ОРД, могут официально (гласно) представлять интересы конкретного государственного органа или выступать от его имени. Наряду с этим оперативник или лицо, содействующее проведению ОРД, могут осуществлять свои правомочия, предоставленные ФЗ об ОРД, в негласной форме. Использование в борьбе с преступностью негласных оперативно-розыскных средств и методов наряду с гласными является вынужденной, защитной мерой общества и государства. Как правило, подготовку и совершение умышленных тяжких и особо тяжких преступлений достаточно хорошо конспирируют (в частности, при совершении преступлений против жизни человека и безопасности государства). Поэтому общество и государство не только одобрили применение против общественно опасных деяний лиц, совершающих преступления, систему законных ОРМ, но и обязали своих представителей (субъектов) осуществлять такого рода деятельность. При ином подходе было бы весьма затруднительно обеспечить неотвратимость уголовной ответственности для лиц, совершающих умышленные преступления скрытно, с различными ухищрениями. Социальная роль ОРД. Она в границах своего предмета предназначена обеспечивать реализацию правоохранительной (юрисдикционной) функции российского права, т.е. защищать присущими ей специфическими средствами человека, общество и государство от преступных посягательств. В этом заключается важнейшее проявление социальной роли ОРД. Соотношение ОРД со смежными видами деятельности. Для выяснения сущности и содержания ОРД как относительно самостоятельного явления общественной жизни проведем сравнительный анализ ее и смежных с ней явлений. Из достаточно широкого спектра таковых представляется актуальным сравнить оперативно-розыскную с социальной и юридической, контрразведывательной и разведывательной, уголовно-процессуальной и административно-процессуальной деятельностью, а также с частной детективной деятельностью. Оперативно-розыскная и социальная деятельность. Полагаем, что первая является разновидностью социально полезной человеческой деятельности. Так ли это на самом деле? Социальная деятельность — это совокупность социально значимых действий, осуществляемых субъектами (обществом, классом, группой, личностью) в различных сферах и на различных уровнях социальной организации общества, преследующих определенные социальные цели и интересы и использующих во имя достижения этих целей и удовлетворения интересов те или иные средства — экономические, социальные, политические и идеологические. Вполне понятно, что социальная деятельность может быть как полезной, так и вредной для общества. Отрицательные проявления социальной деятельности хорошо известны. Это противоправные общественно опасные деяния, а также различные социально-правовые негативные явления (коррупция, наркомания, проституция и др.) и социальные отклонения (бюрократизм, отклонения в сфере морали и др.). О различных негативных социально-правовых проявлениях учеными (в частности, криминологами) написано немало. Анализ такой литературы свидетельствует об отсутствии достаточных оснований для отнесения ОРД в разряд асоциальной с точки зрения права. Однако не все так гладко, как нам бы хотелось, применительно к рассмотрению вопроса об отклонениях в сфере морали. Типология моральных отклонений может быть проведена различными способами и по различным основаниям. Существенное значение при этом имеет учет нормативного и поведенческого аспектов Если рассматривать проблему классификации в нормативной плоскости, то можно выявить разные варианты отношений (позитивных или негативных) как минимум между следующими компонентами системы социальной регуляции: а) индивидуальной моральной нормой; б) общепринятыми представлениями о нормах и принципах морали (сюда относятся общественные нравы, общепринятые нравственные ценности, обычаи, традиции и т.д.); в) моральными и нравственными идеалами, выражающими высшие цель и перспективу нравственного прогресса общества. Как представляется, наличие определенного диссонанса во взаимосвязи указанных норм морали применительно к ОРД и дает пищу для спекулятивных порой рассуждений об антиморальном ее характере. Нравственная проблема соотношения цели и средств ее достижения является одной из наиболее острых для негласной работы спецслужб и правоохранительных органов. ОРД — это крайнее, вынужденное средство защиты социума от антиобщественных проявлений. Она должна проводиться только при наличии объективного затруднения или невозможности достижения цели защиты человека и общества от преступных посягательств посредством реализации иных законных средств (в частности, предусмотренных УПК). Оперативно-розыскная и юридическая деятельность: особенности и общие черты. В научной литературе юридическая деятельность понимается неоднозначно. В частности, под ней понимают такую опосредованную правом трудовую, управленческую, государственно-властную деятельность компетентных государственных органов, которая нацелена на выполнение общественных задач и функций и удовлетворение тем самым как общесоциальных, групповых, так и индивидуальных потребностей и интересов. Анализ различных мнений о понятии юридической деятельности позволяет сделать следующие выводы. Во-первых, она представляет собой разновидность социальной деятельности. Ей присущи основные черты, характерные для любой социальной деятельности, — предметность, целесообразность, упорядоченность, избирательность, системность, планомерность, самоорганизованность и др. Во-вторых, юридическая деятельность по своей природе — это политическая, исторически конкретная деятельность. В-третьих, эту деятельность если и не санкционирует государство, то по крайней мере и не запрещает. Каково же соотношение юридической и ОРД? Они соотносятся как родовое и видовое явления, причем родовым, т.е. более «широким» и объемным, выетупает юридическая деятельность. Действительно, все вышеперечисленные черты юридической деятельности характерны и для оперативно-розыскной — начиная с ее социальной обусловленности и заканчивая политическим характером. Особо отметим тождество удостоверительно-поисковой направленности как первой, так и второй. Суть данной направленности заключается в том, что любой их субъект (будь то законодатель, судья или оперативник) вынужден для принятия решения вести поиск, собирать, официально подтверждать и закреплять соответствующую информацию. Однако имеются и существенные отличия. В ОРД происходит видовая конкретизация, детализация тех или иных черт юридической деятельности применительно к вполне определенной разновидности деятельности социума. В этом и состоит их основное отличие друг от друга. Соотношение ОРД и контрразведывательной деятельности. Согласно действующему законодательству ОРО ФСБ, СВР, ФСО, ГРУ правомочны проводить контрразведывательную деятельность (КРД). Законодатель определил КРД как деятельность по выявлению, предупреждению, пресечению разведывательной и иной деятельности специальных служб и организаций иностранных государств, а также отдельных лиц, направленной на нанесение ущерба безопасности России (см. ч. 1 ст. 9 ФЗ о ФСБ). Эта деятельность является разновидностью служебной деятельности ряда спецслужб России (ФСБ России, СВР России, ФСО России, ГРУ ГШ ВС), а ее суть заключается в противодействии разведывательно-подрывной деятельности специальных служб иностранных государств, иностранных организаций и их представителей (как правило, конспиративными средствами и приемами) с целью обеспечения безопасности России. Перечислим основные отличия ОРД от КРД: целью первой является защита человека, общества и государства от преступных посягательств, а второй — обеспечение безопасности России посредством противодействия разведывательно-подрывной и иной деятельности, проводимой иностранными спецслужбами и организациями в ущерб ее жизненно важным интересам; круг субъектов, осуществляющих ОРД гораздо шире круга государственных органов, проводящих КРД; общие правила ОРД изложены в нормах ФЗ об ОРД, а контрразведывательной — в ФЗ о ФСБ, нормативных актах СВР, ФСО и ГРУ ГШ ВС; КРД кроме проведения ОРМ включает в себя и комплекс других специфических мер, часть из которых направлена на обеспечение некоторых административно-правовых режимов (режима защиты государственной тайны, режима въезда и пребывания на территории России иностранных граждан и лиц без гражданства и др.). Соотношение оперативно-розыскной и разведывательной деятельности российских спецслужб. Законодателем впервые предпринята попытка раскрыть понятие разведывательной деятельности в тексте ФЗ «О внешней разведке» — через указание на средства ее проведения (см. ст. 2). Разведывательная деятельность — это системное применение специальных сил, средств и методов и совершение специфических действий, совершаемых с целью получения информации о замыслах, планах и мерах иностранных государств и иностранных организаций (их представителей), потенциально или реально угрожающих безопасности России. Как следует из изложенного, разведдеятельность имеет собственную цель, отличную от цели оперативно-розыскной. Она осуществляется в основном за пределами Российской Федерации (и это тоже отличает ее от ОРД). Ее основными «контрагентами» являются, с одной стороны, Российская Федерация (в лице своих представителей - СВР России, ФСБ России и ГРУ ГШ ВС), а с другой - иностранное государство или международная организация. Наконец, разведдеятельность регламентирована специальными законодательными актами - ФЗ «О внешней разведке» и ФЗ о ФСБ, нормативные предписания которых не распространяются на ОРД. Помимо прямого назначения, термин «разведка» употребляется и в расширительном смысле слова, в том числе как элемент сыскной деятельности. Говоря об «извечном споре» о том, какое из понятий «оперативно-розыскная деятельность» или «разведка» шире, необходимо исходить из того, что ОРД включает в себя широчайший комплекс как гласных, так и негласных мероприятий, большинство из которых имеет разведывательный характер. Безусловно, «разведка» в широком смысле является чрезвычайно емким понятием, вобравшим в себя огромное многообразие деятельности как по тайному, так и по открытому получению самой разнообразной информации и по применению для этого самых разнообразных средств и методов (радиоразведка, научно-техническая, космическая разведка и т.д.)- Более того, как уже отмечалось, понятие «разведка» в определенной степени отражает многовековой опыт борьбы за информацию, которая велась на протяжении всей истории человечества. Однако применительно к проблемам борьбы с преступностью превалирующей остается такая позиция, что понятие «оперативно-розыскная деятельность» является более широким, чем понятие «разведка», и естественным образом включает в себя весь комплекс разведывательных мероприятий. Приоритет ОРД в данном случае связан с тем, что ценность информации, получаемой в результате тех или иных оперативно-розыскных разведывательных мероприятий, в значительной степени определяется степенью ее правового статуса, т.е. тем, насколько она имеет доказательный характер и может быть использована в уголовном судопроизводстве. Это обстоятельство отличает оперативно-розыскные разведывательные мероприятия от других видов разведки, требует для их проведения обоснования согласно действующим законам, соответствующего правового оформления и документирования полученных разведданных. В то же время современная преступность представляет собой настолько мощное социально-экономическое, транснациональное и в определенной мере уже и политическое явление, что достойно применения в борьбе с ним самых разнообразных методов и средств, включая весь комплекс разведывательных мероприятий и воздействий, основанных на информационных технологиях. Необходимо иметь в виду, что именно разведка предполагает оценку тех угроз, которые таит в себе проникновение преступности не только в различные сферы деятельности, но и в сферы общественных отношений. Если мероприятия, которые проводятся в рамках ОРД, нацелены на предотвращение и расследование преступлений, то разведывательные мероприятия предполагают выявление тех угроз, которые могут лежать вне уголовно-правового поля. Именно в рамках разведывательной деятельности могут осуществляться поисковые мероприятия, з частности, в радиоэфире, в информационных системах, в «сетевом эфире» глобальной компьютерной сети Интернет и т.д. Наконец, разведывательная деятельность предполагает и самые разнообразные варианты реализации полученной информации (не только в рамках уголовного судопроизводства), что чрезвычайно важно при разработке нетрадиционных подходов в борьбе с современной преступностью. Оперативно-розыскная и частная сыскная (детективная) деятельность. Частная детективная и охранная деятельность как некое социально-правовое явление современной российской действительности весьма молода. Вместе с тем, за рубежом частный сыск имеет долгую историю, а тенденция передачи ряда функций правоохранительных органов частным сыскным бюро весьма устойчиво «ползет» вверх. Например, в США еще во время Гражданской войны Севера и Юга широко практиковалось привлечение частных сыщиков для решения контрразведывательных задач. Одним из них был Пинкертон, впоследствии возглавивший контрразведку Северо­Американских Соединенных Штатов. В США, Великобритании, Германии, Франции, Италии, Японии и многих других странах достаточно хорошо поставлен частный сыск. Причины этого во многом кроются в возможности облегчить расходы государственного бюджета на содержание полиции. В России частная детективная (сыскная) деятельность легитимирована в 1992 г. В соответствии с Законом РФ от 11 марта 1992 г. «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» под частной детективной (сыскной) деятельностью понимается оказание на возмездной договорной основе услуг физическим и юридическим лицам предприятиями (частными детективами) в целях защиты законных прав и интересов клиентов. Причем на лиц, осуществляющих частную детективную деятельность, действие законов, закрепляющих правовой статус работников правоохранительных органов, не распространяется. Кроме того, частные детективы не вправе осуществлять ОРМ, отнесенные законом исключительно к компетенции ОРО. Таким образом, основные отличия ОРД от частной детективной (сыскной) состоят в следующем: ОРД осуществляется исключительно государственными органами, а сыскная — негосударственными организациями и частными лицами; целью ОРД является защита жизни, здоровья, прав и свобод личности, собственности, безопасности общества и государства от общественно опасных противоправных деяний лиц, а частной детективной — получение прибыли посредством совершения действий по защите законных прав и интересов своих клиентов. Однако по содержанию и, в частности, по решаемым задачам между ОРД и частной сыскной деятельностью много общего. Согласно ч. 2 ст. 3 Закона о частном сыске и охране сыщики занимаются поиском без вести пропавших, сбором сведений по уголовным делам на договорной основе с участниками процесса и др. Аналогичные задачи по защите лиц от преступных посягательств и розыску без вести пропавших граждан решаются в ОРД. Кроме того, в ходе частного сыска проводятся объективно некоторые из ОРМ (например, устный опрос частных и должностных лиц, наведение справок, изучение предметов и документов, наблюдение для получения необходимой информации). В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 7 Закона о частном сыске и охране частным сыщикам запрещается выдавать себя за сотрудников правоохранительных органов. Что касается оперативников, то законодатель позволяет им выдавать себя за должностных лиц иных учреждений и организаций (например, могут представиться работниками жилищно-коммунального хозяйства, агентами страховой компании и т.д.). Таким путем законодатель дал, по существу, «добро» оперативникам на проведение негласной деятельности. Оперативно-розыскная деятельность и уголовное судопроизводство. Несмотря на то, что ОРД и уголовное судопроизводство тесно связаны между собой, они не тождественны. Имеются существенные отличия первой от второго. ОРД осуществляется ОРО государственных органов, перечисленных в ст. 13 ФЗ об ОРД, а уголовное судопроизводство - исключительно субъектами, указанными в УПК. ОРД проводится в порядке, изложенном, как правило, в секретных ведомственных нормативных правовых актах, а уголовное судопроизводство - в порядке, предусмотренном УПК. В ОРД широко применяются негласные силы и средства, а в уголовном судопроизводстве их применение недопустимо. Соотношение оперативно-розыскной, административной и административно-процессуальной деятельности. Глубокая связь их вполне реальна, но между тем имеются и кардинальные различия, не позволяющие считать ОРД исключительно частью административной или административно-процессуальной. Анализ соответствующей научной литературы свидетельствует, что сравнение названных видов юридической деятельности весьма затрудняет неразрешенность проблемы не только собственно ОРД, но и административного процесса как в теоретическом, так и в законодательном или ином юридическом вариантах. Все многообразие позиций по данному вопросу можно свести к двум основным: пониманию административно-процессуальной деятельности как административно-процедурной и как административно-юрисдикционной. В первом случае определенная часть ОРД вполне может быть представлена в виде совокупности административных процедур (например, процедур разрешительной системы, порядка делопроизводства и т.д.). Так, некоторые из возникающих в ОРД правоотношений регулируются, конечно же, административным и административно-процессуальным правом (например, изучение лиц в связи с оформлением допуска к работе с секретными сведениями и т.п.). Однако все многообразие ОРД нельзя свести только к административным процедурам. Такое достаточно узкое понимание ОРД обедняет ее природу, затушевывает ее цель — защиту от преступных посягательств. ОРД также доступна для сравнения и во втором случае — с административно-юрисдикционной деятельностью. В последней разрешаются исключительно административно-правовые споры, которые возникают в связи с нарушением административно-правовых отношений. Именно в этом заключается ее коренное отличие от сердцевины ОРД. Если предназначение ОРД (понимаемой в «узком» смысле слова) состоит в защите человека и общества от преступных посягательств, то административной — в борьбе с менее общественно опасными деяниями — правонарушениями административного свойства. § 3. Цели, задачи и функции оперативно-розыскной деятельности Цели ОРД. Цели ОРД указаны в ст. 1 ФЗ об ОРД: а) защита человека (гражданина) от преступных посягательств (его жизни и здоровья, прав и свобод); б) защита собственности от преступных посягательств; в) обеспечение безопасности общества и государства (в аспекте защиты от лиц, совершающих преступления). Направляя ОРД на достижение социально полезных целей, законодатель особо выделил интересы человека и гражданина (жизнь, здоровье, права и свободы), поставив их на первое место в перечне объектов защиты. В соответствии со ст. 2 Конституции РФ (далее — Конституция) человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства. Защита жизни человека от преступных посягательств с помощью оперативно-розыскных средств и методов наполняет конституционное положение о том, что каждый имеет право на жизнь (см. ч. 1 ст. 20 Конституции), реальным содержанием. Наряду с этим признанные и гарантированные в главе 2 Конституции права и свободы человека и гражданина непосредственно поставлены государством под охрану от преступных посягательств. В частности, таким «охранным» средством является осуществление ОРД в необходимых и допустимых законом случаях. С помощью ОРД государство осуществляет охрану собственности (собственность — экономическая категория, отражающая право владения имуществом). Причем в соответствии с ч. 2 ст. 8 Конституции защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности. Целью ОРД является также обеспечение безопасности общества и государства от преступных посягательств. В соответствии со ст. 1 Закона РФ «О безопасности» под безопасностью понимается состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз. Причем под жизненно важными интересами законодатель понимает совокупность потребностей, удовлетворение которых обеспечивает существование и возможность прогрессивного развития личности, общества и государства. К основным объектам безопасности законодатель относит, в частности, общество (его материальные и духовные ценности) и государство (его конституционный строй, суверенитет и территориальную целостность). Государство есть основной институт политической системы классового общества, оно осуществляет управление обществом. Его безопасность — это совокупность общественных отношений, которая выражается в защищенности жизненно важных интересов (прежде всего — конституционного строя) основного института политической системы современного общества от внешних и внутренних угроз и позволяет ему функционировать и развиваться. Безопасность государства составляет один из важнейших элементов всей системы безопасности РФ. Под обеспечением безопасности (общества и государства) следует понимать организацию и реализацию системы мер (различного характера) с целью нейтрализации или локализации потенциальных или реальных угроз нормальному функционированию и развитию российского общества и государства. Задачами ОРД являются требующие разрешения поручения (волеизъявление, наказ) законодателя, предусмотренные ФЗ об ОРД и другими законодательными актами, составляющими оперативно-розыскное законодательство, посредством выполнения которых достигается цель ОРД (защита от преступных посягательств). Следовательно, задачи ОРД есть определенный этап в достижении цели этой деятельности и одновременно способ такого достижения. По степени реализации угроз в отношении защищаемых объектов задачи в ОРД классифицируют на две группы защиты от преступных посягательств: непосредственные — выявление, раскрытие, пресечение преступлений, а также розыск лиц (в связи с совершением преступления); опосредованные — предупреждение совершения преступлений, добывание информации о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности РФ, и розыск без вести пропавшего. По функциональной направленности задачи ОРД классифицируют на четыре группы: превентивного назначения. В эту группу включены задачи: предупреждение совершения преступлений (общей и частной превенции) и добывание информации о событиях или действиях, создающих угрозу безопасности РФ; обнаружения. Здесь известны задачи выявления преступлений и их раскрытия; пресечения. Данную группу задач составляют прежде всего те, которые непосредственно указаны в ФЗ об ОРД. К ним относятся: изъятие предметов, материалов и сообщений при проведении ОРМ и прерывание предоставления услуг связи в соответствующих случаях (ч. 1 ст. 15 ФЗ об ОРД); розыска. Известны задачи розыска лица, скрывающегося от органов дознания, следствия и суда, уклоняющегося от уголовного наказания, а также без вести пропавшего. С учетом рассмотрения задач в системе с целями ОРД среди первых главенствующее положение занимает группа задач превентивного назначения. Только предупредив совершение общественно опасного деяния, можно «стопроцентно» достигнуть цели ОРД — защиты соответствующего объекта от преступного посягательства. Все задачи ОРД взаимосвязаны и взаимозависимы. Вместе с тем каждая из них автономна, имеет конкретное содержание, обусловленное прежде всего способом решения, влечет определенные юридически значимые последствия. Функции ОРД (как функции отраслевые) — это предусмотренные ФЗ отдельные направления ОРД, различаемые в зависимости от ее конкретных правовых целей. В силу сложности и многогранности ОРД в ней следует различать отдельные виды соответствующих функций. Их, в частности, можно разделить на основные и дополнительные. Основные функции: предупреждение совершения преступлений, по которым предварительное следствие обязательно; обнаружение преступлений; розыск лица, совершившего преступление (по факту данного преступления или лица, скрывающегося от органов дознания, следствия или суда либо уклоняющегося от уголовного наказания), а также предметов, сохранивших на себе следы преступления, похищенного имущества и др.; разрешение ДОУ; содействие уголовному судопроизводству; содействие исполнению уголовного наказания. Кроме того, в зависимости от предусмотренных в ФЗ об ОРД целей защиты соответствующих объектов (см. ст. 1) в ОРД можно выделить следующие основные направления работы: а) защита жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина от преступных посягательств; б) защита собственности от преступных посягательств; в) обеспечение безопасности общества и государства (в аспекте защиты от лиц, совершающих преступления). К дополнительным функциям относятся обеспечение прав, интересов и безопасности участников ОРД и уголовного судопроизводства, обеспечение ОРД, оперативно-служебное руководство производством по ДОУ, обеспечение безопасности участников уголовного судопроизводства в соответствии с ФЗ, розыск лиц, без вести пропавших, содействие международным правоохранительным организациям и органам иностранных государств в соответствии с национальным оперативно-розыскным законодательством и международными договорами России. § 4. Принципы оперативно-розыскной деятельности Понятие принципов ОРД. Принцип — это основа, начало общественного явления, в частности отрасли права или вида деятельности. Принципы ОРД — это руководящие идеи, основополагающие начала,выработанные сыскной практикой, выраженные в нормах законодательных актов, регулирующих общественные отношения в области ОРД, и отражающие политические, экономические и социальные закономерности развития современного российского общества, а равно нравственные и правовые представления россиян относительно сущности, цели, задач и процедур осуществления ОРД. Значение принципов ОРД состоит в том, что именно в принципах находит свое выражение сущность этого вида государственной юридической деятельности. Причем определение данных принципов имеет не только теоретико-познавательное, но и прикладное значение. Так, руководствуясь не чем иным, как принципами, правоприменитель должен оценивать поведение субъектов ОРД. Кроме того, базируясь на принципах, должны восполняться пробелы правового регулирования ОРД. Важно подчеркнуть то обстоятельство, что правотворчество в области ОРД не всегда успевает за новыми общественными отношениями, нуждающимися в правовом регулировании. В таком случае как раз принципы ОРД и выполняют роль регулятора тех отношений, которые еще не подверглись юридическому нормированию. Система принципов ОРД. Система вообще — это целостная совокупность взаимосвязанных и взаимозависимых объектов (элементов). Относительно системы принципов ОРД единства в теории не достигнуто. Здесь многое зависит от того, какие критерии положены в основу формирования системы. Выделяют, по меньшей мере, три таких критерия. Во-первых, широту распространения того или иного принципа. Во-вторых, непосредственное указание законодателя в ФЗ об ОРД на те или иные принципы ОРД. В-третьих, содержание и характер принципов. По степени конкретизации различают принципы ОРД: выработанные оперативно-розыскной практикой и определенные законодателем. Причем последние делят на принципы, непосредственно указанные в ст. 3 ФЗ об ОРД, и на опосредованные, т.е. вытекающие из содержания норм оперативно-розыскного законодательства. По широте распространения различают принципы ОРД, характерные для всей юридической деятельности (законность, гуманизм, соблюдение прав человека и гражданина, равенство перед законом, вневедомственный контроль), деятельности по борьбе с преступностью (оперативность, всесторонность, полнота и объективность производства дела; ее осуществление только уполномоченными на то субъектами; сочетание гласности и негласности), только сыскной деятельности, включая оперативно-розыскную (конспиративность, привлечение конфидентов, соразмерность оперативно-розыскного реагирования). Отметим и то, что в ст. 3 ФЗ об ОРД непосредственно названы четыре принципа ОРД: конституционные принципы законности, уважения и соблюдения прав и свобод человека и гражданина, а также принципы конспирации, сочетания гласных и негласных методов и средств. Однако в науке о праве известно, что принципы существуют независимо от способа отражения их в законодательных актах. Анализируя текст ФЗ об ОРД, можно прийти к выводу, что в данном случае законодатель избрал так называемый смешанный вариант. Это означает, что только часть принципов ОРД указана им непосредственно в ст. 3. Остальные принципы, выработанные оперативно-розыскной практикой, вытекают из содержания норм ФЗ об ОРД, других законодательных и некоторых подзаконных нормативных правовых актов в области регулирования ОРД. Таким образом, систему принципов ОРД в зависимости от второго критерия образуют следующие принципы: 1) непосредственно перечисленные в ст. 3 ФЗ об ОРД. Это два общеправовых (законность; уважение и соблюдение прав и свобод человека и гражданина) и два межотраслевых (конспирация; сочетание гласных и негласных методов и средств); 2) наличие которых в ОРД вытекает из содержания правовых норм, частично изложенных в ФЗ об ОРД и других законодательных и ведомственных нормативных правовых актах. В их число входят два общеправовых (гуманизм; равенство прав человека и гражданина перед законом), три межотраслевых (конспирация; сочетание гласных и негласных методов и средств; осуществление ОРД только уполномоченными на то законом субъектами) и три отраслевых (оперативность, или наступательность; всесторонность, полнота и объективность исследования обстоятельств ДОУ; применение конфидентов). Подчеркнем, что все принципы ОРД самостоятельны, причем среди них нет главных и второстепенных. Внутри системы принципов не может и не должно быть противопоставления одного принципа другому. Содержание принципов ОРД. Конституционный принцип законности непосредственно указан в ст. 3 ФЗ об ОРД и находит преломление в ОРД в том, что: эта деятельность проводится исключительно субъектами, уполномоченными на то ФЗ; никакие события и ничьи деяния не могут стать объектом сыска, а также никто не может подвергаться воздействию сыскных средств, методов и действий иначе как по решению оперативника (следователя и др.), принятому в соответствии с оперативно-розыскным законодательством; недопустимо в работе ОРО и оперативников нарушать требования и предписания, закрепленные в действующих законодательных и ведомственных нормативных правовых актах, которыми они руководствуются при осуществлении ОРМ (в частности, возможность ограничения конституционных прав человека и гражданина лицами, участвующими в ОРД, исключительно по основаниям, указанным в ФЗ об ОРД); необходимо выявлять, пресекать и устранять такие нарушения, а также устанавливать причины и условия, им способствующие, привлекать к ответственности должностных и иных лиц, виновных в нарушении законности, разрабатывать и принимать меры, направленные на устранение причин и условий нарушения законности; ответственность в случае нарушения законности неотвратима, и др. Законность в ОРД гарантируется проведением вневедомственного контроля, включая судебный, а также осуществлением прокурорского надзора. Принцип гуманизма. Проблема гуманизма (т.е. совокупности взглядов, признающих высокое общественное призвание человека; забота о благе человека, уважение к его достоинству) применительно к действию отраслевых законов имеет различные аспекты. В ОРД принцип гуманизма — один из присущих данной деятельности общеправовых принципов, вытекающий из оперативно-розыскной практики и содержания норм законодательства в области ОРД. Он отражает всего несколько сторон гуманизма в праве: уважение и соблюдение прав и свобод человека и гражданина (см. ст. 3, 5; ч. 2 и 4 ст. 8; ч. 3 ст. 10; п. 1 ч. 1 ст. 14 ФЗ об ОРД), предупредительный характер ОРД (см. ст. 2, ч. 1 ст. 10 ФЗ об ОРД), осуществление ОРМ в исключительных случаях, т.е. тогда, когда иными мерами невозможна или объективно затруднена защита охраняемых интересов от преступных посягательств (см. ч. 3 и 4 ст. 8 ФЗ об ОРД). Гуманизм в ОРД проявляется в приоритетности мер, которые принимают ОРО, направленных на предупреждение совершения лицами преступлений. В ОРД запрещается выполнять ОРМ или выносить решения, унижающие достоинство лица, приводящие к незаконному распространению сведений об обстоятельствах его личной жизни, ставящие под угрозу его жизнь или здоровье, необоснованно причиняющие ему физические или нравственные страдания. Принцип гуманизма органически присущ ОРД. Его конкретизация во многих статьях ФЗ об ОРД свидетельствует о том, что он отражает сущность ОРД. Принцип равенства прав человека и гражданина перед законом в ОРД закреплен в ФЗ об ОРД в виде положения о равенстве всех граждан перед оперативно-розыскным законом вне зависимости от гражданства, национальности, пола, места жительства, имущественного, должностного и социального положения и др. (см. ч. 1 ст. 8 ФЗ об ОРД). Уважение и соблюдение прав и свобод человека и гражданина в ОРД. На этот принцип законодатель указал особо. Кроме его упоминания в ст. 3 ФЗ об ОРД он конкретизирован в предписаниях ст. 5 «Соблюдение прав и свобод человека и гражданина при осуществлении оперативно-розыскной деятельности». В частности, ФЗ об ОРД гарантируется следующее: лицо, полагающее, что действия ОРО привели к нарушению его прав и свобод, вправе обжаловать эти действия в вышестоящий ОРО, прокурору или в суд; лицо, виновность которого в совершении преступления не доказана в установленном законом порядке, т е. в отношении которого в возбуждении уголовного дела отказано либо уголовное дело прекращено в связи с отсутствием события преступления, или в связи с отсутствием в деянии состава преступления, и которое располагает фактами проведения в отношении него ОРМ и полагает, что при этом были нарушены его права, вправе истребовать от органа, осуществляющего ОРД, сведения о полученной о нем информации (в пределах, допускаемых требованиями конспирации и исключающих возможность разглашения государственной тайны); ОРО обязан предоставить судье по его требованию оперативно-служебные документы, содержащие информацию о сведениях, в предоставлении которых было отказано заявителю (за исключением сведений о лицах, внедренных в ОПФ, ШНС и конфидентах). Принцип оперативности (поступательности) выработан оперативно-розыскной практикой и вытекает из содержания норм законодательства в области ОРД (см., например, ст. 1, абз. 2 ст. 2, п. 1 ст. 14 ФЗ об ОРД). Под оперативностью понимается система характеризующих ОРД качеств, в которую входят быстрота и непрерывность ОРД, активность ее участников, согласованность и массированность привлекаемых сил и средств. Оперативность состоит в том, что оперативники и иные должностные лица в ОРД обязаны (в пределах своей компетенции): проводить действенную работу по предупреждению совершения преступлений; проявлять инициативу в их обнаружении; своевременно и обоснованно заводить ДОУ; предпринимать все предусмотренные оперативно-розыскным законом действия для установления лиц, намеревающихся совершить или совершивших преступление, с целью создания условий для последующего неотвратимого применения к ним мер, предусмотренных УПК, а также выяснять причины совершения преступлений и условия, способствовавшие и способствующие их совершению. Этот принцип проявляется в направленности ОРД на опережение: умышленного совершения лицами общественно опасных противоправных деяний (т.е. на предупреждение совершения преступлений, обнаружение их на этапе, называемом в теории уголовного права «голым умыслом»); умышленных действий лиц, совершивших неоконченное преступление (т.е. на пресечение преступлений на стадиях приготовления и покушения); действий лиц, совершающих длящиеся преступления (т.е. на недопущение дальнейшего развития протекающей преступной деятельности). В принципе оперативности отражена защитная функция ОРД, раскрывается поисковый, предупреждающий характер данного вида юридической деятельности. Принцип всесторонности, полноты и объективности производства дела (ДОУ или розыскного) в ОРД проявляется многоаспектно: всесторонность подразумевает выдвижение всех возможных оперативных версий по делу и их равноценную проверку. Причем оперативник не вправе перелагать обязанность отработки выдвинутых оперативных версий на иных участников ОРД; полнота означает такую степень глубины исследования (отработки) оперативных версий, которая позволяет однозначно принять соответствующее обоснованное и мотивированное юридически значимое решение; под объективностью подразумевается непредвзятый подход к толкованию исследуемых обстоятельств сыскного дела, недопущение однобокости, отсутствие как обвинительного, так и оправдательного уклона в ходе оперативной проверки и разработки. Кроме того, оперативник обязан принять меры к установлению причин и условий совершения общественно опасного деяния (если таковое будет установлено). Принцип осуществления юридической деятельности (включая оперативно-розыскную) только уполномоченными на то ФЗ субъектами вытекает из содержания предписаний ст. 13 и других статей ФЗ об ОРД, а также иных законодательных актов и характеризует ОРД, во-первых, как сугубо юридическую и, во-вторых, как проводимую исключительно теми субъектами, которым полномочия на это предоставил российский законодатель. Принцип сочетания гласных и конспиративных методов и средств является характерной и одновременно отличительной чертой ОРД в сравнении с другими видами юридической деятельности антикриминальной направленности (например, уголовным судопроизводством). Как определенное сочетание форм и элементов содержания ОРД он проявляется двояко. Во-первых, информация о цели, задачах и принципах этой деятельности, основаниях и условиях для совершения конкретных ОРМ, для заведения и прекращения ДОУ на граждан России, о субъектах осуществления ОРД, их обязанностях и правах, а также о видах и способах контроля за данной деятельностью (и некоторые другие данные) в соответствии с нормами ФЗ об ОРД открыта для каждого. Во-вторых, не подлежит разглашению информация, в соответствии с действующим законодательством составляющая государственную или иную тайну, а равно касающаяся личной жизни, чести и достоинства граждан, полученная в ОРД, кроме как в случаях и в порядке, установленных законодательством в области ОРД. В частности, гласные начала ОРД проявляются в таких конкретных ситуациях, как изучение оперативниками (судьями, прокурорами и др.) писем, жалоб и заявлений граждан; исследование различных открытых источников информации (средств массовой информации, материалов судебных заседаний и различных комиссий по борьбе с преступностью, документы государственных органов и учреждений и т.д.); непосредственное получение информации в процессе личного сыска и др. Негласные же начала ОРД проявляются прежде всего в процессе конфиденциального сотрудничества с гражданами при осуществлении негласных ОРМ (например, контроля почтовых отправлений) и др. Принцип привлечения конфидентов к ОРД отражает один из ее сущностных аспектов (см., например, ст. 1, п. 2 ч. 1 ст. 15, ст. 17 и 18 ФЗ об ОРД). Конфидент — обобщенное название категории физических лиц, участников ОРД, которые вступили на основаниях и в порядке, предусмотренных законодательством в области ОРД, в отношения тайного сотрудничества с ОРО в лице его представителя -оперативника, выступающего от имени и по поручению России, для оказания ему содействия в решении конкретных задач ОРД. Слово «конфидент» пришло в русский язык в начале XVIII в. от французского «соппёепг» в значении «доверенное лицо, человек, которому доверяют всякие секреты, тайны». И уже тогда это слово использовалось в официальных документах органов разведки (1 См.: Алекеев М. Лексика русской разведки. - М.: Международные отношения, 1996.-С. 68-69). Без использования в ОРД конфидентов она как таковая перестанет существовать и воплотится в иной вид социально полезной юридической деятельности (прежде всего в уголовное судопроизводство). ОРО и оперативники в достижении целей ОРД опираются на конфиденциальное содействие отдельных лиц (см. ст. 17 ФЗ об ОРД). Важнейшим профессиональным принципом ОРД, отражающим ее предупредительно-поисковую направленность и особенности ее осуществления при решении задач защиты от преступных посягательств, является принцип конспирации. Объективная необходимость соблюдения конспирации в ОРД обусловлена тайным, замаскированным способом подготовки, совершения и сокрытия ряда умышленных преступлений, криминальным противодействием ОПФ правоохранительным мерам государства и необходимостью в связи с этим надежного обеспечения безопасности субъектов ОРД, потребностью неразглашения поступивших в ходе осуществления ОРМ сведений, затрагивающих честь, достоинство и репутацию граждан. Надлежащая конспирация в ОРД обеспечивается: нормативным регулированием правил конспирации, обеспечивающих оптимальные условия осуществления ОРМ, четко контролируемую процедуру получения первичной негласной информации, ее хранения, анализа и практического использования, допуска сотрудников к участию в ОРД или доступа к материалам, полученным в результате ее осуществления; оптимизацией организационно-структурного и функционального построения ОРО, создающих благоприятные условия для формирования и использования конфидентов на всех этапах ОРД при условии максимального сокращения звеньев приема-передачи оперативной информации и круга лиц, имеющих к ней доступ; разработкой правил информационного взаимодействия отраслевых ОРО с оперативно-поисковыми и оперативно-техническими подразделениями внутри субъектов ОРД и между ОРО, обеспечивающими конспиративность негласных источников информации и скрытость осуществления совместных либо согласованных ОРМ; установлением и поддержанием должного режима функционирования оперативно-розыскных, информационных, статистических, учетно-финансовых и иных подразделений, работающих с закрытой информацией, имеющего целью создание условий, исключающих криминальное проникновение к АБД или утечку информации; научно-методической разработкой вопросов организации и тактики проведения ОРМ, требующих обеспечения их конспирации в соответствии с оперативно-розыскным законодательством; профессиональным обучением и воспитанием кадров руководящего и оперативного состава ОРО правилам и тактическим приемам конспирации, выявления и локализации проводимых преступниками контрразведывательных и иных мер криминального противодействия. Принцип вневедомственного (внешнего) контроля реализуется прежде всего в предписаниях ст. 20 и 21 ФЗ об ОРД. Согласно этому принципу ОРД не может и не должна протекать вне контроля общества, вне контроля всех ветвей власти. Принцип соразмерности оперативно-розыскного реагирования означает, что: а) ОРД — вынужденное средство, применяемое согласно воле законодателя для защиты от преступных посягательств. Поэтому ОРМ целесообразны только в том случае, когда иные законные меры исчерпаны или они недейственны для обеспечения безопасности охраняемых объектов; б) характер ОРМ должен соответствовать характеру и степени общественной опасности деяния, по которому оно проводится. С учетом этого принципа некоторые ОРМ допустимо проводить для обнаружения не всех преступлений, а исключительно тяжких - оперативный эксперимент, другие - не ограничивая конституционные права граждан, и т.п. Этот принцип ОРД следует из конституционного предписания, согласно которому права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены ФЗ только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (см. ч. 3 ст. 55 Конституции). Глава 2 ТЕОРИЯ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И ЕЕ МЕТОДОЛОГИЯ § 1. Возникновение и формирование единой оперативно-розыскной теории Теория ОРД, как и другие науки, в реальных условиях нашей действительности испытала и испытывает на себе действие такого общего закона развития научного знания, как дифференциация и интеграция. Как в свое время процесс дифференциации и интеграции привел к возникновению в недрах уголовно-процессуальной науки — криминалистики, так произошло и отпочкование из криминалистической науки теории ОРД. В 20—30-х гг. закладываются основы будущих научных исследований и обобщений в области ОРД, КРД и разведки. Органами ВЧК и уголовного розыска были изучены различные инструкции царской полиции, критически проанализированы тактико-технические приемы сыскной работы. Широко использовались материалы уголовной регистрации, знания и опыт старых специалистов-криминалистов В 20-х гг. прошлого века подготовлена уникальная работа «Азбука контрразведчика», содержащая неустаревающие рекомендации по агентурной работе, практику легендирования в ОРД и КРД. Не менее весомый вклад в развитие теории ОРД, КРД и разведдеятельности внесла и книга С.С. Турло и И.П. Залдат «Шпионаж». К этому же периоду относится формулирование задач научной организации розыскной работы, которые были провозглашены на первом Всероссийском Съезде руководителей административных отделов и подотделов уголовного розыска (март 1922 г.). Большая работа по научному обеспечению ОРД аппаратов уголовного розыска проводилась в рамках созданного в составе Центророзыска научно-технического отдела, а также Межведомственного института по изучению преступности и преступника. НКВД РСФСР и других республик проводил серьезную работу по совершенствованию системы дактилоскопической и оперативно-розыскной информации, упорядочению организационно-структурных вопросов деятельности уголовно-розыскных служб, организации взаимодействия в борьбе с преступностью, подготовке специалистов розыскного дела и т.п. В 30-х гг. разрабатывается и издается ряд наставлений и инструкций по организации всесоюзного розыска скрывшихся преступников, взаимодействия оперативных аппаратов милиции (уголовный розыск и БХСС) с местами лишения свободы. Начинается углубленная разработка вопросов организации и тактики оперативно-розыскных мер борьбы с хищениями государственного и общественного имущества, связанная с образованием в системе советской милиции аппаратов БХСС (1937 г.). В 40-х и первой половине 50-х гг. интенсивность научных исследований в области ОРД заметно падает. В этот период развитию теории ОРД препятствовал подход к ней как к сугубо практической дисциплине. В результате длительное время теория ОРД не выходила за рамки простого изучения опыта работы, его популяризации и элементарных обобщений. Этому способствовала обстановка преувеличенной секретности, характерная для определенных периодов деятельности органов НКВД — МВД, в результате чего представители правовых наук практически не имели возможности участвовать в исследовании проблем ОРД. Дальнейшее развитие уголовно-процессуального законодательства, науки уголовного права, уголовного процесса и криминалистики послужили толчком к самостоятельному развитию теории ОРД, признанию ее в качестве самостоятельной научной дисциплины. Решающий вклад в дело становления и развития ОРД как учебной дисциплины и научного ее осмысления внес коллектив Центральной школы милиции, впоследствии преобразованной в Высшую школу МВД СССР (1954 г.). Еще в военное время Центральная школа милиции подготовила и издала учебные материалы по курсу «Оперативная работа милиции» под редакцией полковника милиции С.Д. Соловьева, стенографические записи лекций ведущих преподавателей, альбомы наглядных пособий. В 1944 г. издан сборник под общей редакцией подполковника СИ. Бабушкина фактически по всем темам курса «Агентурно-оперативная работа милиции». Годом позже издается ряд лекций по вопросам работы с негласными сотрудниками, прочитанных подполковником С.Ф. Марковым. В 1948 г. вышла в свет развернутая стенограмма лекций полковника Г.В. Ефименко, охватывающая широкий комплекс проблем организации и тактики агентурной разработки преступных элементов. В конце 40-х и первой половине 50-х гг. Высшая школа от конспектов и стенограмм лекций перешла к изданию учебников по основным темам курса «Агентурно-оперативная работа», которые использовались и как учебный материал, и как практические пособия для оперативных аппаратов милиции и исправительно-трудовых учреждений страны. В этот период активно сотрудничают с Высшей школой руководящие практические работники НКВД—МВД СССР комиссары милиции В.Я. Кокуев, Г.В. Горохов, Д.Е. Лебин, А.И. Соловьев, полковники милиции Г.Ф. Тыльнер, И.Я. Коваль и др. Активизация процесса научной разработки вопросов теории ОРД связана с созданием в 1956 г. в Высшей школе самостоятельной кафедры оперативной работы. Коллектив кафедры под руководством первого ее начальника А.Г. Лекаря, а в 70—80 гг. (уже как кафедры Академии МВД СССР) во главе с Д.В. Гребельским, В.А. Лукашовым, В.Г. Бобровым — поставил курс на прочную научно-теоретическую основу. Научные исследования на данном направлении в этот период также успешно проводили кафедры ОРД высших школ МВД СССР, издан ряд учебников по проблемам ОРД. В 70-е гг. фундаментальные исследования в области ОРД активно проводились во Всесоюзном научно-исследовательском институте МВД СССР (А.И. Алексеев, МЛ. Лашин, В.А. Лукашов, С.С. Овчинский, Г.К. Синилов, Ю.В. Солопанов и др.). Был подготовлен ряд теоретических монографий, не потерявших актуальность и в настоящее время. Одновременно в практику были внедрены предложения ученых ВНИИ о создании централизованных ИПС оперативно-розыскного назначения. Кроме перечисленных ученых значительный вклад в становление и развитие теории ОРД органов внутренних дел внесли А.М. Абрамов, В.М. Атмажитов, В.В. Баранов, И.И. Басецкий, Б.Н. Блинов, Ю.С. Блинов, Б.Е. Богданов, Б.В. Бойцов, Б.С. Болотский, Г.Л. Борисов, А.С. Борщев, В.М. Бурыкин, О.А. Вагин, А.С. Ванды-шев, А.Ф. Возный, В.Т. Вербовой, Ю.И. Веселов, Э.П. Вечерний, А.А. Вилков, А.Я. Вилке, Н.П. Водько, Ю.Я. Вольдман, В.В. Волчен-ков, С.С. Галахов, О.А. Галустян, А.И. Глушков, И.Н. Голубков, В.Ю. Голубовский, В.Г. Гриб, А.И. Гуров, В.В. Дедюхин, Э.А. Дидорен-ко, И.М. Дьяченко, И.Р. Евстигнеев, В.И. Елинский, Н.С. Железняк, Р.А. Журавлев, А.В. Земскова, В.Е. Зобов, П.И. Иванов, С.Н. Иванов, СВ. Игнатов, В.П. Илларионов, В.А. Ильичев, А.П. Исиченко, И.П. Казаченко, В.В. Кальницкий, А.П. Калинин, И.Л. Карлов, Ю.Ф. Кваша, О.П. Кирилов, И.А. Климов, О.Г. Ковалев, В.Я. Коло-миец, М.В. Кравченко, А.Н. Кузьмин, В.П. Кувалдин, ГГ. Лаевский, В.А. Макаров, В.Г. Маматов, А.Г. Маркушин, О.П. Мельниченко, Е.А. Митрофанов, Б.Г. Морохин, Б.Я. Нагиленко, В.А. Нетреба, П.А. Олейник, В.Н. Омелин, В.И. Попов, В.Л. Попов, С.Н. Поправ-ко, Н.К. Потоцкий, Е.П. Приходько, Л.А. Прохоров, Н.И. Решин, М.А. Рогов, Е.М. Рябков, А.У. Садыков, СМ. Савченко. В.Г. Самойлов, Б.М. Самохин, В.В. Сергеев, Н.И. Сидоренко, Б.П. Смагорин-ский, СА. Смирнов, М.М. Спиров, К.В. Сурков, К.М. Тарсуков, Е.Ф. Толмачев, В.И. Тихоненко, В.Н. Тищенко, Е.В. Токарев, А.Б. Утевский, Н.В. Филимонов, Г.И. Фильченков, В.П. Хомколов, А.И. Царев, В.П. Шиенок, М.А. Шматов, Н.М. Якушин и многие другие ученые и практики; в теорию и историю контрразведывательной и ОРД органов безопасности - Ю.И. Авдеев, Э.Б. Атаманова, Ю.Е. Булыгин, А.А. Воронов, В.П. Галицкий, В.П. Гладков, В.С. Гоборов, Ю.Г. Демин, П.С. Дмитриев, Ю.Б. Долгополов, Е.А. Доля, СВ. Дьяков, ДА. Ерохин, В.П. Ерошин, В.П. Жиромский, В.И. Зажиц-кий, К.Х. Ипполитов, Ю.Ф. Карасев, В.Н. Карелин, В.И. Карпов, М.П. Карпушин, З.И. Кирсанов, В.М. Клеандрова, А.А. Комлев, А.И. Коннов, СВ. Корнаков, В.В. Коровин, Ю.Я. Коршунов, И.В. Костромин, П.Н. Коткин, Д.Н. Кукушкин, Б.П. Курашвили, В.Г. Курдаков, У.Р. Латыпов, Б.В. Лугинин, В.И. Михайлов, В.Е. Овчинников, А.А. Остроумов, Е.Б. Песков, А.М. Плеханов, А.С. Под-шибякин, Б.В. Попов, Э.И. Попов, Л.А. Постников, О.Н. Пупков, И.И. Пьянников, Н.В. Ралдугин, И.С. Розанов, И.С. Рыжонков, А.П. Савченко, А.В. Савчук, И.П. Сазонник, Н.А. Середюк, А.Г. Сидоренко, П.С Смирнов, Ю.Н. Соколов, В.Н. Струнников, В.П. Тарасов, А.Я. Терешонок, Б.С. Тетерин, М.П. Третьяков, А.И. Трусов, А.В. Федоров, В.Н. Хаустов, В.В. Холопов, А.И. Цветков, В.М. Шалдин, В.И. Шаров и многие другие. Кроме того, с середины 90-х гг. теория ОРД активно развивается специалистами вневедомственной правовой науки. В конечном итоге многолетние теоретические изыскания, вызванные потребностями оперативно-розыскной практики, создали основу единой для всех российских правоохранительных органов и спецслужб науки об ОРД. Единая оперативно-розыскная теория — это логически взаимосвязанная и взаимообусловленная система категорий, понятий и принципов, интерпретирующих сущность (содержание и генезис) ОРД в России. Вместе с тем данная теория представляет собой переходное состояние научного знания об оперативно-розыскной практике всех субъектов ОРД от разрозненного и неполного. Формируемая оперативно-розыскная теория — область научных знаний, призванная вооружать практику борьбы с преступностью всех ОРО системой научных выводов и рекомендаций, необходимых для эффективной организации и осуществления ОРМ, создания правовых, организационных, информационных, методических, кадровых и ресурсных предпосылок и условий их успешной деятельности. Поскольку ФЗ об ОРД не допускает осуществление ОРД для достижения целей и задач, не предусмотренных законодательством, то именно они (цели и задачи) определяют основные цели и задачи теоретических исследований в сфере ОРД. Целевая направленность этих исследований состоит в совершенствовании организации и тактики осуществления ОРД для защиты жизни, здоровья, прав и свобод личности, собственности, безопасности общества и государства от преступных посягательств, а их содержание определяется целями и задачами ОРД, сформулированными законодателем. Единая теория ОРД на протяжении десятилетий развивалась, прежде всего, как юридическая наука. Отсюда ее неразрывная связь как с другими науками криминального цикла (уголовным и уголовно-исполнительным правом, уголовным процессом, криминалистикой, криминологией, прокурорским надзором, судопроизводством), так и с другими юридическими науками (административным, гражданским, финансовым, налоговым, таможенным, государственным, международным правом и иными научными отраслями юриспруденции). Одновременно теория ОРД развивалась на междисциплинарном уровне с привлечением самого широкого спектра экономических, психологических, этических, социологических, исторических, технических и иных знаний. Поэтому ее с полным основанием можно характеризовать как науку междисциплинарную. § 2. Предмет и система теории оперативно-розыскной деятельности Теория ОРД сложилась как самостоятельная отрасль научного знания в результате дифференциации системы наук криминального цикла. Развиваясь в рамках криминалистики, теория ОРД начала формировать специфическую систему знаний, изучающих тайные действия преступников, типичные признаки латентных преступлений и наиболее эффективные (преимущественно негласные) силы, средства и методы, применяемые ОРО для современного выявления преступлений, их предупреждения и раскрытия, обеспечения неотвратимости ответственности виновных в их совершении. Диалектическая связь существует между способами действий преступников по подготовке, совершению преступлений, сокрытию следов противоправных действий и тактическими приемами их выявления и раскрытия. Однако методы выявления, предупреждения и раскрытия преступлений разрабатываются не только теорией ОРД, но и уголовным процессом, криминалистикой, криминологией и другими юридическими науками. Развитие и дифференциация происходили за счет не только более четкого определения той социальной практики, которую они удовлетворяют, но и формулирования тех внутренних составляющих, которые отличают их предметы. Понятие предмета теории ОРД впервые в специальной литературе было определено А.И. Алексеевым и Г.К. Синиловым (1973 г.) как включающего три составных части: 1) характеристика системы мер борьбы с преступностью, осуществляемых с применением оперативно-розыскных сил, средств и методов; 2) исследование правовой основы ОРД; 3) изучение системы отношений (правовых и других), складывающихся в этой работе. В специальной литературе предмет теории ОРД подвергался неоднократным уточнениям и дополнениям. Так, А.Г. Лекарь (1976 г.) полагал, что для его уяснения необходимо хотя бы в общих чертах рассмотреть закономерности оперативно-розыскной практики. В качестве таковых он прослеживает закономерную связь между тайным характером совершаемых преступлений и необходимостью использования для их предупреждения и раскрытия оперативно-розыскных средств и методов. В.А. Лукашов (1976 г.) включил в предмет познания теории ОРД закономерности, возникающие и проявляющиеся в организации ОРД. Обобщив накопленные по этому вопросу знания, Д.В. Гребельский (1977 г.) предлагал свою классификацию закономерностей, составляющих предмет теории ОРД и проявляющихся в: преступности; организации ОРД; познавательной стороне ОРД; деятельностной стороне ОРД; в правовой регламентации ОРД. При этом автор указанной классификации подчеркнул, что выявление, обоснование и систематизация общих и более частных закономерностей является постоянной научной задачей. Несколько иную классификацию элементов предмета теории ОРД предложил В.М. Атмажитов (1992 г.), разделивший их на относящиеся к: образованию оперативно-розыскной информации, ее обнаружению, получению, проверке и фиксации; деятельности ОРО по использованию оперативно-розыскной информации; организации ОРД; правовому регулированию ОРД. И.А. Климов (1993 г.) внес ряд логико-гносеологических замечаний в эти признаки и разработал свою конструкцию предмета теории ОРД как производного от объекта ее познания. Объектом познания теории ОРД, по его мнению, выступают следующие явления и процессы объективной действительности: преступность как определенное социальное явление; ОРД как один из видов общественной практики борьбы с преступностью; правовое регулирование ОРД. Предметом познания теории ОРД, как любой другой науки, считает И.А. Климов, являются закономерности, отношения, связи и другие объективные стороны, характерные для объекта ее исследования. Несмотря на дискуссионность понятия предмета теории ОРД, перечни его основных содержательных элементов, составленные различными авторами, во многом совпадают. Учитывая это, а также накопленный эмпирический и теоретический материал о законодательном уровне регулирования оперативно-розыскных отношений, предлагается следующее определение: Теория ОРД — это наука, исследующая закономерности механизма совершения преступлений и противодействия криминальной среды, возникновения информации о преступлении и его участниках, сбора, оценки и использования фактических данных о них, разрабатывающая правовые, организационные, методические и тактические основы эффективного применения оперативно-розыскных сил, средств и методов в борьбе с преступностью. Данное определение содержит важнейшие структурно-содержательные элементы предмета теории ОРД, которые целесообразно рассмотреть более подробно. 1. Закономерности, раскрывающие познавательную сущность теории ОРД. Основываясь на методических принципах теории и общенаучных методах познания, теория ОРД изучает как механизм совершения преступлений, так и действия лиц, их замышляющих, подготавливающих, скрывающихся от следствия, суда, отбывания наказания. Теория ОРД изучает объективные закономерности возникновения и развития тех групп явлений, отношений, фактов, которые определяют скрытый характер совершаемых преступлений, а также противодействие криминальной среды и требуют применения адекватных, преимущественно негласных средств и методов для их выявления, предупреждения и раскрытия. Научные исследования в рамках теории ОРД должны выявлять и анализировать все типичное, повторяющееся, устойчивое и характерное как для механизма совершения преступлений, так и для применения негласных сил, средств и методов борьбы с тяжкими и особо тяжкими, неочевидными преступлениями, раскрытие которых иными средствами невозможно. Необходимость согласованного исследования механизма совершения преступлений и эффективных действий субъектов ОРД по применению негласных мер борьбы с преступностью, обусловливается взаимосвязью способов совершения преступлений, поведения подозреваемых и тактики применения оперативно-розыскных сил, средств и методов по их изобличению. Так, получить информацию о замыслах и намерениях, возникающих в криминальной среде, можно только средствами ОРД. Одной из задач ОРД является поиск и обнаружение фактических данных, отражающих и воссоздающих имевшее место в прошлом событие во всех его юридически значимых чертах. Следовательно, такая деятельность представляет собой процесс познания. Оперативник, исследуя фактические данные, характеризующие обстоятельства совершенного или совершаемого преступления, приобретает необходимые для решения оперативно-розыскных задач знания, иначе говоря, познает событие (преступление). Познание, осуществляемое в ходе ОРД по раскрытию преступлений и изобличению виновных в их совершении, представляет собой сложный процесс, требующий высокого профессионального мастерства, значительных интеллектуальных, психических и физических усилий для преодоления трудностей, возникающих при восстановлении эпизода или картины совершенного или совершаемого преступления. Трудности нередко обусловлены обстоятельствами совершения преступления, поведением преступника и соучастников, потерпевшего и очевидцев противоправных действий. Независимо от условий совершения преступления, несмотря на уловки и ухищрения с целью сокрытия следов противоправных действий в соответствии с законом о всеобщей взаимосвязи и взаимообусловленности явлений, благодаря свойству отражения такие следы сохраняются всегда. Преступник при совершении преступления вступает в различные по степени сложности отношения с окружающими его объектами, воздействующими на него и отражающими его действия. Признаки тех или иных противоправных действий отражаются во внешней среде в различных формах и на различных уровнях. Все виды отражения, обусловливая закономерности возникновения фактических данных как источников доказательств, являются основой информации об обстоятельствах преступления. Такие фактические данные служат исходным материалом для раскрытия природы каждого факта, эпизода в отдельности и познания совокупности обстоятельств, характеризующих в целом событие преступления. Познание оперативником фактических обстоятельств совершения преступления — это, по существу, процесс установления истины, критерием которой, как известно, является практика. ОРД можно рассматривать в двух аспектах: как объект научного познания и как практическую деятельность оперативного работника по установлению обстоятельств преступления. Оперативник в результате ОРМ приобретает определенные знания о признаках преступления, в том числе о способе, мотивах и целях его совершения, о лицах, причастных к нему. Познание объективной действительности пронизывает всю деятельность ОРО. Процесс познания состоит из двух элементов: чувственного и рационального, которые раздельно не существуют. Чувственное впечатление в свете разума приобретает новую окраску, новое содержание, поскольку абстрактное мышление значительно глубже чувственного познания и обогащает, расширяет его границы. Чувственное познание в ОРД, как и в других видах познавательной деятельности, находит выражение в таких формах, как ощущение, восприятие и представление. Они формируются в сознании оперативника, когда он в процессе, например, такого ОРМ как наблюдение непосредственно своими органами чувств воспринимает имеющие значение для ОРД обстоятельства и факты, и на основе полученных чувственных данных создает сначала в своем сознании образы этих обстоятельств и фактов, а потом фиксирует сведения о них в соответствующем оперативно-служебном документе. Чувственное непосредственное и опосредованное познание оперативника частично имеет место и при проверке оперативной информации, когда качество уже сформированных источников доказательств устанавливается путем сбора новых, связанных с проверяемым через отображаемые факты Например, когда сведения о фактах и обстоятельствах, имеющих значение для ОРД, полученные в результате оперативного наблюдения, проверяются при опросе граждан, воспринимавших указанные обстоятельства к факты. Активную роль в ходе чувственного познания оперативника, осуществляемого при сборе и частично проверке оперативных доказательств, играет мышление. Чувственное восприятие субъектов при производстве ОРМ по собиранию и проверке доказательств всегда осмыслено. Мышление всегда органически «вплетено» в практическую деятельность по собиранию и проверке оперативной информации. С его помощью определяется направленность восприятия, происходит отбор сведений, имеющих значение для ОРД, первичная проверка их содержания. Активную роль мышление оперативника играет и в процессе опроса, например, должностного лица при формулировании вопросов о фактах и обстоятельствах, подлежащих выяснению, при отборе из полученных в ходе объяснения сведений тех, которые могут относиться к предмету доказывания, постановке уточняющих и дополняющих вопросов, организации и фиксации полученных сведений. Чувственное познание, осуществляемое при сборе и частично проверке источников доказательств, способно верно отразить действительность, но лишь частично. Его непосредственная связь с объективной действительностью не позволяет отделить знание общего от единичного, объективного от субъективного, выявить и исследовать в предметах и явлениях необходимые связи, зависимости и отношения и отделить их от случайных или привнесенных субъектом познания. ОРМ позволяют оперативнику накопить определенный запас чувственных впечатлений от восприятия выявленных и обнаруженных им фактических данных как источников доказательственной информации. Чтобы отобрать из массива фактических данных те, которые связаны с противоправными действиями разрабатываемых лиц, оперативнику приходится проделывать сложную мыслительную работу. Например, при оперативном осмотре рабочего места или квартиры разрабатываемого оперативник не только получает определенные чувственные впечатления от цвета, формы, внешнего вида обнаруженных вещей, документов, но и осмысливает, оценивает их доказательственное значение для расследования по уголовному делу, планирует необходимые ОРМ и следственные действия с целью их легализации. В других случаях, слушая сообщение конфидента, производя разведывательной опрос и т.п., оперативник чувственно воспринимает информацию и одновременно осмысливает ее. Чувственное познание не дает знаний о сущности фактов, связей, зависимостей и отношений, скрытых за поверхностью явлений, доступных чувственному восприятию. Например, при обнаружении в ходе конспиративного обследования помещения предметов и документов, имеющих значение для ОРД, оперативник, особенно на первоначальном этапе проверки, не может сделать окончательного и достоверного вывода об их происхождении, назначении. С подобного рода трудностями он столкнется и в ходе опроса граждан при получении от них сведений о фактах и обстоятельствах, относящихся к предмету ОРД. Познание существа обстоятельств и фактов, входящих в предмет ОРД, недоступное для чувственного познания, реализуется оперативником посредством рациональной формы познания — на логическом уровне при оценке всей совокупности собранных и проверенных источников доказательств. При этом обстоятельства и факты, входящие в предмет доказывания, отражаются не со стороны явлений, доступных чувственному восприятию, а со стороны их сущности — внутренних связей, зависимостей, отношений и закономерностей внутреннего движения, недоступных чувственному познанию. Участники ОРД на данном уровне непосредственно с объективной действительностью не соприкасаются, разум при этом опирается на данные чувств. Формами выражения логического знания, получаемого в ОРД, как и в других видах познавательной деятельности выступают понятия, суждения и умозаключения. Их виды, правила построения изучает логика. Для правильного отражения на логическом уровне познания обстоятельств и фактов, относящихся к предмету ОРД, необходимо связать понятия в соответствии с действительно существовавшими и существующими связями между явлениями, предметами, имеющими значение для установления истины, их свойствами, связями и отношениями. Представления, полученные при проведении ОРМ на основе чувственного познания, дающего знания о внешних, отдельных, как бы застывших связях, сторонах, зависимостях, отношениях обстоятельств и фактов, входящих в ОРД, должны быть подвергнуты логической обработке, в ходе оценки источников доказательств. Только посредством рационального познания участник ОРД может воссоздать в мышлении не фрагментарную, не одностороннюю, не застывшую картину обстоятельств и фактов, подлежащих установлению в процессе ОРД, а их целостную картину в развитии, во всей полноте общественно-правовой сущности. Таким образом, процесс познания, происходящий в ходе проведения ОРМ, является чувственно-рациональным. Оперативник приобретает необходимые знания и, руководствуясь мировоззрением, профессиональным и житейским опытом, проверяет правильность своих умозаключений. Диалектический переход от чувственного к рациональному познанию происходит во время практической деятельности человека. Гносеология, законам которой подчинено исследование фактических обстоятельств преступления в ходе его раскрытия, рассматривает познание как сложный процесс отражения объективной действительности сознанием человека, происходящий на основе практики и диалектического взаимодействия чувственного и рационального. Основа познания явлений природы и общества, критерий истинности результатов такого познания — практика, т.е. общественная, материальная и другая целесообразная деятельность людей по преобразованию природы и общества, многообразная по содержанию и формам. Профилактика, пресечение и раскрытие преступлений как вид общественной деятельности уполномоченных государственных органов также является практикой. Процесс познания объективно существующих фактов при осуществлении ОРМ по предупреждению и раскрытию преступлений развивается в ходе практической деятельности ОРО и определяется потребностями борьбы с преступностью и обеспечения безопасности. Знания об обстоятельствах совершения преступления, полученные оперативником и зафиксированные в соответствующих документах (объяснениях, актах, сводках скрытого наблюдения, оперативного осмотра и др.), используются прежде всего для быстрейшего и полного раскрытия преступлений. Они могут быть использованы и в ходе научных исследований, научного прогнозирования и разработки перспективных мер по предупреждению и раскрытию преступлений. 2. Причинно-следственные связи механизма образования криминалистически значимой информации (правила и процедура поиска, фиксация, оценка и использование в качестве фактических данных для принятия юридически значимых решений по факту подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления и лиц, причастных к нему). Именно исследование механизма криминалистически значимой информации позволило теории ОРД разработать типовые методики документирования преступных действий по однотипным группам и видам преступлений, которые успешно применяются на практике. Собирая сведения с помощью оперативно-розыскных сил, средств и методов, ОРО накапливают соответствующие массивы оперативно-розыскной информации не только разового, но и многократного использования в борьбе с преступностью. Анализ закономерностей функционирования оперативно-розыскной информации и эффективности ее применения в выявлении, предупреждении и раскрытии преступлений показывает, что информационный аспект является важнейшим элементом предмета теории ОРД. Он создает реальные возможности разработки и внедрения в практику ОРО автоматизированных информационно-поисковых систем по отысканию следов преступных действий; лиц, причастных к их совершению или без вести пропавших; похищенных предметов. Автоматизация банка данных, характеризующих субъекты ОРД, оперативно-розыскных учетов способствует повышению эффективности их использования в борьбе с преступностью, оптимальному решению других организационных задач. 3. Закономерности возникновения общественных отношений, связанных с применением оперативно-розыскных сил, средств и методов в борьбе с преступностью и обеспечении безопасности. В.А. Лукашов, рассматривая ОРД, как сложную динамическую систему, вычленил следующие специфические формы отношений: Управленческие отношения, характерные для внутриорганизационной деятельности формальных государственных структур (учреждений). Применительно к системе ОРО управленческие отношения имеют в своей основе нормативное регламентирование деятельности ОРО и их сотрудников, которое касается распределения прав и обязанностей, полномочий и ответственности, деловых связей и взаимодействия, режима рабочего дня и др. Такого рода отношения, возникающие в связи с государственной службой, обладают всеми признаками административно-правовых отношений, поскольку базируются на формальном регламентировании внутрисистемной деятельности ОРО как государственных учреждений. Иначе обстоит дело с отношениями, возникающими в рамках оперативно-розыскного управления, — деятельности руководителей ОРО либо временных оперативных штабов (оперативных групп) по подготовке комплексных ОРМ (операций) и обеспечению успешного выполнения возникающих оперативно-розыскных задач. Здесь наряду с отношениями административно-правовой субординации решающую роль приобретают отношения, связанные с механизмом оперативно-розыскного управления силами и средствами, непосредственно задействованными на выполнении оперативно-розыскных задач. В силу этих соображений такие отношения можно обоснованно характеризовать как оперативно-розыскные правоотношения, что определяется специфическими условиями оперативной обстановки, в которой они возникают, развиваются и прекращаются. Межотраслевые отношения, возникающие в рамках единого оперативно-розыскного законодательства между различными ОРО. Законодатель не регламентирует механизм взаимодействия всех ОРО, осуществляющих ОРД, ограничиваясь указанием на то, что все они решают стоящие перед ними задачи самостоятельно и во взаимодействии между собой, а также при содействии граждан. Конкретные вопросы взаимодействия предполагается решать в рамках межведомственных соглашений и межведомственных нормативных актов. В этой связи межотраслевые отношения, возникающие между различными органами, осуществляющими ОРД, следует отнести к оперативно-розыскным правоотношениям, имеющим законодательное основание осуществления. К ним, в частности, следовало бы отнести межотраслевые отношения, связанные с обменом информацией, прогнозированием и планированием комплексных оперативно-розыскных мер борьбы с проявлениями организованной преступности, терроризма, коррупции, наркобизнеса, контрабанды, других тяжких преступлений, а также с информацией о признаках разведывательно-подрывной деятельности иностранных спецслужб и организаций против Российской Федерации. Функционально-управленческие отношения связаны с отношениями взаимной помощи и консультациями между линейными структурами (например, отраслевыми службами органов внутренних дел — уголовного розыска, борьбы с экономическими преступлениями, борьбы с организованной преступностью, борьбы с незаконным оборотом наркотиков и пр.) и функциональными структурами, в качестве которых выступают специализированные информационные, оперативно-поисковые, оперативно-технические, экспертно-криминалистические и некоторые другие подразделения субъектов ОРД. Между линейными и функциональными структурами осуществляется информационное и конструктивное взаимодействие, связанное с использованием федеральных и региональных банков оперативной информации, различных учетов, картотек, коллекций и тд., проведением негласного наблюдения и установочно-справочной работы, применением оперативно-технических средств специального назначения, использованием в оперативно-розыскных целях возможностей экспертно-крими-налистических подразделений и т.д. Оперативно-тактические отношения, возникающие по поводу подготовки, проведения и реализации результатов ОРМ, предусмотренных ФЗ об ОРД. В данном случае наличие оперативно-розыскных правоотношений не вызывает сомнения, поскольку осуществление ОРМ основано на законе, а права, обязанности и ответственность участвующих в их проведении сотрудников оперативных, оперативно-поисковых, оперативно-технических, экспертно-криминалистических и иных подразделений регламентированы ведомственными нормативными актами. Оперативно-розыскными правоотношениями охватываются и участвующие в проведении ОРМ граждане, конфиденциально сотрудничающие с ОРО на контрактной основе. И это понятно, поскольку наличие контракта порождает определенные права и ответственность субъектов сотрудничества (оперативников, негласных сотрудников), вытекающие из достигнутого между ними соглашения. Что касается отношений, возникающих между оперативниками и гражданами, конфиденциально сотрудничающими с ОРО на бесконтрактной основе, то они не могут рассматриваться как правоотношения, поскольку даже в малой степени не урегулированы нормами права. Это в равной степени относится к гражданам, с которыми сотрудники ОВД устанавливают доверительные оперативные контакты, а также привлекаемым в иных формах к подготовке и проведению ОРМ (например, к производству контрольных закупок). Поскольку, однако, такие отношения возникают в связи с ОРД, они являются оперативно-розыскными отношениями неправового, информационного характера. 4. Практика применения организационных форм, методики, тактики и технических средств ОРД в борьбе с преступностью и обеспечении безопасности. Теория ОРД исследует такие организационные формы деятельности ОРО, как изучение и оценка оперативной обстановки; подбор, расстановка и использование негласных сотрудников, все аспекты ОРД с точки зрения их соответствия выводам о состоянии оперативной обстановки; материально-технического обеспечения; внутреннее и внешнее взаимодействие субъектов ОРД и др. Основываясь на эмпирических данных, теория ОРД разрабатывает научно обоснованные рекомендации по повышению эффективности ОРД с целью выявления, предупреждения и раскрытия преступлений. Научные знания, полученные таким образом, в совокупности образуют определенную систему. Система теории ОРД на современном этапе развития может быть представлена следующим образом: 1-й раздел - Общая теория ОРД; 2-й раздел — Оперативно-розыскная тактика; 3-й раздел — Оперативно-розыскная методика; 4-й раздел - Оперативная техника. В содержание общей теории ОРД входят основные идеи, принципы, понятия, категории, определения, термины и теоретические концепции, а также методы их познания и развития. В качестве структурных разделов она включает в себя ряд частных оперативно-розыскных теорий: учение о познавательной, деятельностной и организационной сторонах ОРД; теория научных методов ОРД; учение о языке и систематике ОРД; учение об оперативно-розыскной информации; учение об оперативно-розыскных версиях; теория оперативного обслуживания; теория документирования; учение об оперативных комбинациях и тактических операциях. Перечень частных теорий ОРД постоянно пополняется по мере развития науки и обоснования их специфической направленности в решении ее общих задач. § 3. Методология научных исследований проблем оперативно- розыскной деятельности В теории ОРД впервые в комплексном виде вопросы методологии рассмотрели в 1973 г. А.И. Алексеев и Г.К. Синилов. Основное внимание они уделили освещению методологического значения материалистической диалектики и исторического материализма для теории ОРД, а также применению в этой области общенаучных методов познания. Существенный вклад в разработку вопросов методологии теории ОРД внес Д.В. Гребельский. В своей монографии, посвященной теоретическим основам и организационно-правовым проблемам ОРД (1974 г.), он подчеркнул многоплановость и многогранность задач, решаемых в рамках ОРД. В этой связи отмечается правомерность и плодотворность использования теорией ОРД научных методов познания, разработанных и применяемых в других областях научных знаний (криминологии, педагогике, психологии, социологии, теории управления и т.п.). В работе подчеркивается мысль о необходимости сочетания и комплексного использования самых различных методов научного познания и, прежде всего: содержательных методов, предполагающих более или менее непосредственное обращение к фактам, данным наблюдения, опыта и выведения из них путем абстракции, анализа и синтеза теоретических заключений (наблюдение, сравнение, эксперимент, интервьюирование и анкетирование, исследование документов и т.п.); формализованных методов, подчиненных задачам абстрагирования, логического выведения и определения новых понятий из уже сформулированных (моделирование, оперативно-экономический анализ, построение структурных схем и т.п.); методов теоретического анализа и синтеза, характеризующихся теоретическим рассмотрением предмета, задач исследования, определения логики и вероятных результатов исследования. Автор совершенно прав, утверждая правомерность различных точек зрения по вопросу определения сущности, содержания и системы (классификации) частных и специальных методов научного познания, что объясняется чрезвычайной сложностью проблем методологии науки. Определяя методологические основы теории ОРД, не следует отождествлять ОРМ с методами научных исследований, хотя между ними существует тесная взаимосвязь, основанная на единстве познавательной, объяснительной, эвристической и прогностической функций, а также функции обеспечения практической реализации научных исследований и основанных на них рекомендаций. Эти предварительные замечания позволяют определить систему методов, используемых в теории ОРД, в основу которых (методов) положено обобщение представления о методологии теоретических исследований по специальной проблематике. Исходя из накопленной практики использования существующих методов познания применительно к сфере ОРД, их структуру можно представить следующим образом. 1. Диалектический метод научного познания — диалектический материализм, который служит основой применения общенаучных методов исследования. 2. Общенаучные методы исследования: а) метод логической обработки материалов; б) историко-логический метод; в) математический и статистический методы; г) социологические методы; д) психологические и социально-психологические методы; е) системно-структурный метод; ж) метод моделирования; з) теоретико-экспериментальный метод; и) программно-целевой метод. Предполагается, что в каждом из перечисленных выше общенаучных методов оптимально сочетаются логико-теоретические и эмпирические элементы. Последовательность рассмотрения общенаучных методов определена с учетом нарастающей сложности объектов исследования. 1. Диалектический метод научного познания — диалектический материализм. Диалектический метод познания позволяет сформулировать общенаучные методы, вскрыть философскую сущность объекта исследования во всех без исключения естественных, общественных и технических науках. Не является исключением и теория ОРД как область научных знаний. Исследователь, работающий над проблемами теории ОРД, может познать их лишь на основе диалектики как науки о всеобщей связи, взаимозависимости окружающих нас явлений криминогенного и антикриминогенного характера. Диалектический метод определяет подход к изучаемым объектам оперативно-розыскной практики как к определенному звену в сложной структуре правоохранительной деятельности, определяет методологический фундамент для общих и частных методов исследования. Опираясь на диалектическую методологию научного познания, теория ОРД раскрывает объективные закономерности оперативно-розыскной практики, их взаимодействие с другими формами и методами борьбы с преступностью в целом и учит оперативников использовать их комплексно. Из основных положений диалектического метода познания с необходимостью следует, что ОРД — составная часть государственно-правовой правоохранительной структуры общества; она имеет гуманистическую природу, а в условиях демократического правового государства обеспечивает защиту жизни, здоровья, прав и свобод личности, собственности, безопасности общества и государства от преступных посягательств; социальная эффективность ОРД в конечном счете определяется тем, насколько она служит соблюдению и защите прав и свобод человека и гражданина. Социально-экономическое состояние общества, правосознание и нравственное состояние населения, его отдельных социальных групп и региональных образований оказывают определяющее влияние на формирование целей, определение задач, организационных форм и тактики оперативно-розыскных мер борьбы с преступностью. Опора на методологию диалектического материализма позволяет исследовать явления и процессы оперативно-розыскной практики в развитии, динамике; выявлять факторы, влияющие на организацию и качество ОРД; найти количественную меру выражения эффективности деятельности ОРО; обнаружить в массовидных явлениях оперативно-розыскной практики необходимое и случайное, сущность и явление, определяющие тенденции развития и его социальные детерминанты; показать возможности сознательного управления в сфере ОРД через правовые, организационные и иные социальные регуляторы. В целом применение диалектического метода познания не только дает науке ясные мировоззренческие принципы, но и вооружает ее единственно правильной общей методологией научного познания — материалистической диалектикой. Сознательное усвоение и применение диалектических принципов представителями частных наук — важнейшее обязательное условие прогресса науки, диалектика является не только инструментом теоретического поиска, но и методом получения новых знаний. Сказанное полностью относится к теории ОРД, которая по своей гносеологической сущности ничем не отличается от других наук, имеет полную самостоятельность, обеспечивает объективно необходимые специфические потребности практики борьбы с преступностью, которые не в состоянии обеспечить никакая другая отрасль научных знаний. В свете теории ОРД отчетливо проявляются системные качества ОРД, ее комплексный характер, неразрывная связь с концепциями методологических основ криминалистики, криминологии, уголовного права и процесса, педагогики, психологии и других наук. 2. Общенаучные методы исследования. Общенаучные методы исследования применяются в большей или меньшей мере при исследовании как организационно-управленческих, так и оперативно-тактических проблем ОРД. а) Метод логической обработки материалов оперативно-розыскной теории и практики (анализ, синтез, индукция, восхождение от конкретного к абстрактному и от абстрактного к конкретному и т.д.) — важнейший и надежный методологический инструментарий теории ОРД. При исследовании правовых основ и вопросов нормативно-правового регулирования ОРД он выступает как средство логико-семантического анализа, способствует выявлению пробелов в системе правового регулирования ОРД, разработке рекомендаций по устранению пробелов, противоречий и иных изъянов, дальнейшему совершенствованию системы правового регулирования деятельности ОРО. Он играет также важную роль в теоретико-правовом исследовании ОРД, и прежде всего в разработке категорийного аппарата теории ОРД, ее внутренней структуры, уровней и подсистем, разработке языка этой научной теории. б) Историко-логический метод, при использовании которого генетический анализ изучаемых явлений и процессов в сфере ОРД отражает логику их развития, раскрывает перед исследователем их содержание в виде последовательного во времени углубления наших знаний. Практическое значение истории развития ОРД для современного этапа исследования состоит прежде всего в том, что история выступает хранительницей накопленного опыта борьбы с преступностью. Современные проблемы организации ОРД и тактики применения негласных средств и методов в предотвращении и раскрытии преступлений, будучи весьма сложными по своей структуре и специфике, требуют глубокого исследования под углом зрения не только перспективы, но и исторического происхождения. Исторический подход к исследованию проблемных вопросов ОРД неразрывно связан с логическим подходом. В отличие от исторического логический подход состоит в анализе явления как результата исторического развития. Если исторический метод воспроизводит историю развития ОРД как предмета исследования, то логический призван дать теорию этой деятельности. В данном случае основное внимание направляется не на индивидуальные особенности предмета исследования, а на общее и существенное в изучаемых явлениях. Как и в любой другой области общественной практики, принцип историзма в ОРД не означает изложение материала просто в хронологической последовательности. Этот принцип предполагает раскрытие внутренних закономерностей, связи явлений в процессе осуществления комплексных мероприятий по борьбе с преступностью, рассмотрение их в сочетании с другими видами и направлениями деятельности ОРО (административно-правовой, процессуальной, уголовно-исполнительной и пр.). С другой стороны, изучение истории ОРД позволяет устанавливать закономерности исторического развития, устойчивые тенденции движения теоретической мысли. Следовательно, выявление закономерностей ОРД на основе изучения ее истории приобретает исключительно важное значение. Это весьма сложная задача. Решение ее не допускает механического перенесения опыта прошлого в современные условия, создание каких-либо неизменных положений и принципов. Изучение истории ОРД важно еще и потому, что последняя опирается на многие общие положения, принципы и определения, оперирует понятиями, выработанными теорией в прошлом. Язык ОРД, как научной дисциплины, обладает крепким историческим основанием. Обращение к истории развития языка теории ОРД имеет большое познавательное и практическое значение: оно позволяет конкретизировать и уточнять сложившиеся понятия и определения, наполнять их современным содержанием. в)Математический и статистический методы. Оптимальное управление (в том числе и в области ОРД) становится возможным лишь тогда, когда имеются не только качественные выражения общих закономерностей, но и строгое количественное описание присущих данному явлению связей, отношений и взаимозависимостей. Статистический метод исследования предполагает изучение с использованием математического аппарата сложной статистической совокупности явлений и процессов социальной практики, что позволяет, опираясь на закон больших чисел, выявить определенные статистические закономерности исследуемых объектов, их статистическую природу. Математический и статистический методы применяются в ОРО при изучении и оценке оперативной обстановки, получении и обработке информации о состоянии ОРД, обобщенных материалов оперативно-розыскной практики и данных специальных научных исследований, где применялись статистико-математические методы (обоснование выборки, расчет репрезентативности, факторный анализ и др.). Они в основном базируются на материалах уголовной и оперативно-служебной статистики, которая в широком смысле может рассматриваться как обобщенные сведения социального, криминологического и организационно-тактического характера, полученные правоохранительными органами путем проведения регулярных измерений по единой системе показателей. С помощью этих статистических материалов производится собирание, анализ и оценка количественных данных о состоянии преступности и результатах ОРД субъектов ОРД, их подсистем с целью получения выводной информации о функционировании и эффективности ОРД. Применение статистических и математических методов открывает широкие возможности внедрения в практику современных критериев оценки эффективности деятельности ОРО, расчета нормативов их штатной численности с учетом наиболее важных криминогенных и организационно-тактических факторов. За последние годы практика выработала несколько различных подходов к оценке результатов деятельности органов, служб и подразделений в борьбе с преступностью. В целом отмечается отчетливо выраженная тенденция более широкого применения статистико-математических методов анализа результатов ОРД в связи с изменениями, происходящими в состоянии, структуре и динамике преступности, реально действующих факторов внешней среды. Важно отметить, что это не приводит лишь к обогащению количественной характеристики изучаемых явлений и процессов. Единство и взаимопроникновение формы и содержания, сущности и явления, количественных и качественных элементов познания позволяют отобразить в формализованных математических выражениях содержание и сущность ОРД в ее основных направлениях. На организационно-тактическом уровне ОРД также открываются перспективы использования статистико-математических методов, например расчет сил и средств, их пространственного расположения и интенсивности использования в связи с состоянием, структурой и «географией» преступности. Процессы и явления организации оперативного обслуживания (особенно на уровне региона, крупного города или объекта) обладают достаточной массовостью в пределах одного и того же качественного состояния кадровых и материально-технических ресурсов, а поэтому применение количественных методов вообще, методов математической статистики в частности здесь действительно оказывается плодотворным. Что касается оперативно-тактического уровня ОРД, то до сих пор попытки математически выразить закономерности тактического характера не увенчались успехом. Сказывается сложность самого объекта исследования. Задача состоит в том, чтобы подготовить теорию ОРД, ее понятийный фонд, логическую структуру и систему доказательств к восприятию математических методов. г) Социологические методы исследования находят в ОРД широкое применение, особенно при изучении оперативной обстановки и ее соотношения с криминологической обстановкой. Данные криминологических исследований — важное слагаемое информационного обеспечения работы ОРО, а отдельные аспекты криминологической характеристики личности преступников являются неотъемлемой составной частью оперативно-тактической характеристики преступности. Другие формы социологических исследований охватывают органиационно-тактические аспекты ОРД: организационно-структурные и кадровые вопросы, стиль и методы работы, проблемы совершенствования системы управления, степень эффективности правового регулирования и т.п. Решение этих задач обеспечивается применением конкретных процедур, выработанных социологией: приемов анкетирования, интервьюирования, построением различных шкал и графиков, применением методов корреляционного и факторного анализа и т.д. Перспективной задачей является проведение факторного анализа, позволяющего дифференцировать влияние на преступность различных звеньев правоохранительной системы, включая ОРД. д) Психологические и социально-психологические методы исследования играют весьма важную роль в теории ОРД, поскольку она связана с функционированием ОРО, сознательной, целеустремленной деятельностью большого отряда государственных служащих, вступающих в правовые, организационные и оперативно-тактические отношения, как между собой, так и с негласными сотрудниками, потерпевшими, обвиняемыми, свидетелями и иными гражданами, вовлеченными в сферу правоохранительной деятельности ОРО. Комплекс правовых, организационных и оперативно-тактических отношений, возникающих в сфере ОРД, в психологическом плане может быть представлен в качестве весьма сложной системы взаимодействия психических процессов, свойств и состояний отдельных личностей и социальных групп. Эти отношения нередко характеризуются напряженностью и противоречивостью интересов, поскольку они связаны с разрешением социальных конфликтов и восстановлением социальной справедливости, нарушенной преступлениями. В то же время широкий круг отношений в сфере ОРД непосредственно определяется задачами оперативно-розыскной профилактики, оказания воспитательного воздействия на граждан. е) Системно-структурный подход применяется для выявления внутренней организации ОРД как системы, характера, направления, силы системообразующих связей, а также связей системы ОРД со средой функционирования, описания систем формальным языком (если для этого есть основания) и создания логических предпосылок для управления в сфере ОРД. Применение системного подхода к анализу ОРД позволяет подойти к этой деятельности с позиции теории управления, расчленить ОРД на структурно-функциональные подсистемы, изучить их взаимосвязи, определить их оптимальное соотношение и перспективы дальнейшего совершенствования, рассмотреть уровни ОРД и, таким образом, наметить пути рациональной организации применения оперативно-розыскных сил, средств и методов ж) Метод моделирования. Основан на общенаучных междисциплинарных методах, конкретизирует и развивает последние, однако имеет свою специфику, обусловленную предметом каждой науки. В отечественной научной литературе наиболее распространенным является рассмотрение моделирования как научного метода исследования различных систем путем построения моделей этих систем, сохраняющих некоторые основные особенности предмета исследования, и изучение функционирования моделей с переносом получаемых данных на предмет исследования Познавательные свойства моделирования определяются тем, что они занимают как бы промежуточное место между чисто логическими и эмпирическими методами и выступают в качестве связующего звена между теорией и практикой, между чувственным и логическим познанием. В самом общем виде моделирование процессов и явлений ОРД включает: четкую систематизацию информации об исследуемом процессе или явлении, например об организационно-тактических формах ОРД, изложение ее в упорядоченном виде; объяснение и иллюстрацию наиболее существенных свойств и сложных зависимостей с помощью более простых апробированных наглядных представлений и понятий, например выделение и объяснение таких организационно-тактических форм, как оперативный поиск, оперативная разработка, оперативно-розыскная профилактика; получение новой информации о свойствах исследуемого процесса или явления путем углубленного анализа и мысленного экспериментирования, осуществление на этой основе прогноза о возможном изменении его состояния, например установление не адекватности организационно-тактических форм ОРД реальной оперативно-тактической характеристике преступности; проверку реальности ранее выдвинутых прогнозов, уточнение новых прогнозов о развитии процессов и явлений ОРД, например предвосхищение возможных практических мер совершенствования системы оперативного обслуживания территории путем оптимального сочетания различных ОРМ. Создание комплексной информационной модели ОРД или ее функциональных подсистем предполагает их описание и графическое изображение. Описание представляет собой упорядоченное изображение исследуемых объектов с помощью специальной терминологии, а также математических иллюстраций. Модельное изображение явлений и процессов ОРД создает возможности мысленного экспериментирования, те. мысленного проигрывания различных организационно-тактических вариантов с целью выбора наиболее оптимального. В перспективном плане дальнейшее развитие этого метода связано с моделированием явлений и процессов ОРД на основе новейших информационных технологий з) Теоретико-экспериментальный метод применяется для построения обоснованных теоретико-прикладных положений, адекватно отражающих существенные черты и взаимосвязи исследуемых процессов и явлений ОРД, подтверждения или опровержения тех или иных точек зрения, концепций, взглядов, их проверки путем мысленного либо предметного (организационного, тактического) экспериментирования на основе критерия практики. Использование теоретико-экспериментальных методов исследования должно найти широкое применение на таком важном участке организации ОРД, каким является изучение, формирование и внедрение в практику передового опыта Быстрое развитие и совершенствование оперативно-розыскной практики, сложность системы обучения и специализации оперативников остро ставят вопрос о повышении эффективности использования передового опыта. С этой точки зрения важную роль играет глубокий анализ его практической полезности и экономической целесообразности, а также его всесторонняя оценка в плане обеспечения законности. Руководители ОРО, прежде чем внедрять опыт, обязаны точно рассчитать его экономический эффект. Нельзя Допускать в этом деле элементов случайности и субъективизма. В то же время необходимо иметь в виду, что опыт ограничен во времени и может морально устареть. Именно поэтому выявление, изучение, обобщение и внедрение его следует осуществлять в максимально сжатые сроки. Передовой опыт ограничен в пространстве. Он дает должный эффект тогда, когда будет использован примерно в одинаковых условиях. Это положение приобретает решающее значение при распространении передового опыта организации ОРД, когда речь идет об оптимальной расстановке сил и средств, организации системы оперативно-розыскной информации, взаимодействия с другими ОРО. Научная организация ОРД опирается также на организационно-тактические эксперименты, выступающие и как средство познания, и как форма практической деятельности. В сфере ОРД организационно-тактические эксперименты являются основным средством разработки новых и совершенствования уже существующих в практике организационных форм и тактических приемов борьбы с преступностью, повышения уровня управления силами и средствами. и) Программно-целевой метод позволяет на основе теоретических разработок и моделирования прогнозировать перспективы развития, организационно-правового, материально-технического, кадрового и иного обеспечения ОРД. В современных условиях все более очевидным становится тот факт, что различные виды правоохранительной деятельности, как бы они успешно ни протекали, не самоцель, а лишь средство для достижения конечных целей. Именно поэтому их необходимо развивать комплексно, по плану, имея в виду, что одностороннее развитие какого-либо одного вида деятельности может вызвать существенные диспропорции и снизить эффективность системы мер борьбы с преступностью в целом. В этих условиях важное значение приобретает применение программно-целевого подхода к осуществлению комплексного анализа и определению перспектив развития ОРД. Важнейшей задачей и конечным результатом применения диалектического метода познания, а также современных общенаучных познавательных методов является своевременное выявление и правильное разрешение противоречий во всех сферах политической и социально-экономической жизни общества. Противоречия действуют в любой области социальной практики, включая сферу правоохранительной и особенно ОРД. При этом имеется в виду как организационно-управленческий аспект этой деятельности, где противоречия возникают в самой управляемой системе, так и оперативно-тактический аспект, характеризующийся острыми, подчас непримиримыми противоречиями между представителями государства, стоящими на страже законности, и правонарушителями, нарушающими или игнорирующими нормы закона и морали. Без глубокого познания и правильного разрешения этих противоречий немыслимы успешная организация борьбы с преступностью и обеспечение национальной безопасности. Представляется, что на организационно-управленческом уровне ОРД наиболее актуальными с точки зрения необходимости их правильного и быстрого разрешения являются противоречия между: установками о профессионализме и компетентности руководителей ОРО, с одной стороны, и практикой комплектования этих должностей на местах за счет назначения лиц, не имеющих специальной и даже юридической подготовки и опыта опертивной работы; необходимостью принятия руководящим и подчиненным составом ОРО смелых оперативно-тактических решений в экстремальных ситуациях и нежеланием части сотрудников принимать такие решения, вызванным перестраховкой, стремлением избежать риска, без которого ОРД немыслима; нарастающим потоком оперативно-розыскной информации, циркулирующей в системе субъектов ОРД, и несовершенными способами ее переработки, поиска и хранения; комплексным характером оперативного обслуживания территорий административных регионов, объектов и направлений оперативной работы и отраслевыми интересами специализированных служб; стремлением сосредоточить основные силы оперативников в низовом звене и оперативно-тактической характеристикой современной преступности, требующей специализации части сил оперативников на более высоких уровнях управления для проведения комплексных оперативно-розыскных мер, выходящих за рамки тех или иных ОРО. Наличие этих и многих других противоречий в системе ОРД объясняется нарастающей сложностью объектов управления и противоречивостью требований, предъявляемых к выбору целей и средств их достижения. В практике ОРО немало примеров удачного подхода к вопросу разрешения противоречий. Так, противоречия между нарастающим потоком информации и ограниченными возможностями ее переработки успешно устраняются путем внедрения в практику новых информационных технологий. Разрабатываются оптимальные варианты оперативного обслуживания административных регионов, объектов и направлений оперативной работы, в рамках которых интегрируются усилия отраслевых ОРО. Активно внедряется принцип многоцелевого использования , негласного аппарата. Проводится плодотворная работа по отбору, подготовке, воспитанию и обучению кадров ОРО. Исследование противоречий и способов их разрешения выступает как катализатор развития и совершенствования теории и практики ОРД. Естественно, что своевременное выявление и правильное разрешение противоречий в решающей степени зависят от руководителей ОРО на всех уровнях управления. Их деятельности должны быть присущи прочная и обязательная опора на знания, верно отражающие объективную действительность, диалектико-материалистический анализ практики, строгость логического мышления, знание законов, отображающих процесс развития исследуемой сферы действительности. Иной характер разрешения противоречий присущ оперативно-тактическому уровню ОРД. Для этого уровня характерны конфликтные межличностные ситуации различной длительности и остроты, источниками которых являются отношения соперничества между оперативниками и преступниками, активное противодействие последних принимаемым правоохранительным мерам. Преступные элементы, их пособники и заинтересованные связи, стремясь реализовать свои преступные замыслы и уклониться от предусмотренной законом ответственности, совершенно сознательно и нередко весьма квалифицированно противодействуют оперативникам и не только лишают их сведений, необходимых для принятия решений, но и принимают меры дезинформации и даже физического противоборства с представителями закона. Конфликтные ситуации выступают как важнейший психологический компонент оперативно-тактических ситуаций, поскольку интересы участников этих ситуаций (оперативников — преступных элементов), как правило, прямо противоположны, а их действия направлены на достижение взаимоисключающих целей. В этих условиях разрешение противоречий строится на безусловном соблюдении норм права и морали и включает в себя: во-первых, четкое уяснение оперативниками целей и механизмакриминального поведения преступных элементов (уголовно-правовая и оперативно-тактическая оценка их действий); во-вторых, всесторонний учет возможных мер противодействия преступников и связанных с ними лиц, различных проявлений случайности, способных повлиять на течение оперативно-розыскного процесса; в-третьих, осуществление на этой основе решительных оперативно-розыскных и иных предусмотренных законом мер, обеспечивающих «разрушение» преступных замыслов, создание условий невозможности продолжения преступной деятельности, предупреждение и раскрытие преступлений, привлечение виновных к предусмотренной законом ответственности (оперативно-розыскная профилактика, оперативная проверка и разработка преступных элементов, проведение операций по захвату преступников). Глава 3 ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В СИСТЕМЕ НАУК § 1. Оперативно-розыскная деятельность и криминалистика Криминалистика и теория ОРД наиболее близкие по теоретическому и практическому содержанию юридические науки. Они имеют одни объекты изучения — преступную деятельность различных видов и деятельность по ее раскрытию и расследованию. Много общего и в истории их развития, тактике и методике проведения следственных действий и ОРМ. И это не случайно, ибо многие исходные теоретические положения, приемы и методы ОРД сформировались в рамках криминалистики. Соответственно многие положения и рекомендации криминалистики легли в основу указанной научной дисциплины. В уголовно-процессуальной литературе второй половины XIX в. появились первые теоретические рассуждения о месте, роли ОРД в раскрытии преступлений, поскольку дознание в этот период осуществлялось приемами и средствами уголовного сыска, ученые-процессуалисты того времени пытались разобраться в соотношении понятий дознания и сыска. Так, А.А. Квачевский различал дознание в широком и узком смысле. В широком смысле все предварительное производство по делу, включая и оперативно-розыскные действия, направленные на обнаружение и фиксацию скрытых, тайных виновников преступления. В узком смысле — только ОРД, направленную лишь на собирание признаков преступного характера (Квачевский А.А. Об уголовном преследовании, дознании и предварительном исследовании преступлений по судебным уставам. - СПб., 1864. - С. 5). И.Я. Фойницкий в своих работах уделял внимание анализу методов уголовного сыска. В. К. Случевский, учитывая роль сыска в дознании, считал, что целью дознания является лишь «обнаружение преступного характера происшествия», а «дальнейшие действия по разыскиванию и обличению преступника» Лявляются задачей следователя (Случевский В.К. Учебник русского уголовного процесса. -СПб., 1913. -С. 107.). Таким образом, дознание он, по Существу, сводил лишь к уголовному сыску (ОРД). Хотя ОРД значительно древнее следственной, ее теоретико-мето-даческая база не развивалась, а фактически ее и не было, в отличие эт теоретической основы следствия. Только с рождением криминалистики появилась возможность использовать данные криминалистики в ОРД для формирования не только своего тактико-методического и технического арсенала в негласной сфере розыскной деятельности, но и определенных теоретических основ. В рамках отечественной криминалистики, на ее теоретической и практической базе, начала развиваться теория и практика ОРД в Советском государстве. Соответственно в зарубежной и отечественной криминалистике в начале XX в. сформировалось представление о двойственной области применения рекомендаций криминалистики—в процессуальной (расследовании) и непроцессуальной (ОРД). Поэтому и отдельные ее рекомендации часто носили двойственный характер. И это вполне закономерно: криминалистика, уже имевшая и в то время стабильное положение и довольно четкие перспективы развития, а также как наука о следственном искусстве, частью которого было не менее искусное ведение розыскной работы, просто обязана была теоретически и практически оснастить ОРД. Особенно много разработок, данные которых могли использоваться в ОРД, было сделано зарубежными криминалистами уже вскоре после рождения криминалистики. Даже ее основатель Ганс Гросс в своем труде (Гросс Г. Руководство для судебных следователей как система криминалистики. СПб., 1908 (переизд. в 2002 г.).), положившем начало криминалистики, не только отметил важное значение знания криминалистики для розыскных работников полиции, но и уделил значительное внимание рассмотрению вопросов в большей степени оперативно-розыскного, нежели следственного характера. Таковыми, например, были вопросы о различных криминальных приемах преступников и способах (в том числе и негласных) их распознавания, о воровском языке, о чтении шифрованных писем, о типовых способах совершения краж и мошенничества. Значительный вклад в разработку тактико-методического и технического арсенала ОРД внесли такие европейские криминалисты, как А. Вейнгардт, Р. Гейндль, Г. Шнейкерт, В. Штибер и др. В частности, многие работы указанных авторов прямо были адресованы оперативникам, в которых они показывали, как знания приемов и методов криминалистической тактики и техники могут быть использованы в розыскной работе (Вейнгардт А Уголовная тактика Петроград. 1910; Гейндль Р Уголовная техника. Из материалов уголовного розыска - М , 1925, Штибер В., Шнейкерт Г. Практическое руководство для работников уголовного розыска. - М., 1925.). Не меньший вклад в формирование указанного арсенала внесли и первые российские криминалисты - И.Н. Якимов, СМ. Потапов, П.С. Семеновский, В.И. Громов и др. Все они также, в определенной степени под влиянием своих зарубежных коллег, исходили из мнения о том, что существуют гласные и негласные формы применения данных криминалистики и что негласный розыск является частью единой деятельности по раскрытию и расследованию преступлений. Поэтому считали, что приемы и методы криминалистики должны быть не только средствами расследования, но и ОРД. Соответственно, например, И.Н. Якимов в таких своих научных трудах, как «Практическое руководство к расследованию преступлений» (1924 г.), «Современное розыскное искусство» (1926 г.), «Криминалистика. Уголовная тактика» (1929 г.), большое внимание уделил тактике и методике проведения ОРД. В частности, в работе «Современное розыскное искусство» он обращает внимание оперативников на необходимость знания ими различных видов преступников, преступной среды, ее обычаев, нравов, преступных профессий. В работе «Практическое руководство к расследованию преступлений» И.Н. Якимов отмечал, какими качествами должны обладать сыщики, чтобы познать оперативно-розыскное искусство. При этом он считал, что «... профессия агента есть не что иное, как искусство, основанное не только на практическом опыте, но и на специальных знаниях». Работу И.Н. Якимова «Криминалистика. Уголовная тактика» можно по праву считать учебником не только криминалистики, но и ОРД1. В ней он дает характеристику преступника своего времени, тайных способов их общения и поведения до и после совершения преступления. Вместе с тем показывает, что должны знать оперативники из области уголовно-процессуального права и тактики действий. Какие подсобные средства им необходимы для розыскной работы (в том числе и средства гримирования внешности, изменения фигуры и др.), как они должны действовать в целях предупреждения и пресечения преступлений. Тактические же рекомендации по проведению отдельных действий носили не только следственный, но и розыскной характер. Эта часть работы так и называлась «Тактика следственно-розыскных действий». П.С. Семеновский давал много ценных рекомендаций, как можно использовать следы пальцев рук для выявления преступников и для создания регистрационного массива. СМ. Потапов разработал прием детективной фотографии и киносъемки, а также дал рекомендации по особенностям требуемой для этого фотоаппаратуры. И если И.Н. Якимов и В.И. Громов своими работами способствовали формированию тактико-методического арсенала ОРД, то П.С. Семеновский и СМ. Потапов — его техническому оснащению. В работах последующих поколений криминалистов (В.И. Попова, Р.С. Белкина, И.Ф. Герасимова, А.Н. Васильева и др.) также разрабатывались вопросы, направленные на совершенствование тактикометодической и технической основы ОРД как негласной части криминалистики. В результате сравнительно долгое время тактико-методический и технический арсеналы криминалистики были главной основой ОРД -как ее закрытой негласной части. Мнение о том, что научные и практические основы ОРД — это часть криминалистики, сохранялось до тех пор, пока не отпочковалась от нее самостоятельная специальная научно-учебная дисциплина сначала под названием «Оперативно-розыскная деятельность», а потом (с началом формирования собственной теории) — «Теория оперативно-розыскной деятельности». Соответственно периоду развития теории ОРД в рамках криминалистики был свойственен разброс в мнениях криминалистов по поводу того, является ли указанная деятельность частью криминалистики или она уже стала самостоятельной отраслью знаний в качестве специальной научной дисциплины. Значительная часть видных криминалистов этого периода (А.Н. Васильев, А.И. Винберг, Р.С. Белкин и др.) сначала считала ОРД и ее теорию частью криминалистики. Так, А.Н. Васильев в одной из своих ранних работ, включая тактику оперативно-розыскных действий в предмет криминалистики, писал, что «если тактику оперативно-розыскной работы не включать в предмет криминалистической тактики, то оперативно-розыскная работа не подвергнется научному обобщению и изучению на юридической базе ни в какой другой науке и, следовательно, будет исключено важное средство усовершенствования оперативно-розыскных действий и их научной организации». Этих взглядов он придерживался и в других своих работах вплоть до конца 70-х годов, хотя иногда и допускал отнесение некоторых видов ОРД к содержанию специальных (каких не указывал) дисциплин. В учебнике криминалистики 1980 г. А.Н. Васильев уже констатировал, что «оперативно-розыскные действия, используемые для предупреждения, обнаружения, пресечения преступлений (в дослед-ственный период), а также в процессе расследования, составляют особую дисциплину». Изменение своих взглядов по данному вопросу А.Н. Васильев объяснил следующим образом: «Существовавшая ранее точка зрения о том, что оперативно-розыскные действия, используемые в расследовании, охватываются криминалистикой, объясняется главным образом тем, что особая дисциплина, объединяющая все виды оперативно-розыскных действий, находилась в процессе становления. По мере того, как эта дисциплина заняла свое место в системе наук, вышеуказанная точка зрения изменилась». А.И. Винберг, ранее относивший приемы ОРД к предмету криминалистики, впервые признал существование специальной научной дисциплины, изучающей ОРД органов внутренних дел уже в 1959 г. Правда, и потом у него по этому вопросу были некоторые колебания. Р.С. Белкин и его соавтор А.С. Соколов в совместной работе (1957 г.) утверждали, что уголовно-процессуальная деятельность и ОРД базируются на общей научной основе, и этой основой служит криминалистика. Впоследствии Р.С. Белкин также отказался от этого взгляда и не только признал существование соответствующей научной дисциплины, но и подробно обосновал изменение своих взглядов. В частности, по его мнению, интенсивная разработка учеными всех разделов теории ОРД не только послужила фундаментом данной теории, но и явилась обоснованием необходимости формулирования самостоятельного предмета этой науки, отличного от предмета криминалистики, хотя и тесно связанного с последним. Изменились взгляды по данному вопросу и у многих других криминалистов. Подобная метаморфоза достаточно хорошо объяснима. Представляется и удачное объяснение Р.С. Белкина: «Пока накапливавшийся в рамках криминалистики эмпирический материал не противоречил представлениям о криминалистике как науке лишь о средствах и методах борьбы с преступностью, зарождавшаяся теория оперативно-розыскной деятельности развивалась как часть этой науки, как элемент ее составных частей, разделов. Это был закономерный процесс, типичный для любой науки». Последующие же научные исследования послужили основой теории указанной деятельности и явились серьезным обоснованием необходимости выделения своего предмета изучения и самостоятельной научной дисциплины. Во многом именно накопление соответствующей эмпирической информации и теоретических разработок по вопросам ОРД, последующее формирование соответствующей теории ОРД и ее обособление от теории криминалистики, а также успешная реализация ее основных положений в практической ОРД и послужили основой признания теории ОРД самостоятельной отраслью научного знания. В результате существование теории ОРД стало объективным фактором. Ее реальность в настоящее время еще больше подкреплена и значительным числом серьезных монографических исследований по вопросам данной теории. Соответственно и криминалисты признали самостоятельное от криминалистики существование теории ОРД, как одной из специальных наук уголовно-правового цикла. Криминалистические научные разработки в области техники, тактики и методики расследования послужили добротной основой для формирования как учебной дисциплины ОРД, так и ее теории. И это признавали и признают практически все представители данной научной дисциплины. Действительно, влияние криминалистики как важной основы на содержание задач теории ОРД, ее суть, структуру и многие тактико-методические рекомендации огромно. Уже при определении объекта и предмета теории ОРД сказывается влияние сложившихся в криминалистике взглядов по данному вопросу. Так, в качестве общего объекта теории ОРД, фактически как в криминалистике, считают преступную деятельность как определенное социальное явление и ОРД как один из видов общественной практики борьбы с преступностью. Предметом - закономерность, отношения, связи и другие объективные стороны, характерные для объекта ее исследования. В содержании теории ОРД также просматривается большое влияние криминалистики. Так, основной задачей теории ОРД считается выявление и изучение закономерностей, присущих объекту исследования, а также выявление и анализ типичного, повторяющегося устойчивого и характерного в механизме совершения преступлений. Это важные задачи теории криминалистики. Более того, представляется, знания о механизме преступлений и их особенностях не могут быть полными без криминалистической информации. Поэтому подобные исследования невозможны без учета огромного материала, наработанного криминалистами. Теория ОРД, как и криминалистика, изучает причинно-следственные связи механизма образования криминалистически значимой информации, правила и процедуры ее поиска, фиксации, оценки и использования в качестве фактических данных для принятия процессуальных и оперативных решений по фактам подготавливания совершаемых или совершенного преступления и в отношении лиц, причастных к нему. Такие учения теории ОРД, как учение об оперативно-розыскной информации, об оперативно-розыскных версиях, об оперативных комбинациях и тактических операциях, не только содержат криминалистическую информацию, но и во многом опираются на ее исходные теоретические предпосылки. Общими для криминалистики и теории ОРД являются морально-этические проблемы. В методологии криминалистики и теории ОРД также много общего. Указанная теория также в своих исследованиях использует систему общенаучных, частнонаучных, и специальных методов и методик, в совокупности выполняющих ее методологическую функцию. Оперативная тактика во многом начала свое формирование в рамках криминалистики. Действительно, та ее современная часть, в которой рассматриваются такие вопросы, как оперативно-розыскная ситуация, оперативно-розыскная версия, оперативно-тактическое прогнозирование и планирование, выработка и принятие стратегических и тактических решений, теория оперативных комбинаций и тактических операций, общие положения и организационно-тактические формы взаимодействия субъектов ОРД с субъектами процессуальной деятельности, в значительной мере опирается на основополагающие положения криминалистики по указанным вопросам. И это не случайно, ибо ОРМ, предусмотренные ФЗ об ОРД, и особенно такие, как опрос граждан, сбор образцов для сравнительного исследования, исследование предметов и документов, отождествление личности, обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств, несмотря на их не уголовно-процессуальный характер, во многом зависимы от рекомендаций криминалистической тактики. Оперативно-розыскная методика, пожалуй, в еще большей степени использует положения криминалистической методики расследования. Именно в ней реализуются принципиальные положения криминалистики, ориентирующие на системное применение сил, средств и методов в единстве их связи и зависимости от особенностей следственных и оперативно-розыскных ситуаций, с учетом способов и обстановки совершения конкретных видов преступлений, типологии свойств личности подозреваемых, т.е. данных криминалистической характеристики соответствующих видов преступлений. Отдельные оперативно-розыскные методики, как и в криминалистике, именуются частными и во многом по содержанию и объему приближаются к криминалистическим методикам. Конечно, они разрабатываются с учетом оперативно-розыскных особенностей складывающихся ситуаций при ориентации на перечень возможных фактических данных, получаемых именно в ходе ОРД и подлежащих выявлению, сохранению и изъятию для последующего использования в уголовном процессе. Представляется, что в настоящее время даже слишком много в этих методиках есть от криминалистики. Эти методики не должны во многом походить на приемы следственной деятельности. Это будет не лучшим способом ОРД. В этих методиках должно быть больше оперативно-розыскной специфики. Немаловажное значение имеют сведения из области криминалистической техники для разработки и продуманного использования средств и методов оперативной техники. Эта часть теории ОРД, пожалуй, позже других ее частей отделилась от криминалистики, в частности от криминалистической техники. Это произошло в конце 1950-х гг. Она во многом включает в себя традиционные и для криминалистики исследования по вопросам применения поисковой, звуко и видеозаписывающей техники, фотосъемки, а также техники для изъятия и фиксации выявленной информации. Так же, как и в криминалистике, большое значение для оперативно-розыскной техники имеют информационно-поисковые системы (ИПС), данные которых могут быть использованы при расследовании по горячим следам преступлений. В частности, связанные с инструментальной идентификацией личности по запаховым следам, крови, микрочастицам, а также с экспресс-исследованиями различного рода веществ и документов. Таким образом, криминалистическая основа теории ОРД весьма обширна и значима для дальнейшего ее развития. Одновременно и криминалистика многое может позаимствовать из теории ОРД. Признание теории ОРД самостоятельной наукой позволяет включить ее в число наук, данные которых используются в криминалистике в непосредственном или преобразованном виде. По мере дальнейшей разработки этой теории все большее число ее положений будет использоваться в криминалистике при разработке новых технических средств, тактических приемов и методических рекомендаций по раскрытию и расследованию преступлений. § 2. Оперативно-розыскная деятельность и уголовное право Как известно, уголовное право охватывает совокупность юридических норм, которые определяют преступность и наказуемость деяний, опасных для общества, условия и порядок назначения мер уголовного наказания, а также условия и порядок освобождения от уголовной ответственности и наказания. В этой связи следует рассматривать значение для ОРД не отдельных норм уголовного права, а некоторых правовых институтов. Внутренняя структура уголовного права характеризуется достаточным многообразием институтов; имеются и межотраслевые институты, весьма значимые для ОРД: уголовной ответственности, освобождения от нее и др. Рассмотрим наиболее значимые из них, т.е. выполняющие для ОРД существенные ориентирующие, а в ряде случаев и моделирующие функции. Имеются в виду выбор направлений ОРД, постановка локальных целей, выбор структуры ОРМ и наполнение их содержанием, которое позволяет использовать оперативно-розыскную информацию для решения уголовно-правовых задач. В единый межотраслевой можно объединить институт целей и задач, достигаемых и решаемых путем применения норм уголовного права: охрана прав и свобод гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступлений (ст. 2 УК). Этот правовой институт является определяющим для всей ОРД. Для достижения этих целей избирается наиболее целесообразная структура ОРО, эффективная организация их работы и тактика. Обеспечиваются мобильность оперативных сил, использование всех возможных источников информации, создаются банки оперативно-розыскной информации и достигается осведомленность о криминогенной и преступной среде. Для ОРД в данном правовом институте особое значение имеет соблюдение принципа законности. Законодатель ввел ряд уголовно-правовых запретов на осуществление деяний, непосредственно связанных с практикой ОРД: в главе 19 УК («Преступления против конституционных прав человека и гражданина») содержатся нормы, предусматривающие уголовную ответственность за нарушение неприкосновенности частной жизни (ст. 137 УК), нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений (ст. 138 УК), нарушение неприкосновенности жилища (ст. 139 УК). В этой связи ОРМ, нарушающие конституционные права человека и гражданина, но проводимые на основании ФЗ об ОРД и соответствующих подзаконных актов, следует рассматривать как деяния, совершаемые оперативниками в состоянии крайней необходимости, для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом, интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости (ст, 39 УК). Для достижения целей и задач уголовного законодательства оперативно-розыскными средствами и методами большое значение имеет такой новый правовой институт, как обоснованный риск (ст. 41 УК). В соответствии с ч. 1 ст. 41 УК причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам при обоснованном риске для достижения общественно полезной цели не является преступлением. Сам риск согласно ч. 2 ст. 41 УК признается обоснованным, если указанная цель не могла быть достигнута не связанными с риском действиями (бездействием) и лицо, допустившее риск, предприняло достаточные меры для предотвращения вреда охраняемым уголовным законом интересам. Как видно из текста УК, законодатель не дает прямого определения этого института. В русском языке слово «риск» имеет два значения: возможная опасность и действия наудачу, в надежде на счастливый исход. Б.В. Волженкин в этой связи пишет, что уголовный закон, говоря об обоснованном риске, как обстоятельстве, исключающем преступность деяния и ответственность за причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам, имеет в виду такое поведение лица, когда надежда на счастливый исход имеет под собой достаточные основания (См.: Уголовный кодекс Российской Федерации: научно-практический комментарий. - М.. Юрид. лит., 1998. - С. 103). Э.Ф. Побегайло считает, что обоснованный риск состоит в правомерном создании возможной опасности правоохраняемым интересам в целях достижения общественно полезного результата, который не мог быть получен обычными, нерискованными средствами, является обстоятельством, исключающим преступность деяния (См.. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации - МИНФРА-М - Норма, 1996. - С. 86.). В соответствии с ч. 3 ст. 41 УК риск не признается обоснованным, если он заведомо был сопряжен с угрозой для жизни многих людей, а также с угрозой экологической катастрофы или общественного бедствия. Поскольку последние негативные факторы при планировании ОРМ возникают довольно редко, можно сделать вывод о том, что законодатель дает весьма широкие возможности для осуществления ОРМ в условиях обоснованного риска. Более того, превышение пределов обоснованного риска рассматривается уголовным законодательством как обстоятельство, смягчающее наказание (п. «ж» ст. 61 УК). Учитывая, что большинство ОРМ являются мероприятиями рискованными, данная норма уголовного законодательства является для ОРД определяющей. В теории ОРД была разработана концепция оперативного риска, во многом близкая к новой уголовно-правовой категории. Д.В. Гребельский в 1973 г. писал, что риск в ОРД состоит в необходимости осуществления ОРМ по предотвращению или раскрытию опасных преступлений, «когда реально наличествует возможность наступления неблагоприятных последствий как для самого оперативного работника, так и для других лиц. Такая неблагоприятная перспектива, несомненно, должна учитываться при принятии решения и определении тактики действий оперативного работника, но она не может служить препятствием для достижения поставленных конкретных целей охраны законных интересов государства и граждан». В наиболее развернутом виде концепцию оперативного риска разработал В.Г. Самойлов. Он, в частности, отмечал, что необходимость осуществления ОРМ ставит оперативного работника в условия постоянного профессионального риска, потому что благополучный исход не всегда гарантирован. В то же время уйти от принятия решения о проведении такого ОРМ он не может, ибо в этом случае тоже рискует возможностью нарушения законности, своим авторитетом, престижем профессии и оперативного подразделения. Сама ОРД сопряжена с возможностью расшифровки ее средств и методов и тем самым наступления негативных последствий. Таким образом, по мнению В Г. Самойлова, объекты, подвергающиеся риску при осуществлении ОРМ, самые различные. К наиболее важным из них В.Г. Самойлов отнес следующие: интересы общества; собственность; личность, имущество и интересы проверяемого; личность, имущество и интересы граждан; личность и интересы негласных сотрудников; личность и интересы оперативного работника; престиж оперативного подразделения. Интересы общества подвергаются опасности нарушения во всех случаях, когда осуществление ОРМ грозит нарушением законности. Так, дача негласному сотруднику задания с необходимостью совершения преступления или побуждение проверяемого к совершению противоправного деяния, непринятие своевременных мер к лицу, намеревающемуся, готовящемуся к преступлению или совершившему его, являются нарушением законности, а следовательно, интересов общества. Собственность может стать объектом оперативного риска, когда намечаются ОРМ, связанные с поимкой преступников: в момент кражи или хищения; при нанесении меток на деньги или имущество с целью последующего их отыскания и использования в изобличении виновных; при осуществлении наблюдения за действиями расхитителей, фотографировании, киносъемке и видеозаписи с целью фиксации этих действий и т.п. Перед оперативным работником стоит в данном случае альтернатива: либо не проводить указанные ОРМ, и тогда преступники могут оказаться неразоблаченными (страдают интересы общества), либо проводить их, и тогда возможно безвозвратное хищение ценностей. Личность, имущество и интересы проверяемого и разрабатываемого выступают в качестве объекта оперативного риска особенно часто. Это обусловлено тем, что любые ОРМ в отношении проверяемого в какой-то мере ущемляют его права и охраняемые законом интересы. При принятии решения на осуществление ОРМ в подобных случаях необходимо рассчитать его таким образом, чтобы не ущемить интересов проверяемого и разрабатываемого, непосредственно не связанных с его противоправными действиями. Здесь оперативник также стоит перед альтернативой: либо не проводить таких действий, и тогда имеется опасность, что стоящая задача не будет решена — преступник останется неразоблаченным, либо принять такие меры, но нарушить определенные интересы проверяемого. Своеобразной формой оперативного риска является решение о проведении ОРМ по документированию действий разрабатываемых, связанных с проникновением негласного сотрудника в служебное или жилое помещение, временным изъятием предметов и документов, их пере-прятыванием с целью сохранения до момента реализации оперативно-розыскных данных* возбуждения уголовного дела и проведения необходимых следственных действий. Определенный риск имеется и в тех случаях, когда в период реализации оперативно-розыскных данных проводятся ОРМ, направленные на то, чтобы ввести разрабатываемых в заблуждение и убедить их, что об их преступных действиях стало известно от одного из их сообщников (склоненного к явке с повинной или задержанного вначале за другое преступление, к которому остальные непричастны). Иногда стоит вопрос об интересах проверяемого как объекта оперативного риска при проведении ОРМ, направленных на разобщение преступной группы путем компрометации одного или нескольких ее участников, искусственного вызова внутреннего конфликта (по поводу дележа похищенного, подозрения в предательстве и т.п.). Поэтому, принимая решение в подобной ситуации, оперативник обязан подумать о снижении степени риска. В ходе проведения оперативной комбинации, направленной на побуждение разрабатываемого к активным действиям, которыми он способствует своему разоблачению, при недостаточной продуманности этих ОРМ есть опасность побудить его к противоправным действиям, облегчить совершение преступления, укрепить уверенность в благоприятном его исходе. Наиболее же остро встает вопрос о личности проверяемого как объекта оперативного риска при его задержании и особенно при задержании вооруженного преступника. В исключительных случаях (когда исчерпаны все возможности по задержанию) может быть проведена операция на уничтожение преступника, подавление его сопротивления огнем. Однако такое решение может быть принято лишь после взвешивания всех аргументов «за» и «против» и после того, как исчерпаны все другие возможности. Личность, имущество и интересы лиц, не являющихся проверяемыми или разрабатываемыми, также иногда могут быть объектом оперативного риска. Это случается при негласном получении от них сведений и последующем их использовании для принятия к виновным мер, предусмотренных законом, при их опросе в процессе разработки как| будущих свидетелей, а также задержании преступников в жилых или' служебных помещениях данных лиц. Личность и интересы негласных сотрудников подвергаются риску, по существу, на всем протяжении их сотрудничества с оперативниками. Постоянно существующая опасность расшифровки указанных лиц как негласных сотрудников проистекает от неквалифицированного или небрежного их поведения, чрезмерной настороженности проверяемых, нарушения правил конспирации оперативным работником, непродуманного использования полученной от них информации при проведении гласных ОРМ, особенно связанного с принятием на основе данной информации к виновным мер, предусмотренных законом. Это, в свою очередь, грозит моральным осуждением действий негласного сотрудника со стороны отдельных граждан, а со стороны проверяемых и разрабатываемых — оговором либо расправой. При формулировании задания негласному сотруднику на завоевание доверия проверяемых имеется опасность толкнуть негласного сотрудника на участие в их преступной деятельности и тем самым поставить его под угрозу привлечения к уголовной ответственности. Поэтому каждое принимаемое решение и его реализация должны осуществляться с учетом всех указанных негативных обстоятельств. Личность и интересы оперативника как объекты оперативного риска также выступают на протяжении всего периода проведения ОРМ. Оперативник постоянно стоит перед дилеммой: либо принять решение на проведение ОРМ в острой ситуации при существующей опасности и нарушить указанные интересы перечисленных выше субъектов, либо принять решение не проводить таких ОРМ и тем самым поставить себя перед опасностью не выполнить возложенных на него обязанностей со всеми вытекающими отсюда последствиями. Оперативник рискует, привлекая к конфиденциальному сотрудничеству лицо, от которого можно ожидать двурушничества или совершения преступления. Риск сопровождает его и при оперативной разработке (при заведении дела оперативного учета, планировании, документировании действий разрабатываемых, применении оперативной комбинации, при реализации материалов дел оперативного учета и т д ). Даже не рискуя интересами указанных выше субъектов, оперативник, осуществляющий ОРМ, постоянно сталкивается с риском их провала, неудачного исхода, нарушения законности со всеми вытекающими отсюда выводами как для него лично, так и для дела борьбы с преступностью. Нередко оперативник рискует своей жизнью и здоровьем при задержании вооруженного преступника, встрече с негласным сотрудником из числа участников ОПТ. Таким образом, В.Т. Самойлов делает вывод, что сама ОРД сопряжена с постоянным риском. Необходимость осуществления ОРМ ставит оперативника в условия постоянного профессионального риска. Неудачи, провалы оперативника, случаи нарушения им законности, прав и интересов указанных выше субъектов, а также его бездеятельность, непринятие мер для борьбы с преступностью отражаются на престиже ОРО. Принятие оперативно-тактического решения в условиях риска, по мнению В.Г. Самойлова, обусловлено следующими обстоятельствами: недостаточностью информации о намерениях и преступных действиях проверяемых; непредсказуемостью их действий в той или иной ситуации; ограниченностью сил и средств, необходимых для решения стоящей задачи; недостаточной подготовленностью сил, участвующих в осуществлении ОРМ; наличием иных неблагоприятных обстоятельств, в которых приходится принимать и осуществлять оперативно-тактическое решение. Риск должен быть оправдан с точки зрения права, морали и логики. В.Г. Самойлов разработал правила, которыми должен руководствоваться оперативник, принимая решение на проведение ОРМ в условиях риска: эти мероприятия должны быть общественно необходимыми, направленными на защиту прав и законных интересов общества, государства и отдельных граждан; осуществляемые действия должны быть правомерными и соответствовать требованиям законов и нормативных актов, регламентирующих ОРД; риск целесообразен лишь в том случае, когда без него нельзя выполнить стоящую задачу; риск оправдан, когда положительные результаты многократно превышают по значению возможные вредные последствия; необходимо наметить несколько вариантов решения стоящей задачи в условиях оперативного риска и по возможности заранее «проиграть» их; необходимо подобрать и использовать такое количество сил и средств, которое достаточно для решения стоящей задачи. Главным условием осуществления ОРМ, связанных с оперативным риском, является его соответствие нормам уголовного законодательства об оправданном риске. Основным условием правомерности риска является его обоснованность, хотя главная цель риска — раздвинуть рамки непознанного. В литературе нет единого обоснования этого понятия. Но можно сформулировать ряд общих положений обоснованности риска. При обоснованном риске вред причиняется в результате действий лица, которые направлены на достижение общественно полезной цели Содержание такой цели состоит в том, что рискующий стремится к успеху, польза от которого будет для многих людей, для общества и государства, хотя рискующий сознает, что процесс эксперимента может привести и к отрицательному результату. Риск обоснован, если оперативная цель не может быть достигнута иными средствами, не связанными с риском: При существовании малейшей возможности достичь результата без совершения рискованных действий лицо обязано использовать такую возможность. Рискованные действия не должны нарушать прямых предписаний закона или нормативных актов, регламентирующих ОРД и содержащих правила проведения соответствующих ОРМ. Действия должны быть основаны на объективных знаниях теории ОРД и других правовых дисциплин, положительном опыте осуществления ОРМ в различных условиях. Риск обоснован, если лицо предприняло все достаточные меры для предотвращения вреда охраняемым законом интересам. Содержание этого понятия в законе не уточняется, поэтому мы имеем оценочное понятие. Речь идет об объективном и субъективном критерии достаточности: лицо обеспечило все меры безопасности рискованных действий; лицо сознает вероятную возможность и размер вредных последствий, но принимает все необходимые меры к тому, чтобы вред не наступил или, по крайней мере, был минимальным. Институт общей и частной превенции объединяет группу норм уголовного права, раскрывающих превентивное значение уголовного закона и правоприменительной деятельности. Цели предупреждения преступности нельзя рассматривать как сопутствующие разоблачению преступников. Само издание уголовного закона имеет общепревентивное значение, и данный фактор становится решающим в ОРД. В ней сплошь и рядом моделируется ситуация нарушения уголовных законов, что становится важнейшим сдерживающим регулятором индивидуального и группового поведения. Во многих случаях только с помощью оперативно-розыскных средств и методов удается устанавливать тщательно продуманную систему обмана государства, разбираться в умышленно запутанном планировании поставок оборудования, выделения фондируемых материальных ценностей, в нарушениях технологических процессов производства и причинах проникновения преступников в банковскую систему и т.д. Институт уголовной ответственности, включающий правовое понятие преступления и положения об основаниях уголовной ответственности, также предопределяет содержание ОРД. Уголовной ответственности подлежит только лицо, виновное в совершении преступления, поэтому в зависимости от обнаружения признаков преступления или признаков, свидетельствующих только о возможности его совершения, меняется направление и содержание ОРД: в первом случае она направлена на изобличение виновных, и ее содержанием является получение информации для доказывания их вины; во втором — она направлена на предупреждение преступлений и имеет оперативно-профилактическое содержание. Все, что связано с институтом квалификации преступлений, в ОРД трансформируется в обнаружение признаков и характера преступной деятельности. В правоприменительной деятельности (не в ОРД) квалификация представляет собой логический процесс установления соответствия (тождества) конкретно рассматриваемого случая признакам состава преступления, указанного в норме Особенной части УК. В то же время это и определенная правовая оценка общественно опасного деяния. Квалификация преступления осуществляется на всех стадиях уголовного процесса, но ее значение не равнозначно. Например, при возбуждении уголовного дела она носит лишь предварительный характер, а на стадии постановления приговора она должна быть максимально точной. Оперативник, сталкиваясь с противоправными действиями конкретных лиц (получая о них информацию), также обращается к квалификации. Характер легальной квалификация приобретает только при условии, если она закрепляется в официальных уголовно-процессуальных документах и порождает правовые последствия: служит основанием для возбуждения уголовного дела и производства предварительного расследования, предъявления обвинения, предания суду, вынесения обвинительного приговора. Помимо легальной в теории уголовного права имеется понятие доктринальной квалификации (неофициальной). Это оценка преступных деяний, даваемая в научных работах, иных публикациях и выступлениях. Но под эти случаи не подпадают действия оперативников. Даваемая ими квалификация имеет служебное назначение и тактические последствия, поскольку в зависимости от характера преступления избираются тактика оперативного поиска, приемы задержания преступников, а также тактика оперативной разработки; моделируются необходимые доказательства при сборе информации и документировании. Поэтому, не будучи легальной, квалификация преступлений при осуществлении ОРД является оперативно-тактической, имеющей конкретные последствия для содержания этой деятельности. Как и легальная, оперативно-тактическая квалификация базируется на главном принципе уголовной ответственности: эта ответственность может наступить только при установлении всех признаков состава преступления того или иного вида. Имеется и еще один аспект квалификации преступлений в ОРД -прогностический (использование при оценке различных видов отклоняющегося, «допреступного» поведения). Прогностическая модель позволяет оперативнику «увидеть», в какое преступление может перерасти аморальное, подстрекательское поведение в сочетании с вредным влиянием ближайшего окружения. Такое прогностическое видение обусловлено тем, что нормы уголовного закона отражают реальную объективную действительность, в них обобщены жизненные факты, они содержат необходимые признаки всех элементов состава преступления. Именно эти признаки помогают оперативнику предвидеть, в какое преступное деяние может перерасти поведение криминально активных лиц и групп. Используется в ОРД и легальная квалификация при выборе объектов оперативно-розыскной профилактики, их классификации и определении комплекса профилактических мер, которые могут быть эффективны с учетом преступного опыта профилактируемых. Одно дело, работа с рецидивистами, неоднократно судимыми за квалифицированные кражи, разбои, бандитизм, другое - с судимыми за малозначительные преступления. На основе легальной квалификации систематизируются оперативно-розыскные учеты по «окраске» преступной деятельности. Легальная квалификация часто сама по себе предопределяет необходимость постановки на оперативный учет определенных категорий ранее судимых. Институт стадий совершения преступления определяет характер реагирования на преступное поведение, которое развивается тайно и обнаруживается с помощью средств и методов ОРД. В уголовном праве предусмотрено три стадии, через которые проходит в своем развитии умышленное преступление: приготовление к преступлению, покушение на преступление и оконченное преступление. Вне правового регулирования существует и еще одна стадия — обнаружение (формирование) умысла. Для ОРД существенны все четыре стадии, поскольку от того, на какой из них наступает оперативно-розыскное вмешательство, зависит направленность и содержание ОРМ и избираемой тактики. Три стадии, которые определены в законе (приготовление, покушение, оконченное преступление), в практической деятельности моделируют, т.е. очерчивают, пределы сбора информации и ориентируют на выбор момента задержания подозреваемых. Вместе с тем этот правовой институт имеет важное значение в решении задачи не допустить завершенности преступления и, следовательно, ущерба определенным группам общественных отношений. Зная, например, три признака покушения (непосредственная направленность действий на совершение преступления; незавершенность преступления, что выражается в отсутствии результата, который является обязательным признаком данного состава преступления; незавершенность преступления по причинам, не зависящим от воли виновного), оперативники стремятся реализовать оперативную информацию именно при покушении, если оно не грозит жизни, здоровью граждан, уничтожением имущества. Особенно такая тактика характерна при задержании соучастников взяточничества, карманных воров, мошенников. Применение этого института уголовного права ориентирует на ведение комбинационной ОРД для создания всех возможных препятствий на пути к достижению преступниками конечных целей преступлений. Имеет значение для ОРД и стадия обнаружения умысла, который представляет собой выражение преступного намерения совершить преступление. Обнаружение умысла, когда нет данных об уже совершенных преступлениях, требует оперативно-профилактического вмешательства. Оперативников должны всегда настораживать как тщательное обдумывание деталей замышляемого преступления, так и возможность возникновения преступного умысла в любой благоприятной для этого ситуации. И то, и другое — свидетельство формирования и развития общественной опасности личности. Плодотворно исследовали эту проблему Б.Т. Морохин (1957 г.) и 77.Ф. Тришанин (1967 г.). Но наиболее полно и всесторонне раскрыл организацию и тактику ОРМ по предотвращению преступлений на базе теории уголовного права А.Т. Лекарь (1967 г.). Его идея активно использовать положения о стадиях совершения преступления в предупредительной деятельности ОРО получила широкое отражение в современной науке уголовного права, в теории и практике ОРД. Разделяя доминирующую в уголовном праве точку зрения о невозможности относить обнаружение умысла к стадиям совершения преступления, нельзя согласиться с теми, кто отрицает общественную опасность лиц, обнаруживших свой умысел. Позиция таких авторов умаляет самостоятельное значение формирования и обнаружения умысла как явлений, реально предшествующих преступной деятельности. Если преступный умысел не реализуется, то вовсе не исключено, что в случае реализации именно он формировал бы субъективную сторону преступления. Следовательно, между умыслом и реализацией существует определенная связь, выражающаяся в том, что умысел, а не что-либо иное, служит основой соответствующих действий. Разрушить эту связь — задача оперативника. На основе анализа материалов практики и с позиций науки уголовного права можно заключить, что из-за специфики отдельных видов преступлений нередко задокументировать приготовительные действия не только трудно, но подчас невозможно. Представляется, что в таких случаях наиболее целесообразной является поимка преступников с поличным на стадии покушения. Тесно примыкает к изложенному еще недостаточно изученный прием так называемого «отклонения» действий преступника, попавшего в поле зрения оперативника. Состоит он в том, что в результате оперативной комбинации преступник покушается на преступление, используя негодные орудия и средства, либо его усилия направлены на отсутствующий или малоценный объект. В специальной литературе указывается на возможность и целесообразность употребления такого сложного и требующего высокого оперативно-розыскного искусства тактического приема. Особое значение для борьбы с организованной преступностью имеет институт соучастия в преступлении, который практически определяет правовые рамки организованной преступности и создает для оперативников варианты ее моделей. Степень участия в преступлении, которая зависит от «вклада» виновного в совместно совершаемое преступление, во многом определяется характером соучастия. Как известно, в уголовном праве выделены четыре его вида: организатор, исполнитель, подстрекатель, пособник (ст. 33 УК). Наибольшую общественную опасность представляют организаторы. Поэтому они всегда становятся главными объектами оперативной проверки ОПФ. Они организуют совершение преступлений, руководят его участниками, устанавливают в ОПФ нормы отношений и поведения, внутригрупповую дисциплину. Организатор воздействует на сознание неустойчивых лиц, направляет их на совершение преступлений, вносит в преступные действия других участников определенную систему, налаживает между ними конспиративные связи, требует тщательной маскировки и принимает контрагентурные меры. Среди исполнителей, как правило, существует распределение ролей: одни выполняют более, другие — менее общественно опасные функции. Многое в этом распределении зависит от их преступного опыта, моральных, волевых и физических данных. Такая неравномерность в степени общественной опасности исполнителей имеет существенное значение. Она помогает оперативникам находить в ОПФ «слабые звенья» на всех стадиях оперативной проверки и разработки. Это либо малоискушенный соучастник, либо опытный преступник, но с ослабленной нервной системой, переживший на себе неотвратимость наказания и воочию убежденный в силе доказательств. Пособники представляют особый оперативный интерес. Содействуя совершению преступлений, они оказываются хранителями орудий преступлений, предметов, добытых в результате их совершения, бывают хорошо осведомлены о деталях преступлений. Значительный интерес для ОРД представляет фигура подстрекателя, особенно в борьбе с организованными формами преступной деятельности несовершеннолетних. Все виды соучастия, в том числе и прикосновенность к преступлению, обычно моделируются уже при выявлении и тем более в ходе оперативной разработки ОПФ. И это важное тактическое обстоятельство помогает в рамках негласной работы получать достаточно четкое представление о структуре ОПФ, распределении в них ролей, общественной опасности их участников, о тех «прикосновенных» лицах, через которых можно получить информацию об организаторах, исполнителях, подстрекателях и пособниках. Фактически именно уголовно-правовой институт соучастия определяет достигаемые во всех формах ОРД цели выявления всех преступных связей ОПФ. Институт освобождения от уголовной ответственности и наказания содержит ряд правовых положений, которые особенно активно должны использоваться в ОРД по борьбе преступностью. Уголовный закон предполагает ряд существенных отличий между указанными понятиями: 1) освобождение от уголовной ответственности в основном связано с совершением преступлений небольшой тяжести; освобождение от наказания этим признаком жестко не связано; 2) от уголовной ответственности может быть освобождено лицо на любой стадии судопроизводства (обвиняемый, подсудимый, осужденный); от наказания — только лицо, в отношении которого состоялся обвинительный приговор; 3) в соответствии с УПК от уголовной ответственности может быть освобождено лицо не только судом, но и прокурором, следователем, дознавателем с согласия прокурора (ст. 26), от наказания лицо освобождается только по решению суда. Последнее обстоятельство особенно значимо для ОРД: на основании норм уголовного законодательства оперативники могут в значительной степени влиять на принятие решения об освобождении от уголовной ответственности лиц, оказывающих содействие ОРО. С этой точки зрения для целей ОРД значительные возможности предоставляет институт добровольного отказа от преступления, т.е. прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца (ст. 31 УК). УК подробно определяет правовую природу добровольного отказа от преступления. Главное правовое последствие добровольного отказа — исключение уголовной ответственности. В соответствии с ч. 2 ст. 31 УК лицо не подлежит уголовной ответственности за преступление, если оно добровольно и окончательно отказалось от доведения этого преступления до конца. Для тактики ОРД, особенно в борьбе с организованной преступностью, чрезвычайно важно положение ч. 4 ст. 31 УК, согласно которой не подлежат уголовной ответственности даже организатор преступления и подстрекатель к преступлению, если эти лица своевременным сообщением органам власти или иными предпринятыми мерами предотвратили доведение преступления исполнителем до конца. Более того, в соответствии с ч. 5 ст. 31 УК, если действия организатора или подстрекателя по предотвращению преступления не привели к положительному результату, то предпринятые ими меры могут быть признаны судом смягчающими обстоятельствами при назначении наказания. Не подлежит уголовной ответственности и пособник преступления, если он предпринял все зависящие от него меры, чтобы предотвратить совершение преступления. Таким образом, диапазон правовых оснований для действий оперативников и негласных сотрудников по склонению организаторов, подстрекателей, исполнителей и пособников преступления к добровольному отказу от преступления довольно широк. Теория ОРД всегда основывалась на активной тактике ОРО в отношении лиц, замышляющих и подготавливающих преступления. Такая точка зрения была принята и поддержана не только специалистами в области теории ОРД, но и уголовного права (См.: Зелинский А.Ф. Добровольный отказ от преступления // Советская юстиция, 1968, №8.-С. 8-10.). Суть вопроса в том, что если некритично, не проявляя оперативной гибкости, следовать выработанным в науке уголовного права положениям ряда ученых, то предупредительная деятельность ОРО должна была бы превратиться в пассивное выжидание проявления «доброй воли» со стороны субъектов, замышляющих, подготавливающих или покушающихся на преступление. По-видимому, такая позиция была бы социально неоправданной, не соответствовала бы уголовной политике, а также принципу наступательности в ОРД. Как отмечает Э.Ф. Побегайло, основное назначение добровольного отказа — предупреждать и пресекать преступления. Закрепленная законодателем возможность избежать привлечения к уголовной ответственности, отступив от начатой криминальной деятельности, стимулирует лицо к отказу завершить преступный замысел. Эта возможность образно именуется в специальной литературе «золотым мостом для отступления» (См.: Комментарии к Уголовному кодексу Российской Федерации. - М.: ИНФРА-М - НОРМА, 1996. - С. 57.) По сравнению с пресечением преступлений, т.е. открытым вмешательством оперативников в ход событий, использование в ОРД института добровольного отказа имеет ряд преимуществ. Как известно, открытое вмешательство (пресечение) не всегда дает положительные результаты, поскольку для субъекта создаются условия, не дающие ему возможности довести начатое преступление до конца. Однако это не исключает повторного посягательства с его стороны при более благоприятной ситуации. Добровольный же - чаще всего окончательный — отказ от совершения посягательства на объект, естественно, более надежно гарантирует безопасность правоохраняемого объекта. ОРО, первоочередная задача которых — предотвращение преступлений, не могут выжидать, пока готовящее преступление лицо само откажется от своего замысла и приготовительных действий. Они обязаны активно и целеустремленно использовать имеющиеся силы и средства, чтобы упредить его действия. Существенное значение для ОРД имеет отграничение добровольного отказа от такого уголовно-правового института, как деятельное раскаяние. Во-первых, данный институт относится к обстоятельствам, смягчающим наказание (п. «и» ст. 61 УК), а во-вторых, является основанием для освобождения от уголовной ответственности (ст. 75 УК). Для тактики ОРД последнее является наиболее значимым фактором, особенно при проведении ОРМ для привлечения граждан к конфиденциальному сотрудничеству. Так, в соответствии с ч. 1 ст. 75 УК «лицо, впервые совершившее преступление небольшой тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступления добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом загладило вред, причиненный в результате преступления». Следует согласиться с А.В. Савкиным, который отмечает, что по своей социально-психологической природе деятельное раскаяние означает признание лицом факта совершенного им преступления, сожаление о случившемся, выдачу себя правоохранительным органам и содействие в расследовании содеянного, в совершении других позитивных действий (См.: Савкин А.В. Деятельное раскаяние в преступлении: правовые и криминалистические проблемы: Автореферат дисс. на соискание уч. степени д-ра юрид. наук. - М.: ВНИИ МВД России, 2002.). Эта норма уголовного законодательства корреспондируется со ст. 18 ФЗ об ОРД («Социальная и правовая защита граждан, содействующих органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность»), в соответствии с положением которой «лицо из числа членов преступной группы, совершившее противоправное деяние, не повлекшее тяжких последствий, и привлеченное к сотрудничеству с органом, осуществляющим ОРД, активно способствовавшее раскрытию преступлений, возместившее нанесенный ущерб или иным образом загладившее причиненный вред, освобождается от уголовной ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации». Кроме того, в соответствии с ч. 2 ст. 75 УК «лицо, совершившее преступление иной категории, при наличии условий, предусмотренных частью первой настоящей статьи, может быть освобождено от уголовной ответственности только в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса». К таким особым случаям относятся нормы, относящиеся к двенадцати статьям УК, среди которых имеются предписания об освобождении от уголовной ответственности лиц, совершивших не только преступления средней тяжести, но также тяжкие и даже особо тяжкие. В частности, в связи с деятельным раскаянием освобождаются от уголовной ответственности следующие лица: граждане Российской Федерации, совершившие государственную измену, т.е. шпионаж, выдачу государственной тайны либо иное оказание помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности Российской Федерации (ст. 275 УК «Государственная измена»); иностранные граждане или лица без гражданства, совершившие действия, квалифицируемые как шпионаж (ст. 276 УК «Шпионаж»); а также лица, совершившие действия, направленные на насильственный захват власти или насильственное удержание власти в нарушение Конституции Российской Федерации, а равно направленные на насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации (ст. 278 УК «Насильственный захват власти или насильственное удержание власти»), если они добро вольным и своевременным сообщением органам власти о содеян ном или иным его поведением способствовали предотвращению дальнейшего ущерба интересам Российской Федерации (примечание к ст. 275 УК); участвовавшие в подготовке акта терроризма, если они своевременным предупреждением органов власти или иным способом способствовали предотвращению осуществления акта терроризма (примечание к ст. 205 УК «Терроризм»); добровольно или по требованию властей освободившие заложника (примечание к ст. 206 УК «Захват заложника»); добровольно прекратившие участие в незаконных вооруженных формированиях и сдавшие оружие (примечание к ст. 208 УК «Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем»); добровольно освободившие похищенных людей (примечание к ст. 126 УК «Похищение человека»); добровольно сдавшие огнестрельное оружие, комплектующие детали к нему, боеприпасы, взрывчатые вещества или взрывные устройства (примечания к ст. 222 УК «Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, бое припасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств» и к ст. 223 УК «Незаконное изготовление оружия»); добровольно сдавшие наркотические средства или психотропные вещества и активно способствовавшие раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ, изобличению лиц, их совершивших, обнаружению имущества, добытого преступным путем (примечание к ст. 228 УК «Незаконные изготовление, хранение, перевозка, пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ»); совершившие коммерческий подкуп, даже если это деяние было совершено неоднократно либо в составе группы по предварительному сговору или организованной группой, если в отношении этих лиц имело место вымогательство или если эти лица добро вольно сообщили о подкупе органу, имеющему право возбудить уголовное дело (примечание к ст. 204 УК «Коммерческий подкуп»); давшие взятку, даже если это деяние было совершено неоднократно, если имело место вымогательство взятки со стороны должностного лица или если лица добровольно сообщили органу, имеющему право возбудить уголовное дело, о даче взятки (примечание к ст. 291 УК «Дача взятки»). Таким образом, деятельное раскаяние как новый институт в уголовном праве России создает широкое поле деятельности для ОРО в процессе предупреждения и раскрытия преступлений. Оперативно-розыскная практика имеет немало примеров эффективного применения ОРД данного уголовно-правового института в сочетании с другим (упомянутым выше) — добровольным отказом от совершения преступления. В январе 2001 г. сотрудники УФСБ по Волгоградской области легализовали перед СМИ факт негласного сотрудничества бывшего прапорщика 20-й мотострелковой дивизии В. Калинкина, который по заданию чеченских полевых командиров должен был совершить теракт на Волгоградской ГЭС. Благодаря его сотрудничеству с оперативниками УФСБ удалось задержать несколько диверсионных групп, предотвратив таким образом целую серию взрывов на территории области. До 1992 г. прапорщик служил в одной из частей Уральского военного округа. Летом 1993 г по предложению сослуживца-чеченца он отправился на отпуск в г. Грозный, взяв с собой сына. Через несколько дней этот сослуживец, спрятав мальчика, заставил В. Калинкина поступить на службу в местные незаконные вооруженные формирования. Жене прапорщика удалось забрать сына домой, а сам он остался в Чечне. В. Калинкин первое время был начальником подразделения связистов в Шалинском танковом полку, а затем его перевели в элитное диверсионное подразделение «Барс». Причем подготовку к диверсионно-разведывательной работе он проходил в арабских лагерях. После окончания операции по наведению конституционного порядка в Чечне (1995—1996 гг.) Калинкин по заданию своего полевого командира вернулся в г. Волгоград с документами на чужую фамилию и через некоторое время поступил на службу по контракту командиром взвода связи в 20-ю мотострелковую дивизию, размещенную в этом городе. В диверсиях он не участвовал, а только передавал обращавшимся к нему чеченцам информацию Летом 2000 г. к Калинкину приехали представители террористов с заданием: он должен был помочь им осуществить теракт на Волжской ГЭС. Тогда прапорщик и обратился к представителям военной контрразведки, которые подозревали его в связях с боевиками и вели за ним оперативное наблюдение. Благодаря негласному сотрудничеству Калинкина с органами ВКР им удалось арестовать 27 лиц, связанных с террористами, предотвратив таким образом целую серию взрывов, запланированных не только на ГЭС, но и в местных войсковых частях. Учитывая деятельное раскаяние Калинкина и его помощь органам ВКР в предотвращении террористических актов, уголовное дело против прапорщика возбуждать не стали. Он стал главным свидетелем на процессе над террористами1. Физическое или психическое принуждение как обстоятельства, исключающие уголовную ответственность при осуществлении ОРД. Согласно ст. 40 УК «не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате физического принуждения, если вследствие такого принуждения лицо не могло руководить своими действиями (бездействиями)». Вызывает сомнение содержание ч. 1 данной статьи, в которой говорится, что вопрос об уголовной ответственности за причинение вреда охраняемым законом интересам в результате психического принуждения, а также в результате физического принуждения, вследствие которого лицо сохранило возможность руководить своими действиями, решается с учетом положений ст. 39 УК (крайняя необходимость). Несостоятельность этого положения состоит в том, что если лицо не могло руководить своими действиями, то это действие совершено в состоянии невменяемости или непреодолимой силы. Здесь же лицо может руководить своими действиями, но перед ним стоит выбор: собственная безопасность, безопасность других людей (интересов), или выполнение требований преступника. Например, преступники, захватив автомобиль, самолет, другое транспортное средство с пассажирами, предлагают водителю (летчику) следовать по определенному маршруту — или они убьют его или кого-либо из заложников. Жертва шантажа имеет выбор, но им не пользуется. Может ли она отвечать за соучастие? Думается, что нет. Негласный сотрудник, разоблаченный преступниками как лицо, сотрудничающее с ОРО, под страхом собственной смерти или смерти своих близких выдает сведения о своем сотрудничестве — речь в данном случае идет лишь о таком физическом принуждении, которое признается непреодолимым, когда лицо полностью лишается возможности действовать в соответствии со своей волей. Содержание физического насильственного принуждения в законе не раскрыто, что затрудняет применение нормы на практике. Видимо, это понятие должно включать в себя меры физического воздействия со стороны другого человека, т.е. насилия (побои, причинение вреда здоровью, связывание, удушение, угрозу оружием), применяемого к лицу в целях принудить его причинить вред каким-либо охраняемым интересам. При этом лицо фактически теряет свободу воли и становится орудием другого человека. Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление. В соответствии со ст. 38 УК не является преступлением причинение вреда лицу, совершаемому преступление, при его задержании для доставления органам власти и пресечения возможности совершения им новых преступлений, если иными средствами задержать такое лицо не представляется возможным, и при этом не было допущено превышения необходимых для этого мер. Здесь не говорится о моменте задержания и понятии лица, совершившего преступление. Возникают вопросы: обязательно ли начальное сопротивление? в каких условиях возможно применение этой статьи? Другим рассматриваемым условием являются положения ст. 42 УК: «Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом, действующим во исполнение обязательного для него приказа или распоряжения». Уголовную ответственность за причинение вреда не несет также лицо, отдавшее незаконный приказ или распоряжение. Этот вопрос в науке не разработан, особенно применительно к ОРД, хотя случаи причинения вреда при исполнении приказа в ОРД встречаются и довольно часто, особенно в условиях действий чрезвычайного характера при освобождении заложников, ликвидации банды. Предположим, группа захвата при реализации данных ОРД получает устное указание на захват преступной группы, находящейся в установленном месте. Никто не может предсказать, как будут развиваться события. На наш взгляд, здесь сочетаются нормы об исполнении приказа с нормами об обоснованном риске, задержании преступника и крайней необходимости. Наиболее часто в практике ОРО, особенно во время задержания преступников при реализации оперативных материалов, применяются положения ст. 37 УК, которая предусматривает, что не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, т.е. при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемым законом интересов общества и государства от общественно опасного посягательства, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны. Закон исходит из того, что право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица, независимо от их профессиональной подготовки и служебного положения. Что касается институтов наказания и освобождения от наказания, то здесь также имеются нормы, имеющие особое значение для оперативных подразделений. Так, с позиций ОРД следует широко использовать положения ст. 53 УК, в соответствии с которой виновный может быть осужден к ограничению свободы, которое заключается в содержании осужденного, достигшего к моменту вынесения судом приговора 18-летнего возраста, в специальном учреждении без изоляции от общества в условиях осуществления за ним надзора. С точки зрения осуществления ОРМ к этой норме близко и условно-досрочное освобождение от отбывания наказания (ст. 79 УК), а также замена неотбытой части наказания более мягким наказанием (ст. 80 УК). В этих ситуациях должны осуществляться определенные оперативно-розыскные действия: проведение оперативных проверок с целью изучения среды, в которой находятся лица, освобожденные от уголовной ответственности и наказания, а также осужденные к ограничению свободы; установление негласного наблюдения за ними в случаях, когда они не разрывают связей с криминогенными контингентами; привлечение их к сотрудничеству, если они могут принести пользу в борьбе с преступностью. § 3. Оперативно-розыскная деятельность и уголовный процесс ОРД неразрывно связана с уголовным процессом (досудебным и судебным производством по уголовному делу), причем такая связь прослеживается применительно к ОРД и уголовному судопроизводству как деятельности, отрасли законодательства и науки. Следует отметить, что именно с ОРД чаще всего начинается активная работа по раскрытию преступления. ОРД по времени ближе к моменту обнаружения преступления, в идеале ведется по горячим следам и имеет своей задачей не только обнаружение, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, но также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших. Иначе говоря, по результатам ОРД становится возможным выявление как самого факта общественно опасного деяния, так и установление лица (лиц), к нему причастного. Именно поэтому результаты ОРД могут служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела, а соответственно и для начала самого уголовного судопроизводства. Вместе с тем не исключается, а, наоборот, предполагается сочетание ОРМ и следственных действий в процессе осуществления уголовно-процессуальной деятельности органа дознания, прокурора, следователя или суда. В ходе расследования следственные действия и ОРМ тесно связаны между собой организационными мероприятиями, управленческими и процессуальными решениями. В частности, при организации расследования преступлений могут создаваться оперативно-следственные группы, в обязательном порядке учитываются возможности ОРД, рассматриваются вопросы сопровождения следственных действий ОРМ, ведется планирование их проведения, на их сочетании строится тактика расследования. В свою очередь, при осуществлении уголовно-процессуальной деятельности, оперативно-розыскном сопровождении уголовного процесса рассматриваются пути и методы использования в ОРД фактических данных, полученных при производстве следственных действий, например в качестве оснований для проведения ОРМ, определения круга их объектов, обеспечения ОРМ безопасности участников процесса, и др. На основе результатов ОРД и данных, полученных процессуальным порядком, выдвигаются и проверяются версии с использованием как ОРМ, так и следственных действий, причем их сочетание может быть взаимообусловленным и составлять единый процесс, при котором оперативные данные служат основой для производства следственных действий и процессуального закрепления доказательственной информации. ОРМ, будучи органически связанными с процессуальными, следственными действиями, выполняют по отношению к ним вспомогательную, обеспечивающую роль. Имея разведывательную направленность на получение и реализацию информации, ОРД ориентирована прежде всего на юридически значимые данные и последствия, наступающие при их использовании, в том числе и в уголовном процессе. Например, представляется значимой ориентация ОРД на получение информации, характеризующей обстоятельства, подлежащие доказыванию, результаты этой деятельности могут быть использованы в доказывании по уголовным делам, служить фактическим основанием для задержания подозреваемого лица, принятия процессуальных решений и др. Без оперативно-розыскной составляющей невозможно проведение отдельных следственных действий. В частности, такое следственное действие, как контроль и запись переговоров, осуществляется соответствующими ОРО. Следует отметить, что ОРД может выходить за рамки расследования конкретных преступлений даже при оперативно-розыскном сопровождении расследования, поскольку при его осуществлении могут выявляться сопутствующие преступления, а также новые эпизоды преступной деятельности, требующие самостоятельной оценки либо применения дополнительных норм уголовного закона, что соответствует назначению уголовного судопроизводства и направлено на его обеспечение. УПК предусматривает возможность приостановления предварительного следствия. После принятия такого решения принимаются меры по установлению лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, установлению его места нахождения, по его розыску и не допускается производство следственных действий (ст. 209 УПК). В этой связи представляется, что такие меры могут быть реализованы только в рамках ОРД и соответствуют задачам этой деятельности. Взаимосвязь уголовного процесса и ОРД не заканчивается прекращением уголовного преследования или вступлением в силу приговора суда. В частности, производство по уголовному делу может быть возобновлено ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств. Такие обстоятельства могут быть выявлены и установлены при осуществлении ОРД. Имеет место и взаимосвязь нормативно-правового регулирования ОРД и уголовного процесса. Это проявляется в том, что и ФЗ об ОРД, и УПК имеют взаимообусловленные бланкетные нормы. Так, в ст. 5 ФЗ об ОРД закреплено, что лицо, виновность которого в совершении преступления не доказана в установленном законом порядке, т.е. в отношении которого в возбуждении уголовного дела отказано либо уголовное дело прекращено в связи с отсутствием события преступления или в связи с отсутствием в деянии состава преступления, и которое располагает фактами проведения в отношении его ОРМ и полагает, что при этом были нарушены его права, вправе истребовать от ОРО сведения о полученной о нем информации в пределах, допускаемых требованиями конспирации и исключающих возможность разглашения государственной тайны. Как видим, данная норма ориентирована прежде всего на проведение предварительных уголовно-процессуальных процедур и решений, по завершении которых представляется возможной реализация прав объекта ОРМ. Наличие возбужденного уголовного дела является одним из оснований для проведения ОРМ. К числу оснований для проведения ОРМ, связанных с уголовным процессом, относятся и поручения следователя, органа дознания, указания прокурора или определения суда по уголовным делам, находящимся в их производстве; постановление о применении мер безопасности в отношении защищаемых лиц, осуществляемых уполномоченными на то государственными органами в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации (ст. 7 ФЗ об ОРД). С нормами УПК связаны и условия проведения ОРМ. В частности, проведение ОРМ, которые ограничивают конституционные, права человека и гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища, допускается только при наличии информации о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния или о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние, по которому производство предварительного следствия обязательно. Обязательность же производства предварительного следствия определяется УПК (см. ст. 150). На возможность использования результатов ОРД для подготовки и осуществления следственных и судебных действий прямо ориентирует ст. 11 ФЗ об ОРД. Данная норма корреспондируется со ст. 89 УПК, в которой отмечается недопустимость использования в доказывании результатов ОРД, если они не отвечают требованиям, предъявляемым УПК к доказательствам. Сведения об используемых или использованных при проведении негласных ОРМ силах, средствах, источниках, методах, планах, о результатах ОРД, лицах, внедренных в ОПГ, ШНС, и о конфидентах, а также об организации и о тактике проведения ОРМ составляют государственную тайну и подлежат рассекречиванию только на основании постановления руководителя ОРО. Предание гласности сведений о лицах, внедренных в ОПГ, о ШНС, а также о конфидентах, допускается лишь с их согласия в письменной форме и в случаях, предусмотренных федеральными законами. Поэтому, если разбирательство уголовного дела в суде может привести к разглашению государственной или иной охраняемой федеральным законом тайны, то на основании определения или постановления суда допускается закрытое судебное разбирательство. В свою очередь, уголовно-процессуальные нормы содержат положения об ОРМ, перечень, основания и условия проведения которых регламентированы ФЗ об ОРД. Так, нормы УПК, определяющие полномочия прокурора, следователя, дознавателя, закрепляют их право давать письменные поручения и указания о проведении ОРМ (ст. 37, 38, 41), а также содержат ограничения относительно их проведения. Например, после направления уголовного дела прокурору орган дознания может проводить по нему ОРМ только по поручению следователя. Если же не обнаружено лицо, совершившее преступление, орган дознания обязан принимать для его установления розыскные и оперативно-розыскные меры, уведомляя следователя об их результатах (ст. 157). Порядок уголовного судопроизводства, установленный УПК, является обязательным для судов, органов прокуратуры, органов предварительного следствия и органов дознания, а также иных участников уголовного процесса. Данным положением закрепляется общность правового регулирования всех участников уголовного судопроизводства, в том числе субъектов ОРД. Должностные лица ОРО могут привлекаться к участию в следственных действиях (ст. 164 УПК), но не могут быть понятыми (ст. 60 УПК). В то же время в соответствии со ст. 41 УПК полномочия по проведению дознания не могут быть возложены на то лицо, которое проводило или проводит ОРМ по данному уголовному делу. Наряду с этим при необходимости проведения ОРМ допускаются встречи сотрудника органа дознания, осуществляющего ОРД, с подозреваемым с письменного разрешения дознавателя, следователя, прокурора или суда, в производстве которых находится уголовное дело (ст. 95 УПК). Таким образом, УПК содержит положения» имеющие прямое или косвенное отношение к ОРД, в ст. 21 («Обязанность осуществления уголовного преследования»), 37 («Прокурор»), 40 («Орган дознания»), 41 («Дознаватель»), 60 («Понятой»), 89 («Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности»), 95 («Порядок содержания подозреваемых под стражей»), 157 («Производство неотложных следственных действий»), 164 («Общие правила производства следственных действий»). В кодексе также содержатся иные нормы и положения, обусловливающие взаимосвязь ОРД и уголовного судопроизводства. Все эти положения имеют уголовно-процессуальное содержание и в целом коррелируют с нормами ФЗ об ОРД. Следует отметить, что ОРД и уголовный процесс, находясь в объективной взаимосвязи, имеют смежные либо общие проблемы научного характера. В частности, исследование проблем использования результатов ОРД в уголовном процессе не может быть проведено в одностороннем порядке, а предполагает учет как оперативно-розыскных, так и процессуальных аспектов. Оперативно-розыскное сопровождение уголовного судопроизводства обусловливает его ориентацию на уголовный процесс, но оперативно-розыскные процедуры здесь выступают инструментальным средством его обеспечения. Не только оперативно-розыскной, но и уголовно-процессуальный характер имеет проблема освобождения от уголовной ответственности лиц из числа членов преступной группы, совершивших противоправное деяние, не повлекшее тяжких последствий, и привлеченных к сотрудничеству с ОРО, активно способствовавших раскрытию преступлений, возместивших нанесенный ущерб или иным образом загладивших причиненный вред. Таким образом, взаимосвязь ОРД и уголовного судопроизводства определяется: общностью задач ОРД и уголовного судопроизводства; прямым указанием в процессуальном законодательстве на обязанности органов дознания принимать необходимые розыскные и оперативно-розыскные меры для установления лица, совершившего преступление; направленностью ОРМ на информационное обеспечение уголовно-процессуальной деятельности органов дознания, предвари тельного расследования и органов судебной власти; уголовно-процессуальным характером некоторых оснований для проведения ОРМ; направленностью ОРД на обеспечение безопасности участников уголовного судопроизводства, защиты их прав и законных интересов; установлеием в оперативно-розыскном законодательстве порядка использования результатов ОРД для подготовки и осуществления следственных действий и проведения ОРМ; некоторой общностью правового регулирования деятельности субъектов ОРД и уголовного судопроизводства; корреляцией норм ФЗ об ОРД и УПК. Приведенные данные, иные нормы и положения законодательных актов, фактическая взаимная обусловленность ОРД и уголовного судопроизводства являются отправными для исследования взаимосвязей между ОРД и уголовным процессом, в частности при оперативно-розыскном документировании и процессуальном доказывании, обеспечивают научно обоснованное сочетание процессуальных действий и ОРМ в решении задач уголовного судопроизводства (Содержание данного параграфа отражает лишь некоторые взаимосвязи ОРД и уголовного судопроизводства, включает в содержательной части только краткие общие положения ОРД и уголовно-процессуальной деятельности. Более подробно значение ОРД для обеспечения уголовного процесса, использование ее результатов при ' возбуждении уголовного дела и в доказывании рассматриваются в главе 30 данного учебника). § 4. Оперативно-розыскная деятельность и криминология Теория ОРД органически связана с наукой криминологией, изучающей закономерности и тенденции развития преступности, ее причины и условия, личность преступников, механизм детерминации и генезис преступного поведения. Все категории криминологии, отражая углубленные знания многочисленных явлений, порождаемых преступностью, оказывают непосредственное влияние на организацию и тактику ОРД. Структура субъектов ОРД, их отраслевая и линейная специализация определяются структурой преступности, и не только ее видами, но и формами, учение о которых разработано в теории криминологии (рецидивной, несовершеннолетних, групповой, профессиональной, организованной). Но это лишь один аспект использования криминологической характеристики преступности в организации ОРД. Важнейшим элементом этой организации является оценка оперативной обстановки на всех уровнях функционирования субъектов ОРД. Эта оценка обязательно включает криминологический анализ преступности, ее состояния, структуры и динамики, а также местных, или региональных, географических, демографических, экономических и социально-психологических факторов, причинно связанных с преступностью. На основе анализа определяются тенденции преступности, выявляются наиболее пораженные объекты и участки территории, железных дорог, делаются прогностические выводы о количестве, структуре и наиболее вероятных местах преступных проявлений. Эти выводы используются при выборе вариантов расстановки оперативных сил субъектов ОРД в организации оперативного прикрытия территории и объектов. Для оперативной обстановки в ИУ и местах их дислокации существенное значение имеет криминологический подход к анализу структуры местного населения, состава осужденных, производственного профиля колоний и дислокации их объектов. Углубленному анализу оперативной обстановки и прогнозированию тенденций организованной преступности способствуют установленные в криминологии зависимости между распространенностью различных видов негативно отклоняющегося поведения и динамикой преступлений, насильственных, корыстно-насильственных и корыстных (умышленных убийств, тяжких и менее тяжких телесных повреждений, разбоев, грабежей, краж, уголовно наказуемого хулиганства). Статистическая информация о тенденциях мелкого хулиганства и пьянства, проявлений паразитического антиобщественного образа жизни, антиобщественного поведения ранее судимых, дающего основания для установления административного надзора, нарушение правил общежития в быту, в связи с которыми применяется привод и официальное предостережение, групповых нарушений правопорядка неформальными группами подростков, отражает глубинные процессы возникновения преступлений и должна использоваться как инструмент предвидения вероятных тенденций в организованной преступности. Прогностическое значение информации об административных правонарушениях проявляется при ее оценке наряду с другими видами социальной информации. Так, анализ, свидетельствующий о распространенности в некоторых районах (микрорайонах, поселках, селах) хулиганства и нарушений общественного порядка и неадекватности реагирования на них, правонарушений на потребительском рынке и т.д., дает ценную прогностическую информацию, поскольку позволяет определить значимость комплекса факторов, связанных с динамикой преступности. Личность преступника в криминологии — это широкое и емкое понятие, выражающее социальную сущность преступников разных типов, сложный комплекс характеризующих их признаков, свойств, связей, отношений, их нравственный и духовный мир, взятые в развитии, во взаимодействии с социальными и индивидуальными жизненными условиями и в той или иной мере определяющие совершение преступлений. Для ОРД важны именно обобщенные, типологические данные о личности преступников, о процессе формирования тех свойств, которыми преступники характеризуются. Имеют значение условия нравственного формирования преступников, особенно среди ближайшего бытового окружения, связей, знакомств. Для раскрытия преступлений бывает исключительно важно выявление криминогенных обстоятельств конкретной жизненной ситуации, повлиявшей с учетом особенностей личности на совершение преступления. Но решающим для ОРД является знание социальных, психологических и нравственных свойств личности преступников (взгляды, навыки, привычки, содержание и уровень интересов и потребностей, особенности характера и др.). Многие их этих показателей наряду со сведениями о преступном опыте, преступных связях, преступной квалификации используются в делах, автоматизированных банках оперативного учета, на основе оценки нравственно-психологических характеристик избирается тактика оперативного поиска, оперативной профилактики и оперативной проверки, организуется оперативное обеспечение процесса исправления и перевоспитания осужденных. Данные криминологии о личности преступников разных типов весьма надежны, поскольку они базируются на широких обобщениях, изучении не только отдельных лиц, но и всего того общего, типичного, чем преступники выделяются в массе людей. В этом отношении криминология имеет богатые традиции, пользуется разнообразными методиками и в результате получает достаточно полную информацию, которой с успехом пользуются в повседневной практической работе оперативники. Эти данные помогают познать механизм преступного поведения в целом и различных его видов, другими словами — хорошо знать объект оперативного интереса и предмет ОРД. Обычно на основе таких знаний оперативные работники, сталкиваясь с обстоятельствами совершенного преступления, лишь по объективным данным уже могут судить не только об уголовно-правовых признаках деяния, но и о принадлежности преступника к той или иной социально-демографической, этнической группе населения, о его нравственных свойствах и психологических особенностях, о том, что все эти свойства и особенности могли сформироваться в определенной криминогенной среде, где его и следует искать. Для практики ОРД по борьбе с организованной преступностью исключительно важен криминологический подход к изучению преступного поведения как процесса, развивающегося в пространстве и времени и включающего не только сами преступные действия, но и предшествующие им социальные и психологические явления. Криминология на основе изучения механизма преступного поведения дает ответы на вопросы, как оно возникает, развивается и осуществляется в индивидуальном и групповом варианте, для разных видов преступлений и для разных категорий преступников. Такого рода криминологическая информация исключительно ценна как при диагностике криминогенных процессов, когда требуется оперативно-профилактическое вмешательство, так и при построении оперативно-розыскных версий, когда по первичным, часто весьма скудным данным оперативник должен воспроизвести механизм конкретного преступления. При этом он обязательно построит модель допреступной ситуации и типичного допреступного поведения и, ориентируясь на эту модель, будет искать следы преступника и сведения о нем именно там, где они могли сохраниться. Существенное значение имеют данные криминологии о мотивации преступного поведения (криминальной мотивации), так как они помогают «думать» за преступника, что является важнейшим интеллектуальным началом оперативно-розыскной тактики. Имеется в виду реконструкция возможных действий преступников (прошлых и предстоящих) с учетом их преступной квалификации и преступного опыта. Когда оперативник знает, что предполагал, как поступал преступник и почему именно так, а не иначе, — он может достаточно ярко представить себе (смоделировать) не только его социальный, нравственный облик (отнести его к соответствующему социальному типу личности), но и его индивидуальный образ. А это имеет большое значение для ориентирования сил и средств ОРД на выявление преступников, существенно конкретизирует область оперативного поиска. В ОРД обязательно применяется криминологическое прогнозирование индивидуального и группового преступного поведения. Такое прогнозирование становится возможным потому, что преступное поведение связано с объективными явлениями социальной среды многими нитями. Прогнозирование составляет основу оперативного учета, так как его банки информации создаются на основе прогноза вероятности преступного поведения определенных криминогенных контингентов. Именно прошлое их поведение (судимость, правонарушения, аморальные проступки), настоящее (поддержание отрицательных связей, паразитизм, склонность к антиобщественным занятиям) дают основания для прогностических выводов о вероятном противоправном поведении в будущем. Принимаются во внимание социальные оценки, даваемые лицу, представляющему оперативный интерес, 8 роль для него мнения представителей криминогенной и преступной среды. Все это в совокупности является элементами методики криминологического прогнозирования, которое вплетается в оперативно-розыскные действия при оперативном поиске, оперативной проверке и оперативной профилактике. Значение прогностической деятельности трудно переоценить. Она позволяет избежать ошибок при выборе объектов оперативной профилактики и оперативной проверки, успешно решать тактические задачи на упреждение действий преступников. Прогностическая работа в структуре ОРД становится формой этой деятельности, которая требует применения все возрастающей интеллектуальной и организационной активности. Диалектический подход к явлению позволяет соединить в единый процесс анализ прошлого, диагностику настоящего и прогнозирование будущего. Будущее же в ОРД предстает не как ожидание наступления события (имеется в виду преступление), а как практическое изменение настоящего путем активного вмешательства в происходящие негативные процессы, в замысел преступников. Это свойственно и криминологическому, и оперативно-тактическому прогнозированию. Являясь наукой о причинах и условиях преступлений, криминология разрабатывает и пути их устранения, формулируя теоретические основы и практические рекомендации по предупреждению преступлений на разных уровнях государственной, общественной и правоохранительной деятельности. Многие из этих рекомендаций трансформируются в методы оперативной профилактики, а сама эта профилактика «вписывается» в общую систему предупреждения преступлений, которая действует в каждом районе, городе, на промышленных, строительных, агропромышленных, торговых, транспортных и других объектах. Выводы криминологической науки о том, что преступные мотивы есть по сути своей модификации обычных человеческих мотивов, но направленные на цели, запрещенные законом или связанные с использованием противоправных средств, являются основополагающими в исправлении и перевоспитании правонарушителей, осуществляемом с помощью методов ОРД. Такое понимание мотивации преступного поведения исключает представление об обреченности человека на преступное поведение, о неисправимости преступников. Оно вселяет в оперативных работников уверенность в гуманности и перспективности привлечения к негласному сотрудничеству представителей преступной среды, в первую очередь, в целях их же исправления и перевоспитания путем приобщения к активному участию в борьбе с преступностью. Криминологические знания имеют существенное значение для оперативно-тактической характеристики отдельных видов преступлений. По многим видам преступлений проанализированы место и время их совершения (с разбивкой по временам года, неделям, дням недели), дана характеристика объектов, на которые совершались преступные посягательства, показаны особенности личности преступников, их нравственного облика применительно к разным видам преступлений. В совокупности криминологическая характеристика преступлений существенно дополняет знания оперативников о предмете ОРД, создает фундаментальную основу получения оперативной информации о механизме подготовки и совершения преступлений, что является решающим фактором успешной тактики оперативной проверки. Необходимо отметить весьма существенное обстоятельство: негласные возможности ОРО, средства и методы ОРД позволяют в каждом конкретном случае значительно глубже изучать обстоятельства конкретной преступной деятельности, чем она представлена в криминологических исследованиях. В ходе ОРМ выявляются скрытые от криминологов процессы, возникающие и в преступной среде, и в связи с развитием индивидуального преступного поведения. Поэтому знания, сконцентрированные в криминологической теории и в практических рекомендациях криминологов, не могут полностью обеспечить успех ОРД. Сама эта деятельность создает специфические, в ряде случаев уникальные методики исследования скрытых от криминологов процессов, в которых изученные ими причины преступлений трансформируются в чуждые для общества системы межличностных и межгрупповых отношений, и не только в преступной и криминогенной среде, но и в многочисленных кругах, в которых общаются представители этой среды. Все это остается за рамками криминологии и познается главным образом с помощью негласных источников информации, существенно пополняя криминологические знания и позволяя многим положениям криминологии давать необходимую оперативно-тактическую интерпретацию. Это относится и к характеристике личности лидеров ОПФ, рецидивистов, не отказавшихся от преступной деятельности, и к заметным изменениям, происходящим в среде несовершеннолетних правонарушителей, преступный опыт которых намного опережает их социальное созревание, и к соотношению основных категорий противоборства — преступного опыта и преступной квалификации, — не изучаемых криминологией, и ко многим другим явлениям преступности, имеющим оперативно-тактическое значение. Поэтому криминологические знания, представляя собой фундаментальную основу для изучения преступности и личности преступника, обеспечивая оперативников методами оперативной профилактики, должны постоянно пополняться знаниями о преступности, поступающими из негласных источников. Только при этом условии оперативники будут всегда осведомлены обо всех новых явлениях, характеризующих преступность и преступников, что необходимо для внесения корректив в тактику борьбы с ними. Региональное изучение преступности позволяет ОРО правильно ориентироваться в структуре преступности и ее динамике, определять регионы с относительно высоким уровнем преступности; в структуре преступных посягательств в сфере частной, государственной, муниципальной и иных форм собственности; определять отрасли экономики и социальные сферы, характеризующиеся интенсивностью преступных проявлений; неблагополучные в криминогенном отношении возрастные и социальные группы; виды преступлений, имеющие неблагоприятные тенденции развития; типы преступного поведения, требующие внимания и учета при осуществлении ОРД. Все это дает возможность обеспечить дифференцированный подход в организации ОРД в стране и ее отдельных регионах, сосредоточить внимание ОРО на актуальных направлениях ОРД, целенаправленно, с учетом местных условий разрабатывать наиболее эффективные меры предупреждения и раскрытия преступлений. Криминологическое прогнозирование, главной задачей которого является определение устойчивых тенденций преступности и влияющих на нее факторов, является необходимой предпосылкой оперативно-розыскного прогнозирования и планирования мероприятий по борьбе с наиболее опасными и распространенными формами преступных проявлений. Криминологические исследования последнего времени позволили представителям теории ОРД продолжить на современном уровне исследования правовых и организационно-тактических основ оперативно-розыскной профилактики преступлений. Оперативно-розыскная профилактика, имея тот же объект исследования — преступность, изучает, однако, лишь те ее стороны, которые обнаруживаются и фиксируются оперативно-розыскным путем. В поле зрения ОРО находятся лишь лица, замышляющие конкретные преступления, тайно готовящие их совершение или покушающиеся на них. В этой связи оперативно-розыскная профилактика характеризуется особенностями негласной деятельности ОРО по воздействию на профилактируемых лиц в целях недопущения преступлений, принятие необходимых мер, исключающих реализацию преступных намерений. Принципиальной особенностью оперативно-розыскной профилактики является также то, что она сопровождается специфическим информационным обеспечением оперативно-профилактических мер, которые осуществляются в отношении лиц, состоящих на оперативных учетах, т.е. обоснованно подозреваемых в подготовке или совершении преступлений. С другой стороны, оперативно-розыскная профилактика имеет своей задачей анализ оперативно-розыскной информации о факторах, определяющих состояние преступности, причинах и условиях, способствующих совершению правонарушений и преступлений. В то же время оперативно-розыскная профилактика, выступая в качестве самостоятельного направления ОРД, является специфической подсистемой социальной профилактики правонарушений на общем и индивидуальном уровнях. Тем самым предполагается органическая связь теории ОРД с наукой криминологией. § 5. Оперативно-розыскная деятельность и психология Необходимость использования результатов психологических исследований в сфере ОРД определяется следующими ее специфическими особенностями. Во-первых, ОРД носит характер постоянного и скрытого конфликтного взаимодействия с преступной средой, лицами, замышляющими, подготавливающими или уже совершившими преступления. Вследствие этого ОРД: осуществляется конспиративно; является деятельностью рефлексивной, т.е. характеризуется воздействием в отношении проверяемых и разрабатываемых лиц; связана с определенным риском из-за недостатка исчерпывающей информации о преступных событиях и причастных к ним лицах и, следовательно, в определенной мере зависит от случайностей; объективно содержит в себе возможность неудачного исхода проводимых ОРМ и наступления нежелательных, а порой и опасных последствий из-за постоянного противодействия криминальных элементов; экстремальна вследствие постоянного разнообразия организационных форм и тактических приемов, постоянного дефицита времени, наличия факторов профессионального риска и физической опасности. Во-вторых, ОРД характеризуется: имитацией решений, принимаемых проверяемыми и разрабатываемыми лицами и выработкой с этим учетом собственных оперативно-тактических решений; постоянным анализом и прогнозированием результатов своей деятельности и деятельности криминальных элементов; использованием разнообразных мотивировок и игры ролей с целью обеспечения скрытности проводимых мероприятий, эффективности получения и использования оперативно-ценной информации о проверяемых и разрабатываемых лицах; постоянной оперативной готовностью к действиям в экстремальных ситуациях; жестким эмоционально-волевым контролем. В-третьих, ОРД: строится на нормативно-правовой основе, т.е. регламентируется действующими нормами права и морали; связана с привлечением многообразных сил, средств и методов, т.е. осуществляется как деятельность комплексная и коллективная; всегда согласуется с оперативной обстановкой и конкретными оперативно-тактическими ситуациями; отличается высоким динамизмом из-за постоянного изменения среды функционирования. Перечисленные специфические особенности ОРД не являются, конечно, исчерпывающими, но относятся к наиболее существенным. Даже неполный перечень этих особенностей убедительно свидетельствует о том, что эта деятельность, как и любая другая, имеет существенные психологические компоненты, а человеческая психика представляет ее постоянный, необходимый и весьма динамичный элемент. В этой связи в рамках общей теории ОРД зарождается и получает свое обоснование оперативно-розыскная психология. Ее предметом следует считать закономерности и механизмы психики людей, выступающих в качестве субъектов ОРД и противостоящих им криминальных элементов, т.е. лиц, занимающихся противоправной деятельностью, и их окружения. При этом к предмету оперативно-розыскной психологии, по нашему мнению, следует отнести не только закономерности психики отдельного индивида, но и психологию оперативно-розыскных коллективов, психологию преступных групп и преступных сообществ, а также психологию их конфликтного взаимодействия между собой в соответствующих объективных условиях. Для теории ОРД первостепенное значение приобретает психологическое обоснование: закономерностей психики субъектов ОРД: оперативников и конфидентов; психологических компонентов преступной деятельности отдельных лиц, ОПФ, особенно их мотивации, психологии преступной субкультуры, динамики мотивов под влиянием различных объективных факторов и т.д.; специфических закономерностей психологии борьбы (конфликтного взаимодействия) субъектов ОРД с лицами, совершающими преступления; психологических способов и приемов получения субъектами ОРД оперативной информации в процессе проведения ОРМ по борьбе с преступностью; психологических аспектов проведения различных ОРМ. Оперативно-розыскная психология призвана вооружить теорию ОРД знаниями логико-психологических закономерностей: протекающих в связи с получением первичной информации о замышляемых, подготавливаемых или совершенных преступлениях и находящих свое проявление в построении оперативно-розыскных версий и прогнозов; связанных с анализом проблемных ситуаций в условиях информационной неопределенности и оперативного риска; связанных с применением эвристических методов оперативно-розыскного мышления, определением природы, источников, возможностей и пределов использования в оперативно-розыскной практике интуитивных знаний. На современном этапе возрастает значение социально-психологических аспектов ОРД на ее организационно-управленческом уровне. Речь идет об использовании данных психологических исследований при изучении и отборе кадров в ОРО (профессиональный отбор), разработке путей и методов профессиональной подготовки и повышения морально-психологических возможностей личного состава ОРО с учетом специфики решаемых ими задач, повышении качества управления силами и средствами ОРД на основе использования психологических познаний при принятии управленческих решений, в организации и совершенствовании информационно-аналитической работы, прогнозирования и планирования, организации координации и взаимодействия, поддержании оперативной готовности сил и средств, стимулирования усилий сотрудников в борьбе с преступностью путем оценки результатов их ОРД на основе научно обоснованных критериев и т.п. В целом дальнейшее становление и развитие оперативно-розыскной психологии в рамках теории ОРД обеспечивает разработку и внедрение в практику эффективных рекомендаций применительно к организационно-управленческому и оперативно-тактическому уровням ОРД. ОРД как специфический вид деятельности детерминирует психическую активность осуществляющих ее лиц, влияет на их психологические характеристики, предполагает реализацию современных научных методик и технологий. Теоретико-эмпирический анализ ОРД свидетельствует о том, что ее участники систематически осуществляют психологическую интерпретацию событий и явлений своей многогранной деятельности, применяют конкретные психологические умения и навыки. В свою очередь, психологические аспекты ОРД в значительной степени влияют на ее эффективность, вызывают практический и научный интерес. Психологическое обеспечение ОРД осуществляется в четырех направлениях: методолого-теоретическом, личностном, межличностном и операциональном. Методолого-теоретическое направление предполагает: разработку теории и методологии междисциплинарного подхода к исследованию психологического содержания оперативно-розыскной деятельности; систематизацию имеющихся психологических знаний об ОРД; определение ее психологического механизма (психологической структуры); анализ психологических аспектов этического содержания ОРД; осуществление структурно-психологического анализа профессиональной деятельности оперативников, конфидентов; изучение социально-психологической характеристики ОРД; создание психограммы личности оперативников и конфидентов и профессиограммы ОРД; разработку диагностической модели определения психологической пригодности оперативников и конфидентов к ОРД. К основным аспектам психологического обеспечения на личностном направлении относятся: выявление и описание психологического содержания, элементов и особенностей мотивации оперативников и конфидентов, ее развития и изменения на различных этапах ОРД, классификации потребностей, мотивов и целей, личностей субъектов ОРД, критериев мотивационной направленности; создание методик формирования и коррекции мотивации; изучение психологических характеристик сотрудников и конфидентов, влияния этих характеристик на эффективность ОРД; усиление позитивных и преодоление негативных психических познавательных процессов, психических состояний; развитие эмоционально-волевой регуляции, ролевой деятель ности, психологической включенности в ОРД, преодоление профессиональной деформации, анализ органических предпосылок развития личности субъектов ОРД, влияния половозрастных и индивидуально-типичных особенностей личности на эффективность ОРД; исследование психологических механизмов социализации оперативников и конфидентов, их характерологических и национальных особенностей и т.д.; психологическое портретирование участников ОРД. При реализации межличностного направления психологическое обеспечение концепции ОРД может осуществляться в следующих формах: поддержание оптимальных отношений в системах «оперативник-конфидент», «оперативник—проверяемый», «конфидент—проверяемый»; изучение психологических характеристик объектов ОРД, определение приемов и методов психологического воздействия на них, преодоления криминальной активности (в том числе в отношении оперативников и конфидентов); психологическое обеспечение подбора, расстановки и деятельности конфидентов, их обучения и воспитания; рассмотрение психотехники общения оперативников с конфидентами, а также субъектов и объектов ОРД; рассмотрение психологических моделей ролевой деятельности конфидентов и оперативников при осуществлении ОРМ; предотвращение негативных психических состояний у участников ОРД; предупреждение и разрешение психологических конфликтов в ходе осуществления ОРД; психокоррекция оперативников и конфидентов; психологическое обеспечение отдельных ОРМ. Важное место в психологическом обеспечении на межличностном уровне занимает поддержание оптимального взаимодействия оперативников со следователями, другими службами и подразделениями правоохранительных органов, субъектами ОРД. Операциональное направление предусматривает: организацию и проведение психологической подготовки оперативников и конфидентов; использование прикладных психологических знаний, методик и технологий в ОРД. Психологические знания активно используются при осуществлении «нетрадиционных методов раскрытия преступлений». В качестве рабочей гипотезы, заложенной в концепции применения нетрадиционных методов при раскрытии преступлений, используются широко известные научные факты о том, что противоправные действия совершаются человеком, находящимся в «особом» психическом состоянии, на фоне выраженного эмоционального и нервно-психического напряжения, которое, в свою очередь, обусловливает его поведенческие реакции. Изучение этих «особых» психических состояний, их систематизация, поиск взаимозависимости и взаимообусловленности этих состояний с факторами внешней среды и функциональным статусом, криминалистическими признаками преступления на практике позволяют существенно сузить круг подозреваемых и с большей эффективностью использовать имеющиеся силы и средства при розыске преступника. Основными научно-практическими направлениями, рассматриваемыми в данном контексте, являются: использование регистраторов психологического стресса (полиграфов, «детекторов лжи») для оценки выраженности психофизиологических реакций в процессе опроса с целью выявления скрываемой информации; анализ преступного поведения и построение информационной модели преступника при раскрытии серийных особо тяжких преступлений против личности; использование психологического феномена активации памяти потерпевших и свидетелей с целью воспроизведения деталей происшествия, по тем или иным причинам не зафиксировавшихся в памяти. Каждое из указанных направлений имеет достаточно прочную теоретическую базу, разработанную и нашедшую подтверждение в трудах таких крупнейших специалистов из смежных областей знаний, как академики А.К. Анохин (физиология), В.П. Казначеев (философия, физика), Б.Ф. Ломов (психология). В.А. Образцов и С.Н. Богомолова, обобщив огромный зарубежный и отечественный опыт использования психологических знаний в раскрытии и расследовании преступлений нетрадиционными способами, выделяют следующие основные направления этой деятельности: составление поисковых психологических портретов серийных преступников; психолингвистический анализ как метод идентификации преступника; применение полиграфов (детекторов лжи); применение гипноза при раскрытии преступлении; использование хронобиологии (биоритмология) в оперативно-розыскных и следственных целях и т.д. Концепция использования психофизиологических реакций человека для раскрытия преступлений основана на том, что любая деятельность человека, в том числе и противоправная, осуществляется на фоне более или менее выраженного эмоционального напряжения, т.е. имеет психофизиологическое подкрепление. Чем более значима для субъекта ситуация, в которой он находится, тем выражен-нее психофизиологическая реакция. Наиболее остроактуализированными для человека являются факты совершения преступлений или причастности к ним. Моделирование такой ситуации или ее элементов при проведении по специальной методике опроса с использованием полиграфа позволяет выявить наличие так называемых виновных знаний в 86—92% случаев (т.е. установить причастность к совершенному преступлению) или отсутствие таких знаний в 95—98% случаев (т.е. непричастность к преступлению). В теоретической основе второго направления лежит представление об информационном потенциале элементов и признаков криминального события значительно больше, чем это обычно используется в традиционной практике раскрытия преступлений. Личность виновного нередко так «закодирована» в признаках события, что их дешифровка и, следовательно, точное определение поисковых признаков требуют применения специальных «ключей». Их разработка - актуальная задача новых направлений криминалистики и теории ОРД (полиграфные обследования при проведении ОРМ используются в большинстве развитых стран, а в США и Японии принимаются судами первых инстанций в качестве доказательства виновности или невиновности подозреваемого в совершении преступления лица). Практика формирования розыскного психологического портрета предполагаемого преступника по серийным убийствам и изнасилованиям широко распространена в США, Великобритании, Голландии и других странах, причем имеются уже сформированные компьютерные базы данных, позволяющие в короткий срок создать психологический портрет подозреваемого с указанием его вероятного возраста, рода профессиональной деятельности и других оперативно значимых признаков. Например, созданная во ВНИИ МВД России автоматизированная система «Монстр» в значительной степени упрощает работу по составлению психологического портрета предполагаемого преступника, а алгоритм, разработанный ее создателями, нашел свое подтверждение на практике. Перечисленные нетрадиционные методы криминалистики и ОРД не противопоставляются традиционным криминалистическим и оперативно-розыскным методам, а служат дополнением к ним. Полученная с их помощью информация имеет не доказательственный, а ориентирующий характер и может быть использована в процессе проведения ОРМ для формирования и выдвижения оперативно-розыскных и следственных версий. § 6. Оперативно-розыскная деятельность и иные науки Научные разработки теории ОРД связаны с использованием данных уголовно-исполнительного права. В практическом аспекте эта связь обусловлена тем, что ОРО системы ГУИН Минюста России решают в пределах своей компетенции не только задачи выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений, а также розыска осужденных, совершивших побег из мест лишения свободы, но и оперативно-розыскного обеспечения соблюдения режимных требований, установленных в ИУ и СИЗО. В названных учреждениях, функционирующих в рамках уголовно-исполнительного законодательства, правовые и организационно-тактические вопросы обеспечения охраны, надзора и ОРД тесно переплетаются, и поэтому возникает необходимость их комплексной научной разработки с участием специалистов этих научных направлений. Существует тесная связь теории ОРД с науками государственного и административного права. Именно отрасли права, изучаемые этими науками, определяют систему и государственно-правовой статус органов, осуществляющих ОРД, основанные на Конституции их задачи и обязанности, вытекающие из этого полномочия физических и юридических лиц, другие вопросы, регламентируемые государственным и административным правом. Сама система нормативно-правового регулирования ОРД носит административно-правовой характер и осуществляется путем издания органами, осуществляющими эту деятельность в пределах своей компетенции, нормативных актов (наставлений, инструкций, приказов и пр.), регламентирующих организацию и тактику проведения ОРМ. Следует отметить широкое использование в ОРД мер административного воздействия и регулирования. Это касается прежде всего постановки на учет в целях осуществления профилактического и административного воздействия в отношении лиц, привлеченных к административной ответственности, находящихся под административным надзором и др. С проведением ОРМ по изучению личности граждан связана выдача разрешений на занятие частной детективной и охранной деятельностью, допуска граждан к сведениям, составляющим государственную тайну, или работам, связанным с эксплуатацией объектов, представляющих повышенную экологическую опасность. Теория ОРД и наука административного права изучают эти и многие другие пограничные проблемы правоохранительной деятельности, чем и предопределяется их тесное взаимодействие. В условиях все более разрастающихся международных масштабов организованной и экономической преступности, терроризма и наркобизнеса укрепляется взаимосвязь ОРД с международным правом. Здесь особенно важна разработка проблем взаимодействия ОРО и следственных подразделений различных стран в вопросах оказания правовой помощи по уголовным делам; выполнении международных следственных поручений и оперативных запросов; международном розыске, экстрадиции (выдаче) преступников; международном розыске, аресте и конфискации денежных средств и имущества, полученных преступным путем. Требуют постоянного совершенствования международные правовые вопросы обмена оперативно-розыскной информацией с Интерполом, другими международными организациями, имеющими банки данных оперативной информации. Связь теории ОРД и экономической науки определяется уголовной политикой государства, нашедшей свое отражение в УК. Борьба с преступностью в сфере экономики (в первую очередь против всех форм собственности, в сфере хозяйственной деятельности и пр.) уголовным законодательством рассматривается как приоритетное направление борьбы с преступностью. Теоретические разработки проблем оперативно-розыскной борьбы с преступностью в сфере экономики требуют опоры на современную экономическую науку и связаны с глубокими исследованиями теории и практики рыночных отношений, новых форм хозяйствования применительно к ОРД. К числу перспективных направлений научного обеспечения борьбы с экономической преступностью на современном этапе можно отнести широкое использование экономических познаний в процессе разработки комплексных мер борьбы с коррупцией в системе государственной службы (прежде всего в торговле, на транспорте, органах, ведающих внешнеэкономической деятельностью, лицензированием, приватизацией, в кредитно-банковской системе и др.). Заслуживают пристального внимания экономические аспекты сокрытия прибыли от налогообложения, нарушения антимонопольного законодательства и порядка эмиссии ценных бумаг, лжепредпринимательства, фиктивных банкротств и других злоупотреблений, за которые может быть предусмотрена уголовная ответственность. Актуализируется проблема разработки методов борьбы с нарушениями правил о валютных операциях (конвертируемая валюта, скупка драгоценных металлов и минералов), хищениями и кражами на объектах добычи и переработки драгоценностей и камней. ОРД начала XXI в. не может не учитывать новейших достижений естественных наук в области высоких технологий. Применение современных информационных технологий зародило в недрах ОРД принципиально новые направления в деятельности ОРО как в борьбе с организованной преступностью, так и с преступностью в сфере высоких технологий и, можно сказать, с преступностью в информационных сферах. Внедрение информационных технологий еще в 70-е гг. оказало неоценимую услугу в становлении ОРД и выделении ее в самостоятельное научное направление. Научные и прикладные разработки, начавшиеся с создания и совершенствования оперативных учетов и ИПС, включающие создание электронных экспертных систем поддержки процесса принятия решений, представляют собой существенную часть научной базы современной ОРД. Новое направление в ОРД можно обозначить как обеспечение информационной безопасности. Это направление формируется из практики применения средств специальной техники в ОРД. Очевидно, что в современных условиях проведение ОРМ в значительной мере предполагает применение технических средств скрытого получения информации. Но в настоящее время применение технических средств в отношении организованной преступности переходит в сферу информационно-технического противодействия. ОПФ применяют эффективные средства защиты информации и, более того, все чаще используют технические средства скрытого получения информации, средства информационных атак и воздействий. Говоря о спецтехнике и информационном обеспечении, необходимо иметь в виду, что современные технические средства получения информации и современные компьютерные системы обработки информации все чаще составляют единый комплекс. Более того, в ряде ситуаций применение спецтехники неотделимо от компьютерных технологий, а компьютерные технологии от спецтехники. Заметим, что современные технические устройства строятся, как правило, на цифровых принципах обработки информации, а информация, получаемая с помощью специальных технических средств, обрабатывается компьютерными системами. Взаимосвязь компьютерных технологий и специальных технических средств особенно остро проявляется в процессе построения системы защиты информации. Современные средства связи (радиотелефоны, пейджеры, малогабаритные радиостанции) позволяют ОПФ существенно повысить свою мобильность и скрытность. Их акции становятся дерзкими и решительными. В некоторых регионах России ОПФ удавалось развернуть свои многочисленные нелегальные сети радиосвязи. С использованием телефонного интерфейса открывается выход на автоматические телефонные, в том числе и на междугородные, станции для ведения переговоров по сетям городских, междугородных и международных каналов связи. В то же время использование современных средств коммуникаций в преступной деятельности, в свою очередь, открывает новые возможности для получения ценной оперативно-значимой информации и документирования преступных действий путем скрытого контроля сообщений, передаваемых с помощью различных систем связи. Таким образом, борьба с организованной преступностью, переходя в информационно-техническую сферу, должна предусматривать и операции по скрытому выявлению, контролю, а в ряде случаев и по блокированию работы и выводу из строя нелегальных радиосетей, развернутых ОПФ. Выявление рабочих частот средств радиосвязи контролируемой сети выполняется с помощью компьютерных комплексов радиомониторинга. При проведении ОРМ или специальных операций имеется возможность активно внедряться в работу нелегальных радиосетей ОПФ и, используя шумоподобный сигнал, блокировать их. Непрерывная работа на подавление в течение определенного времени, как правило, приводит к тепловому пробою выходных каскадов ретрансляторов и полностью выводит из строя контролируемые радиосети. Все эти аспекты применения спецтехники, средств связи и информационных технологий в борьбе с преступностью представляют для ОРО относительно новую сферу деятельности, которую, как уже отмечалось, можно обозначить как сферу информационно-технического противодействия организованной преступности. Глава 4 НРАВСТВЕННЫЕ ОСНОВЫ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ § 1. Становление этических основ оперативно-розыскной деятельности Впервые мысль о необходимости исследовать в сфере ОРД, кроме правовых, морально-этические отношения была высказана Д.В. Гребельским (1967 г.) и поддержана Н.А. Стручковым (1968 г.). Несколько абстрактная постановка вопроса привела ряд читателей и ученых к суждению о том, будто выражается сомнение в этичности ОРД вообще. Возможность такой трактовки вызвала категорическое несогласие А.Г. Лекаря, который в острополемической форме указал, что если отдельные недостаточно опытные или неквалифицированные оперативники и допускают неэтичные действия, то это вовсе не означает наличия неэтичности и аморализма в самой ОРД. В целом, по мнению А. Г. Лекаря, во-первых, морально-этические принципы ОРД, ввиду очевидности и недвусмысленности их формулировки в законе, проблемы (в смысле сомнений в этичности) не составляют; во-вторых, возникающие в ОРД своеобразные морально-этические отношения между оперативниками и агентурой, между самими оперативниками, между ними и разрабатываемыми по ДОУ лицами непременно должны быть предметом исследования. Комплексное исследование моральных норм и отношений в ОРД провели в 1973 г. А.И. Алексеев и Т.К. Синилов. Определяя значение исследований моральных основ ОРД и возникающих в процессе ее осуществления моральных отношений, они указали на значительное своеобразие многих приемов ОРД, вытекающее из необходимости борьбы с изощренными, тщательно маскируемыми преступлениями Применение леген-дирования, различных способов зашифровки ОРМ, использование в борьбе с преступниками их близких связей, в том числе лиц, прикосновенных к преступлениям, привлечение к негласному сотрудничеству лиц, допустивших мелкие правонарушения, разнообразные аспекты работы с агентурой (руководство агентами, их воспитание, ввод и вывод агентов из разработки, обеспечение доверительных отношений агента с разрабатываемыми и т.д.) — все это неизбежно наталкивает на этические оценки, суждения о моральной дозволенности или недопустимости тех или иных конкретных способов решения задач, возникающих в сфере ОРД. А.И. Алексеев и Г.К. Синилов рассмотрели моральные основы ОРД применительно к типичным, классифицированным по ряду оснований ситуациям ОРД, разработке научно обоснованных рекомендаций по решению различных оперативно-розыскных задач при наличии условий, определяющих состояние моральной крайней необходимости, взятой не в уголовно-правовом, а в этическом ее значении. «Моральная крайняя необходимость, — отмечали авторы, — не является «привилегией» оперативно-розыскной работы, она встречается и в других видах деятельности, например во врачебной. Так, одним из принципов работы врача является правдивость. Дезинформация в устах врача отнюдь не относится к универсальным способам его деятельности. Но есть ситуации, при которых врачебная этика не только разрешает, но и предписывает врачу оберегать тяжелобольного от жестокой правды, более того — сообщать ему сведения, не соответствующие действительности. Отступление от правдивости в данном случае оправдано стремлением оградить больного от излишних страданий, которые может принести ему, например, осведомленность о роковом исходе болезни. Иными словами, из двух возможных зол выбирается меньшее, коллизия обязанностей разрешается путем исполнения той из них, которая при сложившейся обстановке является с точки зрения морали более предпочтительной. Это и есть состояние моральной крайней необходимости. И было бы напрасной тратой времени пытаться найти правовые регуляторы поведения участников такого рода «тонких» отношений. Единственным мерилом дозволенности поступков здесь являются нормы морали. Вот и в оперативно-розыскной деятельности такие приемы, как введение в заблуждение, дезинформация разрабатываемых, их близких связей, отнюдь не являются универсальными средствами решения оперативных задач и применимы далеко не в каждой ситуации». А.И. Алексеев и Г.К. Синилов рассмотрели моральные проблемы в ОРД как в чрезвычайных ситуациях (массовые беспорядки), так и в относительно спокойных ситуациях, например проверка одного негласного сотрудника через другого или проведение оперативной комбинации в отношении подозреваемого лица. По мнению авторов, уровень моральных требований при чрезвычайной и обычной обстановке может быть разным, он обусловлен конкретными условиями, в которых действуют оперативники или негласные сотрудники. Тот или иной тактический прием, находящий полное моральное оправдание при проведении ОРМ, направленных на пресечение массовых беспорядков, может иметь сомнительную моральную ценность и даже оказаться аморальным, если он будет применен при «рядовом» разведывательном опросе по делу о розыске скрывшегося расхитителя государственного или общественного имущества. Это значит, что проблемы оперативно-розыскной этики должны исследоваться не только «вообще», на уровне моральных принципов, этических основ оперативной работы в целом, но и применительно к конкретным ситуациям ОРД, ее субъектам, методам, средствам. А.И. Алексеев и Г.К. Синилов уделили также большое внимание проблеме моральной оценки дезинформации (неверное сообщение о чем-то, неправильное информирование, введение в заблуждение кого-то) в ОРД. По их мнению, сама по себе дезинформация не является абсолютно неприемлемой во всех областях общественно полезной деятельности. «При оценке с точки зрения морали актов дезинформации, — отмечали авторы, — необходимо учитывать ее цель, контингент субъектов и адресатов, конкретные условия, при которых она осуществляется. В оперативно-розыскной деятельности абсолютно недопустима, например, дезинформация одного оперативного аппарата другим; нельзя представлять не соответствующие действительности сведения следователю и т.д. Однако в принципе допустимо «отклонение действия» на основе представления некоторым лицам неполной, неточной, «исправленной» в соответствии с конкретными оперативно-розыскными задачами информации. Здесь уместно, на наш взгляд, подчеркнуть разведывательный характер оперативно-розыскной деятельности и напомнить, что нельзя представить себе разведывательную работу без применения приемов такого рода. Вряд ли нужно закрывать глаза на то, что введение в заблуждение некоторых лиц, например разрабатываемых или их близких связей, надежно укладывается в рамки традиционных оперативно-розыскных мероприятий, апробированных с различных точек зрения, в том числе и с моральной. Таковы, например, оперативная комбинация, маскировка действий агента методом легендирования, экипировки и т.п., проведение которых предполагает введение в заблуждение разрабатываемых»1. Значительный вклад в исследование этических основ ОРД внес в конце 70-х - начале 80-х гг. А.Ф. Возный. Он, в частности, выделил характерные особенности данной деятельности, к числу которых отнес следующие. 1. Необходимость для оперативников «проникать» во внутренний мир человека, оказывать непосредственное воздействие на личность и часто принимать прямое участие в изменении его судьбы. Этой особенностью обусловлено наличие норм профессиональной морали, которые, с одной стороны, содействуют успешному осуществлению профессиональных функций, а с другой — обеспечивают охрану интересов личности как объекта ОРД. 2. Повышенный удельный вес творчества в ОРД. Эта деятельность не терпит шаблонов и не может быть досконально регламентирована правовыми нормами. Нестандартные, не предусмотренные никакими инструкциями ситуации заставляют человека творчески решать вопрос. Хотя законы, инструкции, приказы и другие нормативные документы достаточно объемно регламентируют деятельность оперативников, тем не менее,как правило, конспиративный характер этой деятельности нередко создает ситуации риска, в которых единственным советчиком бывает совесть человека, его чувство долга, высокие нравственные качества. Там, где право бессильно, где оно очерчивает лишь общие рамки допустимого поведения, основным социальным регулятором становится мораль. 3. Предоставляя оперативникам возможность использовать специфические средства и методы для решения своих профессиональных задач, общество предъявляет повышенные требования к ним, оказывает им большое доверие. Эта особенность вытекает из первых двух, поскольку право воздействия на личность, ее судьбу, творческий характер деятельности, несомненно, предполагает повышенную ответственность перед обществом. Кроме того, А.Ф. Возный отмечал, что некоторые особенности нравственного содержания ОРД вызваны ее тайным (конспиративным) характером. К ним он относил ограниченность нравственного контроля над повседневной деятельностью ОРО со стороны широкой общественности. «Общественность, как правило, дает оценку тех или иных результатов ОРД, но в силу конспиративного характера этой деятельности она не может дать оценку правомерности применения тех или иных форм и методов, сил и средств. Поэтому в деятельности оперативников должна быть значительно повышена роль общественного и профессионального долга, ответственности за свои действия. Сюда же относится и возможность различия в нравственной оценке ОРМ самими сотрудниками и другими людьми, не имеющими отношения к этой деятельности. Дело в том, что конспиративность требует скрывать истинное содержание тех или иных действий, включая их истинный нравственный характер. Поэтому при глубоконравственном содержании ОРМ со стороны иногда могут восприниматься как безнравственные». § 2. Нравственное содержание оперативно-розыскной деятельности Продолжая мысль основоположников теории ОРД, можно заключить, что этот вид социально полезной деятельности, вызывает в обществе неоднозначную нравственную оценку. Эта неоднозначность вызвана тем, что ОРД связана с: ограничением прав и свобод личности; использованием специфических (конспиративных) средств и методов борьбы с преступностью; применением мер принуждения. К тому же в ходе осуществления ОРМ сталкиваются общественные и профессиональные интересы и потребности. Реализация профессионального интереса (наиболее эффективное решение задач ОРД) в определенных случаях сталкивается с интересами общества (соблюдение прав и свобод личности, интересов общества и государства). В этих случаях важно правильно соотнести между собой эти интересы, чтобы профессиональный интерес не был реализован за счет интересов тех, кому, собственно, и посвящается ОРД. Если профессиональный интерес становится довлеющим, он вступает в противоречие с общественным интересом. В этом случае общество начинает рассматривать ОРО не как своих защитников, а как чуждые ему государственные органы, использующие недопустимые с точки зрения общественной нравственности средства и методы деятельности. Идеальное состояние в этих условиях — совпадение профессиональных потребностей и общественных требований. В частности, ставя перед ОРО задачу защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств, общество должно предоставить им возможность использовать адекватные этой задаче средства и методы деятельности. Иначе говоря, необходимо найти такое сочетание общественных и профессиональных интересов, чтобы достичь поставленной цели наиболее адекватными средствами, когда, с одной стороны, общество признает допустимость использования этих средств, а с другой — эти средства являются достаточными и эффективными с точки зрения решения оперативно-розыскных задач. В случае если такое сочетание не находится, возникает противоречие: либо защищать личность, общество и государство от преступных посягательств средствами, которые не санкционированы обществом, либо отказываться от достижения цели и тем самым давать возможность преступникам совершать противоправные деяния, за которые они не несут никакой ответственности, либо требовать от общества признания допустимости тех или иных действий в целях борьбы с преступностью. Именно эти особенности ОРД обусловливают потребность в ее четком нормативном регулировании, с тем чтобы не перейти границу дозволенного и недозволенного, чтобы, стремясь к добру и справедливости, не сотворить зло. Наиболее тонким инструментом, позволяющим найти эту границу, является мораль, которая определяет поле возможного и допустимого при проведении ОРМ и, определив его, призывает на помощь право. Моральное регулирование ОРД становится, таким образом, основой, на которой базируется правовое регулирование. Другими словами, нормы оперативно-розыскного права должны в полной мере располагаться в границах нравственности. Федеральный закон об ОРД прямо закрепляет ряд положений, совокупность которых позволяет судить о нравственном содержании этой деятельности. К их числу можно отнести: определение нравственно положительной цели ОРД — защита жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств (ст. 1 ФЗ об ОРД). Никакие иные цели не могут быть основанием для проведения ОРМ (ст. 5). Эти ОРМ могут проводиться только в отношении лиц, обоснованно подозреваемых в причастности к преступной деятельности, должны обеспечивать своевременное выявление, предупреждение, пресечение преступлений и привлечение виновных к ответственности и не могут быть направлены против законопослушных граждан; требование уважения и соблюдения прав и свобод человека и гражданина (ст. 3); запрет на разглашение сведений, которые затрагивают неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, честь и доброе имя граждан и которые стали из вестными в процессе проведения ОРМ, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами (ст. 5). Принцип уважения и соблюдения прав и свобод человека и гражданина рассматривается как приоритетный. Это означает, что в ОРД соблюдение и защита прав и свобод должны быть: а) ее целью, б) основой, на которой она базируется, и в) критерием ее эффективности и допустимости используемых средств. Данный принцип распространяется не только на непричастных к преступлениям граждан, но и на тех лиц, которые подозреваются в их совершении; указание на то, что ОРД проводится только в исключительных случаях, когда нет возможности решить задачи борьбы с преступностью иными средствами (ст. 8). Это положение ориентирует на то, чтобы применение средств ОРД в силу их остроты и специфичности рассматривалось как крайняя необходимость; установление четких оснований и условий для проведения ОРД, исчерпывающего перечня возможных видов ОРМ, а также видов ОРО и их компетенции (ст. 6, 7, 8, 13). Установление данных требований необходимо как для того, чтобы запретить проведение ОРМ в иных, не установленных законом обстоятельствах, так и для того, чтобы исключить использование недозволенных средств (про вокации, оговор, самооговор, фальсификация материалов и т.п.). Вместе с тем признание той или иной деятельности законной еще не делает ее нравственно допустимой, поскольку и сам закон может оцениваться в общественном сознании как безнравственный. Именно поэтому даже при наличии законных оснований для проведения ОРД возникает потребность определить ее нравственное содержание, выявить ее соответствие нравственным нормам. К тому же право определяет содержание ОРД, ее цели, принципы, формы и т.п., но конкретная тактика проведения ОРМ, оценка конкретной ситуации и выбор того или иного решения нормами права непосредственно не регулируются. В этом случае критериями правильности действий оперативников являются не только успех дела, но и моральные предписания. Несомненно, что использование средств и методов ОРД вызвано объективными потребностями борьбы с преступностью. Антиобщественный характер преступной деятельности изначально предполагает стремление правонарушителей скрыть свои преступные намерения, подготовку к совершению преступления, а нередко и само преступление, уйти от ответственности. При этом их деятельность носит, как правило, изощренный, жестокий характер, попирающий элементарные нормы человеческого общежития. Для того чтобы защитить интересы законопослушных граждан, общества и государства, необходимо принимать соответствующие меры, позволяющие выявлять, предупреждать и пресекать преступления, привлекать к ответственности совершивших их лиц. Именно этой цели служит ОРД, которая позволяет эффективно отслеживать и ликвидировать криминальные процессы на самых ранних стадиях, втайне от проверяемых лиц контролировать их поведение, предупреждая возможность совершения ими противоправных деяний или получая информацию для раскрытия преступления. Без ОРМ невозможно организовать получение достоверной информации о тайных планах, намерениях и устремлениях подозреваемых в противоправной деятельности, заблаговременно создать надежные позиции по предупреждению и раскрытию преступлений. Практика показывает, что в таких ситуациях ОРМ могут оказаться единственным способом получения положительного результата. С этой точки зрения ОРД не только отвечает требованиям моральных норм, но и способствует их претворению в жизнь посредством борьбы с преступностью, поскольку именно преступность является наиболее яркой формой аморализма. Если же совершенное преступление не раскрыто, а преступник не разоблачен, это означает не только то, что уголовно-правовая норма не применена и право остается бессильным, но и то, что нормы нравственности, будучи грубо нарушенными, также лишены возможности быть реализованными, пока не восстановлена справедливость и преступник не понес заслуженного наказания. Поэтому, учитывая, что значительная часть тяжких преступлений раскрывается исключительно благодаря ОРМ, такая деятельность является эффективным средством утверждения в обществе моральных норм. Все это свидетельствует о нравственно-положительных сторонах ОРД, ее гуманной направленности и нацеленности на утверждение справедливости. Однако нельзя не видеть, что достижение благородных целей связано, как отмечали основоположники теории ОРД, с использованием средств, носящих негативный оттенок. В ходе ОРД приходится применять конспиративные меры, использовать легендирование, дезинформацию, устанавливать конфиденциальные отношения, вторгаться в частную жизнь людей. При этом допускается тайное проникновение в жилище, прослушивание телефонных переговоров, контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, снятие информации с технических каналов связи и т.п. Нельзя не учитывать и того, что ОРД оказывает не всегда положительное влияние на самих оперативников и граждан, оказывающих им кЬнфиденциалъное содействие. В частности, у них могут деформироваться нравственные позиции, сформироваться установка на признание допустимости любого вмешательства в личную и общественную жизнь граждан, произойти привыкание к «изнанке» жизни, притупиться чувство стыдливости и т.п. Очевидно, это не может не вызывать сомнения в оправданности подобных средств деятельности оперативников. Вот почему так остро встает вопрос о нравственном содержании ОРД и допустимости использования в борьбе с правонарушениями применяемых в ходе ее проведения средств. Негативная оценка в общественном мнении некоторых форм и методов ОРД во многом связана с достаточно распространенным стереотипом, когда то или иное явление наделяется раз и навсегда определенной ценностью. Действительно, сами по себе факты конфиденциального получения информации помимо воли ее владельцев, вторжения в личную жизнь граждан, взятые вне социальных условий, вряд ли могут быть признаны положительными. Но всякая оценка дается не абстрактным, а конкретным явлениям. Поэтому одно и то же явление в разных условиях может получить противоположную нравственную оценку. Так, добычу секретной информации можно назвать разведкой и шпионажем, сообщение о готовящемся или совершенном преступлении — помощью правоохранительным органам или доносительством, конфиденциальное сотрудничество — служением справедливости и предательством и т.п. Забвение ценностной двузначности явления, абсолютизация либо положительного, либо отрицательного его значения нередко бывает причиной заблуждений и ошибок. Отождествление конфиденциального содействия граждан ОРО с доносительством вызывает естественную негативную реакцию у всякого нравственно здорового человека. Но этот же человек не может не признать, что безнравственно лишать общество и его граждан защиты от преступлений, не используя помощь и поддержку, в том числе негласную, членов этого общества. ОРД можно отнести к тем видам деятельности, при которых конкретный поступок человека, используемые им средства могут не являться нравственно идеальными, но быть необходимыми для достижения благородной цели. Из всех возможных в данных условиях вариантов поведения и имеющихся в распоряжении средств, в том числе отказа от достижения цели, они являются наиболее приемлемыми, а потому допустимыми, ибо отказ от них привел бы к большим негативным последствиям. В этике это называется выбором «наименьшего зла», а в праве — крайней необходимостью. Невозможность выполнения моральной нормы в полном объеме в силу объективных обстоятельств, столкновение требований различных моральных норм при выборе ряда средств и методов ОРД приводят к необходимости взвешивания последствий выполнения разных норм, выбора различных вариантов поведения, с тем чтобы ущерб от этого выбора был минимальным. Так, конфликтное столкновение двух нравственных норм — необходимость обеспечения безопасности личности, общества и государства от преступных посягательств средствами ОРД и недопустимость тайного проникновения в сферу личной свободы человека порождает компромиссную норму, допускающую такое проникновение, но в строго определенных законом пределах и при соблюдении необходимых условий. Если отдать предпочтение норме обеспечения безопасности при полном игнорировании личной свободы, можно получить тип тоталитарного государства, фактически ставящего человека под полный контроль государства. Казалось бы, чем больший контроль за поведением граждан будет установлен, в том числе с помощью средств ОРД, тем меньше возможностей для совершения противоправных деяний. Но необоснованное расширение такого контроля приводит к противоположному результату, когда средство — защита человека для обеспечения его личной свободы — превращается в цель. А прежняя цель — личная свобода — исчезает. И наоборот, полный отказ от ОРМ, затрагивающих сферу личной свободы граждан, развязал бы руки преступникам и тем самым сделал бы эту свободу невозможной. В этой связи уместно вспомнить слова Г.В. Плеханова, который писал, что нравственные чувства людей «еще не указывают нам правильного пути в деле служения интересам наших ближних. Врачу недостаточно сочувствовать положению своего больного: ему надо считаться с физическою действительностью организма, опираться на нее в борьбе с нею же. Если бы врач задумал довольствоваться нравственным негодованием против болезни, то он заслуживал бы самой злейшей насмешки». Борьба с противоправной деятельностью требует не только «нравственного негодования», но и конкретных действий. Эти действия должны исходить из реальных условий борьбы с преступностью. Как врач, который не ограничивается только словами сострадания, вынужден использовать средства лечения, нередко доставляющие больному неприятные ощущения и боль, так и оперативники вынуждены защищать людей, используя средства, не всегда удобные для общества, но необходимые для восстановления правопорядка и справедливости. Эти средства называются нравственно допустимыми. Они укладываются в рамки нравственности, но вследствие действия объективных обстоятельств не являются нравственно идеальными. Другими словами, говоря о нравственно допустимом характере ОРД, мы, не отрицая ее «нежелательных» сторон, тем не менее признаем ее моральной. Конечно, идеалом был бы отказ от тайного характера ОРД, от мер правового принуждения по отношению к нарушителям закона, но такой отказ был бы безнравственным по отношению к другим гражданам и обществу, поскольку это открывает простор преступной деятельности. Вот почему в ситуации «использовать или не использовать средства ОРД» предпочтение отдается их использованию, как наиболее гуманному и справедливому выбору. Использование этих средств является примером реализации компромиссного морального выбора так называемых «вынужденных средств», без которых невозможно разрешать реально складывающиеся оперативные ситуации. Поэтому ФЗ об ОРД в ст. 16 закрепил положение о том, что при защите жизни и здоровья граждан, их конституционных прав и законных интересов, а также для обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств допускается вынужденное причинение вреда правоохраняемым интересам должностным лицом органа, осуществляющего ОРД, либо лицом, оказывающим ему содействие, совершаемое при правомерном выполнении указанным лицом своего служебного или общественного долга. Чем более низок уровень преступности, тем выше должна быть планка нравственной допустимости применения мер ОРД. Таким образом, речь должна идти о том, в какой мере допустимы эти средства, какова обоснованность их применения в каждом конкретном случае. Как писал Г. Гегель, «суды, воины не только имеют право убивать людей, но это их долг, однако при этом точно определено, по отношению к какого типа людям и при каких обстоятельствах это дозволено и является долгом»1. Известный русский мыслитель И.А. Ильин, много внимания уделивший вопросу о «сопротивлении злу силою», предупреждал, что только лучшие люди способны на такую работу, не заражаясь ею. Они должны твердо знать, где, в чем и почему их деятельность отступает от заветов праведности, и допускать это не более, чем того требует необходимость борьбы со злом2. К сожалению, в истории правоохранительной деятельности немало примеров, когда, излечивая одну «болезнь», неумеренное употребление «лекарств» вызывало другую: желая оградить человека от преступной деятельности, ущемляли его личную свободу. Вот почему так важно верно определить меру допустимого поведения в каждой конкретной ситуации. Правовые нормы и оперативная практика предлагают ряд критериев, в соответствии с которыми можно найти ту грань, за пределами которой добро превращается в зло, благая цель защиты общества от правонарушений, становясь самоцелью, наносит ему ущерб. В качестве таких критериев следует назвать: необходимость использования именно данных средств и проведения именно данных ОРМ либо возможность получения необходимого результата с помощью других средств; предполагаемые материальные и духовные последствия проведения тех или иных ОРМ; существенность, эффективность и достаточность для дела фактических данных, которые будут получены в ходе проведения этих ОРМ; степень общественной опасности преступления и преступника. Следовательно, при принятии решения о проведении ОРМ и в ходе их проведения необходим правильный выбор средств, ибо может случиться так, что преступление будет предотвращено или раскрыто, но такой ценой, что отрицательные последствия станут явно преобладать над достигнутыми положительными результатами. Важно отметить, что решение о возможности применения того или иного ОРМ может быть признано верным, если будут учтены все или, по меньшей мере, наиболее значимые последствия, которые может предвидеть субъект решения. В повседневной жизни нередко при принятии решения или при определении ответственности за те или иные действия ограничиваются учетом лишь прямых последствий, что зачастую приводит к ошибке, так как при этом не принимаются во внимание побочные последствия этих действий, которые могут иметь, возможно, большее значение, чем прямые. К таким побочным следует отнести те последствия, которые либо не связаны непосредственно с полученным результатом, но влияют на последующие действия субъекта (например, безнаказанность при совершении противоправного поступка оперативником оказывает влияние на правосознание нарушителя закона, провоцирует на совершение других подобных поступков), либо имеют значение для тех членов общества, которых этот результат непосредственно не касается, но чьи интересы он затрагивает (например, интересы лиц, связанных с разрабатываемым, но не имеющих отношения к совершению преступления, в случае, когда эти лица оказываются в поле зрения ОРО при проведении ОРМ). Нравственные последствия обладают той особенностью, что внешне, казалось бы, бесполезные, неэффективные, не имеющие непосредственной практической ценности поступки приобретают высокое социальное значение. Поэтому для принятия правильного решения о нравственной допустимости тех или иных ОРМ в расчет должна приниматься вся совокупность положительных и отрицательных влияний этих действий как на поведение и судьбы людей, так и на их сознание. Таким образом, нравственно допустимыми то или иное ОРМ или средство ОРД могут считаться в том случае, если их проведение или использование повлекло за собой меньшие физические, нравственные, материальные и иные издержки, нежели его отсутствие (несовершение), или иначе, если положительный результат, достигнутый с помощью данного ОРМ, окажется по своему значению выше, чем ущерб, нанесенный им. Особо следует подчеркнуть, что, во-первых, речь идет не о прагматичном подходе (что эффективно, то и нравственно допустимо), а, если можно так выразиться, о подходе с точки зрения нравственной необходимости, т.е. нравственно «окрашенной» эффективности. Во-вторых, эта нравственная эффективность учитывает как прямые, непосредственные последствия проведения того или иного оперативно-технического мероприятия, так и опосредованные, отдаленные последствия (влияние на моральное состояние, последующее поведение людей, проводивших эти мероприятия, и т.п.). Применяя названный выше критерий нравственной допустимости при выборе тех или иных средств ОРД, необходимо выяснять, во-первых, чем обусловлена необходимость их применения, ибо, если мы имеем возможность использовать для решения стоящих перед правоохранительными органами задач другие, менее «острые» средства, то уже одно это является основанием для признания использования данных средств недопустимым. Во-вторых, признание необходимости использования тех или иных оперативно-розыскных средств еще не дает основания говорить об их нравственно допустимом характере. Для этого требуется определить, не является ли ущерб от их применения большим, чем положительные результаты, достигаемые с их помощью, ибо может получиться так, что результат будет достигнут, но с такими издержками, что ценность этого результата окажется ничтожной. Определение границ допустимости проведения тех или иных ОРМ в каждом конкретном случае производят оперативники, каждый из которых обладает индивидуальным нравственным и правовым сознанием, т.е. имеет собственное представление о содержании нравственных и правовых норм и ценностей, о критериях нравственного и безнравственного, правомерного и противоправного. На практике это может приводить к тому, что одно и то же ОРМ может оцениваться разными людьми и как допустимое, и как недопустимое. Это обстоятельство важно учитывать, так как лишь тогда, когда намечаемое ОРМ будет являться объективно (в соответствии с нравственными и правовыми требованиями) и восприниматься субъективно (в соответствии с убеждениями субъекта) как допустимое, оно может быть приемлемым. Расхождение в оценке ОРМ общественным и индивидуальным сознанием сказывается на эффективности и целесообразности их проведения, а в конечном счете — на защите интересов личности, общества и государства. Каждый оперативный сотрудник должен быть убежден в необходимости и правомерности применения средств ОРД в борьбе с преступными посягательствами на личность, общество и государство, видеть их нравственно-положительное содержание. Отсутствие такой убежденности неизбежно скажется на его отношении к своим конфиденциальным помощникам, методах и средствах работы с ними, а также на отношении к объектам ОРД. Проблема морального выбора встает перед сотрудниками, проводящими ОРД, не только при оценке возможности проведения различных ОРМ, но и в ходе их повседневной работы. Значение морального выбора резко возрастает в тех ситуациях, когда невозможно отложить решение вопроса и когда в этом решении человек остается наедине со своей совестью, убеждениями, нравственными принципами. Подобные ситуации в значительной мере характерны для ОРД, когда сотрудник вынужден самостоятельно принимать решения в сложных, нетипичных обстоятельствах, требующих немедленного решения. Каков будет его выбор — от этого нередко зависит успех конкретной операции. Для того чтобы выбор поступка был наиболее эффективным и с практической, и с нравственной сторон, сотрудник должен познать все варианты возможных действий, чтобы определить наилучший с его точки зрения. Конспиративный характер некоторых ОРМ вносит ряд особенностей в познание вариантов выбора, главная среди которых состоит в отсутствии возможностей выяснения всех или, по меньшей мере, наиболее существенных последствий того или иного действия оперативника, так как моральный выбор достаточно часто приходится делать *в ситуациях риска. В этих условиях особенно возрастает значение личных моральных и волевых качеств оперативника. Ошибок трудно избежать в любом сложном деле, тем более в ОРД, связанной с острым противоборством, конспиративностью, нестандартными ситуациями, ставящими сотрудников перед альтернативой выбора. Но нужно стремиться свести их к минимуму. Всякая оценка той или иной неудачи, явившейся результатом выбора в обычной или рискованной ситуации, должна быть основана на глубоком анализе случившегося. Если будет установлено, что выбор действия был сделан верно, но его осуществлению помешали объективные условия или условия, которые оперативник не мог предвидеть, нравственная оценка его действий должна быть положительной. Отрицательной оценки заслуживают те ошибки в выборе действий, которые вызваны некомпетентностью, нецелесообразностью избранных средств. В оперативной практике этот вопрос обычно решается следующим образом: если оперативник правильно соотнесет значение упущенной в результате выгоды с возможным в случае неудачи ущербом, соразмерит вероятность успеха с вероятностью неудачи, предусмотрит меры для сведения к минимуму ущерба в случае неудачи и в результате придет к обоснованному выводу о целесообразности рискованных действий, то независимо от их исхода и последствий не может быть речи о привлечении его к ответственности. Напротив, в случае неудачи у него должна быть закреплена установка на оправданный риск. Подлежит ответственности тот оперативник, который идет на неоправданный риск, но еще в большей мере тот, кто не выполняет возложенных на него обязанностей, бездействует из-за боязни последствий. § 3. Нравственные отношения в оперативно-розыскной деятельности В ходе проведения ОРМ оперативникам приходится вступать во множество различного рода отношений. Сложность этих отношений обусловлена тем, что многие из них не поддаются правовому регулированию, сфера действия которого уже, чем морального регулирования. Поэтому для решения оперативно-розыскных задач следует четко осознавать значение морального фактора и эффективно использовать его, учитывая, что моральные нормы могут играть не менее действенную роль, чем правовые. В ОРД складывается множество отношений, которые можно классифицировать по различным основаниям. Наиболее значимым является деление на отношения сотрудничества и отношения конфронтации. Отношения сотрудничества — это отношения, которые складываются между ОРО и их сотрудниками, а также между этими органами и гражданами, оказывающими им содействие. Борьба с преступными посягательствами на права и законные интересы личности, общества и государства — это общее дело всех ОРО. Поэтому так важно преодолевать ведомственность, амбициозность, корпоративность, которые сдерживают процессы взаимодействия ОРО. Очевидно, для существования этих негативных явлений есть и объективные, и субъективные причины. Так, например, любой оперативник имеет потенциальную возможность получать информацию, представляющую интерес не только для своей линии работы. Но его интересует прежде всего информация, дающая возможность выполнить свои функциональные задачи, а вся другая информация, которой он обладает или мог бы получить, остается в ряде случаев невостребованной. Вот почему, хотя существует достаточно развитая нормативная база, определяющая формы и методы взаимодействия ОРО, многое в налаживании отношений сотрудничества между ними зависит от самих руководителей и сотрудников этих подразделений, их чувства долга и ответственности, нравственных установок. Только так можно добиться согласования и объединения их действий в целях наиболее рационального использования имеющихся сил и средств при решении общих и частных задач раскрытия, предупреждения и пресечения преступлений. Не менее значимы отношения, складывающиеся между самими оперативниками. В таких коллективах, как ни в каких других, должны быть установлены отношения, опирающиеся на принципиальность, искренность, доверие, взаимопомощь и взаимоподдержку. Специфический характер работы оперативников обусловливает некоторые особенности общения между ними. В частности, многие из них имеют дело с материалами, не подлежащими разглашению. И здесь особенно недопустимы ни любопытство, ни болтливость. Поэтому без служебной необходимости и без санкции начальника не следует интересоваться, чем в данное время занимается тот или иной сослуживец, и не допускать бесцеремонного вторжения в его служебную деятельность. Не принято проявлять интерес к объектам и лицам, в отношении которых он осуществляет ОРМ, так же как и стремиться установить лиц, оказывающих негласное содействие коллегам в их служебной деятельности. Большая бестактность расспрашивать коллегу о ходе того или иного дела, если сам в нем участия не принимаешь, а также высказывать свое мнение о состоянии его оперативной работы либо навязывать свое участие в проведении тех или иных ОРМ. Каждый вправе отклонить такие расспросы и предложения, но делать это следует тактично, не обижая человека. Отказ никогда не нарушит добрые отношения, а лишь укрепит уважение и доверие между сотрудниками — членами одного коллектива, понимающими специфику ОРД. Точно так же не следует без необходимости делиться с коллегами информацией о планируемом, проводимом или проведенном ОРМ даже при условии абсолютного доверия к ним. И дело не только в том, что кто-то может сознательно использовать эту информацию в корыстных или иных целях, а в том, что случайно оброненное слово или намек на осведомленность по тому или иному делу могут привести к расшифровке операции конфиденциального сотрудника или нанести иной ущерб ОРМ. Вот почему каждый из оперативников, участвующих в ОРМ, должен быть посвящен лишь в ту их часть, которая непосредственно касается выполняемых им функций. Особым характером выделяются отношения между ОРО и гражданами, оказывающими им содействие на конфиденциальной основе. В этих отношениях, особенно на бесконтрактной основе, стороны выступают как носители моральных обязанностей и в своих действиях руководствуются преимущественно нормами морали. Без высокой правовой, профессиональной, нравственно-психологической подготовки оперативников невозможна организация работы по привлечению граждан к конфиденциальному сотрудничеству и получение от их деятельности высоких результатов. Авторитет оперативника является той силой, которая мобилизует конфидента на выполнение его заданий. И наоборот, игнорирование нравственных аспектов конфиденциальных отношений, низкий моральный уровень оперативника часто приводят к тому, что конфидент начинает сожалеть о принятом решении сотрудничать с ОРО. Потеря оперативником авторитета чаще всего ведет к недоверию, настороженности со стороны содействующих ему лиц, неверию в необходимость выполняемых ими действий и их моральную оправданность. Это, в свою очередь, не только обусловливает снижение их активности, но и нередко приводит к тому, что под влиянием различных факторов и обстоятельств они могут прийти к выводу об отказе от сотрудничества. Отношения между оперативником и конфидентом — это специфические отношения, качественно отличные от всех других отношений как по форме, так и по задачам, обусловившим их возникновение. Естественно, это накладывает определенный отпечаток на поведение участников этих отношений. Прежде всего высокие требования предъявляются к оперативникам, использующим помощь негласных сотрудников. Оперативник воспринимается этими лицами не только как представитель органа, осуществляющего ОРД, но и как личность. Именно отношение к оперативнику как к личности оказывается решающим в принятии конфидентом решения о согласии оказывать содействие в решении оперативно-розыскных задач. Поэтому носителем каких личностных качеств является оперативник — от этого в значительной степени зависят результаты деятельности сотрудничающих с ним конфидентов. От него необходимо требовать, чтобы его жизнь и поведение не давали повода к недоверию, не разрушали уважения к нему со стороны лиц, с которыми ему приходится общаться при решении служебных задач. Большое значение в нравственных отношениях оперативника и конфидента имеет правильная оценка первым результатов работы, знаний, человеческих качеств второго. Оценка деятельности конфидента должна быть не только фиксацией его достижений, но и стимулом его дальнейшего сотрудничества. Все эти оценки должны быть предельно справедливыми и принципиальными. Любая несправедливость оскорбляет, ранит человека. Необходимо отмечать любые, пусть самые незначительные успехи в деятельности негласного сотрудника. Это поднимает его в собственных глазах, заставляет положительно оценивать свое сотрудничество с ОРО. В оперативных отношениях немаловажное значение имеет не только внутренняя, собственно моральная сторона, но и внешняя сторона. Вежливость, корректность, тактичность, доброжелательность — непременные условия нормальных человеческих взаимоотношений. При этом нужно стремиться к тому, чтобы эти проявления были естественными, а не «дежурными», иначе конфидент увидит в оперативнике лишь «сухую» личность, не заинтересованную в деле, рассматривающую своего помощника лишь как средство для добывания информации и не замечающую его как личность. Практика показывает, что для нормального развития отношений конфиденциального сотрудничества от оперативника требуется серьезная работа по нравственно-психологическому влиянию на конфидента, что обусловлено рядом обстоятельств. Во-первых, факт включения конфидента в сферу борьбы с преступными посягательствами на личность, общество или государство вызывает у него перестройку ряда мировоззренческих позиций, ценностных установок. Даже согласие конфидента содействовать ОРО еще не означает, что для него решены все вопросы нравственного характера. У многих из них все же остаются сомнения в правильности сделанного ими шага, они пытаются решить для себя вопрос о моральности предоставления сотрудничающим с ними органам информации о своих связях, а порой о друзьях и других близких людях. Не всякий конфидент, начинающий свою деятельность в таком качестве, до конца понимает и осознает назначение и цели негласной работы. Именно этот факт зачастую приводит к известному негативному отношению некоторых из них к выполняемым оперативным заданиям. В подобных случаях оперативник должен приложить все усилия, чтобы разъяснить негласному помощнику объективную необходимость и нравственную допустимость средств, которые используются органами, осуществляющими ОРД, помочь ему найти личную заинтересованность в этой работе. Личная заинтересованность возникает при наличии мотивов конфиденциального сотрудничества, формирование которых является одной из задач оперативника. Наибольшую ценность в этом отношении представляют мотивы, выражающие добровольное стремление конфидента помочь в борьбе с преступностью. Если оперативник сумеет объяснить конфиденту значение его работы, то это может стать одним из слагаемых, ведущих к успеху в этой работе. Во-вторых, конфиденциальное сотрудничество в любом случае накладывает на человека большую морально-психологическую нагрузку. Это может вызвать у него длительное нервное, моральное напряжение, что, понятно, не может не сказаться на результатах его работы. Оперативник в этих условиях должен делать все для того, чтобы ослаблять возникающую напряженность. Важнейшим качеством его должна быть способность влиять на духовное состояние конфидента, чтобы обеспечить его активную деятельность. В-третьих, конфидент в жизни всегда связан с определенной социальной микрогруппой, имеющей свой нравственный микроклимат. Так или иначе общественное мнение этой группы выступает критерием нравственной оценки конфидентом своего поведения. В силу этого он в большей или меньшей степени вынужден считаться с мнением данной группы. К тому же значительная часть лиц, оказывающих содействие оперативникам, поддерживает моральные нормы и ценности, господствующие в этой микрогруппе. Нередко морально-психологическая обстановка в группе, в которой работает конфидент, мягко говоря, не соответствует нормам общепринятой морали. Поэтому знать ту среду, в которой живет конфидент, то общественное мнение, которое складывается в этой среде и влияет на негласного сотрудника, и использовать соответствующие формы и методы воспитательного воздействия — прямой долг оперативника. Другим видом отношений, которые складываются в ходе проведения ОРД, являются отношения конфронтации. Они возникают между субъектами ОРД и лицами, в отношении которых проводится эта деятельность. Именно наличие данных отношений обусловливает: нравственную и правовую допустимость и практическую необходимость использования специфических средств ОРД; конфликтогенный характер ОРД; повышенные требования к личностным качествам и уровню ответственности лиц, осуществляющих ОРД. Несмотря на то, что уровень нравственной допустимости в отношении объектов ОРД ниже, чем в отношениях с коллегами и помощниками, принципы ОРД требуют неукоснительного соблюдения законных прав и свобод разрабатываемых и проверяемых лиц. Это означает, что в отношениях с объектами ОРД оперативники обязаны не унижать их человеческого достоинства, не допускать по отношению к ним провокаций, не фальсифицировать касающиеся их факты и материалы, не склонять их к оговору и самооговору и т.п. Конечно, как и всякая борьба, борьба с преступностью с использованием оперативно-розыскных средств носит жесткий и бескомпромиссный характер. Но это не означает следование иезуитскому принципу «цель оправдывает средства». Государство должно придерживаться цивилизованных форм борьбы, основанных на принципах гуманизма и справедливости. В противном случае оно ничем не будет отличаться от тех, с кем ведет борьбу. Поэтому установление не только правовых, но и нравственных пределов в ОРД является требованием, отвечающим духу правового государства.Раздел II ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Глава 5 БАЗИСНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ § 1. Общая характеристика правовых источников регулирования общественных отношений в оперативно-розыскной деятельности Понятие правового источника ОРД, система источников. Всеобщим материальным источником права являются развивающиеся общественные отношения. Отсюда следует, что для правового регулирования человеческой деятельности, включая оперативно-розыскную, допустим не один (например, закон), а несколько видов источников. Причем они вполне традиционные Все их классифицируют путем деления на два достаточно объемных блока - национальные и международно-правовые источники. Среди национальных правовых источников ОРД выделяют нормативный акт, контракт (нормативный договор), административный прецедент, акт судебной власти (судебный прецедент) и правовой обычай. Блок международно-правовых источников ОРД включает соглашения (договоры) различного уровня и юридической силы. Национальные правовые источники ОРД. Первым среди них укажем на нормативные акты. Эта группа правовых источников достаточно обширна. Все они образуют нормативно-правовой массив, на основе которого в России осуществляется нормативно-правовое регулирование ОРД. Нормативные правовые-акты этой группы правовых источников ОРД систематизируют на: образующие правовую основу ОРД; включенные в оперативно-розыскное законодательство; составляющие оперативно-розыскное законодательство; представляющие нормативные акты Генеральной прокуратуры РФ. Контракт (нормативный договор). Контракт в ОРД — это договор (как правило, документально оформленный) между ОРО (в лице оперативника) и агентом со взаимными обязательствами, влекущий определенные юридические последствия для обеих сторон. Отнесение контракта к договору достаточно определенно позволяет считать его разновидностью сделки, в результате которой между сторонами возникают специфические оперативно-розыскные правоотношения. Рассмотрим роль прецедента (от лат. ргаесеёеш, род. п., ргаесе-ёепиз — предшествующий) в истории становления правового регулирования ОРД. В ней до настоящего времени широко распространена такая его разновидность, как административный прецедент. Этот вид правовых источников, как правило, оформляется в виде обзоров по конкретным ДОУ и служит образцом, примером для подражания в аналогичных ситуациях, возникающих в практической сыскной деятельности. Как известно, судебным прецедентом признается вынесенное судом по конкретному делу решение, обоснование которого становится правилом, обязательным для всех судов той же или низшей инстанции, при решении аналогичного дела. Несколько таких решений в области ОРД приняты высшей судебной инстанцией. 14 июля 1998 г. Конституционный Суд РФ вынес определение по делу о проверке конституционности отдельных положений ФЗ об ОРД по жалобе гражданки И.Г. Черновой1. В частности, Суд определил «прекратить производство по делу в части, касающейся проверки конституционности оспариваемых И.Г. Черновой положений, содержащихся в частях второй, третьей и четвертой статьи 5, пункте 6 части первой статьи 6, подпункте 1 пункта 2 части первой статьи 7, частях первой, второй, третьей и четвертой статьи 10, частях первой третьей и четвертой статьи 12 Федерального закона от 12 августа 1995 г. «Об оперативно-розыскной деятельности», поскольку непосредственно указанные положения, примененные в деле заявительницы (курсив наш. — авт.), не нарушают ее конституционные права и свободы и, следовательно, ее жалоба в этой части не является допустимой в соответствии с требованиями Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации». Наряду с этим определением имеются и иные акты судебной власти. Так, Пленум Верховного Суда РФ принял два акта, которые содержат толкование ряда важнейших аспектов правового регулирования ОРД. Это постановления от 24 декабря 1993 г. № 13 «О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции Российской Федерации» и от 31 октября 1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия». Международно-правовые источники ОРД. Прежде всего это соглашения, заключенные или признанные Россией. В их число входят договоры универсального характера (в частности, Международный пакт о гражданских и политических правах, Венская Конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических и психотропных средств 1988 г., Палермская Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности 2000 т.); регионального значения (Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод и др.); двусторонние (например, Соглашение между Правительством РФ и Правительством Республики Узбекистан от 27 июля 1995 г. «О сотрудничестве в борьбе с преступностью»). Соглашения, заключенные Правительством РФ. Например, Соглашение о сотрудничестве в борьбе с преступлениями в сфере экономики, подписанное в Москве главами правительств государств — членов СНГ 12 апреля 1996 г. Соглашения, заключенные российскими правоохранительными органами или спецслужбами с аналогичными зарубежными субъектами. Например, Соглашение между МВД РФ и МВД Туркменистана о сотрудничестве в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ от 18 мая 1995 г.). Международно-правовые акты рекомендательного характера. К ним, в частности, относятся Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка и Модельный закон «Об оперативно-розыскной деятельности», который был принят на 10-м пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств — участников СНГ (постановление № 10—12 от 6 декабря 1997 г.). § 2. Понятие правового регулирования оперативно-розыскной деятельности, его пределы и уровни Определение правового регулирования ОРД. В теории права под правовым регулированием понимается специфическая деятельность государства, его органов и должностных лиц по упорядочению общественных отношений путем установления правовых норм и принятия в необходимых случаях индивидуально регламентирующих решений (в соответствии с этими нормами) по юридически значимым вопросам, которые возникают в рамках таких отношений. Следовательно, назначение правового регулирования вообще -функциональное, управленческое. Правовое регулирование ОРД также носит функциональный характер. Причем в этой работе посредством правовых норм регулируются отношения между государством (его представителями) и гражданином (прежде всего, лицом, посягающим на охраняемые уголовным законом объекты) в связи с необходимостью защиты жизненно важных интересов личности, общества и государства. Таким образом, правовое регулирование ОРД — это нормативно-властное воздействие Российского государства на возникающие, длящиеся и прекращающиеся в данной деятельности и в связи с ней общественные отношения с целью их упорядочивания. Такое воздействие происходит путем установления правовых норм по юридически значимым вопросам, возникающим в рамках оперативно-розыскных отношений. Пределы правового регулирования ОРД. Важное значение для правильного понимания предназначения и содержания ОРД имеет уяснение вопроса о пределах ее правового регулирования. От его решения во многом зависит действенность сыскной работы и, следовательно, реальность мер по предупреждению и пресечению преступлений, совершаемых отдельными лицами, а также гаранти-рованность защиты прав и свобод гражданина, попавшего в поле зрения российских правоохранительных органов и спецслужб. Однако следует помнить, что изучение пределов правового регулирования ОРД затрудняет то обстоятельство, что в теории российского права еще не сложился единый подход к пониманию пределов общего правового регулирования (мы, определяя пределы правового регулирования ОРД, будем понимать под пределами общего правового регулирования обусловленные определенными факторами границы властного государственного вмешательства в общественные отношения при помощи норм права). Таким образом, пределы правового регулирования общественных отношений в ОРД — это обусловленные объективными и субъективными факторами границы государственно-властного вмешательства в общественные отношения, возникающие в связи с наличием достаточной степени вероятности совершения преступления или с его совершением и его гласным либо конспиративным предупреждением, выявлением и пресечением посредством применения специальных сил, средств и методов, а также совершения ОРМ и оперативно-тактических действий по правилам норм оперативно-розыскного и некоторых иных отраслей российского права. При изучении пределов правового регулирования ОРД следует опираться на общие закономерности, выработанные теорией права. Так, осмысление пределов общего правового регулирования предполагает анализ, по крайней мере, двоякого рода взаимосвязанных обстоятельств: во-первых, тех факторов, от которых так или иначе зависят границы данной деятельности, во-вторых, меры возможности права изменять, совершенствовать или даже формировать те или иные общественные отношения. Факторы, обусловливающие пределы правового регулирования ОРД. Первый фактор, от которого зависят пределы правового регулирования этой деятельности, заложен в самом предмете данной деятельности, т.е. в общественных отношениях, подлежащих регулированию и упорядочению. В теории права определено, что возможно урегулировать все виды общественных отношений в онтологическом срезе и что потенциально пределы регулирования возрастают по мере изменения в различных сферах жизни соотношения объективного и волевого в пользу последнего. Следовательно, вся ОРД может быть подвергнута правовому регулированию. Причем выбор того или иного варианта регулирования во многом зависит от воли законодателя. Этот вывод чрезвычайно важен для практики ОРД спецслужб и правоохранительных органов России. Ведь он закрепляет установку на то, что в ОРД правоприменителю необходимо руководствоваться прежде всего нормами права а не принципом политической целесообразности и т.п. Суть второго фактора заключается в том, что при наличии определенной воли законодателя общественные отношения в сфере ОРД могут подвергаться правовому регулированию только при наличии в них объективной возможности выбора того или иного правила поведения. При отсутствии такой возможности не определена, не урегулирована и норма поведения. То есть сфера регулирующего воздействия права ограничивается нормативно-обозначенными вариантами поведения человека в каждой данной типовой ситуации. Третьим фактором, определяющим пределы общего правового регулирования, является заинтересованность государства и целесообразность его воздействия на те или иные общественные отношения при помощи права, обусловливаемые не только объективными тенденциями развития самого предмета регулирования, но и потребностями общества в целом. Тенденции общественного развития в России в начале XXI в. свидетельствуют о заинтересованности как общества в целом, так и его индивидов в гораздо более объемном и «жестком» правовом регулировании негласной деятельности правоохранительных органов и специальных служб, чем это делалось ранее. Наконец, четвертым и пятым факторами, влияющими на пределы правового регулирования ОРД, являются соответственно индивидуальные возможности как оперативников, так и других участников ОРД, их способность к сознательному восприятию правовых предписаний, а также общие потенциальные возможности права, его формальная определенность, системность и обеспеченность мерами государственного принуждения или поощрения. Все перечисленные объективные и субъективные факторы взаимосвязаны .и взаимообусловлены, и только их совокупность позволяет уяснить пределы правового регулирования ОРД. Границы правового регулирования общественных отношений ОРД. Их условно можно определить как «дальние» и «ближние». При этом точкой отсчета изберем, с одной стороны, предусмотренную государством возможность вмешательства в общественные отношения, не подлежащие урегулированию с помощью норм «традиционных» отраслей процессуального права (уголовно-процессуального, административно-процессуального и др.), но требующие его вмешательства в целях превенции для обеспечения безопасности человека, общества и государства (дальние пределы правового регулирования сыска); с другой — момент их «слияния» с пределами правового регулирования отраслей права, от которых «отпочковывается» оперативно-розыскное право (ближние пределы). «Дальние» границы правового регулирования ОРД проходят там, где возникает необходимость: проверки информации (присущими только для ОРД методами и средствами) в связи с совершением, вероятным совершением преступления или розыском лиц; осуществления превентивных мер, не допускающих нанесение ущерба жизненно важным интересам РФ (в рамках проведения «широкой» ОРД); ограничения конституционных прав человека и гражданина (по основаниям, указанным в ФЗ об ОРД). «Ближние» пределы правового регулирования ОРД, по существу, смыкаются с началом: уголовного судопроизводства (в частности, при взаимодействии оперативно- розыскного процесса с дознанием и предварительным следствием); производства уголовно-исполнительных процедур (в процессе наблюдения за лицами, отбывающими уголовное наказание). Динамика пределов правового регулирования общественных отношений в ОРД в современный период. Пределы правового регулирования этой деятельности не статичны. Их изменения обусловлены рядом объективных и субъективных факторов и происходят постоянно (с той или иной ритмичностью). Поэтому важно знать о динамике пределов правового регулирования. Пределы правового регулирования ОРД в РФ имеют тенденцию к расширению. Показательно, что относительно недавно в стране наряду с оперативно-розыскной была легитимирована частная сыскная деятельность (1992 г.), до этого не подвергавшаяся специальному правовому регулированию. Анализ имеющегося нормативно-правового материала о частном сыске позволяет сделать вывод о том, что он хотя и «живет» по своему закону, тем не менее содержит различные элементы ОРД, характерной для государственных органов. Кроме того, сфера ОРД была также не так давно расширена за счет включения отношений, возникающих в деятельности оперативных подразделений Минюста России, Госнаркоконтроля России. Уровни правового регулирования общественных отношений в ОРД. Различают уровни правового регулирования (чего-либо) в зависимости от плоскости (среза, аспекта) рассматриваемой проблемы. В частности, выделяют юридическую силу нормативного акта и пространственные пределы распространения его действия. Важно рассмотреть уровни правового регулирования ОРД в плоскости, отражающей юридическую силу акта. В этой плоскости различают три уровня правового регулирования: базовый, средний (или развивающий) и детализирующий. Базовый (конституционный) уровень. Правовое регулирование здесь осуществляется на уровне Конституции и федеральных конституционных законов. Следует отметить, что общественные отношения, характерные для ОРД, на данном уровне регулируются в настоящее время не только непосредственно Конституцией (ст. 23, 25, ч. 3 ст. 55 и др.), но и рядом законодательных актов. Средний (развивающий) уровень. На этом уровне правовое регулирование затрагивает общественные отношения, подлежащие моделированию только в законах (вариантом служит отсылка к дополнительным нормативным правовым актам). Как правило, на среднем уровне разрабатываются законы и кодексы. В настоящее время общественные отношения в области ОРД регулируют более 20 законодательных актов, и прежде всего ФЗ об ОРД. Два названных уровня правового регулирования общественных отношений в ОРД образуют единую систему ее законодательного регулирования. Законодательное регулирование ОРД в РФ — это государственно-властное нормативно-организующее воздействие на оперативно-розыскные отношения в специфическом виде социально полезной юридической деятельности, осуществляемое на базовом (конституционном) и среднем (развивающем) уровнях правового регулирования. Детализирующий уровень. Для него характерно принятие подзаконных нормативных правовых актов. Среди них различают: нормативные акты законодательной и исполнительной власти (указы Президента РФ и постановления Правительства РФ, акты палат Федерального Собрания РФ); межведомственного характера; сугубо ведомственного характера. § 3. Правовая основа оперативно-розыскной деятельности Определение правовой основы ОРД и ее содержание. Основа деятельности есть базовая, фундаментальная часть правового регулирования всех возникающих в ней общественных отношений. Причем правовая основа — это не единая часть всех источников правового регулирования оперативно-розыскных отношений, а только важнейший фрагмент одного из них — нормативного акта. Согласно воле законодателя, изложенной в ст. 4 ФЗ об ОРД, правовую основу составляют Конституция, ФЗ об ОРД, другие федеральные законы и принятые в соответствии с ними иные нормативные правовые акты федеральных органов государственной власти (ч. 1). Кроме того, органы, осуществляющие ОРД, издают в пределах своих полномочий в соответствии с российским законодательством нормативные акты, регламентирующие организацию и тактику проведения ОРМ (ч. 2). Следовательно, правовая основа ОРД двухуровневая: часть составляющих ее актов относится к законам, а другая — к подзаконным актам. Система нормативных правовых источников, составляющих правовую основу ОРД. Совокупность нормативных правовых актов в области ОРД (их насчитывается несколько сотен) можно систематизировать на пять групп (в зависимости от юридической силы и роли, которую они играют в регулировании сыскной работы). К первой группе относятся Конституция и федеральные конституционные законы. Конституция имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории РФ. Законы и иные правовые акты, принимаемые в России, не должны противоречить Конституции (см. ч. 1 ст. 15). Конституционное положение о прямом действии ее норм имеет непосредственное отношение к осуществлению ОРД. Так, в гл. 2 Конституции определяются основные права и свободы человека и гражданина (см. ст. 17—64), составляющие основу правового статуса личности в РФ. В частности, согласно ч. 2 ст. 23 каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения. В ст. 25 изложено предписание о том, что жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных ФЗ или на основании судебного решения (именно о таких случаях возможных ограничений прав граждан говорится применительно к ОРД). Причем права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены ФЗ только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (см. ч. 3 ст. 55). Вместе с тем Конституцией каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод (см. ч. 1 ст. 46). Из числа федеральных конституционных законов, принятых в РФ, выделим Федеральный конституционный закон от 23 июня 1999 г. № 1-ФКЗ «О военных судах Российской Федерации». В нем установлено, что военные суды в пределах своих полномочий и порядке, установленном ФЗ, рассматривают дела и материалы, связанные с ограничением конституционных свобод и прав на тайну переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, на неприкосновенность жилища (см. ч. 7 ст. 7). Вторую группу, или «ядро» правовой основы, составляют нормы самого ФЗ об ОРД. В третью группу нормативных актов входят другие ФЗ. Во-первых, к ним относят только те законы, которые регулируют группы общественных отношений, возникающих в ОРД. В частности, в их число включены УК, УПК, Закон о государственной тайне, ФЗ о прокуратуре и о государственной защите. Во-вторых, их перечень в ФЗ об ОРД носит открытый характер (ст. 4) и может пополняться новыми законодательными актами. К четвертой группе актов правовой основы относятся иные, кроме законов, нормативные правовые акты федеральных органов государственной власти: Президента РФ (например, Указ от 12 июля 1995 № 673 «Об упорядочении организации и проведения ОРМ с использованием технических средств»); представительного и законодательного органа России (палат парламента); Правительства РФ (например, постановление от 14 октября 1996 г. № 1190 «Об утверждении Положения о Национальном центральном бюро Интерпола»). Пятую группу составляют нормативные акты органов, осуществляющих ОРД. К этим актам применяются общие требования. Так, ФЗ об ОРД требует, чтобы эти акты издавались (см. ч. 2 ст. 4): строго в соответствии с законодательством РФ; в пределах полномочий конкретного ОРО; только по вопросам регламентации организации и тактики проведения ОРМ. Кроме того, те нормативные акты данной группы правовой основы ОРД, которые затрагивают права и законные интересы граждан или носят межведомственный характер, подлежат обязательной государственной регистрации в Минюсте России. Все эти акты должны иметь соответствующую форму. Они издаются федеральными органами исполнительной власти в виде постановлений, приказов, распоряжений, правил, инструкций и положений. Издание нормативных актов в виде писем и телеграмм не допускается. Структурные подразделения и территориальные органы федеральных органов исполнительной власти не вправе издавать нормативные правовые акты. В зависимости от субъекта, издавшего тот или иной нормативный акт, в этой группе выделяют акты, принимаемые: конкретным министерством или ведомством; совместно министерствами и ведомствами по тем или иным сторонам обеспечения ОРД. Среди открытых совместных ведомственных нормативных правовых актов известны: Положение о совместных следственно-оперативных группах (бригадах) органов прокуратуры, внутренних дел, безопасности и налоговой полиции для пресечения и расследования деятельности ОПТ; Инструкция «О порядке представления результатов ОРД органу дознания, следователю, прокурору или в суд», утвержденная приказом ФСНП России, ФСБ России, МВД России, ФСО России, ФПС России, ТТК России, СВР России от 13 мая 1998 г. № 175/226/336/201/410/56; межведомственная Инструкция об организации информационного обеспечения сотрудничества правоохранительных и иных государственных органов Российской Федерации по линии Интерпола, утвержденная совместным приказом МВД России, Минюста России, ТТК России, ФСБ России, ФСНП России, ФПС России от 26 июня 2000 г. № 648/184/560/353/257/302. Правовую основу ОРД следует отличать от оперативно-розыскного законодательства. § 4. Формирование в России оперативно-розыскного законодательства Определение оперативно-розыскного законодательства, его содержание и отличие от смежных нормативно-правовых образований. Оперативно-розыскное законодательство — комплексная отрасль российского законодательства; совокупность ФЗ (в основном) России, включающих группы правовых норм (правовые институты, части институтов), регулирующих общественные отношения между лицом и государством в процессе защиты человека, общества и государства от преступных и иных противоправных посягательств путем принятия оперативно-розыскных решений, совершения ОРМ и оперативно-тактических действий, применения соответствующих средств уполномоченными на то федеральным законом субъектами. Формирование российского оперативно-розыскного законодательства началось с 1992 г., когда был принят первый Закон РФ «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации». Оперативно-розыскное законодательство образуют ФЗ об ОРД (его системообразующее нормативно-правовое ядро), Закон о государственной тайне, УК, УПК, ТК, ФЗ о наркотических средствах и психотропных веществах, о милиции, об органах федеральной службы безопасности, о прокуратуре, о связи и некоторые другие. Оперативно-розыскное законодательство следует отличать от: законодательного массива (законодательства) в области ОРД (оно включает не только ФЗ России, но и соответствующие законодательные акты субъектов Федерации, бывшего Союза ССР, а также ФЗ, которые содержат части, подгруппы правовых норм об ОРД); правовой основы ОРД (ее составляют не только законы, но и подзаконные нормативные акты); законодательства в области КРДи частной сыскной деятельности (отличается предметом правового регулирования). Применительно к законотворчеству в теории выделяют три группы факторов, влияющих на становление оперативно-розыскного законодательства: 1) определяющие предмет законодательного регулирования, 2) выражающие позиции участников законодательной деятельности и 3) собственно юридического характера. Удельный вес и соотношение этих факторов может меняться. Глава 6 ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ЗАКОН § 1. Понятие оперативно-розыскного закона. Общая характеристика и структура действующего оперативно-розыскного закона Понятие оперативно-розыскного закона. Это собирательный термин. Под таким законом понимают комплексный нормативный правовой акт России высшей юридической силы, предназначенный регулировать общественные отношения преимущественно в области ОРД, а также в некоторых иных видах деятельности правоохранительных органов и спецслужб России, связанных с ОРД, в частности в КРД и уголовном судопроизводстве. Различают оперативно-розыскной закон: действующий (на конкретный период времени) и отмененный; содержащий основной нормативно-правовой массив (в настоящее время это ФЗ об ОРД) и ФЗ (его раздел, статья), которым в действующий оперативно-розыскной закон вносят изменения и (или) дополнения. Первым в современной истории России был Закон РФ от 12 марта 1992 г. «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации» (утратил силу со дня введения в действие ФЗ об ОРД). Его сменил и в настоящее время действует ФЗ об ОРД. Отправные моменты в изучении Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности». ФЗ об ОРД принят Государственной Думой Федерального Собрания РФ 5 июля 1995 г., подписан Президентом РФ 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ и вступил в силу со дня официального опубликования в «Российской газете» 18 августа 1995 г. В ФЗ об ОРД семь раз вносились изменения: 1997, 1998, 1999 (дважды), 2001 и 2003 (дважды) гг. ФЗ об ОРД состоит из преамбулы и шести глав, включающих 23 статьи. Он содержит ряд бланкетных (отсылочных) юридических норм (ст. 4, ч. 3 и 8 ст. 5, ч. 4, 7 и 8 ст. 6, п. 5 ч. 1 ст. 7, ч. 1 и 8 ст. 8, ч. 2 ст. 9, ч. 1 и 5 ст. 10, ч. 1-3 ст. 11, ч. 2 ст. 12, ч. 3 и 4 ст. 13, п. 3 и 6 ст. 14, п. 5 ч. 1 ст. 15, ч. 1, 2, 4-6 ст. 16, ч. 3-9 ст. 18, ст. 19 и 20, ч. 1 ст. 21). Отдельные нормативные положения этого Закона декларативны (абз. 3 ст. 2, ч. 2 и 9 ст. 5, п. 1 ст. 14, ч. 3 ст. 15, ст. 22). ФЗ об ОРД определяет содержание ОРД, осуществляемой на территории России, и закрепляет систему гарантий законности при проведении ОРМ (преамбула). Одна из важнейших ролей ФЗ об ОРД состоит в том, что он выступает в качестве ядра оперативно-розыскного законодательства; все его нормы включены в различные институты оперативно-розыскного права. Правовое содержание ФЗ об ОРД и общественные отношения, регулируемые нормами оперативно-розыскного закона. ФЗ об ОРД есть реальное проявление в современных условиях построения в России правового государства одной из форм жизни оперативно-розыскного права, ранее существовавшего в иных формах и видах (в частности, в подзаконных ведомственных актах и правовых обычаях). В современной ОРД возникают, длятся и прекращаются общественные отношения: регулируемые нормами различных общепризнанных отраслей права (прежде всего уголовным и административным, а также уголовно- и административно-процессуальным). Отдельные правила (части норм) законодатель включил в ФЗ об ОРД, например уголовно-правовые предписания (см. ч. 4 ст. 18), административные (см. ч. 2 ст. 7), гражданские (см. п. 3 ч. 1 ст. 15), трудовые (см. ст. 17 и др.), финансовые (см. ст. 19); не урегулированные должным образом ни одной из вышеуказанных отраслей права — оперативно-розыскные правоотношения. Некоторые общие правила, предусмотренные в оперативно-розыскном законе. Прежде всего имеются исключения из правил осуществления ОРД, т.е. изъятия из отдельных правил проведения ОРМ и предоставления оперативно-розыскной информации потребителю, которые непосредственно предусмотрены в ряде норм оперативно-розыскного закона и направлены на соблюдение принципов законности и конспирации, сохранность сведений, составляющих государственную тайну, а также защиту интересов правосудия. Знание правоприменителем этих исключений — одно из важных условий соблюдения законности в ОРД. Таких исключений в тексте ФЗ об ОРД насчитывается восемь: они содержатся в ч. 4, 5 и 8 ст. 5, ч. 8 ст. 8, ч. 3 ст. 9, ч. 4 ст. 13, ч. 2 ст. 16 и ч. 3 ст. 21. Кроме того, в ФЗ об ОРД предусмотрены специальные «перечни», т.е. перечисления определенных правил по порядку, а также списки с таким перечислением. Законодатель непосредственно называет шесть списков. Перечень ОРМ, приведенный в ч. 1 ст. 6 ФЗ об ОРД, может быть изменен или дополнен только ФЗ (в соответствии с ч. 2 ст. 6 ФЗ об ОРД). Важно правильно толковать это предписание. Во-первых, любые изменения перечня ОРМ законны в случае внесения таковых в ФЗ об ОРД, но не в какой-либо другой ФЗ. Именно ФЗ от 5 января 1999 г. № 6-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» этот перечень был изменен путем уточнения названия одного из ОРМ («опрос граждан» переименован в «опрос»). Во-вторых, должно быть исключено расширительное толкование содержания перечня ОРМ путем фиксации новых мероприятий, например в ведомственных нормативных актах. Так, осуществление ОРО психофизиологического обследования (применение полиграфа) не может признаваться самостоятельным ОРМ до его включения в перечень ч. 1 ст. 13 ФЗ об ОРД. Перечень видов специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации в процессе осуществления ОРД, согласно предписаниям ч. 8 ст. 6 ФЗ об ОРД устанавливается Правительством РФ. Перечень категорий руководителей ОРО, которые полномочны утверждать мотивированное постановление о проведении ОРМ, ограничивающего конституционные права граждан, согласно правилам ч. 2 ст. 9 «Основания и порядок судебного рассмотрения материалов об ограничении конституционных прав граждан при проведении оперативно-розыскных мероприятий» ФЗ об ОРД устанавливается ведомственными нормативными актами. Как правило, такими лицами выступают первые руководители ОРО и их заместители. Однако в ведомственных нормативных актах должны излагаться именно перечни (списки) категорий руководителей, а не называться отдельные персоны или перечисляться сотрудники, не являющиеся руководителями. Перечень ДОУ и порядок их ведения в соответствии с ч. 5 ст. 10 «Информационное обеспечение и документирование оперативно-розыскной деятельности» ФЗ об ОРД определяются нормативными актами органов, осуществляющих ОРД. В каждом ОРО имеется свой перечень ДОУ, отражающий ведомственную специфику и поэтому частично не совпадающий с аналогичными списками, имеющимися в другом соответствующем органе. Перечень органов, осуществляющих ОРД, согласно предписаниям ч. 3 ст. 13 «Органы, осуществляющие ОРД» ФЗ об ОРД может изменяться или дополняться только ФЗ. В отличие от перечня ОРМ данный перечень согласно воле законодателя может быть изменен или дополнен не только ФЗ об ОРД, но любым ФЗ. Перечень оперативных подразделений, правомочных осуществлять ОРД, их полномочия, структуру и организацию работы согласно правилам ч. 3 ст. 13 ФЗ об ОРД определяют руководители ОРО. Важным положением ФЗ об ОРД является то, что такой перечень устанавливается руководителями конкретного ОРО, а не на законодательном уровне. На практике это позволяет своевременно реагировать на изменения в оперативной обстановке, реализовать принцип наступательности (оперативности) в противодействии преступности. Однако следует помнить, что изменения этого перечня возможны только для субъектов, непосредственно указанных в ч. 1 ст. 13 ФЗ об ОРД. Наряду с этим законодатель предусмотрел, что руководители ОРО могут устанавливать только: а) круг оперативных подразделений; б) их полномочия (полномочия любого оперативного подразделения могут быть детализированы в пределах, указанных в ФЗ об ОРД, но не определены новые, дополнительные); в) структуру и г) организацию работы. Остальные вопросы функционирования оперативных подразделений соответствующие руководители сами решать не вправе: § 2. Действие оперативно-розыскного закона во времени Основное правило действия оперативно-розыскного закона во времени следующее: характер и содержание проводимых в РФ ОРМ определяются нормами оперативно-розыскного закона, действующими во время совершения конкретных ОРМ и принятия соответствующих решений субъектами ОРД. Наряду с этим следует руководствоваться следующим общим правилом. Во-первых, нормы оперативно-розыскного закона, предписания которых сужают область осуществления ОРД, имеют обратную силу. Во-вторых, нормы оперативно-розыскного закона, расширяющие сферу ОРД (например, увеличивающие круг субъектов, ее осуществляющих, или объектов, по которым она может осуществляться), обратной силы не имеют. Кроме того, с учетом наличия в ФЗ об ОРД значительного числа бланкетных норм правоприменителю в каждом конкретном случае необходимо определить, действует или нет определенный нормативный акт (как законодательный, так и подзаконный), к содержанию которого отсылает та или иная статья ФЗ об ОРД. В соответствии с ч. 10 ст. 5 за нарушения ФЗ об ОРД при осуществлении ОРД наступает ответственность, предусмотренная законодательством РФ. Одним из таких нарушений является разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении оперативников. В свою очередь в ст. 320 УК РФ разглашение сведений о мерах безопасности в отношении указанных лиц (при определенных обстоятельствах) признано преступлением. § 3. Действие оперативно-розыскного закона в пространстве Общие положения действия оперативно-розыскного закона в пространстве. Согласно ч. 1 ст. 8 ФЗ об ОРД общим условием проведения ОРМ выступает возможность их осуществления на территории России, если иное не предусмотрено ФЗ. В данной формулировке изложена позиция законодателя на пределы действия ФЗ об ОРД. Военнослужащие воинских частей РФ, дислоцирующихся за пределами РФ, за преступления, совершенные на территории иностранного государства, несут уголовную ответственность по уголовному законодательству РФ (см. ч. 2 ст. 12 УК), однако выявить, допустим, военнослужащего, который готовится совершить государственную измену, без осуществления соответствующих ОРМ крайне затруднительно. Кроме того, ФЗ о ФСБ не содержит запрещения осуществления КРД за пределами РФ. Поскольку КРД реализуется в том числе и с помощью ОРМ, то можно сделать вывод, что органы ФСБ, а также органы разведки могут проводить ОРМ за рубежом, что реально и происходит. Второе исключение допустимо исходя из предписаний Закона о международных договорах. Соответствующим международным соглашением может быть предусмотрена возможность осуществления ОРМ за пределами РФ. Например, Советом министров внутренних дел государств — участников СНГ 18 декабря 1998 г. подписано Соглашение о сотрудничестве в сфере специального сопровождения ОРД (имеется в виду сопровождение оперативной разведки, оперативно-поисковых мероприятий, наружного наблюдения). В Соглашении отмечено, что в соответствии с государственным суверенитетом осуществление специального сопровождения оперативной разведкой на территории другого государства не допускается. Сотрудничество осуществляется путем выполнения ОРО страны, на территории которой находится или направляется объект наблюдения, письменных запросов страны-инициатора об осуществлении специального сопровождения ОРД. В случае срочной необходимости при следовании объекта наблюдения на территорию другого государства руководители подразделений оперативной разведки могут устанавливать непосредственные контакты с целью подготовки к решению поставленной задачи до поступления запроса. Третье исключение. С учетом того, что в исключительных случаях уголовная юрисдикция РФ осуществляется на борту иностранного судна, проходящего через территориальное море (см. ст. 17 ФЗ «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации»), ОРД возможна для обеспечения производства расследования преступления на борту иностранного судна во время его прохода в случаях, если: последствия преступления распространяются на территорию РФ; такие меры необходимы для пресечения незаконной торговли наркотическими средствами или психотропными веществами, а также для пресечения других преступлений международного характера, предусмотренных международными договорами РФ, и др. Четвертое исключение. ФЗ об ОРД применяется также в исключительной экономической зоне и на пространстве континентального шельфа РФ. Исключительная экономическая зона РФ — это морской район, находящийся за пределами территориального моря России и прилегающий к нему, с особым правовым режимом, установленным ФЗ от 17 декабря 1998 г. № 191-ФЗ «Об исключительной экономической зоне Российской Федерации», международными договорами России и нормами международного права. Внешняя граница данной зоны находится на расстоянии 200 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря, если иное не предусмотрено международными договорами России. Возведенные и строящиеся для поиска и разведки естественных богатств (полезных ископаемых) континентального шельфа РФ промышленные и иные установки и сооружения находятся под юрисдикцией РФ. В соответствии с ФЗ «О континентальном шельфе Российской Федерации» континентальный шельф включает морское дно и недра подводных районов, находящихся за пределами территориальных вод (территориального моря) РФ на всем протяжении естественного продолжения ее сухопутной территории до внешней границы подводной окраины материка. Подводной окраиной материка является продолжение континентального массива России, включающего поверхность и недра континентального шельфа, склона и подъема. Определение континентального шельфа применяется также ко всем островам России. Возникающие в связи с исследованиями, разведкой, разработкой и охраной естественных богатств на континентальном шельфе РФ правоотношения регулируются согласно п. «н» ст. 71 Конституции федеральным законодательством. Пятое исключение. Непосредственно в ФЗ об ОРД установлено определенное изъятие из принципа его действия в пространстве. Согласно ч. 5 ст. 13 в СИЗО «чужие» оперативники вправе проводить ОРМ совместно с работниками уголовно-исполнительной системы Минюста России. Это предписание означает, что ОРД в СИЗО возможна исключительно во взаимодействии заинтересованного в получении информации ОРО с соответствующими сотрудниками УИУ. Самостоятельно проводить какое-либо ОРМ оперативные подразделения ОВД, органов ФСБ, органов Госнаркоконтроля и других ОРО на территории СИЗО не вправе. Таким образом, этим предписанием ФЗ об ОРД установлено ограничение на действие территориального принципа осуществления ОРД. § 4. Действие оперативно-розыскного закона по кругу лиц Общие положения действия оперативно-розыскного закона по кругу лиц. Согласно ч. 1 ст. 8 ФЗ об ОРД гражданство, национальность, пол, место жительства, имущественное, должностное и социальное положение, принадлежность к общественным объединениям, отношение к религии и политические убеждения отдельных лиц не являются препятствием для проведения в отношении их ОРМ, если иное не предусмотрено ФЗ. В этом предписании ФЗ об ОРД конкретизирован закрепленный в ст. 19 Конституции принцип равенства всех перед законом и судом. Тем самым в отношении каждого может проводиться ОРД с целью защиты охраняемых объектов от преступных посягательств. Исключение из действия оперативно-розыскного закона по кругу лиц. Единственным исключением из правила равенства каждого перед законом служат специальные упоминания в соответствующих ФЗ. По сути, они являются правилами особого порядка осуществления ОРМ в отношении отдельных категорий должностных лиц. Так, в соответствии с Конституцией неприкосновенны Президент РФ, депутаты палат Федерального Собрания РФ и судьи, согласно Федеральному конституционному закону «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» — Уполномоченный, а ФЗ о прокуратуре — прокуроры и следователи органов прокуратуры. По смыслу ст. 22—25 и 98 Конституции и в соответствии с ФЗ «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» от 8 мая 1994 г. № 3-ФЗ парламентарии обладают неприкосновенностью, или депутатским иммунитетом. Его сущность заключается в освобождении членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы от уголовного преследования или привлечения к административной ответственности в течение всего срока их полномочий. Однако законодатель не акцентирует внимания на том, что данный иммунитет распространяется на ОРД, не предназначенную как для непосредственной реализации функций уголовного преследования, так и для привлечения к административной ответственности. Из разъяснений Конституционного Суда РФ следует, что в отношении действий депутата, не связанных с его деятельностью в качестве представителя законодательной власти, допустимо возбуждение дела, связанного с уголовной ответственностью1 (тем самым допустимо ограничение депутатской неприкосновенности). Таким образом, реализация задач ОРД относительно реально или возможно совершенного депутатом преступления, не связанного с его депутатскими полномочиями, законом не запрещена и, следовательно, допустима. Кроме этих общих положений отметим следующее. Неприкосновенность члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы распространяется на занимаемые ими жилые и служебные помещения, используемые ими личные и служебные транспортные средства, средства связи, принадлежащие им документы и багаж, на их переписку (см. ст. 19 Закона о статусе депутата). Применительно к ОРД это означает, что законодатель предусмотрел дополнительный перечень материальных объектов, используемых представителем законодательной власти, относительно которых производство ОРМ существенно ограничено. Их проведение допустимо только в рамках производства по уголовному делу (предварительное следствие по которому обязательно), возбужденному по общественно опасному деянию конкретного представителя законодательной власти. Однако производство ОРМ в отношении иных объектов, не указанных в законе, допустимо на общих основаниях. Конституционное предписание о неприкосновенности судей (ст. 122) распространяется в одинаковой степени на всех судей, независимо от занимаемой должности и работы в каком-либо суде (Конституционном Суде, суде общей юрисдикции, арбитражном и военном суде, мировым судьей). Кроме того, ФЗ «О народных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» от 2 января 2000 г. установлено, что на народного заседателя и членов его семьи в период осуществления им правосудия распространяются гарантии неприкосновенности судей и членов их семей, установленные Конституцией, Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации» и соответствующими статьями (включая п. 1,2, 5-7 ст. 16) Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации» от 26 июня 1992 г. В соответствии с Законом о статусе судей личность судьи неприкосновенна. Неприкосновенность распространяется на его (и народного заседателя) жилище и служебное помещение, используемые им транспорт и средства связи, корреспонденцию, принадлежащие ему имущество и документы. Поэтому оперативно-розыскное проникновение в жилище (служебное помещение) судьи (народного заседателя), в личный или используемый им транспорт, а также прослушивание его средств связи и перлюстрация корреспонденции, осмотр имущества и документов судьи допустимы исключительно в рамках производства по уголовному делу (предварительное следствие по которому обязательно), возбужденному по деянию конкретного судьи. Вместе с тем производство в отношении какого-либо судьи (народного заседателя) иных ОРМ допустимо на общих основаниях. Согласно ч. 1 ст. 42 Закона о прокуратуре любая проверка сообщения о факте правонарушения, совершенного прокурором или следователем органов прокуратуры, являются исключительной компетенцией органов прокуратуры. Поэтому в ходе ОРД нельзя осуществлять соответствующую проверку полученных сообщений (например, по ДОУ). Законодательные ограничения по кругу лиц, в отношении которых запрещено проводить ОРМ, не распространяются на других лиц, совершивших преступления в соучастии с вышеперечисленными категориями лиц. § 5. Толкование норм оперативно-розыскного закона и его виды Понятие толкования норм оперативно-розыскного закона. Правильное применение ФЗ об ОРД подразумевает точное, недвусмысленное восприятие правоприменителем содержания его норм. В свою очередь, этого нельзя достигнуть без толкования закона. Толкование норм оперативно-розыскного закона преследует цель правильно применять содержащиеся в правовых нормах предписания к конкретным ситуациям, возникающим в ОРД и в связи с ней. Цель толкования — не просто уяснить смысл нормы, а перевести ее смысл на язык более конкретных высказываний, раскрыть содержание нормы права в более детальных положениях, настолько приближенных к конкретным ситуациям, что они не вызывали бы сомнения в отно-симости этих ситуаций к толкуемой норме права и облегчали ее применение. Поэтому под толкованием оперативно-розыскного закона понимается деятельность государственных органов, а также непосредственного правоприменителя (оперативника, следователя, прокурора, судьи и др.), направленная на разъяснение и (или) уяснение смысла и содержания волеизъявления законодателя, выраженного в конкретной норме (предписании) ФЗ об ОРД, ее направленности, точного определения содержания нормы и ее соотношения с другими правовыми нормами законодательства в области ОРД. Использование в оперативно-розыскном законе терминов, заимствованных из ряда отраслей знаний о различных видах юридической деятельности, в обязательном порядке должно соответствовать смыслу и содержанию таких терминов. Виды толкования оперативно-розыскного закона. Они классифицируются по различным основаниям. Выделим среди них следующие: по степени обязательности (юридической силе); по объему толкования; в зависимости от приемов (способов) толкования. Виды толкования норм оперативно-розыскного закона по степени обязательности (юридической силе). Обычно выделяют такие виды толкования, как неофициальное и официальное (разновидностями официального толкования являются: аутентичное, нормативное и казуальное). Неофициальное толкование составляют следующие виды: доктринальное (научное) и текущее. Некоторые ученые выделяют еще и судебное толкование. Однако из всех названных теоретически допустимых разновидностей толкования норм оперативно-розыскного закона реальны в настоящее время только отдельные. В соответствии с имеющимися полномочиями Верховный Суд РФ на основе синтезирования судебной практики по различным категориям уголовных дел, устанавливая типичные ошибки, вправе давать разъяснения, обязательные только для исполнения судами. Однако он не является нормотворческим органом, не создает норм права. Конституционный Суд РФ 14 июля 1998 г. вынес определение № 86-0 «По делу о проверке конституционности отдельных положений ФЗ об ОРД по жалобе гражданки И.Г. Черновой», в котором, в частности, особо отметил, что преступное деяние не относится к сфере частной жизни лица, сведения о котором не допускается собирать, хранить, использовать и распространять без его согласия, а потому проведение ОРМ, направленных на сбор информации о вероятном совершении преступления, не может рассматриваться как нарушение конституционных прав, предусмотренных ч. 1 ст. 24 Конституции. Научное (доктринальное) толкование — это разъяснение содержания оперативно-розыскного закона учеными и специалистами, которое содержится в комментариях законодательных актов, учебниках и учебно-практических пособиях, монографиях и научных статьях, лекциях и т.п. Такое толкование имеет важное значение в деле подготовки квалифицированных оперативников, играет заметную роль в повышении уровня правовой культуры как отдельных правоприменителей, так и общества в целом. Тем не менее научное толкование не носит обязательного характера, а лишь отражает взгляды конкретных ученых, их понимание того или иного нормативного предписания. Виды толкования по объему толкования. Среди них различают: буквальное, ограничительное и распространительное толкование. Под буквальным (или адекватным) толкованием норм оперативно-розыскного закона понимается такое, когда смысл и словесное содержание правовой нормы (части нормы) совпадают. Предписание ч. 2 ст. 16 «Социальная и правовая защита должностных лиц органов, осуществляющих ОРД» совпадает с положением о том, что «никто не вправе вмешиваться в законные действия должностных лиц и органов, осуществляющих ОРД, за исключением лиц, прямо уполномоченных на то федеральным законом». По буквальному содержанию этого нормативного предписания под лицами, полномочными вмешиваться в работу оперативников и ОРО, понимаются только те, о которых законодатель упомянул в ФЗ. В частности, в ФЗ об ОРД речь идет о двух группах лиц: физические лица - Президент РФ (см. ст. 20); Генеральный прокурор РФ и уполномоченные им прокуроры (см. ст. 21); судьи; руководители органов, осуществляющих ОРД (см. ст. 22); юридические лица - Федеральное Собрание РФ (см. ст. 20) и Правительство РФ (см. ст. 20). Ограничительное толкование состоит в том, что при уяснении содержания нормы оперативно-розыскного закона ее словесному содержанию придается более узкое, чем подлинное, значение. Распространительное толкование предполагает придание словесному содержанию нормьг оперативно-розыскного закона более широкий, чем ее истинный, смысл. Следует исходить из того, что в оперативно-розыскной практике недопустимо ни расширительное, ни ограничительное толкование норм оперативно-розыскного закона, так как эти виды толкования неизменно влекут субъекгивизм в оценке нормативных предписаний и, следовательно, нарушение законности в ОРД. Виды толкования норм оперативно-розыскного закона в зависимости от приемов (способов) толкования. В теории права различают толкование грамматичесдае, логическое, систематическое и историческое. Грамматическое (языковое) толкование норм предполагает проведение анализа структурной связи слов и выражений предписаний оперативно-розыскного закона для выяснения смысла и содержания конкретной нормы. Именно с языкового толкования следует начинать анализ норм закона. Данный способ толкования предполагает, что слова и выражения далжны содержать смысл, который вкладывается в них в обычном или профессиональном употреблении слов. Например, слову «оперативный», имеющему в обыденном употреблении значение «способный быстро, вовремя исправить или направить ход дел», в ОРД и соответственно в оперативно-розыскном законодательстве придается иное значение, а именно — совершаемый с помощью негласных сил и средств. Логическое толкование предусматривает разъяснение и уяснение смысла и содержания норм оперативно-розыскного закона на основе законов логического мышления. Систематическое топкование — это сопоставление текста толкуемой нормы с другими нормами и предписаниями оперативно-розыскного закона (других законов в области ОРД), уяснение ее места в иерархии законодательных актов. Особое место при толковании оперативно-розыскного закона занимает толкование его норм с бланкетной диспозицией. Оно предполагает обращение, во-первых, к иным, кроме ФЗ об ОРД, законам, нормы которых реализуются в ОРД, и, во-вторых, к предписаниям многочисленных подзаконных нормативных актов. Данное толкование также относится к систематическому. Согласно ч. 9 ст. 5 ФЗ об ОРД предусмотрено, что нарушения ФЗ об ОРД при осуществлении ОРД влекут ответственность, предусмотренную законодательством России. Одним из таких нарушений является разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении оперативников. В свою очгредь, в ст. 320 «Разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении должностного лица правоохранительного или контролирующего органа» УК разглашение сведений о мерах безопасности в отношении указанных лиц (при определенных обстоятельствах) признано преступлением. Однако этот уголовный закон вступил в силу с 1 января 1997 г., т.е. позже, чем стал применяться ФЗ об ОРД. Следовательно, реализация уголовно-правовой ответственности, о чем имеется ссылка в ФЗ обЛОРД (действующего с 18 августа 1995 г.), реальна не ранее вступления в силу УК. Исторический способ толкования используется тогда, когда необходимо раскрыть содержание толкуемой нормы оперативно-розыскного закона путем сопоставления ее с ранее применявшейся аналогичной нормой закона. Раздел III СУБЪЕКТЫ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ 141 Глава 7. ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫЕ ОРГАНЫ § 1. Государственные органы, полномочные осуществлять оперативно-розыскную деятельность Определение государственного органа, полномочного осуществлять ОРД. Таким субъектом выступает оперативно-розыскной орган — функционирующая в соответствии с оперативно-розыскным законодательством в рамках определенного правоохранительного органа (МВД России и др.) или специальной службы России (СВР России и др.) система его оперативных подразделений и должностных лиц, включая первых руководителей, предназначенная непосредственно полностью или частично осуществлять ОРД или ее контролировать (оперативно-розыскной орган в ФЗ об ОРД назван как «орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность»). ОРО решают определенные ФЗ об ОРД задачи исключительно в пределах своих полномочий, установленных соответствующими законодательными актами России (см. ч. 4 ст. 13 ФЗ об ОРД). В соответствии с ч. 1 ст. 8 Федерального закона о прокуратуре координатором деятельности ОРО в борьбе с преступностью выступает Генеральный прокурор РФ и подчиненные ему прокуроры. Система оперативно-розыскных органов. Согласно ФЗ об ОРД (с изменениями на 2003 г.) в России насчитывается восемь ОРО, компетентных проводить ОРД. Так, в соответствии с ч. 1 ст. 13 право непосредственного и полного осуществления ОРД на территории РФ предоставлено восьми ОРО. Ими являются оперативные подразделения: органов внутренних дел РФ; органов Федеральной службы безопасности; федеральных органов государственной охраны; таможенных органов РФ; Службы внешней разведки РФ; Министерства юстиции РФ; органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ. Законодатель особо обратил внимание правоприменителей на то, что в России никто, кроме указанных в ч. 1 ст. 13 ФЗ об ОРД подразделений государственных органов, не вправе осуществлять ОРД комплексно, с применением всего арсенала средств и методов ОРД. Кроме того, согласно ч. 2 ст. 13 ФЗ об ОРД право на частичное осуществление ОРД предоставлено оперативным подразделениям органа внешней разведки Минобороны России (ГРУ ГШВС). Законодатель поставил специальные условия для проведения ОРМ подразделениями ГРУ. Во-первых, ОРМ ими проводятся только в целях обеспечения их безопасности. Обеспечение безопасности - это организация и реализация системы мер различного характера с целью нейтрализации или локализации потенциальных или реальных угроз нормальному функционированию государственного органа: возникающих в деятельности самого органа: обнаружение среди сотрудников отдельных коррумпированных лиц, а также лиц, замышляющих, готовящих или совершающих должностные преступления; недопущение наступления последствий возможных правонарушений сотрудников органов внешней разведки, могущих повлечь ущерб безопасности государственного органа; идущих извне: выявление устремлений спецслужб иностранных государств, иностранных организаций к органам внешней разведки; обнаружение отдельных лиц, замышляющих, готовящих или совершающих преступления против органа внешней разведки (в состав которого входят оперативные подразделения) или против его сотрудников; предупреждение и пресечение попыток их проникновения в систему органов обеспечения безопасности РФ или оказания негативного влияния на ее деятельность. Во-вторых, ОРМ проводятся ГРУ только в случае, если их проведение не затрагивает полномочий органов, осуществляющих ОРД полностью. Отличие ОРО от правоохранительного органа и некоторых иных субъектов. Российское оперативно-розыскное сообщество. ОРО следует отличать от некоторых других государственных и негосударственных субъектов. Так, отличие ОРО от правоохранительных органов заключается в том, что, с одной стороны, не все ОРО являются сугубо правоохранительными (ими нельзя назвать ГРУ), а с другой — не все правоохранительные органы являются ОРО (в частности, органы прокуратуры не полномочны осуществлять ОРД). Отличны ОРО и от субъектов дознания, в частности, в число последних входят такие субъекты, которые в соответствии с ФЗ об ОРД не являются ОРО: дознаватели органов службы судебных приставов; командиры воинских частей, соединений, начальники военных учреждений или гарнизонов; капитаны морских и речных судов, находящихся в дальнем плавании; руководители геолого-разведочных партий и зимовок, удаленных от мест расположения органов дознания; главы дипломатических представительств и консульских учреждений РФ (см. ч. 1 и ч. 3 ст. 40, ч. 3 ст. 151 УПК). Весомо отличие ОРО от российских контрразведывательных и разведывательных органов. Согласно действующему ФЗ не все ОРО одновременно являются и контрразведывательными, и разведывательными — и первыми, и вторыми одновременно выступают только органы ФСБ России, СВР России и ГРУ ГШ ВС РФ. § 2. Оперативное подразделение как субъект, непосредственно осуществляющий оперативно-розыскную деятельность Определение оперативного подразделения и его юридическая характеристика. Оперативное подразделение — это организационно-штатное звено, входящее в структуру соответствующего российского правоохранительного органа или спецслужбы, в функциональные обязанности которого входит решение оперативно-розыскных, контрразведывательных или разведывательных задач, предусмотренных федеральными законами. Оперативные подразделения конкретного ОРО структурированы в соответствующие организационно-административные единицы. Это может быть оперативно-розыскное, оперативно-поисковое, оперативно-техническое, контрразведывательное, разведывательное или информационно-аналитическое отделение (группа), отдел, служба, управление, главное управление, а равно подразделение собственной безопасности и др. В различных ОРО неодинаково определены структура оперативных подразделений и их названия, что вызвано спецификой решения конкретных задач ОРД. Перечень оперативных подразделений определяется нормативными правовыми актами соответствующих ОРО, перечисленных в ст. 13 ФЗ об ОРД. Виды оперативного подразделения. В зависимости от полноты осуществления ОРМ различают два основных вида этих подразделений: 1) осуществляющие ОРД полностью и 2) проводящие только часть ОРМ. Оперативные подразделения конкретных ОРО. Рассмотрим их в соответствии с перечнем, изложенным в ст. 13 ФЗ об ОРД. Оперативные подразделения ОВД. В соответствии с ч. 3 ст. 13 ФЗ об ОРД, Законом о милиции и Положением о министерстве внутренних дел РФ перечень таких подразделений вправе определять Министр внутренних дел РФ. Оперативные подразделения органов ФСБ. В соответствии с ч. 3 ст. 13 ФЗ об ОРД, ФЗ о ФСБ, Положением о ФСБ России от 6 июля 1998 г. № 806, Положением об управлениях (отделах) ФСБ России в Вооруженных Силах РФ, других войсках, воинских формированиях и органах (органах безопасности в войсках)1 и некоторыми ведомственными нормативными актами перечень таких подразделений определяет Директор ФСБ России. Оперативные подразделения имеются в структуре центрального аппарата (ФСБ России), в территориальных органах - органах безопасности субъектов Федерации (включая управления в краях и областях) и региональных управлений, в Вооруженных Силах РФ и пограничных войсках. Оперативные подразделения федеральных органов государственной охраны. В соответствии с ч. 3 ст. 13 ФЗ об ОРД, Законом о государственной охране и Положением о Федеральной службе охраны РФ2 перечень таких подразделений вправе определять руководитель ФСО России. Оперативные подразделения таможенных органов России. В соответствии с ч. 3 ст. 13 ФЗ об ОРД, ТК и Положением о ГТК России перечень таких подразделений определяет Председатель ГТК России3. Оперативные подразделения имеются в структуре ГТК России, региональных управлений и таможен. Ими являются подразделения собственной безопасности и подразделения по борьбе с таможенными правонарушениями. Оперативные подразделения Минюста России. В соответствии с ч. 3 ст. 13 ФЗ об ОРД и Положением о Минюсте России (подп. 27 п. б)4 перечень оперативных подразделений вправе определять Министр юстиции РФ. Министр наделил функциями оперативного подразделения, в частности, следственный изолятор уголовно-исполнительной системы Минюста России. Согласно утвержденному им Положению «О следственном изоляторе уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации» (приказ от 25 января 1999 г. № 20) одной из основных задач следственного изолятора является «проведение оперативно-розыскных мероприятий в следственном изоляторе в порядке, предусмотренном законом» (см. п. 3.13). В соответствии же с Положением о Главном управлении исполнения наказаний Минюста России в структуру Главного управления входят оперативное управление, управление безопасности и управление оперативно-технических мероприятий (см. п. 1.3.1). Кроме того, оперативные аппараты учреждений, исполняющих наказания, также наделены правом проведения ОРМ (согласно ст. 84 УИК и ст. 14 Закона об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания). Оперативные подразделения органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ. В соответствии с Указом Президента РФ от 6 июня 2003 г. № 624, утвердившим Положение о Госнаркоконтроле России и структуру его центрального аппарата, к оперативным подразделениям относятся Главное оперативное управление, Управление собственной безопасности, Управление специального назначения, Управление режима и информационной безопасности. Оперативные подразделения СВР России, органа внешней разведки Минобороны России. В соответствии с ФЗ об ОРД и Законом о внешней разведке перечень таких оперативных подразделений определяют их руководители в закрытых ведомственных нормативных правовых актах. § 3. Обязанности оперативно-розыскного органа Основные правила установления обязанностей ОРО и их реализации. Обязанностями ОРО является круг возложенных законодателем на них безусловных для выполнения действий, необходимых для достижения целей ОРД и решения ее задач. Различают две группы обязанностей: 1) изложенные в предписаниях ФЗ об ОРД и 2) зафиксированные в некоторых иных законодательных актах России (для ОВД — в Законе о милиции, для органов ФСБ - в ФЗ о ФСБ и т.п.). Законодатель предъявляет следующие требования к обязанностям ОРО (впрочем, как и к правам): все они могут устанавливаться исключительно в открытых нормативных правовых актах (как правило, законодательных). Не допускается их определение в закрытых подзаконных нормативных актах, включая ведомственные; любые действия этих органов (связанные с реализацией обязанностей) будут законны исключительно при условии их направленности на достижение целей и решение задач ОРД. Непосредственно изложенные в ФЗ об ОРД обязанности ОРО. Ими являются следующие две группы: 1) предусмотренные в ст. 14. Так, органы, уполномоченные осуществлять ОРД, обязаны: принимать в пределах своих полномочий все необходимые меры по защите конституционных прав и свобод человека и гражданина, собственности, а также по обеспечению безопасности общества и государства; исполнять в пределах своих полномочий поручения в письменной форме органа дознания, следователя, указания прокурора и решения суда о проведении ОРМ по уголовным делам, принятым ими к производству; выполнять на основе и в порядке, предусмотренных международными договорами России, запросы соответствующих международных правоохранительных организаций, правоохранительных органов и специальных служб иностранных государств; информировать другие российские ОРО о ставших им известными фактах противоправной деятельности, относящихся к компетенции этих органов, и оказывать этим органам необходимую помощь; соблюдать правила конспирации при осуществлении ОРД; содействовать обеспечению в порядке, установленном законодательством России, безопасности и сохранности имущества своих сотрудников, лиц, оказывающих содействие органам, осуществляющим ОРД, участников уголовно! о судопроизводства, а также членов семей и близких указанных лиц от преступных посягательств; 2) изложенные в иных статьях ФЗ об ОРД. ОРО также обязан: соблюдать пределы своих полномочий при проведении ОРД (ст. 1); в процессе рассмотрения дела в суде доказывать обоснованность отказа в предоставлении сведений лицу, виновность которого в совершении преступления не доказана в установленном законом порядке (ч. 4 ст. 5); предоставить судье по его требованию оперативно-служебные до кументы, содержащие информацию о сведениях, в предъявлении которых было отказано заявителю (за исключением ряда сведений) (ч. 5 ст. 5); за три месяца до дня уничтожения материалов, отражающих результаты ОРМ, проведенных на основании судебного решения, уведомить об уничтожении соответствующего судью (ч. 7 ст. 5); при нарушении органом (должностным лицом), осуществляющим ОРД, прав и законных интересов физических и юридических лиц вышестоящий орган в соответствии с российским законодательством обязан принять меры по восстановлению этих прав и законных интересов, возмещению причиненного вреда (ч. 9 ст. 5); в течение 48 ч с момента начала проведения «экстренного» ОРМ орган, его осуществляющий, обязан получить судебное решение о проведении такого ОРМ либо прекратить его проведение (ч. 3 ст. 8); в течение 48 ч уведомить соответствующий суд (судью) об «экстренном» прослушивании переговоров, ведущихся с телефона заявителя (ч. 4 ст. 8); представить суду (судье), прокурору, осуществляющему надзор за законностью ОРД, следователю и органу дознания, в производстве которых находится уголовное дело, другим ОРО оперативно-служебные документы, отражающие результаты ОРД, в порядке и случаях, установленных ФЗ об ОРД (ч. 4 ст. 12); при возникновении реальной угрозы противоправного посягательства на жизнь, здоровье или имущество отдельных лиц в связи с их содействием органам, осуществляющим ОРД, а равно членов их семей и близких — принять необходимые меры по предотвращению противоправных действий, установлению виновных и привлечению их к ответственности, предусмотренной законодательством России (ч. 3 ст. 18). § 4. Права оперативно-розыскного органа Основные правила установления прав ОРО и их реализации. Такие права есть круг предоставленных законодателем ОРО возможностей для надлежащего исполнения обязанностей по достижению целей ОРД и решения ее задач. Среди прав, как и среди обязанностей, различают две группы (с учетом нормативного закрепления): 1) изложенные в предписаниях ФЗ об ОРД и 2) отраженные в некоторых иных нормативных актах России. Законодатель предъявляет к правам ОРО требования, аналогичные предъявляемым к обязанностям. Непосредственно изложенные в ФЗ об ОРД права ОРО. Ими являются следующие две группы: 1) предусмотренные в ст. 15. Так, органы, уполномоченные осуществлять ОРД, вправе: проводить гласно и негласно ОРМ, перечисленные в ст. 6 ФЗ об ОРД, производить при их проведении изъятие предметов, материалов и сообщений, а также прерывать предоставление услуг связи в случае возникновения непосредственной угрозы жизни и здоровью лица, а также угрозы государственной, военной, экономической или экологической безопасности России; устанавливать на безвозмездной либо возмездной основе отношения сотрудничества с лицами, изъявившими согласие оказывать содействие на конфиденциальной основе органам, осуществляющим ОРД; использовать в ходе проведения ОРМ по договору или устному соглашению служебные помещения, имущество предприятий, учреждений, организаций, воинских частей, а также жилые и нежилые помещения, транспортные средства и иное имущество частных лиц; использовать в целях конспирации документы, зашифровывающие личность должностных лиц, ведомственную принадлежность предприятий, учреждений, организаций, подразделений, помещений и транспортных средств органов, осуществляющих ОРД, а также личность граждан, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе; создавать в установленном законодательством России порядке предприятия, учреждения, организации и подразделения, необходимые для решения задач, предусмотренных ФЗ об ОРД; 2) изложенные в иных статьях ФЗ об ОРД. ОРО также вправе: в установленных ФЗ пределах осуществлять ОРД посредством проведения ОРМ (ст. 1); отказать в предоставлении запрошенных сведений лицу, виновность которого в совершении преступления не доказана в установленном законом порядке (ч. 4 ст. 5); не предоставлять судье по его требованию оперативно-служебные документы содержащие сведения о: лицах, внедренных в ОПТ; ШНС; лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе (ч. 5 ст. 5); об организации и о тактике проведения ОРМ (ч. 3 ст. 9); не уничтожать по истечении одного года полученные в результате проведения ОРМ материалы в отношении лиц, виновность которых в совершении преступления не доказана в установленном законом порядке, если этого требуют служебные интересы или правосудие (ч. 7 ст. 5); в ходе проведения ОРМ использовать информационные системы, видео- и аудиозапись, кино- и фотосъемку, а также другие технические и иные средства (при условии ненанесения ими ущерба жизни и здоровью людей и непричинения вреда окружающей среде) (ч. 3 ст. 6); в пределах своих полномочий собирать данные, необходимые для принятия решений: о допуске к сведениям, составляющим государственную тайну; о допуске к работам, связанным с эксплуатацией объектов, представляющих повышенную опасность для жизни и здоровья людей, а также для окружающей среды; о допуске к участию в ОРД или о доступе к материалам, полученным в результате ее осуществления; об установлении или о поддержании с лицом отношений сотрудничества при подготовке и проведении ОРМ; по обеспечению безопасности ОРО; о выдаче разрешений на частную детективную и охранную деятельность (ч. 2 ст. 7); в экстренных ситуациях, предусмотренных ч. 3 ст. 8, проводить ОРМ, предусмотренные ч. 2 ст. 8, без предварительного разрешения судьи, но с обязательным последующим в течение 24 ч уведомлением суда (судьи); в случае возникновения угрозы жизни, здоровью, собственности отдельных лиц по их заявлению или с их согласия в письменной форме прослушивать переговоры, ведущиеся с их телефонов, с обязательным уведомлением соответствующего суда (судьи) в течение 48 ч (ч. 4 ст. 8); для обеспечения безопасности ОРО осуществлять действия, указанные в п. 8—11 ч. 1 ст. 6, без судебного решения (при наличии согласия гражданина в письменной форме) (ч. 8 ст. 8); в случае если судья отказал в проведении ОРМ, которое ограничивает конституционные права граждан, указанные в ч. 1 ст. 9, ОРО вправе обратиться по этому же вопросу в вышестоящий суд (ч. 6 ст. 9); создавать и использовать информационные системы, а также заводить ДОУ (ч. 1 ст. 10); использовать результаты ОРД согласно правилам ч. 1 и 2 ст. 11; предавать огласке сведения о лицах, внедренных в ОПГ, о ШНС, а также о лицах, оказывающих или оказывавших им содействие на конфиденциальной основе (при условии их согласия в письменной форме и в случаях, предусмотренных федеральными законами) (ч. 2 ст. 12); представлять оперативно-служебные документы, отражающие результаты ОРД, суду (судье), прокурору, осуществляющему надзор за законностью ОРД, следователю и органу дознания, в производстве которых находится уголовное дело, другим органам, осуществляющим ОРД, в порядке и случаях, установленных ФЗ об ОРД (ч. 4 ст. 12); полностью осуществлять на территории России ОРД (только оперативные подразделения, перечисленные вч. 1 ст. 13); проводить совместно с работниками уголовно-исполнительной системы Минюста России ОРМ в следственных изоляторах уголовно-исполнительной системы Минюста России (ч. 5 ст. 13); заключать контракты с совершеннолетними дееспособными лицами, независимо от их гражданства, национальности, пола, имущественного, должностного и социального положения, образования, принадлежности к общественным объединениям, отношения к религии и политических убеждений (ч. 2 ст. 17); в целях обеспечения безопасности лиц, сотрудничающих с органами, осуществляющими ОРД, и членов их семей проводить специальные мероприятия по их защите в порядке, определяемом законодательными и иными нормативными правовыми актами России (ч. 7 ст. 18). § 5. Оперативно-розыскная подведомственность и компетенция конкретных оперативно-розыскных органов Понятие оперативно-розыскной подведомственности. Оперативно-розыскная подведомственность есть разграничение между ОРО целенаправленной работы по поиску и обнаружению преступлений и лиц, их совершивших. Каждый ОРО, участвуя в реализации целей и решении задач всей ОРД, должен направлять усилия (осуществлять ОРМ) на поиск и обнаружение не всех преступлений, а вполне определенных Например, оперативники Госнаркоконтроля России прежде всего определяют признаки вероятного совершения преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков, оперативники таможенных органов — преступления в сфере таможенного дела и т.д. Виды оперативно-розыскной подведомственности. Согласно теории в ОРД различают подведомственность предметную, территориальную и персональную. Предметная подведомственность определяется уголовно-правовым характером общественно опасного посягательства, предупреждение, выявление, пресечение и расследование которого осуществляют в ОРД, и выражается в сыскной квалификации деяния (так называемой «окраске» ДОУ). Видами предметной подведомственности являются исключительная и альтернативная. К исключительной подведомственности, например оперативников органов ФСБ России, относятся ДОУ о шпионаже, государственной измене и др. Альтернативная подведомственность предусматривает возможность производства ДОУ с определенной «окраской» несколькими ОРО (например, по подозрению в даче взятки, контрабанде). Территориальная подведомственность устанавливается исходя из места совершения преступления (поиска латентных преступлений, розыска лица). ДОУ ведется оперативником ОРО того района (города, области и т.д.), на чьей территории совершено преступление. Персональная подведомственность определяется юридическим статусом лица, объекта оперативной заинтересованности. Так, ДОУ о преступлениях военнослужащих Вооруженных Сил РФ ведут, как правило, оперативники органов военной контрразведки Соотношение оперативно-розыскной подведомственности и подследственности. Подведомственность в ОРД не тождественна подследственности в уголовном судопроизводстве (в частности, к подследственности следователей органов прокуратуры отнесено значительное число уголовных дел, однако органы прокуратуры не являются ОРО, а потому к ним не относится подведомственность в ОРД). Вместе с тем с учетом того, что оперативно-розыскная подведомственность пока не нашла четкого отражения в ФЗ об ОРД, подследственность выступает в качестве определенного ориентира для оперативников различных ОРО при заведении ими ДОУ. Компетенция конкретных ОРО в ОРД. Работа по достижению общих целей ОРД и решению ее единых задач (см. ст. 1 и 2 ФЗ об ОРД) детализируется применительно к каждому из десяти ОРО. Их деятельность вполне конкретна, соответствует оперативно-розыскной подведомственности и протекает в рамках «своей» компетенции. Рассмотрим ее на примере некоторых из них. Оперативные подразделения органов ФСБ России осуществляют ОРМ по предупреждению, выявлению, пресечению и раскрытию шпионажа, террористической деятельности, организованной преступности, коррупции, незаконного оборота оружия и наркотических средств, контрабанды и других преступлений, дознание и предварительное следствие по которым отнесены законом к их ведению, а также по предупреждению, выявлению, пресечению и раскрытию деятельности незаконных вооруженных формирований, преступных групп, отдельных лиц и общественных объединений, ставящих своей целью насильственное изменение конституционного строя России. Вместе с тем на органы ФСБ России федеральными законами и иными нормативными правовыми актами федеральных органов государственной власти могут возлагаться и другие задачи в сфере борьбы с преступностью. Оперативные подразделения органов внутренних дел как субъекты ОРД руководствуются положениями оперативно-розыскного законодательства и Закона РФ «О милиции». В соответствии с последним основными задачами криминальной милиции являются выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, по делам о которых производство предварительного следствия обязательно, организация и осуществление розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от исполнения уголовного наказания, без вести пропавших и иных лиц в случаях, предусмотренных законодательством РФ (ст. 8), а милиции общественной безопасности (МОБ) — обеспечение безопасности личности, общественной безопасности, охрана собственности, общественного порядка, выявление, предупреждение и пресечение преступлений и административных правонарушений, раскрытие, преступлений, по делам о которых предварительное следствие не обязательно, розыск отдельных категорий лиц, установление места нахождения которых отнесено к компетенции МОБ (ст. 9). Криминальная милиция и милиция общественной безопасности являются органами дознания и в этом качестве обязаны выявлять и раскрывать преступления, возбуждать уголовные дела, производить дознание и осуществлять неотложные следственные действия (см. ст. 10 Закона «О милиции», ст. 40 УПК). В отличие от органов ФСБ подследственность, а значит, и оперативно-розыскная подведомственность ОВД, значительно более обширна и разнообразна. Работая на «своих» следователей и дознавателей, ОРО ОВД вместе с тем проводят ОРМ и в интересах других государственных органов, в частности органов прокуратуры, к подследственности которых отнесено производство предварительного следствия по значительному числу тяжких и особо тяжких преступлений (см. подпункт «а» п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК). Следует отметить, что ОРО ОВД, наделенные полномочиями по осуществлению ОРД, в соответствии со структурным построением и ведомственным распределением функций имеются как в криминальной милиции, так и в МОБ. В составе последней, в частности, функционируют подразделения уголовного розыска и подразделения по борьбе с экономическими и налоговыми преступлениями, оперативно-розыскная подведомственность которых не укладывается в приведенную выше классификацию. Так, ОРД подразделений ОВД на транспорте распространяется только на объекты железнодорожного, воздушного и водного транспорта, а ОВД на режимных объектах — на закрытые административно-территориальные образования и расположенные на их территории объекты. Служба криминальной милиции Министерства внутренних дел Российской Федерации (СКМ МВД России) создана во исполнение Указа Президента РФ «О некоторых вопросах Министерства внутренних дел Российской Федерации» от 4 июня 2001 г. № 644 и постановления Правительства РФ «О подразделениях криминальной милиции» от 7 декабря 2000 г. № 925. СКМ непосредственно руководит первый заместитель министра — начальник СКМ МВД России. В ее структуру входят следующие подразделения: уголовного розыска; по борьбе с организованной преступностью; оперативно-поисковое; оперативно-технических мероприятий; собственной безопасности и др. В непосредственном подчинении СКМ находятся и некоторые другие подразделения, в том числе Национальное центральное бюро Интерпола в РФ (НЦБ Интерпола). Свою структуру оперативных подразделений имеет и созданная в соответствии с Указом Президента РФ от 11 марта 2003 г. Федеральная служба по экономическим и налоговым преступлениям (ФСЭНП) МВД России, которая возглавляется одним из заместителей министра и подчиняется непосредственно министру внутренних дел РФ. Функции по координации деятельности ФСЭНП возлагаются на первого заместителя Министра — начальника СКМ МВД России. Оперативные подразделения органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ осуществляет ОРД в целях противодействия незаконному обороту наркотических средств, психотропных веществ, и их прекурсоров; производства дознания и расследования преступлений, которые отнесены к компетенции этих органов. Оперативные подразделения таможенных органов имеются в структуре ГТК России, региональных управлений и таможен. Ими являются подразделения собственной безопасности и подразделения по борьбе с контрабандой. Руководство деятельностью таможенных органов в части организации, координации и осуществления ОРД осуществляет Главное управление по борьбе с контрабандой (ГУБК), а в части осуществления таможенных расследований и дознания - Управление таможенных расследований и дознания (УТРД). Кроме того, в соответствии с приказом ГТК России от 10 октября 2002 г. № 1082 «Об утверждении общих положений о таможенных органах Российской Федерации» одной из основных функций регионального таможенного управления (РТУ) определено осуществление ОРД. Оперативные подразделения Минюста России. Министр юстиции РФ наделил функциями оперативного подразделения, в частности, следственный изолятор УИС Минюста России. Согласно утвержденному им Положению «О следственном изоляторе уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации», утвержденному приказом от 25 января 1999 г. № 20, одной из основных задач следственного изолятора является «проведение ОРМ в следственном изоляторе в порядке, предусмотренном законом» (см. п. 3.13). В соответствии же с Положением о Главном управлении исполнения наказаний Минюста России1 в структуру Главного управления входят оперативное управление, управление безопасности (см. подп. 1.3.1), а также оперативно-техническое и поисковое управление («Л»)2. Кроме того, оперативные аппараты учреждений, исполняющих наказания, также наделены правом проведения ОРМ (согласно ст. 84 УИК и ст. 14 Закона об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания). Компетенция ОРО может быть определена и применительно к конкретному направлению борьбы с преступностью и обеспечения национальной безопасности. Например, согласно ФЗ «О борьбе с терроризмом» компетенция ОРО субъектов, осуществляющих борьбу с терроризмом, в ст. 7 регламентирована следующим образом: ОРО ФСБ России и ее территориальных органов в субъектах РФ осуществляют борьбу с терроризмом посредством предупреждения, выявления и пресечения преступлений террористического характера, в том числе преступлений, преследующих политические цели, а также посредством предупреждения, выявления и пресечения международной террористической деятельности, в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством проводят предварительное расследование по уголовным делам о таких преступлениях; ОРО МВД России осуществляют борьбу с терроризмом посредством предупреждения, выявления и пресечения преступлений террористического характера, преследующих корыстные цели; ОРО СВР России и ГРУ ГШ осуществляют борьбу с терроризмом посредством обеспечения безопасности учреждений Российской Федерации, находящихся за пределами территории Российской Федерации, их сотрудников и членов семей указанных сотрудников, а также осуществляют сбор информации о деятельности иностранных и международных террористических организаций; ОРО ФСО России осуществляют борьбу с терроризмом посредством обеспечения безопасности объектов государственной охраны и защиты охраняемых объектов. § 6. Межведомственное взаимодействие оперативно-розыскных органов Взаимодействие специализированных подразделений субъектов ОРД следует рассматривать в двух аспектах. В широком смысле — это деловой контакт и слаженная работа различных ведомств в борьбе с преступностью: совместная деятельность по выработке стратегии этой борьбы. В частности, ее результаты должны быть использованы в разработке и координации исполнения федеральных программ по предупреждению и пресечению противоправной деятельности, в реализации решений Президента, Федерального Собрания и Правительства РФ по борьбе с преступностью, коррупцией и терроризмом; совместные совещания на разных уровнях, направленные на повышение оперативности взаимного информирования, включение сил обоих ведомств в мероприятия по оперативной проверке, разработке и проведению тактических операций; регулярный обмен опытом борьбы с преступностью, ознакомление с опытом спецслужб и криминальной полиции как сопредельных, так и иных государств; совместная разработка тактики с учетом масштабов, усложнения структур и системы отношений в среде организованной преступности; использование в борьбе с преступностью и коррупцией возможностей иных государственных органов, негосударственных предприятий; совместное принятие мер и внесение предложений об устранении условий, способствующих преступности, коррупции и терроризма. В узком смысле — это отношения оперативных работников различных ведомств, возникающие в связи с конкретными оперативными проверками на разных стадиях — от получения и оценки исходной информации до планирования и материального, оперативно-технического и силового обеспечения реализации собранных данных (оперативно-тактическое взаимодействие). Для эффективности взаимодействия необходимо ориентироваться на разграничение компетенции между ведомствами. По форме, например, такие ведомства, как МВД, ФСБ, ГТК, Госнаркоконтроль выполняют сходные функции: проводят разведывательно-поисковые мероприятия, направленные на сбор сведений об организованной преступности и коррупции, об ОПФ и в этих целях организуют оперативное проникновение в их структуры; создают банки информации, анализируют деятельность ОПФ; ведут оперативную проверку и разработку членов и лидеров ОПФ; обеспечивают изобличение коррумпированных лиц в органах власти и управления; осуществляют сбор информации и меры противодействия проникновению ОПФ зарубежных стран на территорию России; проводят мероприятия по защите интересов России при заключении договоров на экспорт и импорт продукции, документируют деятельность ОПФ, имеющих международные связи; осуществляют постоянный сбор информации о всех криминально-активных лицах (авторитеты уголовно-преступной среды, «теневой экономики», «воры в законе», международные аферисты и финансовые махинаторы), способных организовать ОПФ, осуществить подкуп должностных лиц в учреждениях власти и управления; производят документирование действий и связей; пресекают попытки использования организованных преступных групп в террористической и экстремистской деятельности; проводят комплексные целевые операции. У названных ведомств единое правовое и криминальное пространство, единые цели и задачи, и в рамках этого нужно найти разграничение для того, чтобы была персональная ответственность за конкретные участки работы. Если существует проблема контрабанды и есть ведомства, подразделения, ответственные за ее решение, это должно быть, безусловно, четко обозначено. В то же время это не означает, что если данным вопросом занимаются ФСБ и его структуры, то это не касается МВД, ГТК или Госнаркоконтроля. Но поток информации в этом случае должен идти в сторону ФСБ. И так — по каждому направлению. Существование элементов параллелизма — нормальное явление в практике всех спецслужб в цивилизованном мире. Это проявление здоровой конкуренции, которая не дает возможности развиваться монополизму в ОРД. Разумеется, конкуренция не должна нарушать основных принципов оперативно-розыскной работы, расшифровывать негласных сотрудников, мешать проведению тех или иных оперативно-тактических операций. Провести жесткое разграничение компетенции на данном направлении между субъектами ОРД крайне сложно. Организованная преступность, терроризм и коррупция — явления со сложной структурой социальных компонентов, в большей мере криминологические, чем чисто правовые. Практика показывает, что за каждым преступным формированием, попавшим в поле зрения оперативных органов, просматривается целый «букет» преступлений (от «заказных» убийств, содержания притонов до контрабанды, наркобизнеса, диверсий и терактов). Рассмотрим более подробно содержание основных форм взаимодействия. Совместная деятельность по выработке стратегии борьбы с организованной преступностью. Такое взаимодействие строится на основе информационно-аналитической работы, которая является составным элементом управленческой деятельности субъектов ОРД. Все они обеспечивают Президента России, высшие органы законодательной и исполнительной власти РФ информацией о состоянии и тенденциях организованной преступности, об угрозах безопасности государства и о чрезвычайных ситуациях, которые могут повлечь тяжкие социально-политические, экономические, военные, экологические последствия. В этих целях при необходимости объединяются усилия в осуществлении анализа и прогнозирования внутриполитической, социально-экономической и криминологической обстановки, влияния на нее организованной преступности и коррупции. Особое внимание уделяется проблеме совершенствования законов, повышению авторитета ОРО, непосредственно обеспечивающих эффективность реагирования на преступные проявления. Совмещение потоков информации, организуемых ОРО, обогащает прогнозную информацию и тем самым позволяет предвидеть появление новых объектов оперативного интереса, возможные конфликты между преступными сообществами, строить исходя из этого тактику ОРО. Любая сумма оперативных данных, воспроизводящая ту или иную модель политических или экономических целей ОПФ, должна анализироваться с точки зрения прогноза вариантов развития событий, что предопределяет расстановку и тактику использования оперативных сил. Результаты совместной выработки стратегии борьбы с организованной преступностью и коррупцией реализуются в предложениях, при подготовке проектов указов президента и законов, а также в подготовке локальных решений, планов совместных организационно-тактических мероприятий, комплексных операций. Необходимо отметить весьма благотворное влияние совместного анализа тенденций организованной преступности на качество ОРД. Потребность в дополнительной информации стимулирует активизацию ОРД и поиск дополнительных тактических решений в любой ситуации, где могут быть получены необходимые данные об организованной преступности. Очевидно, что определенные сферы (ситуации) оказываются под контролем различных субъектов ОРД. Необходим и подбор специалистов для отбора дополнительной информации. Часто предмет исследования -организованная преступность и связанная с ней коррупция — требует объяснения многих явлений путем прослеживания их генезиса и эволюции, оценки в связи с определенными событиями, прошлой преступной деятельностью организаторов и активных членов ОПФ. Рабочие встречи оперативных сотрудников, имеющие целью повышение оперативности взаимного информирования, реагирования на организованную преступную деятельность. Сложился опыт организации регулярных встреч оперативников, специализирующихся по линиям борьбы с организованной преступностью, обслуживающих одни и те же отрасли экономики. На таких встречах достигают договоренности о координации действий и обмене информацией, готовят планы совместных мероприятий. В ходе таких встреч выносят предложения по: увеличению объемов обмена оперативной информацией; взаимообмену (для использования в работе по конкретным мероприятиям) некоторыми видами спецтехники. Особое значение такие встречи имеют в борьбе с межреспубликанскими, межрегиональными и международными преступными группами, в разоблачении коррумпированных должностных лиц. В этой форме взаимодействия существует проблема пределов взаимного ознакомления с оперативно-розыскной информацией и ее источниками. Сложилась тенденция, согласно которой источники оперативной информации лишь в крайних случаях расшифровываются перед сотрудниками других ведомств, а именно в тех случаях, когда эти сотрудники готовят их внедрение в среду разрабатываемых. В большинстве же случаев оперативная информация фигурирует «обезличенно», т.е. при обмене ею используют только проверенные факты, без указания условий, а тем более конфидентов, которыми они установлены. Чаще всего обмен происходит с помощью меморандумов — письменных обобщений с указанием целесообразных вариантов использования оперативной информации. Обмен опытом борьбы с организованной преступностью. В ОВД накоплен огромный опыт разоблачения расхитителей, взяточников, дельцов теневой экономики, мошенников, организаторов и членов разбойных и рэкетирских групп, бандформирований, которые разными путями попадают в структуры организованной, в том числе «политизированной», преступности. Сотрудники СКМ за годы оперативного наблюдения за этим контингентом хорошо осведомлены о нравах и обычаях преступной среды, знают сильные и слабые (уязвимые) места преступников. Эти знания часто необходимы сотрудникам ФСБ, Госнаркоконтроля, ГТК, особенно в работе по привлечению граждан к конфиденциальному сотрудничеству и при проведении ОРМ по «подрыву» (разобщению, компрометации) ОПФ. Организация и проведение совместных комплексных целевых операций по борьбе с организованной преступностью и коррупцией. Практикуются совместные операции двух типов. Первый — это растянутые на относительно длительный период времени (год-два) с последовательным накоплением оперативно-розыскной информации, ее обменом и поэтапным введением сил и средств ОРО различных ведомств. Примером такого типа операций являются совместные мероприятия МВД и ФСБ по пресечению организованной преступной деятельности этнических ОПФ в Московском регионе. При разработке совместного плана операции на основе обобщения оперативно-розыскной информации установлено, что происходит разрастание структур этих ОПФ, специализация на хищении и продаже оружия, квалифицированном вымогательстве, сопряженном с разбоем, истязанием, похищением людей, уничтожением имущества. Уточнены способы осуществления ими контроля над ресторанами, кафе, рынками, коммерческими магазинами, кооперативами и совместными предприятиями. Получены дополнительные данные о связях с ОПФ в ряде зарубежных стран. Все это предопределило начало нового этапа в борьбе с ОПФ, сформировавшимися на основе землячества. Главное внимание уделено координации действий СКМ разных регионов между собой и со специализированными службами ФСБ, а именно: аналитическому поиску с использованием ранее собранных материалов; созданию АБД в отношении членов ОПФ, сформировавшихся по принципу землячества и действующих в Московском регионе; ориентированию конфидентов на выявление членов этнических ОПФ, совершающих тяжкие преступления, способных на террористические действия, поставляющих оружие и боеприпасы в республики Северного Кавказа; анализу оперативных материалов об «отмывании» ОПФ денег через смешанные предприятия, фирмы, кооперативы; использованию возможностей налоговых инспекций для выявления мошеннических операций в финансовой сфере; определению через оперативные возможности традиционных мест концентрации боевиков и другого преступного элемента (гостиницы, общежития, рестораны, казино); участию специализированных управлений ФСБ, СВР и НЦБ Интерпола в России в налаживании взаимодействия со спецслужбами зарубежных стран для пресечения преступной деятельности представителей этнических ОПФ в этих странах, раскрытия совершенных в России преступлений. Так, практически были реализованы возможности совместного оперативного и аналитического поиска по нескольким направлениям борьбы с организованной преступностью. Второй тип операций можно охарактеризовать как нанесение массированных краткосрочных «ударов» по определенным объектам, механизмам преступной деятельности ОПФ с использованием максимального количества сил и средств различных ОРО на конкретно-определенных направлениях и в криминогенных местах. Таким способом в несколько этапов проводятся совместные операции «Трал», «Перехват», «Заслон», «Янтарь», «Золото», «Допинг», «Мак», направленные на предотвращение незаконного вывоза сырья, полуфабрикатов, драгоценных и редкоземельных металлов, драгоценных камней, антиквариата и валюты, ввоза оружия, наркотиков. Указанная информация свидетельствует о том, что данные виды преступной деятельности имеют устойчивую тенденцию к росту. В международных аэропортах, морских, речных портах, на крупных железнодорожных узлах, автомобильных трассах, а также на внутренних российских транспортных магистралях созданы и действуют совместные оперативные группы сотрудников МВД, ФСБ и ГТК. В результате проведения совместных крупномасштабных целевых операций на указанном направлении деятельности выявлены и пресечены сотни преступлений, изъято значительное количество огнестрельного оружия, как отечественного, так и иностранного производства, боеприпасов, взрывчатых веществ, наркотиков, антиквариата и т.д. При подготовке совместных мероприятий оперативники определяют круг участников — сотрудников иных правоохранительных органов, должностных лиц других государственных учреждений, специалистов, обладающих научными, техническими и иными специальными познаниями, необходимость участия конфидентов. При такой подготовке предусматриваются график включения соответствующих участников, их функции, подстраховка и изменение плана действий на случай возникновения непредвиденных обстоятельств. Причем не исключено, что оперативники могут не расшифровывать силы подстраховки с тем, чтобы сохранить конфиденциальность отношений с соответствующими гражданами и должностными лицами. Таким образом, тактическое взаимодействие обеспечивает: непрерывное слежение за объектами оперативной проверки; перекрытие каналов передачи информации в среде проверяемых; организацию каналов «доставки» необходимой информации в ходе проведения ОРМ и через негласные каналы; использование данных учета и архивов различных ОРО, осведомленных о личности, деятельности и связях оперативно проверяемых. Что касается оперативно-розыскных возможностей СВР и ГРУ, то взаимодействие с другими ОРО в борьбе с организованной преступностью может осуществляться ими путем обмена информацией: о взаимодействии ОПФ, действующих на территории России и в странах СНГ, с ОПФ иностранных государств; о преступной деятельности российских граждан на территории иностранных государств; о зарубежных ОПФ, имеющих связи с аналогичными структурами на территории России; о проявлениях транснациональной преступной деятельности международных террористических организаций; об устремлениях международного наркобизнеса в отношении России, его связях с российскими ОПФ; о каналах и способах противоправного перемещения капиталов из России в зарубежные фирмы и банки; о приемах прикрытия, используемых в целях незаконного вывоза из России наличных денег, ценного сырья, цветных металлови редкоземельных элементов, а также валютных и культурных ценностей; о государственных служащих России, имеющих коррумпированные связи с гражданами иностранных государств и лицами без гражданства, а также с российскими гражданами, постоянно проживающими за границей; о каналах утечки за рубеж сведений, составляющих коммерческую тайну; об оперативной и криминалистической технике, имеющейся на вооружении зарубежных правоохранительных органов; об опыте иностранных правоохранительных органов по борьбе с преступностью; об опыте подготовки кадров иностранных полицейских служб в специальных учебных заведениях; о ставших известными фактах сращивания правоохранительных органов иностранных государств с криминальными структурами для их учета. После передачи уголовно-исполнительной системы из МВД России в ведение Минюста России межведомственными нормативными актами определены следующие основные задачи по взаимодействию: выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений в СИЗО и ИУ (задача решается путем активного содействия СКМ в предоставлении соответствующей информации ОРО органов исполнения наказания (ОИН), посредством совместного планирования мероприятий оперативно-розыскного характера по реализации информации, а также оказания конкретной помощи); раскрытие преступлений, совершенных осужденными и заключенными до поступления в СИЗО и ИУ (в соответствии со ст. 84 УИК эта задача — одна из основных в деятельности ОРО ОИН; немаловажное значение для ее решения имеют положения ч. 2 ст. 84 УИК, а также ч. 4 ст. 13 ФЗ об ОРД); выявление противоправных намерений осужденных, направленных на дальнейшее совершение преступлений после освобождения из СИЗО и ИУ (имеется в виду, что ОРО ОИН обязательно проинформируют СКМ в случае обнаружения замысла осужденных продолжать преступную деятельность после свобождения из мест лишения свободы; предполагается, что проверка этой информации будет осуществляться общими усилиями); выявление противоправных намерений осужденных, преступников и их связей, направленных на противодействие администрации СИЗО и ИУ, совершение преступлений и иных правонарушений в учреждениях ОИН (в данном случае информация, поступающая из подразделений СКМ, может помочь ОРО ОИН в работе, направленной на укрепление правопорядка в учреждениях, на пресечение различных правонарушений, перекрытие каналов проникновения в ИУ и СИЗО наркотиков, денег, спиртных напитков и т.п.); проведение совместных мероприятий по розыску и задержанию подозреваемых, обвиняемых и осужденных, совершивших побег из СИЗО и ИУ, а также осужденных, уклоняющихся от отбывания наказания (предполагается, во-первых, изменение и дополнение действующих нормативных документов МВД России, регламентирующих вопросы розыскной работы, во-вторых, активное участие работников СКМ в обнаружении на обслуживаемой территории и задержании лиц, совершивших побег из СИЗО или ИУ); обеспечение собственной безопасности ОВД и ОИН, личной безопасности персонала ОИН, сотрудников ОВД, членов семей сотрудников на территории ОИН, а также подозреваемых и обвиняемых, содержащихся под стражей, осужденных и иных лиц (в основном осуществляется силами подразделений собственной безопасности систем МВД и Минюста России). Взаимодействие ОРО МВД России и ГТК России регламентируется совместным положением о юаимодействии ГТК и МВД России, распоряжением МВД России от 20 февраля 1998 г. № 8/517 «О взаимодействии с таможенными органами России в вопросах борьбы с организованной преступностью», письмом ГТК РФ от 23 апреля 1996 г. «О характере взаимоотношений подразделений собственной безопасности с другими правоохранительными органами» Специальным субъектом межведомственной координации является Госнаркоконтроль России В соответствии с Положением, утвержденным Указом Президента РФ от 6 июня 2003 г. № 624, Госнаркоконтроль России координирует деятельность иных федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов РФ в области оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсов, противодействия их незаконному обороту В этих целях Госнаркоконтроль России создает и ведет единый банк данных по этим вопросам, реализует федеральные целевые программы в данной сфере. § 7. Международное сотрудничество оперативно-розыскных органов Международное сотрудничество оперативно-розыскных органов Российской Федерации с аналогичными органами зарубежных стран осуществляется на двустороннем, региональном и универсальном уровнях, в первую очередь в борьбе с транснациональной организованной преступностью, международным терроризмом, наркобизнесом, в организации международного розыска скрывшихся преступников, а также полученных преступным путем денежных средств и имущества. Правовой основой такого сотрудничества являются ратифицированные Российской Федерацией конвенции ООН, Совета Европы, решения Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ, международные многосторонние и двусторонние договоры Российской Федерации, соглашения и решения таких органов координации взаимодействия с партнерами из СНГ, как Совет министров внутренних дел, Совет руководителей органов безопасности и специальных служб, Совет командующих Пограничными войсками, Совет руководителей таможенных служб государств — участников СНГ. Специальные субъекты международного оперативно-розыскного сотрудничества. Субъекты ОРД, функционирующие в Российской Федерации, могут в соответствии с международными соглашениями осуществлять сотрудничество с ОРО других стран как на прямых контактах, так и через специальные субъекты международного оперативно-розыскного сотрудничества. Такими субъектами являются: Международная организм ия уголовной полиции (МОУП) — Интерпол; Бюро по координации борьбы с организованной преступностью и иными опасными видами преступлений на территории государств — участников Содружества Независимых Государств (БКБОП); Антитеррористический центр (АТЦ) государств — участников Содружества Независимых Государств. Интерпол. Является ведущей международной организацией, которая благодаря своей уникальной структуре, правовой базе и техническому оснащению способна эффективно и рационально координировать международное полицейское сотрудничество более 180 стран, входящих в него. Интерпол образован в сентябре 1923 г в Вене решением Международного полицейского конгресса (первое название — международная комиссия уголовной полиции). Является межправительственной организацией, имеющей соглашение о сотрудничестве с ООН. В качестве постоянного административно-исполнительного органа Интерпола выступает Генеральный секретариат, который обладает компьютерными банками данных по: лицам, совершившим общеуголовные преступления; преступлениям с классификацией по категориям, месту и способу совершения; конфискациям наркотиков; выявленным фальшивым банкнотам; похищенным предметам искусства; отпечаткам пальцев; фотографиям преступников и лиц, пропавших без вести. Кроме того, в Генеральном секретариате задействованы: система электронного архивирования с компьютеризованной индексацией и сервер электронных тестов и изображений, с помощью которого национальные центральные бюро во всех странах имеют возможность прямого доступа к базе данных Генерального секретариата. Координирующая и связующая роль Генерального секретариата проявляется в том, что он регулярно подготавливает и рассылает информацию через НЦБ для полицейских органов стран — участниц Интерпола Кроме названных, Интерпол подготавливает и рассылает розыскные карты похищенной собственности, в которых дается подробное описание похищенного имущества, фотографии похищенных предметов, при их наличии. Генеральный секретариат также направляет в НЦБ информационные листки с данными о новых и вызывающих особый интерес способах совершения преступлений. Большой объем информации НЦБ получают из Генерального секретариата посредством различных циркулярных сообщений и брошюр, в которых приводятся, как правило, факты о конкретных преступлениях и преступниках (например, еженедельные обзоры о конфискованных наркотиках и арестованных курьерах, о мошенниках, угонщиках самолетов и т.д.). Новым направлением в деятельности Генерального секретариата является криминальный анализ или криминальная разведка на базе новейших компьютерных технологий. 7 апреля 1990 г. было принято постановление Совета Министров СССР № 338 «О вступлении СССР в Международную организацию уголовной полиции — Интерпол». 27 сентября 1990 г. на 59-й сессии Генеральной Ассамблеи Интерпола (Оттава, Канада) СССР был принят в члены Интерпола. С 1 января 1991 г. в структуре МВД СССР начало действовать Национальное центральное бюро. После распада СССР НЦБ Интерпола в России стал правопреемником НЦБ Интерпола в СССР. Президент РФ издал Указ «Об участии Российской Федерации в деятельности Международной организации уголовной полиции — Интерпола» от 30 июля 1996 г. № 1113, в котором установлено, что Национальное центральное бюро Интерпола является структурным подразделением МВД России — органом по сотрудничеству правоохранительных и иных государственных органов РФ с правоохранительными органами иностранных государств — членов Международной организации уголовной полиции — Интерпола и Генеральным секретариатом Интерпола. Главными задачами НЦБ Интерпола в Указе определены: обеспечение эффективного международного обмена информацией об уголовных преступлениях; оказание содействия в выполнении запросов международных правоохранительных организаций и правоохранительных органов иностранных государств в соответствии с международными договорами РФ; осуществление наблюдения за исполнением международных договоров по вопросам борьбы с преступностью, участником которых является РФ. На основании Указа Президента РФ было издано постановление Правительства РФ «Об утверждении Положения о Национальном центральном бюро Интерпола» от 14 октября 1996 г. № 1190. В соответствии с данным Положением конкретизирован правовой статус НЦБ Интерпола. Оно определено как подразделение криминальной милиции, входящее в состав центрального аппарата МВД России, имеющее статус главного управления. Кроме того, в Положении закреплено право министра внутренних дел РФ в пределах штатной численности ОВД и выделяемых на их содержание ассигнований создавать территориальные подразделения (филиалы) НЦБ Интерпола. В соответствии с возложенными задачами НЦБ Интерпола осуществляет следующие оперативно-розыскные функции: в установленном порядке принимает, обрабатывает и направляет в Генеральный секретариат Интерпола и НЦБ Интерпола иностранных государств запросы, следственные поручения и сообщения правоохранительных и иных государственных органов РФ для осуществления розыска, ареста и выдачи лиц, совершивших преступления, а также для осуществления розыска и ареста перемещенных за границу доходов от преступной деятельности, похищенных предметов и документов, проведения ОРМ и процессуальных действий по делам, находящимся в производстве этих органов; принимает в пределах своих полномочий и в порядке, установленном международными договорами РФ, Уставом Интерпола и обязательными решениями Генеральной Ассамблеи Интерпола, меры по своевременному и надлежащему исполнению международными правоохранительными организациями и правоохранительными органами иностранных государств — членов Интерпола запросов правоохранительных и иных государственных органов РФ; определяет, подлежат ли согласно Уставу Интерпола и обязательным решениям Генеральной Ассамблеи Интерпола, ФЗ и между народным договорам РФ исполнению на территории РФ запросы, поступившие из НЦБ Интерпола иностранных государств, и направляет их в соответствующие правоохранительные и иные государственные органы РФ; анализирует практику исполнения правоохранительными и иными государственными органами РФ запросов международных правоохранительных организаций, правоохранительных органов иностранных государств — членов Интерпола, информирует руководителей соответствующих правоохранительных и иных государственных органов РФ о нарушениях установленного по рядка исполнения этих запросов; запрашивает и получает от правоохранительных и иных государственных органов РФ материалы и документы для представления в Генеральный секретариат Интерпола в соответствии с Уставом Интерпола и обязательными решениями Генеральной Ассамблеи Интерпола; обеспечивает соблюдение установленного порядка обращения с конфиденциальной информацией, содержащейся в международных запросах, следственных поручениях и сообщениях, принимает меры, исключающие возможность несанкционированной передачи этой информации юридическим и физическим лицам, которым она не предназначена; оказывает необходимую консультативно-методическую помощь правоохранительным и иным государственным органам РФ по вопросам международного сотрудничества в сфере борьбы с преступностью в рамках Интерпола; формирует банк данных о лицах, организациях, событиях, предметах и документах, связанных с преступлениями, носящими международный характер; составляет по установленной форме и направляет в Генеральный секретариат Интерпола сведения о состоянии преступности (в том числе ее структуре), о лицах, входящих в ОПГ, а также о лицах, совершивших преступления, связанные с терроризмом, незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, изготовлением и сбытом поддельных денег, с посягательством на исторические и культурные ценности, и другие преступления, которые в соответствии с обязательными решениями Генеральной Ассамблеи Интерпола подлежат включению в международную уголовную статистику. При этом не допускается передача сведений, распространение которых может причинить ущерб безопасности РФ. Технология информационной работы по линии Интерпола определена в Инструкции об организации информационного обеспечения сотрудничества по линии Интерпола, утвержденной приказом МВД России от 28 февраля 2000 г. № 221 и согласованной с Генеральной прокуратурой РФ, и в межведомственной Инструкции об организации информационного обеспечения сотрудничества правоохранительных и иных государственных органов РФ по линии Интерпола, утвержденной совместным приказом МВД России, Минюста России, ГТК России, ФСБ России, ФСНП России, ФПС России от 26 июня 2000 г. № 648/184/560/353/257/302, также согласованной с Генеральной прокуратурой РФ. В соответствии с межведомственной Инструкцией субъектами оперативно-розыскного сотрудничества по линии Интерпола являются: органы внутренних дел; органы ФСБ; таможенные органы РФ; органы уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции РФ. Органы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ также являются субъектом оперативно-розыскного сотрудничества по линии Интерпола, являясь субъектом ОРД. Информация из поступающих в НЦБ Интерпола документов используется для формирования банка данных по: физическим лицам (подозреваемые или обвиняемые в совершении преступлений, находящиеся в розыске и без вести пропавшие, неизвестные лица и неопознанные трупы, обнаруженные натерритории РФ, подлежащие идентификации, потерпевшие илисвидетели); похищенным и обнаруженным автомототранспортным средствам; юридическим лицам; похищенному и утраченному огнестрельному оружию; предметам, имеющим особую историческую, научную, художественную или культурную ценность. Бюро по координации борьбы с организованной преступностью и иными опасными видами преступлений на территории государств — участников Содружества Независимых Государств. Создано решением Совета глав правительств государств — участников СНГ от 24 сентября 1993 г. Действующее Положение о Бюро утверждено решением Совета глав правительств государств — участников СНГ от 9 октября 1997 г. Бюро является постоянно действующим органом, работой которого руководит Совет министров внутренних дел государств — участников Содружества Независимых Государств (СМВД). Должность директора приравнивается к должности начальника главного оперативного управления МВД государства пребывания (МВД России). Основные задачи и функции Бюро: содействие в подготовке и реализации решений Совета глав государств, Совета глав правительств Содружества и СМВД в сфере борьбы с организованной преступностью и иными опасными видами преступлений; формирование специализированного банка данных о лидерах преступной среды, организаторах и активных участниках международных ОПФ. Представление по запросам или в инициативном порядке соответствующей информации в заинтересованные МВД стран СНГ; принятие практических мер и выработка предложений, направленных на повышение эффективности взаимодействия министерств внутренних дел в борьбе с наиболее опасными видами преступлений, совершаемых на территории государств — участников СНГ; координация действий при подготовке и проведении ОРМ и комплексных операций, затрагивающих интересы нескольких государств — участников СНГ; содействие в осуществлении межгосударственного розыска и выдачи лиц, совершивших наиболее опасные преступления и скрывшихся от уголовного преследования или исполнения приговора; подготовка в инициативном порядке и по поручению СМВД информационно-аналитических и других материалов, необходимых для рассмотрения вопросов на его заседаниях; содействие в организации и проведении рабочих встреч экспертов МВД государств — участников СНГ по актуальным проблемам борьбы с преступностью и разработке соответствующих проектов документов; участие в организации обмена опытом работы органов внутренних дел государств — участников СНГ в борьбе с организованной преступностью и иными видами преступлений, в разработке рекомендаций по совершенствованию правовой базы взаимо действия органов внутренних дел государств — участников Содружества в этой сфере. Антитеррористический центр государств — участников Содружества Независимых Государств. Создан по решению Совета глав государств СНГ от 21 июня 2000 г. В соответствии с утвержденным Положением о Центре он является постоянно действующим специализированным отраслевым органом СНГ и предназначен для обеспечения координации взаимодействия компетентных органов государств — участников СНГ в области борьбы с международным терроризмом и иными проявлениями экстремизма. Решения по принципиальным вопросам деятельности Центра принимаются Советом глав государств СНГ. Общее руководство работой Центра осуществляет Совет руководителей органов безопасности и специальных служб государств — участников СНГ. Центр обладает следующими полномочиями: осуществляет свою деятельность с использованием возможностей специализированных антитеррористических подразделений ФСБ России, объединенного банка данных органов безопасности, специальных служб и других компетентных органов государств — участников СНГ; вправе запрашивать необходимую информацию из органов безопасности (специальных служб), правоохранительных органов, военных, пограничных и других ведомств государств — участников СНГ через компетентные органы, осуществляющие официальные контакты с Центром; по решению Совета глав государств СНГ вправе создавать свои региональные подразделения (филиалы, представительства, отделения). Основные задачи и функции Центра: выработка предложений Совету глав государств Содружества Независимых Государств и другим органам СНГ о направлениях развития сотрудничества государств — участников СНГ в борьбе с международным терроризмом и иными проявлениями экстремизма; обеспечение координации взаимодействия компетентных органов государств — участников СНГ в борьбе с международным терроризмом и иными проявлениями экстремизма; анализ поступающей информации о состоянии, динамике и тенденциях распространения международного терроризма и иных проявлений экстремизма в государствах — участниках СНГ и других государствах; формирование на базе объединенного банка данных органов безопасности, специальных служб и других компетентных органов государств — участников СНГ специализированного банка данных о: международных террористических и иных экстремистских организациях, их лидерах, а также причастных к ним лицах; состоянии, динамике и тенденциях распространения международного терроризма и иных проявлений экстремизма в государствах — участниках СНГ и других государствах; неправительственных структурах и лицах, оказывающих поддержку международным террористам; предоставление информации на регулярной основе и по запросам компетентным органам государств — участников СНГ, участвующим в формировании специализированного банка данных; участие в подготовке и проведении антитеррористических командно-штабных и оперативно-тактических учений, организуемых по решению Совета глав государств Содружества Независимых Государств, а при необходимости — по поручению глав заинтересованных государств — участников СНГ в соответствии с установленным порядком; содействие заинтересованным государствам — участникам СНГ в подготовке и проведении ОРМ и комплексных операций по борьбе с международным терроризмом и иными проявлениями экстремизма; содействие заинтересованным государствам — участникам СНГ в осуществлении межгосударственного розыска лиц, совершивших преступления террористического характера и скрывающихся от уголовного преследования или исполнения судебного приговора; участие в подготовке модельных законодательных актов, нормативных документов, а также международных договоров, затрагивающих вопросы борьбы с международным терроризмом и иными проявлениями экстремизма; содействие в организации подготовки специалистов и инструкторов подразделений, участвующих в борьбе с терроризмом; разработка моделей согласованных антитеррористических операций и оказание содействия в их проведении; организация координации взаимодействия при проведении антитеррористических мероприятий по решению Совета глав государств СНГ, а при необходимости — по поручению глав заинтересованных государств — участников СНГ в соответствии с установленным порядком; участие в разработке межгосударственных программ государств -участников СНГ по борьбе с международным терроризмом и иными проявлениями экстремизма; участие в подготовке и проведении научно-практических конференций, семинаров. Содействие обмену опытом в сфере борьбы с международным терроризмом и иными проявлениями экстремизма; установление и поддержание рабочих контактов с международными центрами и организациями, занимающимися вопросами борьбы с международным терроризмом, а также соответствующими специализированными структурами других государств. Глава 8. ДОЛЖНОСТНЫЕ ЛИЦА, УЧАСТВУЮЩИЕ В ОСУЩЕСТВЛЕНИИ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ § 1. Понятие должностного лица - участника оперативно-розыскной деятельности. Классификация должностных лиц Понятие должностного лица — участника ОРД. Им признается лицо, которое постоянно, временно или по специальному полномочию реализует функции представителя власти в области непосредственного осуществления ОРД или контроля и надзора за ней. Должностное лицо — участник ОРД, при исполнении своих служебных обязанностей является представителем власти и находится под защитой государства, а его деятельность носит публичный характер, так как он защищает человека, общество и государство от преступных посягательств (как непосредственно, например оперативник, так и опосредованно, в частности судья, который дает санкцию на проведение ОРМ, ограничивающих конституционные права граждан). Под представителем власти в ОРД понимают человека, который наделен властными полномочиями, включая право принимать решения и совершать действия, обязательные для физических и юридических лиц, в том числе не находящихся в его непосредственном или прямом подчинении. Эти властные полномочия могут применяться как постоянно (например, кадровым оперативником — сотрудником уголовного розыска), так и временно либо по специальному полномочию. Последнее означает, что лицо исполняет определенные функции, возложенные на него федеральным законом (например, стажеры органов милиции, ФСБ России и т.п.), нормативным актом, приказом или распоряжением вышестоящего должностного лица, а равно правомочным на то государственным органом или должностным лицом. Такие функции могут осуществляться в течение определенного времени или одноразово либо совмещаться с основной работой (дружинник и др.). Все должностные лица, являясь участниками ОРД, обладают соответствующими правами и несут вполне определенные обязанности, которыми они наделены для выполнения своих функций (оперативник — проводить ОРМ, следователь и орган дознания — давать поручения ОРО, прокурор — надзирать за исполнением законов в ОРД и т.д.). Классификация должностных лиц в ОРД. Наиболее общая предусматривает их градацию на две группы: осуществляющих ОРД и контролирующих либо надзирающих за ней. В первой группе различают должностных лиц, которые полномочны осуществлять ОРД: а) в полной мере. Прежде всего ими являются штатные (кадровые) оперативники, которые работают с лицами, оказывающими содействие ОРО; б) не в полной мере, или частично. К ним относятся: штатные (кадровые) сотрудники оперативно-поисковых и оперативно-технических подразделений ОРО; внештатные оперативники; должностные лица органы дознания (ст. 40 УПК). (Согласно п. 2 ст. 41 УПК не допускается возложение полномочий по проведению дознания на то лицо, которое проводило или проводит по данному уголовному делу ОРМ.;)операторы связи. (Ф.З. «О связи»). Во второй группе различают должностных лиц, которые полномочны: а) надзирать за исполнением законов ОРО. Ими являются Генеральный прокурор РФ и уполномоченные им прокуроры; б) осуществлять контроль за ОРД. В данной группе принято выделять две подгруппы должностных лиц: те, кто проводит внешний контроль, и те, кто осуществляет контроль внутри конкретного ОРО. Этими должностными лицами являются сотрудники инспектирующих подразделений и руководители ОРО. § 2. Оперативник как основное должностное лицо, непосредственно осуществляющее оперативно-розыскную деятельность Понятие оперативника и его юридический статус. Оперативник — это состоящее в штате оперативного подразделения правоохранительного органа или специальной службы России должностное лицо, непосредственно полностью или частично осуществляющее ОРД на основании и в соответствии с действующим федеральным законодательством. Оперативник обладает соответствующим юридическим статусом, т.е. совокупностью прав и свобод, гарантированных государством, а также обязанностями и ответственностью, установленными ФЗ Об ОРД, законодательными и иными нормативными правовыми актами России. Оперативники обладают правами и свободами человека и гражданина с некоторыми ограничениями (обусловленными особенностями ОРД), которые установлены ФЗ. Так, оперативником может быть лицо, обладающее гражданством только России. Кроме того, в соответствии со ст. 1 ФЗ «О статусе военнослужащих» на оперативников-военнослужащих распространяются ограничения, вытекающие из статуса военнослужащего, а оперативники ОВД как сотрудники милиции ограничены в некоторых общегражданских правах (в частности, согласно ст. 28 Закона о милиции прекращение работы сотрудником милиции как средство разрешения коллективного трудового спора запрещено). Классификация оперативников. Известны различные критерии для классификации этих должностных лиц. Назовем основные: 1) по принадлежности к соответствующему ОРО различают оперативников: ОВД (сотрудников уголовного розыска, подразделений по борьбе с организованной преступностью, экономическими и налоговыми преступлениями и т.п.); органов ФСБ (контрразведчиков территориальных органов, органов военной контрразведки и др.) и т.д. Вне зависимости от ведомственной принадлежности все оперативники согласно нормам ФЗ об ОРД обладают равными полномочиями в ОРД; 2) по тому, состоят в штате конкретного ОРО или нет, различают оперативников: состоящих в штате (на соответствующей должности, как гласной, так и негласной) и внештатных оперативников; 3) по характеру проведения ОРМ различают оперативников: так называемых агентуристов, т.е. работающих в основном с агентами; осуществляющих личный сыск, т.е. непосредственно (как гласно, так и конфиденциально) ищущих и выявляющих преступления и лиц, их совершивших; сотрудников оперативно-поисковых подразделений (наружного наблюдения); сотрудников оперативно-технических подразделений; оперативников-аналитиков (новая специализация); 4) по объему предоставленных полномочий различают оперативников (исполнителей) и руководителей. Полномочия и ответственность оперативника. В ОРД на оперативников возлагаются соответствующие обязанности и им предоставляются права для достижения целей ОРД и решения ее задач. Эти обязанности и права во многом идентичны обязанностям и правам ОРО. Вместе с тем в ФЗ об ОРД выделены и специфические полномочия оперативников. Так, должностные лица, осуществляющие ОРД: при проведении ОРМ должны обеспечивать соблюдение прав человека и гражданина на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, неприкосновенность жилища и тайну корреспонденции (ч. 1 ст. 5); не вправе: проводить ОРМ в интересах какой-либо политической партии, общественного и религиозного объединения; принимать негласное участие в работе федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления, а также в деятельности зарегистрированных в установленном порядке и незапрещенных политических партий, общественных и религиозных объединений в целях оказания влияния на характер их деятельности; разглашать сведения, которые затрагивают неприкосновенность частной жизни, личную» и семейную тайну, честь и доброе имя граждан и которые стали известными в процессе проведения ОРМ, без согласия граждан, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами (ч. 8 ст. 5); решают ее задачи посредством личного участия в организации и проведении ОРМ, используя помощь должностных лиц и специалистов, обладающих научными, техническими и иными специальными знаниями, а также отдельных граждан с их согласия На гласной и негласной основе (ч. 5 ст. 6). Причем никто не вправе вмешиваться в их законные действия, за исключением лиц, прямо уполномоченных на то федеральным законом (ч. 2 ст. 16). В частности, должностное лицо, уполномоченное на осуществление ОРД, в ходе проведения ОРМ подчиняется только непосредственному и прямому начальнику. При получении приказа или указания, противоречащего закону, должностное лицо обязано руководствоваться законом (ч. 3 ст. 16); негласно внедряются в интересующий их объект только на основании постановления, утвержденного руководителем ОРО (ч. 5 ст. 8); используют в целях конспирации документы, зашифровывающие их личность (п. 4 ст. 15); полномочны вынужденно причинять вред правоохраняемым интересам при защите жизни и здоровья граждан, их конституционных прав и законных интересов, а также для обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств (ч. 4 ст. 16). Кроме того, в ст. 15 ФЗ об ОРД предусмотрено, что законные требования должностных лиц ОРО обязательны для исполнения физическими и юридическими лицами, к которым такие требования предъявлены (ч. 2), а неисполнение их законных требований либо воспрепятствование законному осуществлению ОРД влекут ответственность, предусмотренную законодательством РФ (ч. 3). В случае неисполнения обязанностей или превышения прав оперативники привлекаются к ответственности согласно российскому законодательству. Юридическая характеристика руководителя оперативного подразделения. Таким руководителем является должностное лицо, которое назначено (уполномочено) в соответствии с федеральным законом и (или) ведомственным нормативным актом на определенную управленческую должность и руководит подчиненными; организует работу по осуществлению ОРД и контролирует ее исполнение {включая принятие решений, влекущих юридически значимые последствия, и в том числе ограничение конституционных прав человека и гражданина); несет ответственность за качество исполнения. Перечень должностных лиц, относящихся в ОРД к руководителям, устанавливается согласно ФЗ об ОРД в соответствующих нормативных правовых актах конкретных ОРО. Полномочия руководителя в ОРД относительно всех иных категорий оперативников наиболее широки и значимы, поэтому специально раскроем их. Обязанности и права руководителя ОРО, установленные ФЗ об ОРД. Персонифицированные полномочия руководителя определены для двух важных аспектов ОРД. Во-первых, в Законе определены его так называемые общие полномочия. Как ответственное должностное лицо он: определяет в конкретном ОРО перечень оперативных подразделений, правомочных осуществлять ОРД, их функции, структуру и организацию работы (ч. 3 ст. 13); устанавливает порядок расходования ОРО выделяемых из федерального бюджета финансовых средств, предназначенных для обеспечения ОРД (ч. 1 ст. 19), и контролирует их расходование (ч. 3 ст. 19); по требованию уполномоченных на то прокуроров представляет им соответствующие оперативно-служебные документы (ч. 2 ст. 21). Во-вторых, в ФЗ об ОРД установлены случаи принятия руководителем документально оформленных решений (постановлений), как правило, относительно осуществления ОРМ (так называемые конкретные полномочия руководителя). Так, руководитель ОРО: в экстренных ситуациях выносит мотивированное постановление о проведении ОРМ, предусмотренных ч. 2 ст. 8 ФЗ об ОРД (ч. 3 ст. 8); утверждает постановление с разрешением прослушивания переговоров, ведущихся с телефонов лиц, для которых возникла угроза жизни, здоровью, собственности (ч. 4 ст. 8); утверждает постановление с разрешением проведения проверочной закупки или контролируемой поставки предметов, веществ и продукции, свободная реализация которых запрещена либо обо рот которых ограничен, а также оперативного эксперимента или оперативного внедрения должностных лиц органов, осуществляющих ОРД, а равно лиц, оказывающих им содействие (ч. 5 ст. 8); выносит мотивированное постановление, которое служит основанием для решения судьей вопроса о проведении ОРМ, ограничивающего конституционные права граждан, указанные в ч. 1 ст. 9(ч.2 ст. 9), утверждает постановление, которое служит основанием для представления результатов ОРД органу дознания, следователю или в суд(ч. Зет. 11); выносит постановление, которое служит основанием для рассекречивания ряда сведений, составляющих в ОРД государственную тайну (ч. 1 ст. 12). Ответственность руководителя оперативного подразделения ОРД. Согласно ст. 22 ФЗ об ОРД руководитель несет персональную ответственность за соблюдение законности при организации и проведении ОРМ. Ее следует понимать в двух аспектах: 1) как последствие неисполнения или ненадлежащего исполнения руководителем возложенных на него ФЗ об ОРД обязанностей (негативная ответственность) и 2) как специфическую юридическую обязанность (позитивная ответственность). Негативная ответственность означает, что в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения своих обязанностей руководитель будет привлечен к юридической ответственности. Позитивная ответственность — это понимание социальной и государственной значимости своих действий и образцовое их исполнение. Ответственность руководителя оперативного подразделения в позитивном смысле означает гарантированное лично им решение задач ОРД, достижение положительных результатов в работе, а также добровольное осознанное исполнение необходимости (своих обязанностей). Законодатель подчеркивает, что руководители ОРО несут ответственность за соблюдение законности при организации и проведении ОРМ (ст. 22 ФЗ об ОРД). Тем самым они ответственны как за организацию ОРД в целом, так и за соблюдение законности при организации и проведении конкретных ОРМ. Глава 9. ЛИЦА, СОДЕЙСТВУЮЩИЕ ОПЕРАТИВНО - РОЗЫСКНЫМ ОРГАНАМ § 1. Понятие и классификация лиц, содействующих оперативно- розыскным органам Исходя из сущности и видов содействия граждан ОРО можно сформулировать само понятие лица, содействующего ОРО. Таким лицом является всякий дееспособный человек, привлеченный к подготовке или проведению ОРМ, т.е. предоставляющий информацию ОРО (оперативнику) или иным образом участвующий в решении конкретных задач ОРД и в данной связи наделенный соответствующими полномочиями, который подлежит социальной и правовой защите, а также ответственности в случае нарушения взятых обязательств. «Привлечение» означает побуждение лица принять участие в осуществлении ОРМ. Отсюда следует, во-первых, что предложение о сотрудничестве должно исходить, как правило, от ОРО и, во-вторых (самое существенное), что окончательное решение о возможности использования лица в ОРМ принимает только ОРО (в лице своих должностных лиц), но не привлекаемое лицо. Классификация лиц, содействующих ОРО. В зависимости от различных критериев среди привлекаемых лиц выделяют несколько групп. По степени участия в ОРО различают основную группу (агент и другие конфиденты) и дополнительную (специалист, переводчик и др.). По форме оказания содействия ОРО привлекаемые лица классифицируются на тех, кто содействует только негласно (агент и другие конфиденты), только гласно (дружинник, сотрудник службы безопасности предприятия) и в смешанной форме (специалист, переводчик и др.). По способам (этапам) использования деление происходит на лиц, подготавливающих ОРМ, и непосредственно участвующих в его проведении. По длительности содействия (в зависимости от срока решения конкретной задачи ОРД) различают разовое оказание помощи, кратковременное содействие (например, участие в оперативно-розыскном обеспечении производства по конкретному уголовному делу) и сотрудничество на долговременной основе (как правило, агент). Агент как основное лицо, содействующее оперативно-розыскным органам Понятие агента ОРО. Согласно ч. 1 ст. 17 ФЗ об ОРД отдельные лица могут с их согласия привлекаться к подготовке или проведению ОРМ с сохранением по их желанию конфиденциальности содействия органам, осуществляющим ОРД. Одной из двух предусмотренных ФЗ об ОРД форм содействия выступает конфиденциальное сотрудничество. Оно представляет собой правовое отношение между уполномоченным на то ОРО в лице должностного лица (оперативника) и отдельным человеком, изъявившим согласие оказывать осуществлению ОРД и достижению ее целей содействие на доверительной и негласной основе и, возможно, на определенных условиях (условия могут быть оговорены в контракте). Следовательно, агентом (от лат. а§епз, род. п. адепиз — действующий) является человек, который в соответствии с оперативно-розыскным законодательством конфиденциально сотрудничает с ОРО. Это сотрудничество должно происходить исключительно для достижения целей ОРД и решения ее задач. Агент должен располагать сыскными возможностями и обладать соответствующими личными качествами. Он специально готовится для выполнения заданий. Закрепление конфиденциального сотрудничества происходит путем его оформления. ФЗ об ОРД не устанавливает какой-либо единой формы, она закреплена в закрытых ведомственных нормативных актах ОРО. Права, обязанности и юридическая ответственность агента. Конфиденциальность как специфическое правовое отношение между двумя сторонами (представителем государства и гражданином) характеризуется наличием определенных обязанностей и прав у обеих сторон, а также соответствующей ответственности. В частности, у агента кроме общих прав и обязанностей, характерных для всех лиц, оказывающих содействие, и закрепленных в ст. 17 и других статьях ФЗ об ОРД (см. ч. 5 ст. 6, ч. 4 ст. 16 и ч. 5 ст. 18), возникают и специфические, так называемые исключительные права и обязанности. Они изложены либо в некоторых статьях ФЗ об ОРД, либо предусматриваются в контракте. Непосредственно в ФЗ об ОРД указаны следующие права агентов: на заключение контракта с органом, осуществляющим ОРД (ч. 2 ст. 17); на расшифровку. Так, предание гласности сведений о лицах, внедренных в ОПГ, а также о лицах, оказывающих или оказывавших ОРО содействие на конфиденциальной основе, допускается лишь с их согласия в письменной форме и в случаях, предусмотренных федеральными законами (ч. 2 ст. 12), а сведения об этих лицах представляются соответствующим прокурорам только с их письменного согласия, за исключением случаев, требующих их привлечения к уголовной ответственности (ч. 3 ст. 21); на исчисление трудового стажа и пенсионное обеспечение. Так, период сотрудничества граждан по контракту с органами, осуществляющими ОРД, в качестве основного рода занятий включается в трудовой стаж граждан. Указанные лица имеют право на пенсионное обеспечение в соответствии с российским законодательством (ч. бет.18); на единовременное пособие и пенсию по инвалидности. Так, при получении лицом, сотрудничающим по контракту с ОРО, травмы, ранения, контузии, увечья, наступивших в связи с его участием в проведении ОРМ и исключающих для него возможность дальнейшего сотрудничества с ОРО, указанному лицу из средств соответствующего бюджета выплачивается единовременное пособие в размере пятилетнего денежного содержания и в установленном законом порядке назначается пенсия по инвалидности (ч. 9 ст. 18). Для лица, изъявившего желание оказывать содействие в осуществлении ОРМ на конфиденциальной основе, законодатель установил две обязанности: сохранять в тайне сведения, ставшие ему известными в ходе подготовки или проведения ОРМ (см. ч. 1 ст. 17 ФЗ об ОРД); эта обязанность обусловлена принципом конспирации и сутью конфиденциального сотрудничества, в ходе которого лицо становится обладателем конфиденциальной информации. В данном случае конфиденциальную информацию следует понимать не только как документированную, доступ к которой ограничен в соответствии с российским законодательством (см. ст. 2 Закона об информации и ст. 2 Закона об участии в международном информационном обмене), но прежде всего как сведения, представляющие повышенный интерес для законного обладателя - ОРО, имеющие ограничение на доступ к ним со стороны пользователей и защищаемые от несанкционированного доступа. Эта информация может содержать сведения, составляющие государственную, личную и другие виды тайн. 1) В деятельности российских правоохранительных органов и спецслужб фальсификация информации - это преднамеренное искажение фактических сведений или Умышленное изменение с какой-либо целью вида или свойства материальных носителей информации, функционирующей в разведывательной, контрразведывательной или ОРД. («1»Оперативно-розыскная деятельность) не предоставлять заведомо ложную информацию (см. ч. 1 ст. 17 ФЗ об ОРД); эта обязанность связана с необходимостью не допустить, с одной стороны, оговора кого-либо, а с другой стороны — отвлечения оперативных сил и средств на ложный объект, т.е. направления ОРО по ложному следу, заведомо не позволяющему решить конкретную задачу ОРД и достичь цели — обеспечить защиту охраняемого объекта от преступных посягательств. Предоставление заведомо ложной информации агентом является разновидностью фальсификации информации. В данном случае заведомая ложность сведений означает следующее: агент сознает, что сообщает оперативнику информацию, которая полностью или частично не соответствует действительности, предвидит, что своим сообщением вводит в заблуждение ОРО (оперативника), и желает таким образом ввести его в заблуждение. Однако нет оснований для такой оценки, полученной от агента, хотя и не соответствующей действительности (полностью или частично) информации, но оцененной им так в силу добросовестного заблуждения. Особо отметим, что сообщение агентом оперативнику информации (в любой форме), в которой изложены заведомо ложные сведения о совершении кем-либо преступления, следует квалифицировать как заведомо ложный донос, а лицо, совершившее это преступление, подлежит уголовной ответственности (см. ст. 306 УК). Кроме того, подлежит правовой оценке ситуация, в которой агент, участвуя в осуществлении ОРМ, может получить достоверные сведения о готовящемся или совершенном преступлении, однако по той или иной причине умышленно скроет их от оперативника. В такой ситуации поведение агента может послужить не только основанием для прекращения с ним сотрудничества, но и при определенных обстоятельствах основанием для его привлечения к уголовной ответственности по ст. 316 УК за укрывательство преступления. Отметим и то, что для оперативников и ОРО в данной связи также возникают обязанности, и среди них такие, как: защита сведений об агентах (функционирующих в информационных системах, ДОУ и т.п.), сведение к минимуму числа должностных лиц, знающих личности агентов, выполнение специальных правил конспирации в работе с агентами в соответствии с установленным ведомственными нормативными актами порядком и др. § 2. Понятие и виды содействия оперативно-розыскным органам Проблема использования возможностей граждан в обеспечении решения задач ОРО по борьбе с преступностью на различных этапах развития теории и практики ОРД решалась по-разному. Можно выделить следующие основные направления такого использования. Первое направление — это привлечение (ранее наиболее часто употреблялось иное понятие — «вербовка») и использование граждан в качестве негласных сотрудников. Во втором направлении привлечения граждан к содействию следует выделить две разновидности их использования в решении оперативно-розыскных задач: привлечение с целью использования их познаний, умений и навыков. В юридической терминологии такое привлечение принято называть -использование специальных познаний в решении возникших задач; привлечение с целью использования граждан в качестве лиц, фиксирующих действия проверяемых, разрабатываемых, что, в конечном счете, позволяет в дальнейшем привлекать их в качестве свидетелей. ФЗ об ОРД учел опыт прошлого использования лиц, оказывающих содействие в рассмотренных двух направлениях и объединил их, посвятив этому новому направлению гл. 6 («Содействие граждан органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность»). Законодатель понимает два вида привлечения граждан — содействие и сотрудничество. Привлекать к содействию или оказывать содействие в соответствии с ФЗ об ОРД, означает получение определенной помощи от конкретного лица в решении задач борьбы с преступностью. Привлекать к сотрудничеству означает заниматься совместной деятельностью, за которое лицо, оказывающее содействие, как правило, получает вознаграждение. Следовательно, понятие «содействие» охватывает более широкий круг вариантов привлечения лиц к участию в ОРД, в том числе и сотрудничество. Нетрудно заметить, что и понятие «привлекать к сотрудничеству», и понятие «привлекать к содействию» подразумевают установление определенных отношений между ОРО в целом и его сотрудником — должностным лицом, наделенным правом участвовать в этом процессе, и физическим лицом. И.А. Климов и Г.К. Синилов убедительно доказали, что отношения, возникающие в сфере ОРД, следует определять как оперативно-розыскные. Характерной чертой оперативно-розыскных отношений следует считать желание хотя бы одного из их участников установления и развития таких отношений. При достижении согласия на установление оперативно-розыскных отношений определяется их характер и вид. Такое уточнение позволяет провести исследование трех видов оперативно-розыскных отношений — гласных, негласных {конфиденциальных) и анонимных. Определяющая роль в оперативно-розыскных отношениях, как правило, отводится оперативнику. Именно за ним остается право принятия окончательного решения, а в некоторых случаях и создания таких условий, при которых отказ лица от установления оперативно-розыскных отношений может быть чреват для этого лица нежелательными последствиями. Между тем, было бы несправедливо утверждать, что роль оперативника в установлении таких отношений всегда является доминирующей. Нередки случаи, при которых другой участник желаемых отношений не дает согласия на их установление. Следовательно, роль оперативника, безусловно, значима, поскольку именно он определяет характер и вид оперативно-розыскных отношений, но и роль другого участника этих отношений не может быть сведена только к пассивному выполнению воли оперативника. Проанализируем содержание норм ФЗ об ОРД, регламентирующих содействие граждан подразделениям ОРО с точки зрения признаков, характеризующих таких лиц. Начнем такую характеристику с их гражданства, национальности и пола. Ни по одному из этих признаков ФЗ об ОРД не ограничивает ОРО в установлении оперативно-розыскных отношений. Так, с точки зрения гражданства — это может быть гражданин Российской Федерации, иностранный подданный или лицо без гражданства. Наделение таким полномочием ОРО имеет под собой серьезное основание. В недалеком прошлом привлечение к сотрудничеству иностранца было прерогативой только ОРО разведки и контрразведки. В нормативных документах ОВД, регламентирующих этот вид деятельности, однозначно и четко указывалось: привлекать к сотрудничеству можно только граждан СССР. С изменением оперативной обстановки, когда статистика уголовной преступности стала свидетельствовать об увеличении количества преступлений, совершаемых иностранцами и против иностранцев, наделение полномочиями ОРО ОВД иметь свои оперативно-розыскные позиции в среде такой категории граждан (т.е. использовать их содействие в борьбе с преступностью) стало осознанной объективной необходимостью. Не меньшее значение в организации привлечения граждан к решению оперативно-тактических задач имеет и их пол. Безусловное преобладание мужчин среди лиц, оказывающих содействие ОРО, не отрицает необходимости решать многие задачи и с помощью женщин. Практика доказывает, что доля женщин, участвующих в подготавливаемых, совершаемых, совершенных преступлениях, не имеет тенденции к сокращению, что обязывает ОРО иметь свои позиции в их среде. Тем более что известны случаи, когда ОПФ, состоящее преимущественно из мужчин, возглавляли женщины. Опыт свидетельствует, что наличие конфидентов-женщин повышает уровень оперативной осведомленности. В соответствии с ФЗ об ОРД не являются препятствием для установления оперативно-розыскных отношений с гражданами ни их имущественное, должностное и социальное положение, ни принадлежность к общественным объединениям, ни отношение к религии, ни политические убеждения. Снятие таких запретов, как партийная принадлежность, становится более понятным, если опять обратиться к прошлому опыту работы ОРО. В первые послереволюционные годы рекомендовалось привлекать к негласному сотрудничеству как «полезных осведомителей членов РКП, сотрудников Полит-Бюро, Рабоче-Крестьянской Инспекции и др.», тем или иным образом осведомленных о преступлениях. Далее ситуация кардинально изменилась: в условиях социалистической системы запрещалось привлекать к негласному сотрудничеству лиц, работающих в партийных, комсомольских, профсоюзных органах, исполнительных комитетах Советов депутатов трудящихся. Такой запрет негативно особенно сказывался на результатах оперативной работы по выявлению преступлений в сфере экономики. Лицо, имеющее определенное должностное положение и ориентированное на оказание содействия, может иметь познания в области проведения различных исследований. Такие лица могут выступать в качестве консультантов, или выполнить иные конкретные задания по выявлению лиц, подготавливающих, совершающих, совершивших преступление. Однако, привлекая к оказанию содействия лицо, имеющее определенное должностное положение, следует учитывать, что он может согласиться на выполнение заданий оперативника, преследуя свои личные цели — устранение конкурента, желание занять иную должность и др. Поэтому непременным условием в подобных ситуациях для оперативника должно быть своевременное установление причин и целей такой личностной направленности и их правильное использование в интересах борьбы с преступностью. Представляется, что в данной ситуации нет нарушений принципов ОРД: во-первых, выявляются лица, занимающие определенное должностное положение, преступная деятельность которых документируется. Иными словами, преступление раскрывается с наименьшими затратами; во-вторых, таким путем обеспечивается более высокий разведывательный потенциал уже проверенного негласного сотрудника, что не исключает возможности выявления при его же содействии других лиц, подготавливающих, совершающих, совершивших преступления, но уже более высокого должностного уровня; в-третьих, с помощью данного лица, хорошо изученного и постоянно находящегося под оперативным контролем, можно ввести в преступную среду других негласных сотрудников. Следующая проблема, требующая своего разрешения, - возрастной ценз лиц,, оказывающих содействие ОРО. Ведомственные нормативные акты МВД России предусматривают, что в целях активизации борьбы с преступностью среди несовершеннолетних ОРО ОВД могут привлекать к конфиденциальному содействию на бесконтрактной основе лиц, достигших 16-летнего возраста, с сохранением по их желанию конфиденциальности содействия. Такое допущение соответствует общей правовой практике: молодые люди с 16-летнего возраста в ряде видов общественных отношений признаются дееспособными, т.е. могут осуществлять трудовую деятельность, с известными оговорками совершать ряд сделок и т.д. Следующая особенность содействия граждан ОРО имеет отношение к двум основополагающим принципам ОРД - конспирации и сочетания гласных и негласных методов и средств. По отношению к такому принципу как конспиративность, ФЗ об ОРД (ч. 1, ст. 17) Допускает альтернативный подход, т.е. лица могут с их согласия привлекаться к подготовке или проведению ОРМ с сохранением по их желанию конфиденциальности; иными словами, гласно или негласно. Как видим, в данном случае законодатель использует термин конфиденциально вместо термина конспиративно. Обратившись к семантике этих слов, мы обнаружим в них много общего. Так, конспирация — это методы, применяемые для сохранения в тайне деятельности сотрудников, а «конфиденциальный» означает «не подлежащий огласке, тайный, секретный». (Словарь русского языка: В 4 т. / АН СССР, Ин-т рус. яз.; Под ред. А.П. Евгеньевой. - М., Т. 2. К-0.1982. - С. 91). Иными словами, законодатель вполне правомерно использует их как синонимы по отношению к указанным принципам ОРД. Следовательно, допускается установление оперативно-розыскных отношений, как на гласной, так и негласной основе по желанию сторон или когда придание или непридание отношений гласности не вызывается необходимостью. Рассмотрим несколько ситуаций, при которых раскрывается суть как гласного, так и негласного содействия. Первая ситуация. ОРО подготавливают или проводят гласное или не требующее особой конспирации ОРМ, в котором участвует лицо, оказывающее содействие. При этом содействие лица носит разовый характер, это лицо не требует сохранения в тайне своего участия в ОРМ и готово в случае необходимости выступить в качестве свидетеля. Вторая ситуация. Подготавливается либо проводится негласное ОРМ. Лицо, оказывающее содействие в таком ОРМ: обязуется сохранить в тайне свое участие в нем (например, про вести негласное исследование предметов или документов, участвовать в проведении негласных проверочных закупках и т.п.), но в последующем согласиться выступить в качестве свидетеля по уголовному делу. Следовательно, нежелательно предание гласности результатов ОРМ до начала уголовного процесса, а также самого факта оказания содействия по его проведению конкретным лицом (лицами); требует сохранить в тайне свое участие и в последующем не желает стать участником уголовного процесса. Не исключается и такая ситуация, при которой оперативник определяет, что по каким-либо обстоятельствам участие лица, оказывающего содействие нежелательно придавать гласности. Практика убедительно подтверждает, что «в чистом виде» гласных ОРМ ОРО не проводят, так как это в принципе противоречило бы сути ОРД. Большая часть любого ОРМ всегда остается негласной — это может касаться и участников его проведения, и, что особенно важно, тактики ОРМ. В дальнейшем, как правило, при использовании результатов конкретного ОРМ они в значительной степени становятся гласными, а их результаты используются для принятия мер в отношении лиц подготавливающих, совершающих, совершивших преступления. Таким образом реализуется принцип сочетания гласных и негласных ОРМ. Особого рассмотрения требуют обстоятельства, позволяющие использовать содействие граждан, причастных к подготавливаемому, совершаемому либо совершенному преступлению. Как уже отмечалось, ФЗ об ОРД (п.4, ст. 18) предусматривает такую возможность и допускает использование содействия лиц из числа членов преступной группы, совершивших противоправное деяние, не повлекшее тяжких последствий, активно способствовавших раскрытию преступления, возместивших нанесенный ущерб или иным образом загладивших причиненный вред. Такие лица могут освобождается от уголовной ответственности в соответствии с законодательством РФ. При установлении оперативно-розыскных отношений с конфидентом ОРО может взять на себя обязанность ходатайствовать о принятии мер по смягчению приговора этому лицу в случае признания его виновным или по освобождению его от уголовной ответственности при соблюдении дополнительных требований и условий: сообщаемая информация должна быть достоверной и иметь существенное значение для раскрытия преступлений, подготавливающихся, совершаемых или совершенных группой; данная информация не может быть получена из других источников или ее добывание затруднено; наличие чистосердечного признания во всех совершенных в группе противоправных деяниях и степени личного участия в них. Основные положения этих требований должны быть оговорены в заключаемом сторонами контракте. Практическая реализация основных положений рассматриваемой нормы может вызывать трудности. В большинстве случаев они связаны с несогласованностью норм оперативно-розыскного, уголовного и уголовно-процессуального права. Между тем, следует иметь в виду, что многообразие ситуаций, в которых оказывается лицо, содействующее ОРО, не может быть на все случаи жизни предусмотрено нормами права. Поэтому при заключении контракта с лицом, являющимся членом ОПФ, при всем том, что ОРО сохраняет за собой обязанность не быть безучастными решении вопросов о наказании за содеянное, должно быть учтено и оговорено следующее: желает ли данное лицо быть расшифрованным и выступить в качестве свидетеля (если оно не принимало участия в подготавливаемом или совершенном преступлении) или готово нести ответственность за содеянное и представляет ли данное лицо возможную жесткую реакцию преступного мира в ответ на его сотрудничество с ОРО. Одновременно сотрудники ОРО должны четко оценить свои возможности по обеспечению безопасности не только негласного сотрудника, но и его близких; если расшифровка лица недопустима, какие возможности могут быть задействованы ОРО для того, чтобы это лицо могло быть либо полностью освобождено от уголовной ответственности в соответствии с законодательством, либо освобождено от длительного пребывания в местах лишения свободы- К способам защиты негласных сотрудников от привлечения к уголовной ответственности чаще всего относят: - договоренность негласного сотрудника с лицами, которым он представил информацию, о том, чтобы при расследовании они не упоминали о нем как об участнике преступной группы; прекращение уголовного дела в отношении негласного сотрудника в ходе расследования; выделение материалов на негласного сотрудника в отдельное производство с последующим прекращением расследования. Безусловно, вторая ситуация является более типичной в деятельности подразделений СКМ. Однако полностью исключать первую ситуацию не следует, поскольку она реализует принцип сочетания гласной и негласной деятельности. Так, в ранее действовавших ведомственных нормативных актах прямо предусматривалось: в случае если все способы предотвратить подготавливаемое преступление исчерпаны, негласный сотрудник обязан своим личным вмешательством, невзирая на опасность расшифровки, пресечь данное преступление. Следовательно, первая ситуация вполне реальна и может иметь место. Необходимо искать пути, в том числе правового, организационно-тактического характера, обеспечивающие решение этой сложной задачи. Созвучно с рассматриваемой проблемой, на наш взгляд, и следующее положение ст. 17 ФЗ об ОРД: лица, оказывающие содействие ОРО, обязаны сохранить в тайне сведения, ставшие им известными в ходе подготовки или проведения ОРМ. Следовательно, лицо, оказывающее конфиденциальное содействие, обязано сохранить в тайне только эти сведения, но не сам факт содействия ОРО. В данном случае такую трактовку можно признать вполне правильной с учетом соблюдения прав человека, гарантированных Конституцией. Расшифровка негласного сотрудника оперативником может быть допущена только с письменного согласия негласного сотрудника. Если лицо, оказывающее содействие в проведении ОРМ, выступает в дальнейшем в качестве свидетеля, то его следует рассматривать в двух ипостасях: как использование физического лица (свидетеля) и как лицо, чья информация используется. Если лицо, оказывающее содействие в проведении ОРМ, сохраняет конфиденциальность, то в решении задач по предупреждению или раскрытию преступления фактически используется только информация, представленная им. В зависимости от того, в какой роли выступает лицо, оказывающее содействие ОРО, будут определяться действия оперативника. Если гласно используется только информация, а физическое лицо, ее представившее, остается неизвестным, то, как правило, проводятся дополнительные ОРМ, исключающие возможность расшифровки такого лица. Следовательно, не возникает необходимости проводить мероприятия по обеспечению безопасности источнику информации (в ином случае такие ОРМ могут потребоваться). Следующий вид содействия — анонимное. Основная его особенность в том, что при оказании содействия ОРО в подготовке и проведении ОРМ по раскрытию преступлений, розыску преступников и без вести пропавших граждан, лицо, вступившее в анонимное отношение, лишает оперативника возможности использовать его. в решении других задач, и тем более в качестве свидетеля. Следовательно, это особый вид содействия ОРО, при котором лицо представляет соответствующую информацию и остается при этом анонимом, т.е. не желает раскрыть свое имя и участвовать в уголовном процессе. Другие особенности анонимного содействия: запрещается понуждать лицо, предоставляющее анонимную ин формацию, к раскрытию его установочных данных (задавать вопросы о его личности, требовать предоставления документов и т.п.); за анонимом остается право выбора передачи информации (нами установлено, что 57% анонимов предпочитают передачу информации по телефону, 35% — в письменной форме, 8% — в ходе встречи с оперативником). Содержание понятия «содействие граждан ОРО» определяется продолжительностью оперативно-розыскных отношений: однократное, кратковременное, периодическое, регулярное долговременное, постоянное долговременное. Гласное и анонимное содействие определяются продолжительностью потребности субъектов друг в друге. При достижении результатов или при иных обстоятельствам оперативно-розыскные отношения, как правило, прекращаются. Они могут возникнуть снова, но будут определяться уже другой ситуацией и могут иметь другой характер. Иное дело — негласный, наиболее типичный вид оперативно-розыскных отношений. Именно при установлении таких отношений более четко проявляются роль и обязанности субъектов, их установивших, а также другие особенности, свойственные им. Так, однократный, кратковременный или периодический вид конфиденциального содействия определяется ведомственными нормативными актами как оперативный контакт. Понятие «оперативный контакт» имеет сугубо оперативно-розыскной смысл, но при этом полностью отражает общепринятое толкование слова «контакт» как непосредственное общение, взаимное понимание, согласованность в работе. (Словарь русского языка. - С. 92). Под оперативным контактом понимается установление негласных отношений с лицами, которые периодически представляют информацию оперативно-розыскного характера. Практика использования таких лиц в борьбе с преступностью полностью себя оправдывает. -Оперативный контакт как разновидность использования конфиденциального содействия граждан позволяет оперативнику иметь широкий круг информаторов, не обременяя себя формальными требованиями, предусмотренными нормативными актами по отношению к другим категориям негласных сотрудников. Долговременное же конфиденциальное содействие, которое устанавливается с рядом категорий лиц, определяемых понятием «агентурный аппарат», оправдано и с точки зрения их постепенного вовлечения в долговременное сотрудничество. Представляет научный интерес мнение Г.К. Синилова (1975 г.) относительно понятия агентурный аппарат. Поскольку это понятие охватывает категории негласных сотрудников, объединенных общностью задач, применение к ним единого собирательного термина, по его мнению, в какой-то мере оправдано, однако нельзя не видеть и того, что само понятие «агентурный аппарат» носит в известной мере условный характер, поскольку ни в правовом, ни в структурно-функциональном отношении лица, составляющие это понятие, не объединяются в единый коллектив. §3. Основные направления использования лиц, оказывающих содействие оперативно-розыскным органам Основные направления использования конфидентов в теории ОРД установлены еще в 60-х гг. прошлого века: создание агентурного аппарата, обеспечивающего получение первичной информации о лицах и фактах, представляющих оперативный интерес на обслуживаемой территории, объекте, линии работы, что должно обеспечить выявление лиц, подлежащих разработке {оперативное обслуживание); непосредственное участие негласных сотрудников в решении задач по конкретным ДОУ (оперативная разработка). Понятие оперативного обслуживания и его назначения разработано Б.Е. Богдановым, который определил оперативное обслуживание как системы мер наблюдения, слежения за объектами с целью своевременного реагирования на негативные изменения оперативной обстановки. По второму направлению для нас приемлема точка зрения В.Г. Самойлова. По его мнению, под агентурным обеспечением следует понимать использование агентов для получения или реализации информации при ОРМ в отношении конкретных лиц с целью предупреждения, раскрытия преступлений, розыска скрывшихся преступников и лиц, пропавших без вести. Достоинством сформулированного автором определения является то, что в нем указывается на информационное обеспечение по отношению к конкретным лицам. Представляется, что автор имел в виду широкий круг таких лиц — как уже выявленных, в отношении которых осуществляется сбор оперативно значимой информации, так и выявляемых, причастных к преступлению. В.Г. Бобров существенно дополнил и развил рассматриваемую проблему, но уже применительно к оперативной разработке. Раскрывая сущность агентурного обеспечения, он отметил, что одним из основных элементов такого обеспечения является непосредственное участие негласного сотрудника в решении оперативно-розыскных задач, а не пассивное пребывание в среде лиц, причастных к преступлению. Достижение цели обеспечивается, по его мнению, только мерами, принимаемыми совместно оперативником и негласными сотрудниками. Первое направление с точки зрения получения первичной информации достигается правильной, обоснованной расстановкой негласных источников, нацеленной на выявление лиц и фактов, представляющих оперативный интерес. Это направление характеризуется экстенсивным вовлечением в негласное содействие граждан. Такие источники, которых принято называть «объектовыми», находятся в стадии ожидания, слежения за оперативной обстановкой. Это стратегическое направление; отрицать необходимость работы в этом направлении — значит не видеть перспективы, не иметь информационных «заделов», обеспечивающих планомерное производство по ДОУ. Второе направление — это вовлечение конфидентов (приобретение новых, использование имеющихся) в решение конкретных задач конкретного ДОУ. Это направление следует считать тактическим. Оно характеризуется, как правило, интенсивным использованием содействующих лиц с четко выраженной целью — сбор фактических данных, обеспечивающих достижение поставленной цели. Главное, что здесь следует подчеркнуть — использование содействующих граждан; это составная часть процесса оперативно-розыскного производства, в конечном счете нацеленная на решение основных и промежуточных задач. Разумеется, достижение целей по ДОУ достигается в результате комплексного использования всех оперативно-розыскных возможностей (сил, средств, методов и т.п.). Однако лица, оказывающие содействие, большинство задач решают самостоятельно, а в некоторых случаях без их помощи достичь поставленной цели вообще невозможно. Это обусловливает потребность активного использования граждан, оказывающих содействие в решении оперативно-тактических задач, как в первом, так и во втором направлениях. Можно выделить следующие основные элементы обеспечения выявления, предупреждения и раскрытия преступлений при участии граждан, оказывающих содействие: определение цели и потребности участия граждан в сложившейся ситуации; подбор лица, способного решить поставленную задачу, и создание ему соответствующих условий для ее решения; руководство лицом, оказывающим содействие; принятие мер и выбор способа использования полученной информации; обеспечение защиты от физического устранения, расшифровки, необоснованного привлечения к уголовной ответственности лица, оказывающего содействие. Выделяются две формы организационно-тактического обеспечения — в форме содействия и в форме сотрудничества. В каждой из указанных форм можно выделить наиболее типичные ситуации участия граждан в обеспечении решения задач ОРД. Так, для формы содействия характерно участие специалиста в проведении ОРМ по ДОУ. В ФЗ об ОРД предусмотрено, что должностные лица, осуществляющие ОРД, решают ее задачи посредством личного участия, а также используя помощь должностных лиц и специалистов, обладающих научными, техническими и иными специальными знаниями на гласной и негласной основе. Возможна следующая классификация таких лиц: постоянно работающие на представляющих оперативный интерес объектах, выполняющие возложенные на них должностные обязанности и добровольно оказывающие содействие ОРО; лица, не работающие на таких объектах, но в силу служебных обязанностей осуществляющие наблюдение за ними; иные лица, чьи познания могут быть использованы безотносительно к объектам, представляющим оперативный интерес. Поскольку положение лиц, чьи познания планируется использовать по отношению к объекту, представляющему интерес, различно, целесообразность их привлечения в каждом конкретном случае определяется следующими обстоятельствами: необходимостью соблюдения конспирации, т.е. к содействию могут привлекаться только те лица, которые ее могут обеспечить; доступом к объектам, носителям информации, представляющим оперативный интерес: возможность проведения исследования не посредственно на месте нахождения объекта (гласно, негласно, зашифрованно); доставка объекта к месту исследования и возможность его изъятия (гласно, негласно, зашифрованно); перспективой использования данных в результате применения специальных познаний (в целях решения оперативно-розыскных задач или гласно в иных целях). Фактическими основаниями привлечения специалиста к проведению ОРМ следует считать такие ситуации, при которых решение задачи без использования специальных познаний крайне затруднительно или невозможно. Привлечение специальных познаний характерно не только при проведении ОРМ. Роль специалиста исследована с позиции наук уголовного процесса и криминалистики, которые к специальным познаниям, как правило, относят любые иные (неюридические) познания, соответствующие современному развитию науки и необходимые для полного, всестороннего и объективного расследования преступления. Следовательно, круг познаний, которые могут быть использованы как специальные, неограничен и заранее не предусмотрен. Исключением являются лишь вопросы права. Применительно к ОРД понятие «специальные познания», как правило, рассматривается несколько шире, чем в уголовном процессе, криминалистике и имеет свою специфику поскольку: протекает вне уголовно-процессуальных форм; фактические данные, полученные в результате применения этих познаний, могут стать доказательствами только в результате уголовно-процессуальных действий; какие-либо ограничения для применения специальных познаний субъектами ОРД отсутствуют — их применение основывается на общих принципах ОРД и подчинено общим задачам борьбы с преступностью и обеспечению безопасности. Невозможно составить перечень всех областей знаний, возможности которых используются ОРО в борьбе с преступностью. В силу этого весьма трудно предположить, специалист в какой области может потребоваться для решения той или иной задачи. Например, даже при проведении такого ОРМ, как наведение справок о том или ином лице, могут потребоваться самые различные познания — из области медицины, психологии и др. Оперативники, разумеется, обладают теми или иными познаниями, но для разрешения многих вопросов необходимы не только прочные теоретические знания, но и постоянный контроль за развитием науки и техники, которое обусловливает и появление новых способов сокрытия преступлений, использования при их подготовке современных технических средств. Кроме того, оперативник, будучи инициатором ОРМ, может объяснить определенному кругу специалистов только суть проводимого им ОРМ и указать на цели, которые желательно достигнуть. Способы же достижения цели разработают специалисты. Специалист — участник ОРМ — в дальнейшем, как и оперативник, может быть допрошен по уголовному делу. Поэтому привлечение специалистов к проведению ОРМ следует рассматривать не с позиций специальных познаний, а исходя из содержания ОРМ и возможных форм использования специалиста. ОРО использует следующие организационные формы привлечения специальных познаний: консультативная, справочная деятельность сведущих лиц; производство исследований материальных объектов; оказание технической помощи оперативным работникам в проведении ОРМ; производство ревизий и аудиторских проверок. Выбор конкретного специалиста обусловлен содержанием ОРМ по ДОУ. Так, исследованию предметов и документов, как правило, предшествуют другие ОРМ — проверочная закупка, контролируемая поставка, сбор образцов для сравнительного исследования, в каждом из перечисленных ОРМ имеет место содействие граждан. Для того чтобы более четко определить, кто из граждан, обладающий специальными познаниями, может оказать содействие ОРО, необходимо представлять круг объектов, подлежащих исследованию, получению, сбору. В широком плане это следообразующие и следосодержащие предметы, документы, выявление и исследование которых обеспечит предупреждение, пресечение и раскрытие преступления. Для некоторых ОРМ такие объекты четко определены ФЗ об ОРД — например, предметы, вещества, продукция, свободная реализация либо оборот которых запрещен, и др. Таким образом, определение лица, способного оказать содействие при проведении ОРМ, обусловлено ситуацией, объектом сбора и методикой исследования. Для другой формы организационно-тактического обеспечения сотрудничества граждан характерно использование их в качестве агентов, а также лиц, состоящих на оперативном контакте. Эти категории негласных сотрудников занимают главенствующее место в процессе обеспечения решения задач по ДОУ. Негласные сотрудники, в частности, могут: выявлять лиц, подготавливающих, совершающих, совершивших преступление, входить к ним в доверие и «наблюдать изнутри» за формированием ОПФ, устанавливать участников таких групп; в необходимых случаях оказывать влияние на лиц, участников подготавливаемого преступления в целях склонения их к отказу от преступных намерений; устанавливать способ совершения преступления и ориентировать оперативников на конкретных лиц, могущих быть свидетелями, выявлять предметы и документы и иные фактические данные, имеющие доказательственное значение, обеспечивать или принимать непосредственное участие в фиксации действий проверяемых, разрабатываемых в период подготовки или совершения ими преступлений; устанавливать места укрытия и каналы сбыта похищенного имущества и иных ценностей, приобретенных преступным путем, и др. В этом виде содействия наибольший интерес представляет сотрудничество в форме агентурного метода. С нашей точки зрения, объясняется это тем, что в этом методе сконцентрированы и реализуются практически все основные положения агентурной работы: подбор негласного сотрудника, способного выполнить задание; разработка легенды и проведение комплекса ОРМ, подтверждающих легенду; ввод негласного сотрудника в среду проверяемых, разрабатываемых и установление с ними доверительных отношений; принятие мер, обеспечивающих сохранение негласного сотрудника от необоснованного привлечения к уголовной ответственности или расшифровки, т.е. его вывод из среды проверяемых и разрабатываемых. Характерные особенности агентурного метода: ярко выраженный разведывательно-поисковый характер. Субъект, как правило, снабженный соответствующими документами, вводится в преступную среду, устанавливает и развивает доверительные отношения с ней; основная задача негласного сотрудника - перевоплотиться, стать в преступной среде «своим» и «необходимым» человеком. В этих целях лица, внедренные в ОПФ, могут имитировать преступную деятельность, вплоть до причинения вреда интересам других лиц (ч. 4 ст. 16 ФЗ об ОРД), а в соответствии со ст. 36 ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» им раз решается безлицензионное использование наркотических средств и психотропных веществ. Изучение применения агентурного метода на практике позволило свести его к следующим наиболее типичным ситуациям. 1. Изучение проверяемых и разрабатываемых показывает, что среди них есть лицо, которое может быть привлечено к негласному сотрудничеству. Его привлечение и выполнение им заданий есть суть и начало применения агентурного метода. 2. Выявлена группа лиц, сформировавшаяся с целью совершения преступлений. С этой средой хорошо знаком состоящий на связи ОРО негласный сотрудник. Началом применения агентурного метода следует считать включение его в активную разработку выявленной группы. 3. Негласный сотрудник незнаком с лицами, проходящими по ДОУ. В этом случае агентурным методом является создание соответствующих условий их сближения, установление доверительных отношений и выполнение заданий. Такой прием именуется вводом. Применение агентурного метода сопряжено с еще одной оперативно-розыскной задачей — выводом конфидента из среды проверяемых, разрабатываемых. Если в отношении лиц, содействующих ОРО при реализации материалов ДОУ, как правило, принятия особых мер не требуется, то в отношении сотрудничающих негласных сотрудников, к которым применен агентурный метод, такие меры, как правило, необходимы. Актуальной для теории ОРД и ее практики является проблема использования фактических данных при производстве предварительного расследования, поскольку логическим завершением обеспечения выявления, предупреждения и раскрытия преступлений при участии граждан, оказывающих содействие, служит использование полученной от них информации для принятия в отношении проверяемых, разрабатываемых мер, предусмотренных законом. Рассмотрим варианты использования информации, полученной от лиц, оказывающих содействие подразделениям ОРО. Первый вариант. Информация поступает от анонимного источника и после ее проверки на достоверность и относимость к преступному факту может быть реализована по усмотрению ОРО. Второй вариант. Лицо, оказывающее содействие, не возражает (а условия тому способствуют) выступить в качестве свидетеля. Этот вариант соответствует разработанному в теории ОРД направлению документирования - выявлению будущих свидетелей. Задача ОРО в таких ситуациях сводится к обеспечению безопасности такого лица и сведений, которыми он располагает. Третий вариант. Лицо, оказавшее содействие, использовалось как специалист. Этот вариант сопряжен с рядом ситуаций. Например, лицо, оказывающее содействие, провело негласное исследование, результаты которого подтвердили отрабатываемую версию и установили признаки подготавливаемого, совершаемого, совершенного преступления, что послужило основанием заведения дела оперативно-розыскного производства или его реализации. С возбуждением уголовного дела может быть назначена экспертиза по этим же вопросам в установленном уголовно-процессуальным законом порядке. Следовательно, результаты, полученные оперативно-розыскным путем, подтверждаются, как правило, другим специалистом. Если лицо, оказывающее содействие в проведении ОРМ, выступает в дальнейшем в качестве свидетеля, то действия оперативников зависят от следующих обстоятельств: 1) негласный сотрудник не скрывает своего содействия ОРО, и это должно найти отражение в уголовном деле (ситуация не типичная для работы с негласными сотрудниками); 2) негласный сотрудник допрашивается как свидетель без его расшифровки (ситуация, наиболее распространенная в процессе борьбы с экономическими преступлениями); 3) используется только информация, полученная от негласного сотрудника (такая информация носит ориентирующий характер). § 4. Руководство лицами, оказывающими содействие оперативно-розыскным органам Эффективность использования граждан, содействующих ОРО в выявлении, предупреждении, раскрытии преступлений и обеспечении безопасности, достигается хорошо продуманным и спланированным руководством ими, что, в конечном счете, побуждает их к достижению цели. Можно выделить следующие основные составляющие понятия «руководство конфидентами»: деятельность оперативников по наиболее целесообразному использованию негласного аппарата в решении оперативно-розыскных задач; воспитание негласных сотрудников; обучение их приемам негласной работы. В понятие «руководство» входит обучение, воспитание, обсуждение складывающихся оперативно-тактических ситуаций, разработка легенды, инструктирование при отработке заданий, анализ неудач и допущенных ошибок. Руководство конфидентами складывается из: реализации осознанной потребности склонить к оказанию содействия и использовать личностные, деловые, профессиональные и иные возможности и способности человека в решении задач борьбы с преступностью; определения стиля общения, способов воздействия на сознание каждого лица, оказывающего содействие, с целью побудить его к определенному поведению как соответствующему эффективному решению возникшей задачи; при этом следует учитывать его личные интересы и собственное представление цели; двуединой природы полномочий и ответственности оперативника, обусловленной правовыми нормами, обеспечивающими возможность использовать граждан в решении оперативно-розыскных задач и нести ответственность, в том числе и моральную за безопасность лиц, оказывающих содействие; определения программы действий оперативника по отношению к лицу, оказывающему содействие, направленную на совершенствование его способностей и создание необходимых условий для решения поставленных задач. Таким образом, руководство лицами, оказывающими содействие ОРО — это целесообразная деятельность оперативников при участии их непосредственных руководителей, направленная на выявление, предупреждение, раскрытие преступлений, а также на решении иных оперативно-розыскных задач. С этой точки зрения руководить лицами, оказывающими содействие, означает: установить количественную и качественную потребность в гражданах, согласных оказывать содействие, провести его расстановку в соответствии с оперативной обстановкой и необходимостью обеспечения решения конкретных задач в целом и по ДОУ в частности; своевременно выявлять разведывательные способности и возможности лиц, оказывающих содействие, развивать их и использовать в достижении намечаемых целей; постоянно изучать каждого и в необходимых случаях маневрировать его возможностями; определять каждому конкретное задание и устанавливать пределы участия в его выполнении с учетом разведывательных способностей и возможностей; проводить обучение действиям в условиях строгой конспирации, умению выявлять лиц, подготавливающих, совершающих, совершивших преступления, а учитывая сложившуюся конкретную ситуацию — необходимым приемам, способам при выполнении заданий; воспитывать чувство добросовестного отношения к взятым на себя добровольным обязательствам, не допускать участия в преступлениях; систематически осуществлять контроль за поведением, деятельностью каждого и выполнением им заданий. Для того, чтобы руководство лицам», оказывающими содействие ОРО, являющееся наиболее сложным видом специфической деятельности оперативника, достигало должного эффекта, необходимо придерживаться определенного стиля работы, соблюдать следующие специальные правила и принципы. Практическая направленность как одно из основных правил использования сил, средств и методов ОРД органов внутренних дел в целом и в работе с лицами, оказывающими содействие ОРО, в частности. Этот принцип определяет, что вовлечение граждан в содействие ОРО и их использование допускается только в целях борьбы с преступностью и обеспечения безопасности. Поэтому вся программа руководства определяется исходя именно из того, что такие лица направляются для обеспечения выявления, предупреждения и раскрытия преступлений. В руководстве ими прежде всего необходимо учитывать накопленный опыт работы с лицами, оказывающими различные виды содействия, т.е. предусматривать формирование таких качеств, которые обеспечивали бы наиболее эффективное использование возможностей и способностей каждого. Таким образом, практика, с одной стороны, формирует требования к организации работы с содействующими лицами, дает возможность представить, какой она должна быть, а с другой стороны, служит материалом, на базе которого составляется программа руководства. Индивидуальный подход — принцип, который выражает необходимость наиболее полного учета личностных особенностей каждого негласного сотрудника, его жизненного опыта, возраста, наличия судимости, степени профессионализма и др. Учет личностных качеств каждого негласного сотрудника должен начинаться еще на первоначальном этапе общения с ним оперативника и проводиться постоянно. Для этого следует всегда давать оценку его деловым и личным качествам; ориентиром такой оценки могут, например, служить следующие положения. Первое. Характеристика разведывательных возможностей, положение в среде лиц, представляющих оперативный интерес; доступ к предметам и документам, содержащим следы подготавливаемого или совершаемого преступления; служебное положение и т.д. Второе. Характеристика разведывательных способностей, знание образа жизни, повадок, жаргона и языка лиц, представляющих оперативный интерес, умение входить к ним в доверие и т.д. Третье. Характеристика подготовленности, объем знаний, умений и навыков, которыми должен обладать каждый негласный сотрудник с учетом конкретного вида его содействия и ситуаций, в которых он может оказаться. Четвертое. Характеристика положительных (добросовестность, порядочность, осознание необходимости оказывать содействие) и отрицательных (раздражительность, недисциплинированность, неискренность, пристрастие к наркотикам, спиртным напиткам и неумение их употреблять, часто совершаемые ошибочные действия при выполнении заданий и др.) особенностей негласного сотрудника. В процессе сотрудничества следует отмечать, какие положительные характеристики негласного сотрудника укрепились, развились и в какой степени; удалось ли искоренить отрицательные привычки, как используются, полученные в процессе обучения умения и навыки в выполнении заданий оперативника. Такая систематически проводимая работа по отношению к каждому негласному сотруднику обеспечит более эффективное руководство им. Следует учитывать характер, наклонности, привычки, убеждения, судьбу каждого негласного сотрудника и обеспечивать строго индивидуальный подход к нему. Необходимость индивидуального подхода в руководстве лицами, оказывающими содействие ОРО тесно связана с таким принципом руководства как систематичность: оперативник, регулярно встречаясь с лицами, содействующими ОРО, оказывает на них постоянное воспитательное и обучающее воздействие, прививает необходимые Умения и навыки в решении различных оперативно-розыскных задач, позволяет добиться наиболее целеустремленного и эффективного использования их возможностей в борьбе с преступностью. Принцип конкретности руководства является основополагающим в работе с лицами, оказывающими содействие ОРО. Установление отношений с каждым из этих лиц имеет определенную конкретную цель, которая должна соответствовать задачам, определенным ФЗ об ОРД. Нарушение правил руководства нередко приводит к отрицательным последствиям — прекращению активного содействия с ОРО; совершению преступлений или, что еще более опасно, двурушничеству. Двурушники могут продолжительное время находиться вне подозрений оперативника и представлять значительную опасность, поскольку им за время сотрудничества с ОРО становятся известны некоторые конкретные ОРМ, лица, в отношении которых они проводятся, и т.п. Следующие тесно взаимосвязанные принципы руководства обучение и воспитание лиц, оказывающих содействие ОРО. Взаимосвязь этих принципов обусловлена прежде всего особыми условиями общения оперативников с такими лицами. Испытывая постоянный дефицит времени, отведенного для такого общения, оперативник стремится решить как можно больше задач по руководству, в том числе направить свою деятельность на обучение, привитие умений и навыков, необходимых для выполнения каждым содействующим лицом заданий, воспитать в нем качества, необходимые для осуществления разведывательной деятельности. Но этот процесс не может быть односторонним: лица, оказывающие содействие ОРО, должны ощущать потребность в овладении необходимыми знаниями, умениями и навыками и восприятии системы определенных взглядов, которые стремится привить ему руководитель. Обучение лиц, оказывающих содействие ОРО. Как уже отмечалось, программа руководства каждым лицом, содействующим ОРО, строго индивидуальна. Даже негласные сотрудники, специализирующиеся на определенных направлениях борьбы с преступностью, неоднородны, различаясь возрастным цензом, общими и специальными познаниями, знаниями, приобретенными в процессе общения с ранее судимыми (кто-то из них может быть и сам ранее судим) и др. Если негласный сотрудник привлекается ОРО для решения только одной задачи, без перспективы дальнейшего использования или если его добросовестность вызывает сомнение, то его не следует обучать специальным приемам, выработанным практикой ОРД. Программа обучения лица, оказывающими различные виды содействия должна быть избирательной, а само обучение может достичь цели только в том случае, когда такая программа соответствует возможностям каждого воспринять ее. В связи с этим большое значение имеет развитие у лиц, содействующих ОРО, познавательных потребностей, т.е. внутреннего побуждения, желания углубить или пополнить свои знания, необходимые для более эффективного содействия ОРО. Обучение нельзя рассматривать в отрыве от жизненного опыта лица, на которого оно рассчитано, условий, в которых оно осуществляет разведывательную деятельность, его отношения к выполняемой миссии. Например, у некоторых может отсутствовать желание оказывать содействие ОРО или конкретному оперативнику; другие могут недооценивать своей значимости в борьбе с преступностью или, что очень опасно, переоценивать свои возможности в среде лиц, представляющих оперативный интерес. Немаловажное значение имеют и эмоциональное состояние обучаемого лица, его готовность в данный момент воспринимать подготовленный оперативником материал. Наиболее важным показателем овладения лицами, оказывающими содействие ОРО, знаниями, умениями и навыками, является их использование для: получения новой информации, новых знаний; выработки умений в решении нестандартных задач, выдвигаемых практикой борьбы с преступностью. В результате исследований ученых и обобщения выводов по рассматриваемой проблеме предлагаем вариант программы обучения лиц, оказывающих содействие ОРО. Первая часть должна быть посвящена изучению общих вопросов. Она предусматривает обучение содействующего лица независимо от его специализации и направлена на получение следующих знаний: отдельные положения УК, УПК; свои права и обязанности, определенные законодательными и иными нормативными правовыми актами РФ, прежде всего ФЗ об ОРД, где предусмотрена социальная и правовая защита как лиц, содействующих ОРО, так и членов их семей и близких; способы конспиративной связи и передачи собранной информации, правила поведения в кругу близких, в среде проверяемых и разрабатываемых и иных лиц, представляющих оперативный интерес; наиболее распространенные способы преступлений и признаки, по которым можно выявить лиц, представляющих оперативный интерес (особенности поведения, употребляемый жаргон, образ жизни, словесный портрет, имеющиеся предметы и ценности), замышляющих, подготавливающих, совершающих или совершивших преступления. Вторая часть программы обучения должна быть рассчитана на конкретного обучаемого с учетом его личностных особенностей и выполняемых заданий. Вторая часть более динамична, чем первая, и постоянно корректируется в зависимости от продолжительности содействия лица ОРО, накопленных им определенных знаний и т.п. Обобщенно такая программа может предусматривать изучение: оперативной обстановки — как в целом, так и на определенном объекте (территории); приемов установления контактов, доверительных отношений с интересующими ОРО лицами (привлекать к себе внимание, закреплять и продолжать начатое знакомство, находя для этого правдоподобные предлоги); приемов выведывания необходимой информации у лиц, представляющих оперативный интерес, путем использования их отрицательных черт (болтливость, тщеславие, доверчивость, пристрастие к спиртным напиткам, наркотикам, азартным играм), а также таких способов воздействия, при которых проверяемые, разрабатываемые теряют над собой контроль, становятся доверчивыми; приемов «компрометации в надежности» авторитетов, лидеров, иных участников ОПФ; способов документирования действий проверяемых и разрабатываемых (негласное, скрытое наблюдение, анализ их действий, осмотр предметов, вещей и документов и обеспечение им сохранности), в том числе с применением отдельных технических средств; способов оказания положительного воздействия на лиц, склонных к совершению преступлений, впервые вставших на преступный путь (убеждение в невозможности или нецелесообразности» совершения преступления, неизбежности разоблачения и привлечения к уголовной ответственности и т.п.); приемов распознания дезинформации (проверяемые, разрабатываемые, в среду которых внедрен негласный сотрудник, могут предпринимать меры по выявлению лиц, содействующих ОРО). Такова примерная программа обучения. Воспитание лиц, оказывающих содействие ОРО, имеет не только теоретическое, но и сугубо практическое значение. Опросы оперативников показали, что воспитательной работой с негласными сотрудниками они, как правило, занимаются только в тех случаях, когда те подают к этому повод (совершение проступка, срыв встречи, невыполнение задания и т.п.). Между тем приблизительно большинство опрошенных убеждены в том, что постоянное воспитательное воздействие на конфидентов необходимо. Потребность в таком воздействии обусловлена, с их точки зрения, отрицательным влиянием среды. Недооценка этого неминуемо может привести к отрицательным последствиям, скомпрометировать саму идею вовлечения граждан в оказание содействия. Результаты обучения легко можно проверить, определив, например, насколько то или иное лицо, содействующее ОРО, овладело приемами распознавания по определенным признакам лиц, представляющих оперативный интерес, или насколько совершенны его умения и навыки в использовании технических средств, исследовании предметов и документов и т.п. Результаты воспитания проявляются не сразу — это относительно долгий процесс формирования личностных качеств, правил поведения, взглядов, которые еще неизвестно как отразятся на возможностях и способностях таких лиц. Наверное, наивно думать, что в негласном сотруднике следует воспитывать и прививать ему качества, не свойственные среде его обитания, стремиться отучить использовать некоторые выражения, манеру поведения, если, конечно, оперативник не ставит перед собой цели оторвать его от преступной среды. Влияние воспитания на результаты работы негласного сотрудника в большей степени, чем обучения, обусловлены средой постоянного общения, степенью ее воспитательного воздействия и, что очень важно, преступным прошлым негласного сотрудника, сформировавшим в нем определенные взгляды, черты характера. Существенное значение имеет и фактор времени. Так, процесс воспитания требует большего внимания, времени, и результаты его не столь очевидны. Лица, оказывающие содействие, как правило, обладают определенными житейскими, профессиональными знаниями, умениями и навыками или если даже у них установлены какие-либо пробелы в знаниях, несовершенство в умениях и навыках, то их можно с меньшими усилиями и в более короткий срок восстановить или обучить им. Остается только правильно использовать их в достижении цели. Иное дело воспитать за короткий период времени находчивость, инициативность, искренность, искоренить отрицательные черты характера и т.д. Составление программы обучения определяется конкретными заданиями. Поэтому обучение необходимым знаниям, умениям и навыкам или их проверка, осознается и оперативником, и лицом, содействующим ОРО, как необходимая потребность и решается чаще всего совместными усилиями. Следовательно, существует неразрывная связь между обучением и воспитанием. Действительно, воспитательные возможности в процессе обучения во многом определяются содержанием и направленностью изучаемых вопросов. Так, в наибольшей степени положительное воспитательное воздействие может быть реализовано в процессе формирования знаний, умений и навыков, в оценке различных общественных явлений, положительных результатов в выявлении, предупреждении и раскрытии преступлений, где роль содействующего лица особенно очевидна. Иное дело, когда оперативник обучает приемам введения в заблуждение лиц, представляющих оперативный интерес, имитационным действиям, внешне похожим на преступные. Именно в таких ситуациях проявляется профессиональная зрелость оперативника, его умение положительно воздействовать. Быть воспитателем лица, оказывающего содействие ОРО, — дело сложное, требующее от оперативника значительных усилий. Сложность состоит и в том, что при определенных условиях это лицо может и само оказывать влияние на оперативника (в силу разницы в возрасте, знания преступного мира, материального положения и т.п.). Оценка оперативником положительных результатов содействующих лиц, безусловно, имеет воспитательное воздействие, но следует также учитывать, что такие лица постоянно находятся в определенной среде, которая тоже оценивает их действия и поведение. Содействие ОРО будет тем устойчивей, чем больше «удовлетворительных» результатов оно приносит, и наоборот, чем оно «невыгодней» лицу, оказывающему такое содействие, тем более сильным становится влияние преступной среды. Однако (и это принципиально) содействующее лицо должно усвоить (и это в нем необходимо постоянно воспитывать), что добросовестное содействие ОРО для него более предпочтительно, и он должен поступать не так, как требует от него преступная среда. Участие в раскрытии преступлений становится его неотъемлемой потребностью, приносящей ему удовлетворение, поскольку сотрудники ОРО высоко оценивают его действия. Действительно, оценочным показателем должно служить представление лица, оказывающего содействие о соответствии или несоответствии его поведения нормам, разделяемым и одобряемым стороной, с которой его связывает чувство «общности»; порицание будет восприниматься им как угроза быть изолированным этой стороной. Принцип индивидуального подхода к лицам, оказывающим содействие ОРО, проявляется в воспитательной работе в том, что на основе индивидуальных особенностей личности каждого содействующего лица надо выбрать и безошибочно применить наиболее эффективные формы воспитания. Не следует отрицать, что определенная часть лиц привлекается к содействию на основе наличия как корыстных побуждений, так и компрометирующих материалов, что, безусловно, не может не отражаться на отношениях между оперативников и таким лицом и выборе приемов воспитания. Необходимо также учитывать, что среди тех, кто согласился оказывать содействие ОРО, могут оказаться лица, специально засланные преступниками. Выбор приемов воспитания немыслим без оценки отношения лиц к определенным ценностям, совершения тех или иных поступков. Оценивая те или иные поступки, оперативник решает, насколько они оправданы или допустимы. Эти понятия близки, но имеют и существенные различия. Так, оправданным можно считать поступок, выходящий за пределы общепринятых человеческих норм нравственности, морали, но который был совершен под влиянием обстоятельств (например, временное изъятие предметов, документов и передача их оперативнику для проведения исследования и определения их относимости к совершенному или подготавливаемому преступлению в целях его раскрытия или предупреждения). Допустимость, напротив, опирается на объективные основания. Оперативник допускает в поведении негласного сотрудника (а в некоторых ситуациях поведение определяется заданием) такие действия, поступки, которые нежелательны или даже противоречат принципам воспитательной работы, но вызваны объективными основаниями (например, дезинформация разрабатываемых, употребление с ними спиртных напитков с целью вызвать их на откровенность и т.п.). Допустимыми ФЗ об ОРД (п. 4 ст. 16) признает и такие действия, при которых негласный сотрудник при защите жизни и здоровья граждан, их конституционных прав и законных интересов, а также для обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств вынужденно причиняет какой-либо вред обществу. Несомненно, основное воспитательное значение имеет правильный выбор и использование выработанных практикой приемов воспитания, обусловленные наличием улица, оказывающего содействие, определенных положительных и отрицательных черт характера, его ролью в среде, где он выполняет задание ОРО. Черты характера таких лиц (врожденные или приобретенные), как правило, известны оперативнику. При отсутствии у лица, содействующего ОРО, необходимых качеств оперативник должен стремиться воспитать их. Действительно, каждый содействующий ОРО приобретает новое социальное положение, начинает выполнять весьма специфические роли. Обязанность оперативника - умело использовать черты характера данного лица применительно к той ситуации или роли, которую он выполняет. В противном случае от услуг этого лица лучше отказаться. Следовательно, для каждого лица, содействующего ОРО, подбираются строго индивидуальные методы воспитания на основе жизненной практики и данных соответствующих наук. Убеждение — самый распространенный и один из наиболее эффективных методов воспитательного воздействия. Воспитатель Должен быть глубоко уверенным в том, что, убеждая содействующее лицо поступать определенным образом именно так, он правильно избрал такой метод, как убеждение. Поощрение, как показывает практика, применяется главным образом в конкретных случаях достижения (как правило, негласным сотрудником) положительных результатов в целом или при успешном выполнении наиболее сложных и важных заданий. Основное значение поощрения в процессе воспитания состоит в том, что оперативник дает понять лицу, оказывающему содействие, что его поступки одобряются. Существуют различные виды поощрения. Исследование показало, что одно лишь материальное поощрение в виде выдачи денежной суммы может иметь скорее отрицательное, чем воспитательное воздействие. Необходимо учитывать, что для определенной категории негласных сотрудников денежное поощрение психологически вообще неприемлемо (имеются в виду случаи, когда негласный сотрудник, оказывая содействие, преследует свои цели). Следовательно, помимо материального поощрения необходимо использовать и иные виды стимуляции к активному содействию. Принуждение как метод воспитания должно соответствовать ситуации, вызвавшей необходимость прибегнуть к нему, и применяться не слишком часто. Используя меры принуждения, оперативник выражает свое отрицательное отношение к неправильным действиям и одновременно рекомендует, как следует действовать дальше. С одной стороны, несомненно, что использование принуждения в работе с лицами, оказывающими содействие ОРО, вызвано объективными обстоятельствами; с другой стороны, надо помнить, что эти меры принимаются по отношению к человеку, добровольно изъявившему желание оказывать содействие ОРО. Нельзя не учитывать и того, что использование мер принуждения оказывает не всегда положительное влияние, ибо это уже разновидность наказания. Вопрос об использовании принуждения в практике руководства должен решаться каждый раз применительно к каждому конкретному случаю. Таким образом, воспитание лиц, оказывающих содействие ОРО, — это определенное, целенаправленное и систематическое воздействие на них в целях формирования необходимых личностных качеств и навыков поведения, обеспечивающих надежное и эффективное содействие оперативным подразделениям ОРО. Рассмотрим некоторые особенности руководства лицами, оказывающими содействие ОРО, в зависимости от вида их содействия. Контакт оперативника с анонимом может быть непосредственным или опосредованным. Следовательно, у оперативника возникает возможность склонить анонима выйти «из тени», а возможно, и к даче свидетельских показаний. Такое общение не отрицает выяснения, уточнения некоторых обстоятельств в представленной анонимом информации. Можно предложить анониму проделать эту работу — тогда у него возникнет потребность в еще одном контакте с оперативником. Иными слова ми, используется давно известный прием ОРД — постепенное вовлечение лица в постоянное содействие. Процесс руководства является беспрерывным и начинается с момента установления оперативником первого контакта с кандидатом. Одновременно определяется и предмет руководства — в зависимости от первого впечатления оперативника о будущем негласном сотруднике. Избирательность в руководстве определяется в основном неоднородностью аппарата негласных сотрудников. Если конфидент относится к числу второстепенных участников преступной группы, неоднократно судим, хорошо знает образ жизни преступной среды и сам является в силу принадлежности к преступному миру носителем многих отрицательных привычек и наклонностей, программа руководства им будет отличаться от той, которая определена другому конфиденту — скажем, профессионалу в области финансового бизнеса. Руководя опытными конфидентами, оперативник тоже познает особенности определенных сфер деятельности, т.е. тоже обучается. Знание конфидентом преступной среды может оказаться полезным оперативнику, особенно начинающему. Но следует учитывать, что такие конфиденты требуют к себе повышенного внимания со стороны оперативника и систематического воспитания. При всем этом следует руководствоваться следующим требованием: влияние оперативника на негласного сотрудника, безусловно, должно быть сильнее влияния на него преступной среды, в которой он находится. Другая ситуация, тоже типичная для работы с конфидентами: к негласному сотрудничеству привлекается лицо, далекое от преступной среды, но в силу сложившихся обстоятельств оперативник намеревается именно это лицо использовать в раскрытии преступления. Руководство таким конфидентом требует максимального внимания и прежде всего должно быть направлено на привитие ему качеств, позволяющих активно внедряться в ОПФ и выполнять поставленную задачу при строжайшем соблюдении конспирации. Сотрудники ОРО должны постоянно учитывать всю сложность положения негласных сотрудников среди преступного и иного окружения, отчетливо осознавая наличие риска в их работе; своевременно оказывать им помощь в противостоянии негативному влиянию этого окружения и в решении вопросов, возникающих при сотрудничестве с ОРО, обеспечивать правовую и социальную защиту в соответствии с законодательством; давать рекомендации относительно поведения в сложных ситуациях, в той или иной обстановке — иными словами, постоянно руководить негласными сотрудниками в соответствии с намеченной программой или возникшими ситуациями. В целом при определении программы руководства каждым негласным сотрудником следует учитывать: основное направление его использования, т.е. его специализацию в борьбе с преступностью, характер выполняемой разведывательной работы; особенности оперативной обстановки с учетом среды, в которой действует негласный сотрудник; насколько она может оказать на него отрицательное воздействие в ходе выполнения им конкретного задания; неизбежность экстремальных, стрессовых ситуаций при выполнении заданий и способность негласного сотрудника выбрать правильную линию поведения; степень соответствия негласного сотрудника среде, в которой он осуществляет свою разведывательную деятельность (возраст, жизненный и преступный опыт, профессиональная подготовленность, уровень общего развития); общий стаж содействия ОРО. Контроль за поведением лиц, оказывающих содействие ОРО, — неотъемлемая часть руководства. Потребность в такой функции возникает в силу существования иных функций и, как правило, зависит и изменяется по мере их изменения. Если представить формирование негласного аппарата и руководство им в виде нескольких взаимосвязанных элементов — планирование, привлечение к содействию, использование, обучение и воспитание, учет и анализ, — то контроль является объединяющим элементом: он возникает уже на этапе планирования формирования негласного аппарата и заканчивается решением вопроса о прекращении содействия ОРО. Контроль, в отличие от тесно связанного с ним учета, направлен не на подсчет количества содействующих лиц, а на определение их деятельности, результативности, т.е. качества решения оперативно-розыскных задач. § 5. Особенности содействия оперативно-розыскным органам иностранных граждан ОРД в среде иностранных граждан с целью пресечения и раскрытия совершенных ими либо в отношении них преступлений должна отражать главные закономерности ОРД в новых, существенно изменившихся общественных отношениях, характерных для нынешнего уровня преступности на территории РФ, приобретающей все более транснациональный (международный) характер: 1. Закономерности, обусловленные целесообразностью негласной работы в среде иностранцев и перспективой ее развития (состояние криминогенной обстановки на фоне нелегальной иммиграции иностранцев в Россию и их криминальной миграции на ее территории, усиливающаяся вооруженность преступного мира; появление качественно новые преступлений, связанных с усилением влияния международной преступности и другие). 2. Закономерности, касающиеся укрепления системы управления, как гласных, так и негласных методов работы среди иностранцев (совершенствование управления ОРО, занимающихся проблемой преступности, связанной с иностранцами; создание профессионального ядра оперативников и их специальная подготовка; совершенствование методологии по разработке приемов и тактики использования иностранных источников в борьбе с преступностью и т.д.). 3. Закономерности, определяющие формирование тактики конфиденциальной работы в борьбе с преступностью иностранцев (повышение уровня оперативной осведомленности оперсостава; решение задач по подбору и использованию источников оперативной информации из числа иностранных граждан; укрепление взаимоотношений оперативника и конфидента-иностранца с учетом его этнопсихологических особенностей и т.д.). 4. Закономерности, касающиеся практического функционирования аппарата, в состав которого входят источники-иностранцы, и зависящие от состояния и тенденции преступности иностранных граждан; учета этнопсихологических особенностей иностранцев-источников и степени их этнопсихологической интеграции с оперативником; формирования и расстановки источников на основе их оптимальной достаточности и внутренней устойчивости, обеспечивающейся наличием в структуре различных категорий конфидентов как из стран ближнего, так и дальнего зарубежья. Осуществляя ОРД с участием конфидентов-иностранцев, оперативник обязан учитывать особенности их национального характера (этнопсихологию), которые как у индивидов-иностранцев, так и у этнических (иностранных) ОПФ необходимо принимать во внимание (главным образом степень выраженности у них тех или иных общих черт и качеств). В ОРД с участием иностранцев необходимо учитывать психологическую совместимость конфидентов-иностранцев с оперативниками как одно из главных условий их этнопсихологической интеграции. Принцип этнопсихологического подхода требует от оперативников, занимающихся проблемой преступности иностранцев, развития Умения и навыков в общении с конфидентами-иностранцами, начиная с момента подбора кандидата на сотрудничество. Для успешной Работы с использованием указанной категории иностранцев в среде граждан зарубежных стран, занимающихся противоправной деятельностью, необходимо: во-первых, придерживаться принципа совместимости (интеграции), подразумевающего сохранение разными этносами в процессе общения присущих им культурных индивидуальностей; во-вторых, знать этнопсихологические особенности каждого работающего с оперативником негласного источника-иностранца, специфику его поведения, особенности культуры и религии, что является единственным надежным препятствием к возникновению этнической нетерпимости; в-третьих, для формирования этнической совместимости постоянно искать пути взаимопонимания между оперативником и гражданами зарубежных государств в целях успешного выполнения задач борьбы с преступностью иностранных граждан. Правовое положение иностранных граждан позволяет им устанавливать конфиденциальные отношения с ОРО. По смыслу ст. 62 Конституции, установившей для иностранных граждан равные права с гражданами РФ, иностранцы тоже могут привлекаться к участию в проведении ряда ОРМ. Фактически же норма участия в ОРМ граждан, определенная ст. 6 ФЗ об ОРД, в отношении иностранцев ограничена: иностранцы могут оказывать содействие в качестве негласных источников ОРО только в проведении ОРМ в отношении своих сограждан, добывая оперативно-значимую информацию о совершенных, совершаемых либо подготавливаемых ими преступлений для их раскрытия, розыска преступников или нейтрализации криминальной активности ОПФ. Участие иностранцев в проведении ОРМ в отношении российских граждан должно регулироваться нормами международного права. Таким образом, законодательное распространение права оказания содействия граждан ОРО на иностранных граждан и лиц без гражданства придало правовой статус практической работе ОРО с источниками негласной информации из числа граждан зарубежных государств; определило правовые рамки их использования; закрепило право иностранных граждан осуществлять в форме содействия ОРО на практике свое право борьбы с преступностью за пределами своей страны. Условно конфидентов из числа иностранцев можно разделить на три группы: 1) иностранные граждане славянского происхождения (белорусы, украинцы, русскоязычное население стран СНГ); 2) иностранные граждане стран СНГ (Армения, Грузия, Молдавия, Узбекистан и др.); 3) иностранные граждане стран дальнего зарубежья. Такое деление необходимо, так как методика подбора, изучения, проверки, привлечения к сотрудничеству и последующей работы с представителем каждой из указанных категорий различна. Так, если иностранцы 1-й группы всецело подпадают под действие общей методики привлечения к конфиденциальному содействию, применяемой к гражданам РФ (за исключением проверки), то иностранцы 2-й группы требуют к себе уже иного подхода, ориентированного больше на знание этнопсихологии, применения ряда ОРМ в процессе изучения кандидата в конфиденты, а привлечение иностранных граждан 3-й группы требует от оперативников знания методики подбора, изучения, используемой спецслужбами (проверка по стране постоянного проживания, выявление зарубежных связей кандидата, его окружения, проверка по учетам спецслужб и т.д.). Другая трудность привлечения иностранцев 3-й группы к конфиденциальному сотрудничеству, — незнание их национального языка, в связи с чем главный принцип в искусстве привлечения к сотрудничеству и последующей работы - умение внимательно слушать собеседника — к сожалению, здесь не срабатывает. Следовательно, автоматически снижается значение личного общения при установлении первого контакта, сужается контингент иностранцев — потребительных источников негласной информации (внимание обращается в основном на иностранцев, владеющих русским языком), появляются сложности в усвоении и выполнении заданий источниками, установлении психологического взаимопонимания и т.д. Другие не менее важные моменты, осложняющие процесс изучения кандидата в конфиденты из числа иностранцев, — это практическое отсутствие сведений (для граждан дальнего зарубежья) либо их крайне ограниченное количество (для граждан стран СНГ), касающихся биографических данных кандидатов, а также затруднение получения независимых характеристик о личности кандидата от его соседей, родственников, сослуживцев и др. Все это значительно затрудняет формирование представления о личности потенциального конфидента-иностранца, его роде занятий и профессии, психологических особенностях, образе жизни и т.д. Методика приобретения конфидентов из числа иностранных граждан имеет некоторые особенности: выяснение цели приезда иностранца в Россию; определение мотивации его сотрудничества с ОРО; закрытость иностранных землячеств, диаспор, ОПФ; отсутствие информации об иностранных граждан в оперативно-справочных учетах; незнание оперативниками традиций, обычаев и особенностей межэтнических отношений, национального языка кандидата, что в конечном счете не позволяет выработать оптимальную линию поведения на подготовительной стадии его привлечения к конфиденциальному содействию. Учитывая, что иностранные граждане являются носителями несколько иных морально-этических характеристик, мотивация их конфиденциального содействия ОРО исходит из цели приезда в РФ, условий проживания и образа жизни, места в иерархии землячества, диаспоре. Иностранных граждан и лиц без гражданства, находящихся на территории РФ, можно условно разделить на несколько крупных групп: иммигрировавшие в РФ с целью получения статуса беженцев; обучающиеся в различных учебных заведениях РФ; работающие на территории РФ по контракту; незаконно въехавшие в РФ (нелегальная иммиграция) с целью занятия криминальным бизнесом либо рассчитывающие выехать в страны Евросоюза; легально прибывшие в РФ из других государств под различным предлогом (туризм, учеба, частные приглашения) для установления связей и занятия коммерческой деятельностью. Необходимость освещения «изнутри» деятельности указанных категорий иностранных граждан определяется: во-первых, возможностью использования их международными ОПФ для совершения преступлений международного характера; во-вторых, необходимостью обеспечить безопасность иностранных партнеров в связи с участием РФ в международной рыночной экономике. Мотивация приезда иностранца в РФ - важный фактор осуществления конфиденциального сотрудничества. Оперативнику предварительно необходимо определить категорию (группу) иностранцев, откуда планируется выбрать источника негласной информации, и определить свою линию поведения при привлечении его к сотрудничеству. При этом следует учесть, что иностранец, находящийся на территории РФ, стремится как можно быстрее адаптироваться в новых условиях, выжить в той ситуации, в которой находится. Решать данную проблему каждый иностранец будет самостоятельно в зависимости от цели своего приезда. Например, проблема сезонных рабочих-иностранцев — продление временной регистрации; иностранцев, проживающих в квартирах без договора о найме, — регистрация и временная прописка; студентов-иностранцев, имеющих академические задолженности, — опасность отчисления из учебных заведений и, как следствие, сокращение срока пребывания в РФ; иностранцев, занимающихся коммерцией, — временная регистрация, наличие разрешения на торговлю, конкуренция, беженцев -получение соответствующего статуса; иностранцев, не имеющих постоянных легальных доходов (доля этих лиц в числе преступников-иностранцев составляет около 75%) -большие трудности с временной регистрацией, трудоустройством Поэтому при общении с кандидатами на сотрудничество оперативнику необходимо использовать данное обстоятельство. При выборе конфидента из числа иностранцев очень важно знать отношение к нему соотечественников землячества. Лидеры и авторитеты ОПФ, состоящих из иностранных граждан, по выполняемым ими функциям составляют нормативную референтную группу, которая также выступает источником норм, регулирующих поведение иностранца — члена этой ОПФ либо землячества. Следовательно, именно лидеры и авторитеты из числа иностранцев обладают наиболее важной и нужной информацией. Привлечение таких лиц дает оперативнику возможность решать многие задачи. Надо учитывать, что многие лидеры землячеств могут идти на контакт по разным причинам. Легальное общение с сотрудниками ОРО в ряде случаев дает лидеру возможность утвердиться внутри землячества. Нелегальное содействие позволяет ему нейтрализовать противоправную деятельность неугодных ему членов землячества, а также противодействовать совершению преступлений в отношении соотечественников со стороны преступников-иностранцев других национальностей — в обоих случаях у лидера появляется возможность повысить свой авторитет в представлении сограждан. Кроме того, для привлечения иностранцев к содействию в получении информации можно использовать постоянную борьбу за лидерство, характерную для любого землячества. Исследование, проведенное в ряде городов РФ, позволило сделать вывод, что иностранные граждане идут на контакт с ОРО, руководствуясь следующими мотивами: возможность положительного решения вопроса о предоставлении статуса беженца — 100%; возможность получения защиты со стороны ОРО при попадании источника в сложную криминальную или бытовую ситуацию — 80%; возможность получения коммерческих выгод в конкуренции с другими предпринимателями — 50%; материальная заинтересованность — 10%; личные доверительные отношения с оперативниками — 3%. При подборе иностранных граждан, которые могли бы содействовать в борьбе с преступностью, необходимо учитывать не только социальные факторы, которые в определенной степени формируют личность иностранца, влияют на мотивацию его сотрудничества с ОРО, но и национальные традиции, культуру, религию, т.е. основополагающие элементы этнической разницы между представителями различных народов. Подбор источников-иностранцев может производиться путем: личного наблюдения и общения с отдельными категориями иностранных граждан (студентами, специалистами, коммерсантами, туристами и др.) как работающими, так и проживающими на обслуживаемой ОРО территории, объекте; сбора и анализа информации о сотрудниках иностранных фирм, учреждений и организаций; анализа сообщений оперативного характера, касающихся преступной деятельности иностранцев; получения информации из мест лишения свободы об иностранцах, срок отбытия наказания которых истекает; изучения информации об иностранных гражданах, содержащихся в приемниках-распределителях, ИВС, проживающих в лагерях для беженцев. Учитывая, что подавляющее большинство сотрудников ОРО не обладают знанием иностранных языков, в подборе источников оперативной информации на данном этапе следует прежде всего ориентироваться на иностранцев, владеющих русским языком (студенты, аспиранты, преподаватели, коммерсанты, рабочие, служащие, лица длительное время проживающие в РФ), на граждан РФ и СНГ, имеющих связи с иностранцами по роду своей деятельности (работники гостиниц, мотелей, кемпингов, общежитий, учебных заведений, туристических организаций и др.), а также на ранее судимых за преступления, связанные с иностранцами, сохранивших связи с уголовными элементами, специализирующимися на преступлениях в среде граждан зарубежных государств. Для установления доверительных отношений с иностранцами оперативник может оказать им своевременную и достаточно законспирированную помощь в решении вопросов, связанных с обеспечением их личной безопасности, ограждением от преступных посягательств со стороны соотечественников, местных ОПФ, отдельных лиц. Кроме того, можно использовать временные затруднения иностранца, связанные с его обустройством, паспортно-визовыми и таможенными оформлениями, пропиской, постановкой на учет автотранспортного средства, регистрацией его коммерческого предприятия, оказывая в рамках закона соответствующую помощь в решении этих и других возникающих бытовых проблем. После выбора конкретного кандидата для содействия ОРО начинается процесс его изучения и проверки, во время которого должны быть выяснены и оценены степень его надежности и оперативно-поисковые возможности — это наиболее сложное звено процесса выбора конфидента-иностранца. Если в отношении российских граждан, привлекаемых к сотрудничеству, механизм проверки достаточно отработан, то проверка иностранцев четко не определена. Подавляющее большинство кандидатов для сотрудничества с ОРО из числа иностранцев ранее не привлекались к уголовной ответственности в России, поэтому оперативно-справочные учеты ОРО зачастую не располагают сведениями об их преступных связях, образе жизни, судимости, и проверка кандидатов из числа иностранцев по этой причине крайне ограничена и затруднительна. В связи с этим предлагается следующая схема проверки: в обязательном порядке проверить кандидатов для конфиденциального содействия по оперативно-справочным учетам ГИЦ, ЗИЦ, ИЦ, МВД, ГУВД,УВД; через НЦБ Интерпола МВД России проверить наличие сведений на этих граждан в базах данных Интерпола; все сведения об иностранных гражданах (фамилия, имя, год рождения, место рождения и проживания за рубежом, время и цель прибытия в РФ) через МВД России направить в спецслужбы РФ для последующей их проверки по имеющимся спецучетам; использовать оперативно-технические и оперативно-поисковые возможности ОРО в местах проживания и длительного нахождения кандидата; собрать информацию о положении кандидата в землячестве, имеющихся у него связях как в РФ, так и за ее пределами. Конфидентов-иностранцев условно можно разделить на три основных группы в зависимости от направления их деятельности: конфиденты по национальному признаку; конфиденты в местах проживания и проведения досуга иностранных граждан; конфиденты по раскрытию конкретных видов преступлений, совершенных иностранцами. Конфиденты по национальному признаку — это источники относительно национальной принадлежности иностранных граждан. Их основная задача - оперативное освещение деятельности землячеств, а также религиозных и этнических групп, живущих вне своей исконной территории на положении национально-культурного меньшинства (диаспоры), с целью борьбы с международными преступлениями и преступлениями международного характера; выявление иностранцев, проживающих на нелегальном положении, а также совершающих преступления различной категории тяжести. Информация от этой категории должна проверяться, по возможности, через третьих лиц. Кроме этого, конфиденты-иностранцы по национальному признаку необходимы для работы в условиях ИВС либо в ОПФ, организованных по национальному признаку. Конфиденты в местах проживания и проведения досуга иностранных граждан (гостиницы, общежития, частные квартиры, казино, Дискотеки, рестораны и т.д.), — это действенная форма контроля за поведением иностранных граждан, склонных к совершению противоправных действий, и их эффективное использование в пресечении и раскрытии преступлений, совершенных гражданами зарубежных государств. Данных источников на указанных объектах целесообразно выбирать из числа их сотрудников либо иностранцев, постоянно их посещающих. Информацию можно получать, сочетая гласные и негласные формы содействия. Гласные формы содействия — это поддержание оперативником легальных, в форме оперативного контакта, отношений с администрацией гостиниц, общежитий, мотелей, ресторанов и т.д. с целью обеспечения общественного порядка на объектах. На объектах, наиболее часто посещаемых иностранцами (казино, дискотеки, рестораны, бары и т.д.), подбор негласных источников осуществляется, в первую очередь, исходя из целей содействия (получение оперативной информации общего характера об объекте и лицах, его посещающих; сбор сведений о конкретном лице или группе иностранцев; оперативная разработка и др.). При подборе конфидентов в местах проживания иностранцев следует учитывать их контингент, социальное положение, интересы, длительность проживания, цель приезда и др. Актуальным является оперативное освещение частных квартир, снятых иностранцами в наем. В 80% преступлений, совершаемых в этих квартирах, выяснялось, что договоров с иностранцами на право их проживания не заключалось. В таких квартирах часто скрываются лица, незаконно проживающие на территории РФ, совершаются преступления различной тяжести (убийства, разбои, переработка наркосодержащих веществ и др.). Нелегальные квартиры имеют практически все ОПФ из числа граждан зарубежных стран (Вьетнама, Пакистана, Азербайджана, Грузии, Китая и др.). В данной ситуации наиболее эффективны три направления использования конфидентов: оперативное внедрение в ОПФ; приобретение конфидентов из членов действующей ОПФ; создание квартир-ловушек. Конфиденты по раскрытию конкретных видов преступлений используются для работы по совершенным преступлениям (убийства, кражи, разбои, вымогательства и другие) с учетом личности преступника-иностранца, его социального положения как в стране пребывания, так и у себя на родине, национальности преступника и потерпевшего, цели приезда потерпевшего и времени его нахождения в РФ, места и способа совершения преступления. В достижении положительного результата немаловажное значение имеет правильное использование конфидентов-иностранцев по раскрытию преступлений — например, нереально использовать для раскрытия преступлений возможности источника, исповедующего иную религию, чем подозреваемый. Раскрытие каждого конкретного преступления имеет свои особенности: так, при раскрытии краж, грабежей и разбоев, совершенных иностранцами, следует учитывать, что, во-первых, до 60% таких преступлений совершается в отношении соотечественников; во-вторых, их организаторами в большинстве случаев бывают лица, которых потерпевший знает лично; в-третьих, преступники осведомлены о наличии ценных вещей, денег у потерпевшего и требуют именно их; в-четвертых, преемники знают о месте хранения денег и ценных вещей. Следовательно, источники для раскрытия указанных преступлений должны выбираться в основном из числа граждан одной национальности с потерпевшим иностранцем либо из его окружения. Глава 10 ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА УЧАСТНИКОВ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ § 1. Социально-психологические особенности участников оперативно-розыскной деятельности Социально-психологическая структура ОРД состоит из восьми основных элементов: нормативность; властные полномочия сотрудников; конфиденциальность отношений и конспиративность общения ее субъектов; разнообразие их ролевого поведения; экстремальный характер деятельности; творческий характер деятельности субъектов ОРД; самостоятельность, персональная ответственность сотрудников за результаты труда, судьбу конфидентов; состязательность и противодействие проверяемых. Нормативность деятельности субъектов ОРД положительно влияет на психологию оперативников и конфидентов: формирует и развивает их правосознание, социально-ориентированную мотивацию, нормативность поведения. Наличие властных полномочий у оперативников накладывает определенный отпечаток на их личность и поведение. В процессе использования таких полномочий, безусловно, затрагиваются интересы и права граждан, юридических лиц, организаций, что требует от сотрудников знания психологии личности, в отношении которой применяются те или иные меры правового характера, профессиональной этики, умения прогнозировать оперативно-тактические ситуации и поведение субъектов, эмоциональной уравновешенности. Актуальность рассматриваемого элемента определяется также тем, что превышение сотрудником властных полномочий негативно отражается на его профессиональном авторитете, имидже, отношении к нему лиц, с которыми он общается, может повлечь отрицательные психические состояния, нарушение межличностных коммуникаций. Конфиденциальность отношений, конспиративность общения субъектов ОРД— важный специфический элемент социально-психологической характеристики, базирующийся на принципах ОРД. Конфиденциальность и конспиративность влияют на индивидуально-психологические характеристики оперативников и конфидентов (повышают уровень тревожности, эмоциональной напряженности, активности психических познавательных процессов, вызывают психическую и физическую утомляемость, негативные состояния стресса, подавленности, депрессии, фрустрации и т.д.), детерминируют специфику социально-психологического содержания ОРД (установление психологических контактов и доверительных отношений, распределение вымышленных и открытых социальных ролей, статусной иерархии и т.д.). Разнообразие ролевого поведения субъектов ОРД предполагает частую смену оперативниками и конфидентами открытых и вымышленных социальных ролей, изменения межличностных коммуникаций, тактик взаимодействия с окружающими. Необходимость сочетания открытых и вымышленных социальных ролей накладывает определенный отпечаток на психическую сферу субъектов, требует развития у них умений и навыков вхождения в роль (часто криминальной направленности), перевоплощения, пластичности познавательных психических процессов и других психологических характеристик. Частая смена социальных ролей и моделей поведения также должна сопровождаться психокоррекционными мероприятиями, направленными на предупреждение и снятие негативных психических состояний, преодоление тенденции раскола целостности личности, развития психопатических свойств характера, «мании преследования», параноидальных проявлений и т.п. Экстремальный, эмоционально насыщенный характер ОРД определяется факторами, ее сопровождающими. Наиболее распространенными из них являются: большой объем специфических действий при остром дефиците информации и времени; профессиональный риск, связанный с выполнением оперативных заданий; активное противодействие преступников; частое изменение условий труда, сопровождающееся нарушением суточной физиологической активности организма; высокий эмоциональный фон межличностного общения субъектов ОРД с лицами, представляющими оперативный интерес, и др. Указанные факторы существенно влияют на содержание психологических характеристик оперативников и конфидентов, способствуют развитию устойчивых негативных психических состояний, появлению невротических реакций, психопатических и функциональных расстройств. Творческий характер деятельности субъектов ОРД обусловлен разнообразием ситуаций, возникающих в процессе ее осуществления. Предусмотреть все возможные варианты развития ситуаций весьма сложно, поэтому оперативники и конфиденты осуществляют планирование и прогнозирование тактики и линии поведения по нескольким направлениям. Самостоятельность, персональная ответственность оперативников за результаты труда, судьбу конфидентов — важный элемент социально-психологической характеристики ОРД. Согласно ФЗ об ОРД (ст. 15) ОРО предоставлен весьма широкие права, подчеркивающие и* значимость, возможность самостоятельного принятия ими важных решений. Поведение оперативников в этом направлении формируется в соответствии с рекомендациями профессиональной этики, учетом психологических характеристик конфидентов, их личностных свойств и качеств. ОРД протекает в режиме состязательности, противодействия проверяемых. Состязательность предполагает умение «переиграть» преступников, документировать их поведение и преодолеть психологическое воздействие. Противодействие — это осуществление проверяемыми различных специальных мероприятий, провокаций в отношении оперативников и конфидентов с целью обеспечения безопасности лица (ОПФ), в определении вымышленных социальных ролей конфидентов, уличении их в сотрудничестве с ОРО. Нередко подобное противодействие создает реальную угрозу здоровью и жизни оперативников и конфидентов, увеличивает степень их профессионального риска. Поэтому необходимо уделять значительное внимание формированию у оперативников и конфидентов волевых качеств, психологической готовности к выполнению оперативных заданий, артистизма при исполнении вымышленных криминальных ролей. Указанные элементы социально-психологической характеристики ОРД взаимосвязаны между собой; изменение их содержания влияет не только на «рисунок» вымышленной социальной роли, линию поведения конфидентов, но и на их психологические характеристики, детерминирует наступление профессиональной деформации и т.д. § 2. Психологическая характеристика оперативников и конфидентов Повышение эффективности ОРД, профессионализма ее субъектов предусматривает не только совершенствование нормативно-правовой базы, организации и тактических приемов, но и активизацию «человеческого фактора» — психологических характеристик оперативников и конфидентов. Такая активизация предполагает всестороннее изучение их индивидуально-психологических особенностей, свойств и качеств, соответствующих ОРД. Важным шагом в этом направлении является создание психологического портрета личности участников ОРД, адаптация существующих и подготовка новых методик, позволяющих определить критерии и выработать модель психологической пригодности к этому специфическому виду деятельности, совершенствовать отбор оперативников и конфидентов на основе анализа и оценки психологических факторов. В юридической психологии имеются попытки осуществления анализа структурных элементов следственной, прокурорской, судебной, юрисконсультской, пенитенциарной деятельности. Однако ОРД является специфическим видом человеческой деятельности и имеет неповторимые особенности, влияющие на содержание ее подструктур. Классифицируя деятельность сотрудников подобным образом, целесообразно использовать методолого - теоретический подход, изученный В.В. Романовым, дополнив и развив его основные положения. (См Романов В В Юридическая психология. М Юрист, 1998 -С 157-159). Существуют следующие группы профессионально значимых психологических характеристик: развитые коммуникативные качества и умения; развитые волевые качества; внимание и наблюдательность; развитые интеллектуальные качества; профессиональная память; высокая профессиональная мотивация и социальная адаптация; эмоциональные особенности; наличие привычек и моторные свойства. Наиболее актуальными группами профессионально значимых психологических характеристик участников ОРД являются коммуникативные качества и умения, волевые качества, внимание и наблюдательность и интеллектуальные качества, наименее актуальными — привычки и моторные свойства. Развитые коммуникативные качества и умения — это способность располагать к себе людей, вызывать у них чувство доверия; умение слушать собеседника; умение согласовывать свое поведение с действиями других участников ОРД; способность разумно сочетать деловые и личные контакты с окружающими; способность к быстрому установлению психологических контактов с новыми людьми; умение быстро найти нужный тон, целесообразную форму общения в зависимости от психического состояния и индивидуальных особенностей собеседника. К отрицательным коммуникативным качествам и умениям относятся замкнутость, повышенная сосредоточенность на своих проблемах, переживаниях, отсутствие навыков установления психологического контакта и доверительных отношений. Развитые волевые качества — это уравновешенность и самообладание в конфликтных ситуациях, осторожность, серьезность, решительность, настойчивость. Волевыми качествами, негативно влияющими на ОРД, являются неуравновешенность, легкомыслие, нерешительность. Внимание и наблюдательность — это оперативная наблюдательность, способность быстро переключать внимание с одного вида деятельности на другой, подмечать изменения в окружающей обстановке, не сосредоточивая сознательно на них внимания. К отрицательным качествам относятся невнимательность, неустойчивость, рассеянность внимания и др. Развитые интеллектуальные качества — это знание преступных традиций, обычаев, жаргона, фамилий, имен, кличек судимых лиц, криминальных «авторитетов»; сообразительность; способность оценивать и анализировать оперативную ситуацию, изменения оперативной обстановки; умение выбрать из большого объема оперативной информации ту, которая необходима для решения данной задачи; Умение оказывать внушающее воздействие; умение убеждать; способность анализировать изменяющуюся оперативную ситуацию, делать для себя соответствующие выводы, умственная работоспособность; умение выделять главное; актерские способности (представлять и переживать вымышленную социальную роль, вживаться в нее, перевоплощаться, использовать мимические и пантомимические средства, выражения и т.д.). Отрицательно влияют на развитие интеллектуальных качеств отсутствие знаний о криминальном опыте и актерских способностей у конфидентов, низкая умственная работоспособность и сообразительность. Профессиональная память — это способность точно воспроизводить информацию в нужный момент; легко запоминать словесно-логический материал (термины, цифры, фамилии); точно передать однажды услышанное; запоминать внешность и поведение человека; запоминать цвет, форму, величину, движение, расположение объектов, предметов; запоминать и своевременно воспроизводить мельчайшие детали ситуации общения, по которым впоследствии можно составить целостный образ. Отрицательно оцениваются низкий уровень развития долговременной словесно-логической и наглядно-образной памяти, а также отсутствие стремления к ее совершенствованию. Высокая профессиональная мотивация - это правдивость, смелость, энергичность, добросовестность, исполнительность, дисциплинированность. Профессиональная непригодность к поисковой деятельности может детерминироваться лживостью, скептицизмом, грубостью, неисполнительностью . Эмоциональные особенности: эмоциональная устойчивость при принятии ответственных решений; умение преодолевать чувство страха и неопределенности; устойчивость к стрессу. Низкая устойчивость к стрессу, эмоциональная лабильность, тревожность, невротизм, психопатические свойства характера, импульсивность отрицательно влияют на профессиональную пригодность оперативников и конфидентов Симптомокомплекс — моторные свойства — это работоспособность, активность, высокая моторная реактивность (быстрая реакция на внезапное зрительное впечатление посредством определенных движений). Затрудняют реализацию моторных функций медлительность, пассивность, торопливость, низкая работоспособность. § 3. Психологическое содержание мотивации оперативников и конфидентов Для объяснения индивидуальных различий в поведении и деятельности человека исследованы различные психологические характеристики человека: черты характера, установки, убеждения, интересы, способности, особенности темперамента. Однако особая роль в детерминации поведения и деятельности человека принадлежит мотивации, которая является центральным элементом психологической структуры ОРД, генератором внутренней и внешней активности сотрудников и конфидентов Она в значительной степени влияет на эффективность ОРД, детерминирует способы поведения и психологические характеристики ее субъектов. Мотивация ОРД — это сложное психологическое явление, представляющее собой совокупность мотивов, выражающих предмет потребности оперативников и конфидентов и реализуемых ими в деятельности для достижения конкретных целей. Мотивацию участников ОРД составляют потребности, мотивы и цели. Основным элементом мотивации оперативников и конфидентов являются потребности, понимаемые как состояние нужды в конкретных условиях или обстоятельствах, которые необходимы им для жизнедеятельности и развития. Наличие определенной потребности вызывает у участников ОРД внутреннее чувство неудовлетворенности, желание устранить существующий диссонанс. Участникам ОРД присущи следующие основные группы потребностей: органические (физиологические); материальные; социальные; познавательные; самовыражения; духовные; потребности в безопасности. У конфидентов, например, материальные потребности удовлетворяются с помощью таких мотивов, как стремление получать материальные стимулы за эффективную деятельность. (Материальные стимулы выражены не только и не столько в возможности получить Денежное вознаграждение от ОРО Часто эти стимулы проявляются в стремлении захватить собственность конкурентов по бизнесу, завладеть пакетом акций интересующего конфидента предприятия и т.д. -Прим. ред.). Для социальных потребностей конфидентов характерны альтруистические мотивы (стремление оказать помощь в борьбе с преступностью); чувство долга; личная симпатия к оперативнику; стремление сохранить и укрепить авторитет в социальной среде общения (в том числе криминальной); гражданская убежденность; патриотизм; религиозные убеждения. Конфиденты, испытывающие потребности в самовыражении, также удовлетворяют их с помощью мотивов: самоактуализация в секретном виде деятельности; самолюбие; стремления к власти; тщеславие. Для конфидентов, имеющих потребности в безопасности, характерны мотивы мести; страха; стремления избежать расправы со стороны преступников за нарушение неформальных норм поведения, стремления к собственной безопасности и безопасности близких людей, принуждения; озлобления на окружающих (начальников, сообщников партнеров, конкурентов по бизнесу и др.), стремления избежать ответственности за совершение антиобщественных поступков и преступлений. Конфиденты, испытывающие познавателъные потребности, удовлетворяют их с помощью различных мотивов: интереса (любознательности); романтики; игрового мотива. Деятельность участников ОРД полимотивирована т.е. осуществляется на основе различных мотивов, которые имеют выраженное иерархическое строение. Оперативникам присущи следующие основные группы мотивов: познавательные (стремление к совершенствованию знаний, умений и навыков в ОРД, к познанию человеческих отношений; изучение сильных и слабых сторон человеческой психики); социальные (стремление к борьбе со злом в его криминальных проявлениях, передаче жизненного и профессионального опыта другим сотрудникам, оказанию помощи людям, в ней нуждающимся); романтики (внешняя привлекательность ОРД); психофизического напряжения (склонность к риску, осуществлению секретного вида деятельности); профессионального престижа (стремление к использованию в профессиональной деятельности сил и средств, неизвестных и недоступных другим людям, реализации социальных преимуществ, которые имеют оперативники, воздействию на различные кате гории лиц, к реализации служебного авторитета); деловой карьеры (стремление к продвижению по службе, занятию должности, соответствующей самооценке сотрудника); самовыражения (стремление к проявлению своих лучших качеств в сложных, опасных ситуациях, к власти); материальной заинтересованности (стремление к назначению на высокооплачиваемую должность, использованию преимуществ служебного положения в личных целях, к возможности стабильного и регулярно выплачиваемого денежного содержания). В среднем мотивации оперативника можно назвать позитивными: интерес, стремление бороться со злом в его криминальных проявлениях, понять содержание человеческих отношений, изучить различные стороны человеческой психики, проявить свои лучшие качества в сложных и опасных ситуациях ОРД, реализовать преимущества и авторитет, которыми обладают сотрудники ОРО. В то же время отмечаются и негативные мотивы: стремление использовать служебное положение в личных целях, получение материальной выгоды от* использования связей, устанавливаемых в ходе ОРД, стабильное и регулярно выплачиваемое денежное содержание. Доминирующими мотивами оперативников являются познавательные, социальные и мотивы романтики. Глава 11 КОНТРАКТ (ДОГОВОР) МЕЖДУ СУБЪЕКТАМИ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ § 1. Оперативно-розыскной контракт и условия его заключения Определение оперативно-розыскного контракта и его отличие от смежных видов договоров. Согласно ч. 2 ст. 17 ФЗ об ОРД оперативные подразделения могут заключать контракты с совершеннолетними дееспособными лицами, независимо от их гражданства, национальности, пола, имущественного, должностного и социального положения, образования, принадлежности к общественным объединениям, отношения к религии и политических убеждений. Контракт есть разновидность договора, волевого соглашения двух субъектов ОРД об установлении субъективных прав и обязанностей -ОРО и человека, изъявившего желание сотрудничать с этим государственным органом. Это правовой акт, его заключение и вступление в силу влечет юридически значимые последствия для его участников. Отнесение контракта к договору достаточно определенно позволяет считать его разновидностью сделки и одновременно юридическим фактом, в результате которого между сторонами возникают специфические оперативно-розыскные правоотношения. Вместе с тем заключение контракта может вызвать к жизни и некоторые другие правоотношения (например, ими могут стать трудовые и гражданско-правовые отношения). Итак, оперативно-розыскной контракт — это основанный на нормах оперативно-розыскного законодательства и выработанный в публичных интересах в итоге добровольного согласования воли двух субъектов ОРД— оперативного подразделения (в лице оперативника) и совершеннолетнего дееспособного человека договор (как правило, документально оформленный), устанавливающий взаимные права и обязанности в связи и по поводу необходимости реализации целей ОРД и решения ее задач. Контракт всегда влечет определенные юридически значимые последствия для обеих сторон. Оперативно-розыскной контракт следует отличать от административного и гражданско-правового договоров. Несмотря на присущие им многие общие черты, характерные для любого договора (в частности, наличия общеправовых принципов заключения соглашения, согласования воли сторон, правовых последствий), они не тождественны. Можно сказать, что оперативно-розыскной контракт является частным случаем как административного, так и гражданско-правового Договора. С первым из них его роднит публичный характер (государство в лице ОРО — обязательная сторона при заключении контракта). Однако контракт заключают не в связи с реализацией административных отношений, а в связи с необходимостью обнаружения преступлений. Сравнивая оперативно-розыскной контракт и гражданско-правовой договор, отметим, что обшим для них выступает равенство сторон (в отличие от административного договора). Вместе с тем коренным отличием контракта в ОРД от любого гражданско-правового договора является его публичный характер. Если при гражданской сделке стороны преследуют индивидуальный, частный интерес, то при заключении оперативно-розыскного контракта преследуется достижение общественно значимого результата — защита человека, собственности, общества и государства от преступных посягательств (ст. 1 ФЗ об ОРД). Условия заключения оперативно-розыскного контракта. Для оказания помощи конфидентам на условиях контракта законодатель установил два условия, дополнительных к общим: достижение конфидентом совершеннолетия и его дееспособность. Дееспособность — это способность физического лица своими действиями приобретать права и создавать для себя юридические обязанности, а также нести ответственность за совершенное правонарушение (например, совершение преступления в ходе ОРМ, нарушение условий контракта). В соответствии со ст. 60 Конституции гражданин РФ может самостоятельно осуществлять в полном объеме свои права и обязанности с 18 лет. ФЗ об ОРД запрещено вступать в договорные отношения с полностью недееспособными лицами, в частности лицами, страдающими психическими расстройствами. Контракт заключается с человеком независимо от его гражданства. К сотрудничеству может привлекаться: гражданин РФ (в том числе лицо, имеющие двойное гражданство, т.е. одновременно состоящие в гражданстве другого государства); лицо без гражданства; иностранный гражданин или подданный иностранного государства. Конфиденциальные отношения с этими лицами устанавливаются независимо от постоянного или временного их нахождения на территории России. § 2. Структура и содержание основных элементов оперативно- розыскного контракта Как правило, в контракте указывают его предмет и срок действия, обязанности и права сторон, условия возмездности, а также условия и порядок его продления. Предмет контракта. В общих положениях указывают, какие обязательства принимают на себя стороны по решению задач ОРД. Специально оговаривают особенности действия сторон. В частности, конфидент указывает, в чем состоит его содействие при подготовке или проведении ОРМ. Перечень взаимных договорных обязательств индивидуален и зависит от ряда условий: личных качеств конфидента, характера выполняемых им заданий, его реальных возможностей по оказанию содействия и т.п. В контракте запрещается излагать сведения, составляющие государственную тайну. Обязанности и права сторон. Прежде всего оговаривают требования к предмету договора, в том числе, в какой форме (устно, письменно, в виде образцов документов, изделий и т.д.) конфидент будет предоставлять информацию. Раскрывают также обязательства ОРО в создании благоприятных условий для выполнения конфидентом заданий, в его обучении и подготовке (специальной, психологической и др.). Кроме того, указывают пределы использования оперативной информации и т.д., а также перечисляют обязательства, связанные с обеспечением личной безопасности конфидента, безопасности членов его семьи, близких и др. Особо отметим, что предусмотренные в контракте обязанности и права сторон не должны отменять или ущемлять те из них, которые предусмотрены ФЗ об ОРД (ст. 14, 15, 17 и др.). Возмездность. В контракте прежде всего отражают вид, размер и порядок вознаграждения конфиденту за выполнение взятых им обязательств. Вместе с тем в нем может быть предусмотрена и отражена какая-либо иная форма возмездности (например, предоставление работы или помощь в ее приобретении, передача в собственность движимого или недвижимого имущества, выдача соответствующих документов). Так как стороны несут обоюдную ответственность за выполнение условий контракта, в нем необходимо предусматривать возмещение понесенного в связи с подготовкой или проведением ОРМ материального или морального вреда и др. (например, ограничение какого-либо права конфидента на тот или иной срок после окончания сотрудничества). Кроме того, в контракте оговаривают меры социального обеспечения конфидента и (или) членов его семьи и близких, а также другие обстоятельства в соответствии с ФЗ об ОРД и гражданским законодательством. Особые условия. Контракт должен, в частности, содержать такие условия, которые связаны с использованием результатов ОРД, полученных с участием конфидента, с сохранением сведений, составляющих государственную тайну, о которых ему стало известно при сотрудничестве, и т.п. Вступление контракта в законную силу. Он вступает в силу с момента подписания его обеими сторонами, если иное не указано в тексте контракта. Окончание действия контракта. Его действие прекращается по истечении обговоренного срока или, при наличии основания для Досрочного расторжения, — досрочно. Досрочное расторжение контракта. Оно допустимо по различным основаниям. Типичными являются: досрочная реализация цели, ради которой заключался контракт; объективное изменение оперативной обстановки (заболевание конфидента, утрата им оперативных возможностей, приобретение конфидентом статуса депутата, судьи, прокурора, адвоката, священнослужителя или полномочного представителя официально зарегистрированного религиозного объединения и др.); неисполнение условий контракта одной из сторон. Инициировать досрочное расторжение вправе обе стороны. Например, конфидент может по собственной инициативе расторгнуть контракт в случае невыполнения другой стороной одного или нескольких обязательств, предусмотренных контрактом. Основанием же для досрочного расторжения контракта с конфидентом со стороны ОРО является: разглашение сведений о факте и содержании конфиденциального сотрудничества (в частности, объекту оперативной заинтересованности); совершение конфидентом преступления или использование конфиденциального сотрудничества для сокрытия преступной деятельности; предоставление заведомо ложной информации; умышленное искажение оперативно значимой информации или ее сокрытие; уклонение от сотрудничества под различными предлогами и др. Условия и требования к порядку заключения контракта с конфидентами излагается в нормативных правовых актах конкретного ОРО. § 3. Запреты на контрактное сотрудничество Согласно ч. 3 ст. 17 ФЗ об ОРД оперативным подразделениям запрещается использовать конфиденциальное содействие по контракту депутатов, судей, прокуроров, адвокатов, священнослужителей и полномочных представителей официально зарегистрированных религиозных объединений. В этом предписании содержится исчерпывающий (закрытый) список лиц, привлечение которых ОРО к сотрудничеству на конфиденциальной контрактной основе законодатель не разрешает. Список включает две категории лиц: представителей власти (депутатов, судей и прокуроров) и представителей общественных организаций. В первом случае запрет вызван тем, что представители власти наделены соответствующими законодательными, судебными и надзорными полномочиями, не совместимыми с конфиденциальным контрактным оказанием содействия ОРО, которые они должны контролировать или за которыми обязаны надзирать. Кроме того, нельзя допустить, чтобы привлечение к конфиденциальному сотрудничеству указанной категории граждан на контрактной основе использовалось ОРО для оказания негласного регулирующего воздействия на законотворческую деятельность и работу судов. Согласно ст. 120 Конституции судьи независимы и подчиняются только Конституции и ФЗ (в частности, обеспечению их независимости согласно ст. 294 УК 1рлужит уголовно-правовой запрет на воспрепятствование осуществлению правосудия). I Наконец, государственные служащие не вправе заниматься другой Лкроме основной) оплачиваемой деятельностью, кроме педагогической, научной и иной творческой (см. ч. 1 ст. 11 Закона об основах государственной службы). Во втором случае запрет во многом обусловлен морально-этическими нормами. В частности, именно по этическим соображениям недопустимо использовать ОРО специфических отношений, которые возникают между каким-либо человеком и священнослужителем (полномочным представителем официально зарегистрированного религиозного объединения), в результате которого последние становятся обладателями информации о частной жизни лица (например, ставшей им известной из тайной исповеди верующего). Глава 12 СОЦИАЛЬНАЯ И ПРАВОВАЯ ЗАЩИТА УЧАСТНИКОВ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ § 1. Понятие социальной и правовой защиты участников оперативно-розыскной деятельности Социальная и правовая защита должностных лиц ОРО и лиц, оказывающих им содействие, призвана реально способствовать более эффективному выполнению ими профессиональных обязанностей или добровольно взятых на себя обязательств. ФЗ об ОРД в основных чертах устанавливает статус штатных как гласных, так и негласных сотрудников, а также конфидентов. Этот статус имеет особенности, обусловленные спецификой решаемых задач, а также условиями их реализации. Выяснение вопросов социальной и правовой защиты участников ОРД предполагает предварительное осмысление значения этой защиты для ОРД, определение ее понятия. Социальная и правовая защита как понятийное образование состоит из двух взаимосвязанных понятий: 1) социальная защита; 2) правовая защита. От определения их соотношения и объема зависит правильное формулирование единого понятия социальной и правовой защиты в ОРД. Понятия социальной защиты и правовой защиты взаимообусловлены. Правовые нормы не исключают норм общественных. При закреплении социальных мер защиты в нормах права они одновременно становятся мерами и правовой защиты. Следовательно, социальную и правовую защиту следует рассматривать как совокупность правовых положений, определяющих социальные гарантии участникам ОРД и обеспечивающих их реализацию. В оперативно-розыскном законодательстве социальная защита выражается в виде льгот или преимуществ, предоставляемых участникам ОРД, и в форме определенных денежных выплат, материальных благ и услуг. Однако очевидно, что часть мер социальной защиты остается за пределами правового регулирования. Так, хотя социальная помощь (в частности, нравственно-психологическая поддержка), не является обязательной и гарантированной законом, тем не менее она не исключается и может быть реализована на межличностном уровне. Социальная защита по своей сути является общественной. Она определяется исходящими от общества и отдельных его членов установками нравственного характера, сложившимися традициями, общепринятыми нормами поведения и др. По отношению к защите прав личности, общества и государства, на обеспечение которых направлены усилия участников ОРД, такая защита носит вторичный характер. Именно в связи с выполнением участниками ОРД ее задач им и предоставляются гарантии защиты их прав и законных интересов, без чего невозможно либо крайне затруднительно реализовать цели и задачи ОРД. В ФЗ об ОРД меры защиты не ограничиваются только социальными гарантиями, они представлены в значительно большем объеме и включают меры, «отдаленные» от социальных норм. В частности, ФЗ об ОРД предполагает систему мер, направленных на обеспечение выполнения обязанностей участников ОРД и соответствующих условий по охране их прав: допустимость вынужденного причинения вреда, освобождение от уголовной ответственности, недопустимость вмешательства в действия участников ОРД, неразглашение сведений о лицах, внедренных в ОПТ, личности конфидента и др. В ФЗ об ОРД меры защиты занимают главенствующее положение по отношению к мерам по охране прав. При этом их реализация носит характер активных действий со стороны ОРО и является его обязанностью. Эти действия направлены на обеспечение такого порядка вещей, при котором создаются условия и обстановка, максимально благоприятствующая обеспечению прав участников ОРД. Это представляется обоснованным, поскольку отражает специфику защиты в ОРД. Когда, например, речь идет о причинении ущерба защищаемому лицу или о его смерти, то восстанавливать нарушенное право крайне сложно, если возможно вообще, и тогда применимы только меры компенсации. ФЗ об ОРД предусматривает защитные меры компенсационного характера в виде выплат денежных средств. При заключении контракта о сотрудничестве и в случаях наступления последствий, предусмотренных ст. 18 ФЗ об ОРД, возникают имущественные, обязательственные отношения. В этом случае одна из мер защиты может рассматриваться как исполнение обязанности о компенсации за причиненный вред. По своему содержанию правовая защита обеспечивает реализацию прав, предупреждение случаев их нарушения и восстановление уже нарушенных прав. Ее можно представить как форму реализации права в виде соблюдения, использования или применения правовых норм. Соблюдение правовых норм как мера защиты в ОРД выражается в том, что деятельность государственных органов и граждан основана на безусловном подчинении предписаниям ФЗ об ОРД. Причем это не только и не столько воздержание от действий. Последнее бывает лишь при реализации запрещающих норм, например запрета на вмешательство в законные действия должностных лиц ОРО (ч. 2 ст. 16 ФЗ об ОРД). Соблюдение правовых норм — это и совершение активных действий при осуществлении обязывающих, предписывающих норм. Например, в ч. 3 ст. 18 ФЗ об ОРД предусмотрено, что при возникновении реальной угрозы противоправного посягательства на жизнь, здоровье или имущество отдельных лиц в связи с их содействием ОРО, а равно членам их семей и близких эти органы обязаны принять необходимые меры по предотвращению противоправных действий. Использование правовых норм — это осуществление субъектами своих юридических прав, дозволений для удовлетворения или защиты как своих, так и общественных интересов. Так, при защите жизни и здоровья граждан, их конституционных прав и законных интересов, а также при обеспечении безопасности общества и государства от преступных посягательств допускается вынужденное причинение вреда правоохраняемым интересам должностным лицом ОРО либо лицом, оказывающим ему содействие, если оно совершается при правомерном выполнении указанным лицом своего служебного или общественного долга. Применение правовых норм является как бы синтезом первых двух форм реализации права, причем это происходит, как правило, в форме определенного процесса. Применение правовых норм как мера защиты — это специальный способ реализации прав. Объекты защиты — как граждане, так и оперативники — могут оспаривать в установленном законом порядке ущемление их прав, предусмотренных ФЗ об ОРД, и восстанавливать нарушенное право. Как следует из общего смысла норм, закрепляющих социальную и правовую защиту в ФЗ об ОРД, и из содержания отдельных положений этих норм, государство гарантирует должностным лицам ОРО и лицам, оказывающим им содействие, правовую защиту. В связи с этим социальную и правовую защиту правомерно рассматривать и как совокупность установленных государством правовых гарантий. В юридической литературе правовые гарантии рассматриваются как специальные нормативно-правовые средства (нормы права и правовые санкции), обеспечивающие неуклонное исполнение требований права всеми участниками общественных отношений, в частности недопущение произвола со стороны органов и должностных лиц по отношению к гражданам, а также восстановление нарушенных прав и наказание нарушителей законности. Правовые гарантии определяются и как средства и способы, при помощи которых имеется реальная возможность полно и беспрепятственно использовать свои права, защищать интересы, а также как те положения закона, которые обязывают соответствующие государственные органы и должностных лиц оберегать права граждан от посягательств, разъяснять им права, создавать условия, благоприятные для их осуществления. Как видно из определений правовых гарантий, основными их элементами являются обеспечение (охрана) прав и законных интересов объектов правовой охраны, а также создание благоприятных условий для их осуществления. Поэтому при определении понятия «социальная и правовая защита в ОРД» представляется правомерным включение в него элементов, входящих в понятие «правовая гарантия», с учетом особенностей ОРД. Главными условиями социальной и правовой защищенности в ОРД являются наличие фактических возможностей, имеющихся в ОРО и предоставленных соответствующим лицам в виде определенных благ в зависимости от должностного положения или формы содействия, и их практическая реализация (фактическая основа); нормативно-правовое закрепление этих возможностей в законодательстве (юридическая основа). Социальная и правовая защита приобретает реальное значение только в единстве фактической и правовой основ. Таким образом, под социальной и правовой защитой участников ОРД следует понимать совокупность (систему) и конечные результаты реализации предусмотренных законом и подзаконными нормативными правовыми актами целевых мер, осуществляемых государственными органами — субъектами ОРД в целях обеспечения прав и законных интересов должностных лиц ОРО и лиц, оказывающих им содействие, создание благоприятных условий для эффективного их участия в решении задач ОРД, а также возмещение причиненного им вреда. § 2. Социальная обусловленность защиты участников оперативно-розыскной деятельности Социальная и правовая защита участников ОРД, предусмотренные законом права и преимущества обеспечивают им выполнение профессиональных обязанностей или принятых на себя обязательств и в конечном счете, обеспечение безопасности личности, общества и государства от преступных посягательств. Предусмотренные законом меры не являются жестом доброй воли, актом милости со стороны государства по отношению к участникам ОРД, а являются необходимыми и иногда вынужденными (например, освобождение от уголовной ответственности, допустимость причинения вреда правоохраняемым интересам). Законодательные меры социальной и правовой защиты участников ОРД не являются случайными, а, напротив, имеют объективную обусловленность. Из ФЗ об ОРД следует, что должностные лица ОРО при осуществлении ОРД решают ее задачи посредством личного участия в организации и проведении ОРМ, используя помощь других должностных лиц и специалистов, обладающих научными, техническими и иными специальными знаниями, а также отдельных граждан, с их согласия, на гласной и негласной основе. Непосредственное функционирование участников ОРД в криминальной среде обусловлено замкнутостью этой среды, блокированием ею каналов утечки информации о преступной деятельности, строгой внутригрупповой дисциплиной и конспирацией. Благодаря негласной, конспиративной деятельности участников ОРД достигается получение сведений о «противнике», выявление, предотвращение и раскрытие преступлений, документирование преступных действий. Без такой деятельности немыслима успешная борьба с преступностью. Вполне очевидно и объективно необходимо, чтобы лица, проверку или разработку которых осуществляют сотрудники ОРО, по меньшей мере не знали их как лиц, осуществляющих ОРД, или как конфидентов. Это жизненно важно как с позиций обеспечения их безопасности, так и для исключения противодействия им, а следовательно, и результативности проводимых ОРМ. В этой связи действия субъектов ОРМ предполагают применение преимущественно негласных средств и методов работы с использованием при подготовке и проведении ОРМ конфиденциального содействия отдельных частных лиц. Опыт показывает, что ОРМ, о проведении которых становится известно в криминальной среде, утрачивают свою эффективность и становятся бессмысленными. Поэтому нередко проведение ОРМ и участие в них конкретных лиц допускается лишь в тех пределах, при которых может быть обеспечена зашифровка как ОРМ, так и их участников. Необходимость обеспечения конфиденциальности и применения иных мер защиты обусловливается характером преступлений,, для выявления, предупреждения и раскрытия которых требуется сбор оперативной информации. Главным образом это тяжкие и особо тяжкие преступления, совершаемые ОПФ, которые тщательно скрывают свои намерения и действия, отличаются исключительной дерзостью и особой жестокостью, высокой степенью маскировки. Известно, что ОПФ нередко создают свои специальные «службы безопасности» или подбирают отдельных профессионалов, в том числе бывших сотрудников правоохранительных органов, с целью выявить лиц, содействующих ОРО. В результате происходит противоборство профессионалов с применением одних и тех же средств и методов, причем преступники имеют более выгодные условия, поскольку не связаны нормами права, бюрократическими процедурами, используют помощь коррумпированных должностных лиц в правоохранительных органах, нередко имеют более высокую техническую оснащенность и др. ФЗ об ОРД предусматривает возможность проведения ОРМ, предполагающих весьма тесные контакты с лицами, совершающими преступления, в целях их разоблачения и привлечения к ответственности. В связи с этим имеют место случаи неправомерного воздействия на должностных лиц ОРО, а также на конфидентов, в частности путем причинения им имущественного ущерба, вреда здоровью и даже физического их устранения. Нередко действия лиц, участвующих в ОРМ, принимают формы, близкие к преступным действиям, либо отведенная этим лицам роль создает угрозу их личной безопасности. Нельзя исключать и возможности провокаций со стороны разрабатываемых, проверки ими внедренных конфидентов «в деле», возникновения ситуаций, при которых внедренные лица, лишенные всякой поддержки со стороны, вынуждены идти на крайние меры, действовать в условиях необходимой обороны либо крайней необходимости, в целях пресечения тяжкого или особо тяжкого преступления принимать участие в совершении преступлений на второстепенных ролях. Нельзя не считаться и с тем, что в общественном сознании оценка деятельности лиц, оказывающих содействие правоохранительным органам, остается негативной. В СМИ конфидентов, как правило, называют «стукачами», «доносчиками», дают им отрицательную социально-правовую характеристику. При этом часто делаются ссылки на правоприменительную практику 30-х гг. XX в. Отдельные представители законодательной и исполнительной властей выдвигали даже требование раскрыть архивы и опубликовать списки лиц, которые сотрудничают или сотрудничали с правоохранительными органами и спецслужбами. Все это объективно обусловливает преимущественную негласность действий участников ОРД, использование помощи граждан на конфиденциальной основе, необходимость закрепления сохранения конфиденциальности их сотрудничества на законодательном уровне. Именно негласность, применение иных мер защиты обусловливают эффективность действий и безопасность участников ОРД. Участие в ОРМ связано с повышенными физическими и психологическими нагрузками, что требует соответствующих компенсаций, а зачастую сопряжено со значительными стрессами, преодоление которых требует продолжительного отдыха или лечения. Лица, участвующие в ОРД, безусловно, обладают всеми правами наравне с другими гражданами. На них распространяются гарантии социальной и правовой защиты как на участников гражданско-правовых, уголовно-правовых, уголовно-процессуальных, административных и иных правоотношений. Однако реализация отдельных прав имеет специфику, которая вызывает необходимость закрепления дополнительных гарантий и в отношении участников ОРД. Особенности ОРД предопределяют специфику защиты лиц, ее осуществляющих. В целом гарантии деятельности сотрудников ОРО закреплены в законах о милиции, о ФСБ и др. Однако эти законодательные акты не определяет статус сотрудников ОРО как участников оперативно-розыскных отношений, как представителей власти с особыми полномочиями, специфическими обязанностями, риском, что требует принятия дополнительных мер защиты. В равной мере это относится и к гражданам, участвующим в ОРД. Таким образом, социальная и правовая защита участников ОРД имеет социальную обусловленность, которая вызвана: состоянием криминальной среды в целом, происходящими в ней процессами; характером общественно опасных деяний, в предупреждении, пресечении и раскрытии которых они принимают участие; различной характеристикой субъектов (участников) ОРД; особым характером осуществляемых ими функций; спецификой отдельных ОРМ; негативным отношением в обществе к негласному характеру ОРД вообще и к лицам, оказывающим содействие в ее осуществлении, в частности. Законодательное закрепление мер социальной и правовой защиты участников ОРД лишь частично решает проблемы, стоящие перед практическими подразделениями, хотя и создают основу для их решения. В незначительной мере это связано с последующим применением норм ФЗ об ОРД неоднозначностью толкования его положений, оценки действий участников ОРД, при которой достаточно часто не учитывается их суть, следующая из реализации оперативно-розыскных функций. Оценка законности их поведения осуществляется независимо от объективных условий обстановки, в которой действуют участники ОРД, содержания предусмотренных законом ОРМ, общей характеристики и особенностей действий субъектов, объективного и субъективного смысла. На наш взгляд, именно в сущности ОРМ должностных лиц и содействия им содержатся предпосылки для решения отдельных проблем защиты, предусмотренных ФЗ об ОРД. Как представляется, при оценке действий участников ОРД не должны быть упущены их цели как составная часть целей ОРД. Ее содержание составляют обнаружение замышляемых, готовящихся и совершенных преступлений, обнаружение и установление виновных, объектов (лиц и предметов) — носителей доказательственной информации, предметов преступного посягательства и иных объектов, имеющих значение для установления обстоятельств дела. В обшей форме целью этой деятельности является установление и обнаружение лиц и фактов, представляющих оперативный интерес. (См Белкин РС Курс советской криминалистики -М ,1978 Т 2 -С 175) Немаловажная роль в этой деятельности отведена и конфидентам, которые используются для решения задач, предусмотренных ст. 2 ФЗ об ОРД, посредством получения и передачи оперативно значимой информации. Получение такой информации предполагает выполнение как познавательной, так и деятельной функций ОРД. Без получения информации ни сотрудник ОРО, ни конфидент не могут выполнять какие-либо полезные действия, а зачастую без предпринимаемых совместных действий представляется невозможным и получение необходимой информации. Согласно ст. 17 ФЗ об ОРД конфиденты обязаны представлять информацию ОРО, в том числе сообщать о всех известных случаях совершения преступлений, т.е. ориентированы законодателем исключительно на получение оперативной информации. Вместе с тем не исключается и их непосредственное участие в предотвращении преступлений, в том числе тяжких и особо тяжких. Содержание участия в ОРМ и негласного содействия ОРО определяет законность и ненаказуемость действий участников ОРД, формально подпадающих под признаки состава преступления либо соучастия в нем. Безусловно, внешнего сходства признаков состава преступления с действиями оперативников и конфидентов явно недостаточно для их квалификации в качестве преступления. Важно учитывать совокупность всех обстоятельств, причин, мотивов действий участников ОРД, которые чаще всего не образуют состава преступления. В частности, при правомерном проведении ОРМ исключается противоправность действий субъектов. Оценка правомерности или противоправности действий может зависеть от документального оформления и соблюдения процедуры проведения ОРМ. § 3. Меры социальной и правовой защиты участников оперативно-розыскной дея-тельности Каждая отрасль права содержит определенную группу юридических установлений и защищает интересы граждан своими средствами и методами. Оперативно-розыскное законодательство также устанавливает специфические права участников ОРД, а также способы их осуществления и защиты. Оперативно-розыскные меры защиты не являются едиными для всех участников ОРД. Предусмотренные законом меры представляют защиту интересов различных категорий лиц — участников ОРД. При этом гарантии социальной и правовой защиты в ОРД достаточно дифференцированы. Условно их можно разделить по различным основаниям, определяемым ФЗ об ОРД. По принадлежности лиц к ОРО (в зависимости от категории участников) ФЗ об ОРД нормативно закрепляет меры социальной и правовой защиты, применяемые: а) в отношении должностных лиц ОРО; б) в отношении граждан, оказывающих содействие этим органам. По этому признаку в ФЗ об ОРД меры социальной и правовой защиты регламентированы в различных нормах закона. Применительно к должностным лицам ОРО такие меры закреплены в ст. 16, а к гражданам, содействующим органам, осуществляющим ОРД, — в ст. 18. Следует отметить, что меры защиты дифференцируются и применительно к отдельным категориям участников ОРД. В частности, на должностных лиц ОРО распространены общие гарантии (меры) социальной и правовой защиты, которые едины для всех сотрудников тех органов и учреждений, в штаты которых они входят, а также специальные меры защиты, непосредственно связанные с осуществлением ОРД и предусмотренные исключительно для должностных лиц ОРО. Порядок и условия применения общих гарантий социальной и правовой защиты, предусмотренных, например, законами «О милиции», «О внешней разведке», ФЗ о ФСБ и другими, относятся в целом к сотрудникам органов, в структуру которых входят субъекты ОРД, в том числе и к сотрудникам неоперативных служб, и не отражают специфики защиты в ОРД. Специальные меры социальной и правовой защиты должностных лиц ОРО призваны обеспечить эффективное выполнение ими стоящих перед ними задач, гарантировать их полномочия, обеспечить законность и неприкосновенность их деятельности. В соответствии с ФЗ об ОРД никто, кроме непосредственных и прямых начальников, уполномоченных на осуществление ОРД, не вправе вмешиваться в законные действия сотрудников при проведении ими в пределах своих полномочий ОРМ. Должностное лицо, уполномоченное на осуществление ОРД, в ходе проведения ОРМ при получении приказа или указания, противоречащего закону, обязано руководствоваться законом. С учетом особой сложности и опасности выполнения специальных заданий при оперативном внедрении в ОПТ, как и выполнения других обязанностей ШНС, время их службы или выполнения задания засчитывается в выслугу лет для назначения пенсии в льготном исчислении. Как уже говорилось, ФЗ об ОРД допускает вынужденное причинение вреда правоохраняемым интересам сотрудником ОРО либо лицом, оказывающим ему содействие, при правомерном выполнении служебного или общественного долга по защите жизни и здоровья граждан, их конституционных прав и законных интересов, а также при обеспечении безопасности общества и государства от преступных посягательств. В данном случае ФЗ об ОРД подчеркивает, с одной стороны, исключительность полномочий должностного лица ОРО, и содействующих ему лиц, а с другой - возможность неординарных ситуаций при исполнении профессионального или общественного долга и проведении мероприятий, когда обстановка требует чрезвычайных, нетипичных решений и действий. Несмотря на проблематичность реализации данного положения на практике, оно несет смысловую нагрузку, связанную с крайней необходимостью если не в правовом, то в морально-этическом ее значении. Вынужденное нарушение закона в этом случае является морально оправданным, допустимым, а в отдельных случаях необходимым, что и подчеркивает норма. В отношении граждан, оказывающих содействие ОРО, меры защиты дифференцированы в зависимости от формы содействия и применимы в отношении лиц: а) сотрудничающих на контрактной основе; б) оказывающих содействие на бесконтрактной основе. В частности, лицам, оказывающим содействие ОРО по контракту, гарантируется выполнение предусмотренных контрактом обязательств, зачет периода их сотрудничества по контракту в трудовой стаж (при условиях, предусмотренных ФЗ об ОРД), их пенсионное обеспечение, выплата единовременных пособий, а в установленном законом порядке и назначение им пенсии по инвалидности. В случае гибели этих лиц в связи с участием в проведении ОРМ семье пострадавшего и лицам, находящимся на их иждивении, выплачивается единовременное пособие и в установленном законом порядке назначается пенсия по случаю потери кормильца. На лиц, оказывающих содействие по контракту, распространяются также все гарантии, предусмотренные для лиц, оказывающих содействие на бесконтрактной основе. Что касается лиц, сотрудничающих на бесконтрактной основе, то их гарантии несколько усечены. Согласно ФЗ об ОРД, им гарантируются государственная защита, предотвращение в отношении их, членов их семей и близких противоправных посягательств на жизнь, здоровье или имущество, выплата вознаграждений за помощь в раскрытии преступления или установление лиц, их совершивших, и другие выплаты. Немаловажное значение в обеспечении безопасности таких лиц имеет гарантия сохранения в тайне их содействия ОРО — субъектов ОРД независимо от формы сотрудничества (контрактная или бесконтрактная). Законодатель подчеркивает, что сохранение конфиденциальности — обязанность соответствующих органов, в то время как для содействующих лиц она определяется их волеизъявлением и сохраняется по их желанию. При возникновении реальной угрозы противоправного посягательства на жизнь, здоровье или имущество частных лиц в связи с их содействием ОРО, а равно членов их семей и близких эти подразделения, выступающие от имени государства, обязаны принять необходимые меры по предотвращению противоправных действий, установлению виновных и привлечению их к ответственности, предусмотренной законодательством РФ. В целях обеспечения безопасности таких лиц допускается проведение оперативно-розыскных и иных специальных мероприятий по их защите. Отдельные меры защиты, предусмотренные ФЗ об ОРД, в равной мере относятся и применимы ко всем лицам — объектам защиты в ОРД. В частности, это относится к допустимости вынужденного причинения вреда правоохраняемым интересам, правом которого обладают как сотрудники ОРО, так и лица, оказывающие им содействие. Меры социальной и правовой защиты и порядок их реализации не исчерпываются лишь предписанием норм ФЗ об ОРД, а могут непосредственно регламентироваться в иных законодательных и подзаконных нормативно-правовых актах. Об этом свидетельствуют многочисленные бланкетные (отсылочные) нормы ФЗ об ОРД, а также его прямые предписания. Исходя из этого, в зависимости от уровня правового регулирования меры защиты условно можно разделить на меры, предусмотренные: а) законодательными актами; б) подзаконными нормативными правовыми актами. В зависимости от предмета правового регулирования они могут быть сгруппированы как меры, закрепление и реализация которых основывается на нормах: а) оперативно-розыскного законодательства; б) иных законодательных актов. ФЗ об ОРД в ч. 6 ст. 16 определяет, что для должностных лиц ОРО органами государственной власти субъектов РФ и органами местного самоуправления могут быть установлены дополнительные виды социальной защиты. Поскольку ОРО вправе издавать в пределах своих полномочий в соответствии с законодательством РФ нормативные акты, регламентирующие организацию и тактику проведения ОРМ, они также вправе закрепить в них дополнительные гарантии социальной и правовой защиты участников ОРД, детализировать их реализацию. Исходя из специфики ОРД, характера отношений, субъектами которых выступают ее участники, сфера использования правовых норм в целях обеспечения социальной и правовой защиты существенно расширяется. Например, участники ОРД могут быть субъектами не только оперативно-розыскных, но и административных, гражданских, уголовно-правовых, процессуальных и иных правоотношений; следовательно, реализация мер защиты возможна на основе правовых норм, регулирующих соответствующие правоотношения. В частности, порядок и условия прохождения службы в ОРО, зачет выслуги лет не образуют оперативно-розыскных правоотношений. Соответственно этому, например, время службы должностных лиц ОРО, в должностях их ШНС подлежит зачету в выслугу лет для назначения пенсии в льготном исчислении в порядке, определяемом не ФЗ об ОРД, а Правительством РФ и ведомственными нормативными правовыми актами, издаваемыми ОРО. Право граждан, сотрудничающих по контракту, на пенсионное обеспечение реализуется в соответствии с ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» и «О трудовых пенсиях». Исходя из специфики проводимых ОРМ, характера деятельности их субъектов, различия их роли и функций в ОРД дифференцируются и меры защиты, применяемые к их различным участникам. В частности, ФЗ об ОРД предусматривает льготное исчисление выслуги лет на время выполнения должностными лицами органов, осуществляющих ОРД, специальных заданий в ОПТ, т.е. оперативного внедрения, как самого сложного и опасного ОРМ. Учитывая сложность проводимых ОРМ, опасность, которой могут подвергаться их участники, ведомственные нормативные правовые акты могут предусматривать дополнительные социальные гарантии для лиц, участвующих в ОРМ, сопровождающихся повышенной опасностью или нервно-психологическим напряжением. Лица, подготавливаемые для проведения таких ОРМ, могут направляться в лечебно-профилактические учреждения с целью определения возможности выполнения ими предстоящего задания, выявления лиц со слабой или ослабленной нервной системой, предупреждения возможных неблагоприятных последствий для их здоровья. После завершения ОРМ их участники, которые испытали стресс или большие психологические перегрузки, могут быть направлены на медико-психологическую реабилитацию, санаторно-оздоровительное лечение. Для участников ОРМ повышенной сложности может предусматриваться и повышенный размер выплаты ежемесячного денежного содержания. При наличии неблагоприятных последствий для участников ОРД (получение травмы, ранения, контузии, увечья или в случае гибели) ФЗ об ОРД предусматривает выдачу единовременных пособий (участнику ОРД или членам его семьи) в порядке компенсации вреда, причиненного в связи с участием лица в проведении ОРМ. Как уже отмечалось, защита участников ОРД предполагает различные формы реализации права. В этой связи предусмотренные ФЗ об ОРД меры социальной и правовой защиты в зависимости от субъекта их реализации можно разделить на меры, реализуемые: а) самостоятельно участниками ОРД; б) органами, осуществляющими ОРД. Так, обеспечение безопасности и сохранности имущества оперативников и конфидентов, членов их семей и близких от преступных посягательств входит в обязанность соответствующего ОРО. ОРО в зависимости от характера и вида оказываемого им содействия устанавливают и осуществляют выдачу денежного содержания, разовых вознаграждений, пособий и иных поощрительных выплат. Руководители ОРО, заключившие контракты с лицами об их сотрудничестве с ОРО, обязаны выполнить взятые обязательства, предусмотренные контрактом, в том числе по гарантиям правовой защиты. Участники ОРД самостоятельно реализуют право на защиту путем сохранения конфиденциальности отношений, использования приемов конспирации. Они наделены дискреционными полномочиями (правом действовать в определенных пределах по своему усмотрению исходя из складывающейся обстановки). В случае нарушения их прав и законных интересов они могут использовать право обжалования незаконных действий в административном и судебном порядке, требовать восстановления нарушенного права. Как видно, законодатель отдает явный приоритет мерам социальной защиты. Спектр мер социальной и правовой защиты в ОРД достаточно широк: меры, обеспечивающие успешное осуществление этой деятельности, меры возмездного характера, меры морального и материального поощрения, меры уголовного и уголовно-процессуального характера. § 4. Основания и условия применения мер социальной и правовой защиты участников оперативно-розыскной деятельности Предусмотренные ФЗ об ОРД меры социальной и правовой защиты реализуются в правоотношении, возникающем при наличии его юридического состава, под которым понимается совокупность юридических фактов (оснований, условий), с которыми связывается действие правовой нормы. В ФЗ об ОРД основания и условия применения норм (реализации мер) по защите участников ОРД разделяются на общие, относящиеся ко всем нормам, и специальные, присущие отдельной норме. Общим условием применения мер социальной и правовой защиты независимо от категории участника ОРД является правомерность выполнения им своего служебного или общественного долга. Тем самым законодатель подчеркивает, что только правомерная деятельность, т.е. осуществляемая в рамках закона, может быть социально одобряемой. Отклонение поведения (преступление или иное правонарушение) исключает меры защиты к участникам ОРД, поскольку такие действия законодательно не определены и не санкционированы государством. Это положение исключает произвол в действиях участников ОРД. Осуществление действий, не предусмотренных ФЗ об ОРД, проведение ОРМ с нарушением пределов полномочий, установленного порядка и (или) в целях, не предусмотренных законом, не является ОРД, а может образовывать признаки преступлений, например злоупотребления должностными полномочиями (ст. 285 УК), превышения должностных полномочий (ст. 286 УК), нарушения неприкосновенности частной жизни (ст. 137 УК), нарушения тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений (ст. 138 УК), и др. Однако это законодательное условие в зависимости от обстоятельств совершения правонарушения или преступления при проведении ОРМ не исключает рассмотрения действий участников ОРД как смягчающих вину обстоятельств, применения норм об освобождении от уголовной ответственности, признания их действий как исключающих преступность и наказуемость. Как уже указывалось, согласно ФЗ об ОРД вынужденное причинение вреда правоохраняемым интересам представляется допустимым, если совершается при защите жизни и здоровья граждан, их конституционных прав и законных интересов, а также для обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств. Случаи такой допустимости не конкретизированы, достаточно лишь того, чтобы действия должностных лиц ОРО, либо оказывающих им содействие лиц были правомерными, вынужденными и направленными на защиту указанных в законе ценностей. Представляется, что правомерными должны считаться действия, совершенные в соответствии с нормами ФЗ об ОРД либо иного нормативного правового акта, т.е. изначально основанные на нормах права, например, участие в проведении ОРМ либо совершение действий, обусловленных правами и полномочиями участника мероприятий. Исходя из специфики ОРД — обстановки, в которой действует субъект, характера причиняемого вреда, правомерность его действий должна определяться и нормами уголовного права. Например, не могут вменяться в вину субъектам ОРД наступившие в связи с ее осуществлением последствия (вред), которые изначально нельзя было предвидеть, либо связанный с действиями объектов ОРД (преступников) вред, наступление и характер которого носили неконкретный или альтернативный характер. Такой вред в соответствии со ст. 28 УК, на наш взгляд, должен признаваться невиновно причиненным. Не должны признаваться преступлением и действия участника ОРМ, основанные на норме УК о добровольном отказе (ст. 31), если даже их результатом стали общественно опасные последствия (совершено преступление иными лицами), но в итоге задержания преступников, прекращения их дальнейшей криминальной деятельности предотвращено более тяжкое преступление. В равной мере это относится и к действиям должностных лиц органов, осуществляющих ОРД. Вынужденным, по нашему мнению, должно признаваться причинение вреда, когда иными средствами достижение целей и решение задач ОРД в конкретных условиях осуществить не представилось возможным. Вопрос о том, является ли причинение того или иного вреда вынужденным, должен решаться в каждом конкретном случае исходя Из конкретных обстоятельств. Вред может считаться вынужденным, когда он причиняется как ответная мера либо мера, направленная на пресечение противоправных действий, предотвращение их общественно опасных последствий. Вынужденным может считаться и вред, причиняемый объекту ОРМ в случаях реальной угрозы его криминальных действий, которые могут причинить ущерб охраняемым интересам личности, общества и государства, когда объективные обстоятельства ставят должностных лиц или лиц, оказывающих им содействие, в такие условия, при которых они причиняют вред с целью предотвращения более тяжких последствий, когда иными мерами (действиями) его предотвратить при конкретных обстоятельствах невозможно либо крайне затруднительно. Следует иметь в виду, что в целом ОРД сама по себе является вынужденной необходимостью, обусловленной характером и опасностью криминального поведения, действиями, которые не носят очевидного, явно криминального характера, в связи с чем вынужденность причинения вреда может определяться не явной, а лишь гипотетически возможной угрозой наступления общественно опасных последствий. В этой связи вряд ли обосновано ставить определение причинения вреда как вынужденного в зависимость от факта предотвращения каких-либо последствий или достижения проводимым ОРМ поставленной цели. Специфика ОРД предполагает причинения такого вреда, который является вынужденным исходя из содержания самого ОРМ. В частности, прослушивание телефонных переговоров предполагает ограничение права на неприкосновенность переговоров как объектов мероприятий, так и иных лиц, в том числе не представляющих оперативного интереса. Вынужденное причинение вреда лицу, совершившему криминальное посягательство, является самостоятельным обстоятельством, исключающим преступность деяния: Однако правомерность оперативно-розыскного положения о вынужденном причинении вреда в ОРД не нашла отражения в уголовном праве. Представляется, что допустимость причинения вреда в ОРД характеризует обстоятельства, в которых эта деятельность осуществляется, и подчеркивает особенность субъективной стороны деятельности участников ОРМ. Выполняя действия, объективно причиняющие определенный вред общественным отношениям, охраняемым законом, участники ОРМ руководствуются мотивами и целями, прямо противоположными тем, из которых исходят преступники. Вследствие этого в соответствии с принципом субъективного вменения правовая оценка действий одних и других должна быть различной. Положительная мотивация и преследование общественно полезных целей, как представляется, исключают субъективную сторону преступления. Следует иметь в виду, что ОРД является разновидностью официальной деятельности; законодательно определена и санкционирована государством; определен круг ее субъектов; ее содержание составляет проведение ОРМ; она имеет законодательно определенное целевое назначение — защиту жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств. Следовательно, правомерные действия участников ОРМ не только теряют признаки, присущие преступлению, — общественную опасность, противоправность и виновность (поэтому и не могут быть наказуемы), но и являются законодательно допустимыми, социально оправданными и невиновными. Следующим условием допустимости причинения вреда в ОРД являются взаимосвязь действий, причиняющих вред, с выполнением лицом своего служебного или общественного долга. Служебный долг предполагает выполнение лицом действий, входящих в круг его профессиональных обязанностей, которые установлены законом или иным нормативным правовым актом и в правовом смысле лишают должностное лицо выбора относительно формы его поведения, а допускают лишь выбор линии поведения, которая должна базироваться на действующем законодательстве. Вместе с тем в зависимости от условий и обстоятельств деятельности должностного лица точный выбор и правовое обоснование поведения может быть крайне затруднительным, в связи с чем выполнение обязанностей может находиться не столько в правовой, сколько в нравственной сфере. Например, сотрудник ОРО обязан пресечь совершение преступления. Однако при внедрении в ОПФ перед ним поставлена другая задача — получение необходимой оперативной информации, и выполнение определенных действий или воздержание от них имеет характер выбора: вмешаться в процесс противоправного развития событий и тем самым поставить под сомнение выполнение поставленной оперативно-розыскной задачи либо воздержаться от этого и лишь в дальнейшем реализовать информацию при привлечении разрабатываемого к уголовной ответственности. Налицо конкуренция обязанностей, одна из которых может иметь лишь характер перспективной цели, а выбор линии поведения обусловлен коллизией правовой и нравственной норм. Общественный долг может рассматриваться как моральная или (правовая обязанность либо совокупность таких обязанностей человека как члена общества. Однако применительно к конфидентам общественный долг как правовая обязанность применим лишь к выполнению обязательств, обусловленных контрактом о сотрудничестве. Применительно к лицам, оказывающим содействие ОРО на бесконтрактной основе, общественный долг может рассматриваться лишь как моральная обязанность. В отношении должностных лиц ОРО в ФЗ об ОРД предусмотрела такая специальная мера защиты, как льготное исчисление времени их службы для назначения пенсии. Основаниями для этого являются штатное должностное положение лица как негласного сотрудника либо выполнение должностным лицом специального задания в ОПТ, которым прежде всего считается оперативное внедрение в ОПТ. Согласно ФЗ об ОРД оперативное внедрение иного вида не может являться основанием для льготного исчисления выслуги лет, поскольку именно ОПТ, обладающая признаком устойчивости или сплоченности, представляет собой повышенную общественную опасность для общества и увеличивает степень риска исполнителей заданий ОРО. Реализация ряда мер социальной и правовой защиты конфидентов напрямую обусловлена контрактами, заключенными ими с ОРО. В частности, в контракте могут быть предусмотрены выплата единовременных пособий в случае травмы, ранения, контузии, увечья либо смерти контрактника, включение периода сотрудничества по контракту в трудовой стаж, пенсионное обеспечение этих лиц. Как уже отмечалось, в ч. 2 ст. 18 ФЗ об ОРД устанавливается, что государство гарантирует лицам, заключившим контракт о содействии органам — субъектам ОРД, выполнение предусмотренных в нем обязательств, в том числе правовую защиту, связанную с правомерным выполнением указанными лицами общественного долга или возложенных на них обязанностей. При заключении контракта ОРО обязуется выплачивать ежемесячное денежное содержание либо разовые денежные вознаграждения, пособия и иные выплаты; обеспечивать правовую защиту конфидента и членов его семьи, выполнять иные обязательства, закрепленные в ФЗ об ОРД или предусмотренные контрактом. Вместе с тем, объем прав и гарантий, предоставляемых конфидентам, ограничен по сравнению с гарантиями, предусмотренными трудовым законодательством. И это не случайно, поскольку контракт в ОРД по своей правовой сути не идентичен трудовому соглашению, а конфидент рассматривается как субъект не трудовых, а оперативно-розыскных отношений. Именно поэтому определение правового положения негласных сотрудников и их правовой защиты целесообразно начинать с выяснения характера правовых отношений, складывающихся между конфидентами и ОРО. Согласно ст. 16 Тр. К трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с этим кодексом. Учитывая, что ФЗ об ОРД связывает наступление определенных юридических последствий именно с заключением контракта, а трудовой договор относится к числу основных юридических фактов, с которыми связывается установление трудовых правоотношений, рассмотрим соотношение контракта о сотрудничестве и контракта в трудовом праве. На основе этого можно сделать вывод о возникновении трудовых или иных правовых отношений. В данном случае, безусловно, учитывается, что оперативно-розыскное и трудовые правоотношения не являются взаимоисключающими. Так, сотрудники оперативных подразделений, находясь в состоянии трудовых отношений с органами - субъектами ОРД, одновременно вступают в оперативно-розыскные отношения Вместе с тем наличие либо отсутствие трудовых правоотношений, порождаемых контрактом являются юридическим основанием для выполнения обязательств, предусмотренных либо трудовым правом, либо ФЗ об ОРД и контрактом о сотрудничестве. Установление правовой связи между работодателем и работником есть основная функция трудового договора как юридического факта, порождающего трудовые отношения. Отличительные признаки трудового договора:' а) включение в деятельность организации и участие в ней личным трудом (личностный признак); б) выполнение работы определенного рода (предметный признак); в) подчинение исполнителя работ внутреннему трудовому распорядку предприятия (организационный признак); г) оплата труда по заранее установленным нормам и в соответствии с конечными результатами деятельности (имущественный признак). (Термин «трудовой договор» имеет и более широкое содержание - он означает институт трудового законодательства, включающий нормы о приёме на работу, переводе и увольнении Но на индивидуальном уровне, уровне соглашения между Работодателем и работником, термины «трудовой договор» и «контракт» равнозначны. См . Трудовое законодательство России - М , 1993. - С. 263-264) Контракт о негласном сотрудничестве не соответствует данным отличительным признакам. Отношения, возникающие в связи с сотрудничеством конфидентов на контрактной основе, не являются предметом трудового права, поскольку: 1) на период сотрудничества указанные лица не включаются в штатный (списочной) состав ведомства; 2) они не выполняют «работ определенного рода», поскольку данная профессия не предусмотрена ни Единым тарифно-квалификационным справочником работ и профессий, ни Единой номенклатурой должностей служащих и Квалификационным справочником должностей служащих, а лишь исполняют отдельные эпизодические задания и поручения; 3) конфиденты ОРО не имеют определенного режима труда, установленной продолжительности рабочего дня; 4) на них не распространяется режим заработной платы служащих; более того, сотрудничество может носить безвозмездный характер, что не присуще трудовому договору, а предусмотренные ФЗ об ОРД выплаты являются лишь вознаграждением за помощь в раскрытии преступления или установлении лиц, их совершивших. Имеются отличия и в содержании трудового договора и контракта о сотрудничестве. Так, трудовой договор содержит обязательные условия, при несоблюдении которых он не может считаться заключенным и не порождает трудового правоотношения. Контракт о сотрудничестве, напротив, составляется в произвольной форме и не содержит этих условий. Такой контракт не равнозначен трудовому договору и потому, что конфиденты ка! участники ОРД берут обязательства выполнять не трудовые функции, а специальные задания по борьбе с преступностью. При привлечении к сотрудничеству лица из числа членов ОПГ его деятельность по активному способствованию раскрытию преступления соответствует деятельному раскаянию или обстоятельствам, смягчающим наказание в соответствии с УК, поэтому не может рассматриваться как предмет трудового договора и являться выполнением трудовой функции. Преступление, соучастие в его совершении и прикосновенность к нему не могут служить основанием для возникновения трудовых правоотношений. Сторонами трудового договора является работник и работодатель. Применительно же к сотрудничеству на конфиденциальной основе ОРО не является работодателем, поскольку не создает рабочих мест и не обеспечивает постоянную занятость конфидентов, а привлекает их к сотрудничеству в связи с их разведывательными возможностями, при утрате которых соглашение о сотрудничестве прекращается или приостанавливается. Исключение в данном случае (в смысле занятости) может составлять лишь использование отдельных категорий негласных сотрудников В качестве аргумента о наличии трудовых правоотношений приводится ссылка на пенсионное обеспечение в соответствии с законодательством РФ, а также включение периода сотрудничества по контракту с органом, осуществляющим ОРД, в трудовой стаж. Однако вывод о том, что анализируемые правоотношения не являются трудовыми, остается неизменным: как представляется, приведенные положения вытекают из общественно полезной деятельности, определяемой законодательством как занятость, которая может быть реализована без вступления в трудовые отношения; кроме того, нормы о трудовом стаже и пенсионном обеспечении ставятся в зависимость от того, является сотрудничество основным родом занятия или нет, что также основывается на условиях, обусловленных из занятостью. Следует учитывать и то обстоятельство, что указанные положения сами не порождают правоотношений, а являются лишь следствием отношений труда или занятости. Однако, из смысла закона вытекает, что данные правовые последствия не связаны с трудовой деятельностью как таковой, а период сотрудничества с ОРО законодатель лишь приравнивает к трудовому стажу при условии, что оно является основным родом занятий, а назначение пенсии связывает с общими условиями, предусмотренными законодательством. Заметим, что назначение пенсии является не правоотношением-отношением, а правоотношением-моделью, те. реально не существующим, а лишь возможным при наличии его фактического состава. Учитывая, что контракт и конфиденциальное сотрудничество по контракту не основываются на нормах трудового законодательства, можно заключить, что: 1) контракт о сотрудничестве не является трудовым договором; 2) отношения, возникающие в связи с сотрудничеством по контракту, не являются предметом трудового права; 3) между ОРО и негласными сотрудниками нет трудовых правоотношений. Вместе с тем механизм реализации прав негласных сотрудников должен базироваться на нормах, составляющих как правовую основу ОРД, так и иных отраслей права, регламентирующих соответствующие правоотношения. В частности, это относится к пенсионному обеспечению конфидентов. ФЗ об ОРД в ч. 6 ст. 18 предусматривает, что период сотрудничества граждан по контракту с ОРО в качестве основного рода занятий включается в их трудовой стаж. Указанные лица имеют право на пенсионное обеспечение в соответствии с законодательством РФ. Однако из содержания нормы следует, что период сотрудничества может включаться в трудовой стаж при следующих условиях: 1) наличие контракта о сотрудничестве с органом — субъектом ОРД; 2) такое сотрудничество должно быть основным родом занятий конфидента — контрактника, т.е. главным источником его доходов, или он не должен иметь иного официального места работы. Рассматриваемое законоположение в отрыве от норм трудового и пенсионного законодательства по существу является декларативным, по скольку не определяет механизм включения сотрудничества в трудовой стаж, порядок реализации продекларированного права на пенсию. Поэтому подтверждение трудового стажа и оформление пенсии возможны только на основании положений трудового и пенсионного законодательства. Включение периода негласного сотрудничества по контракту с ОРО в трудовой стаж является первичным по отношению к непосредственному назначению пенсии. Трудовой стаж наряду с достижением пенсионного возраста является основанием для назначения пенсии. В современном законодательстве о пенсионном обеспечении под понятием «страховой стаж» понимается учитываемая при определении права на трудовую пенсию суммарная продолжительность периодов работы и (или) иной деятельности, в течение которых Уплачивались страховые взносы в Пенсионный фонд РФ, а также иных периодов, засчитываемых в страховой стаж. Наряду с достижением пенсионного возраста именно страховой стаж является основанием для назначения трудовой пенсии. В ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» говорится, что финансирование пенсий по государственному пенсионному обеспечению производится за счет средств федерального бюджета. Однако конфиденты не входят в число лиц, имеющих право на государственное пенсионное обеспечение Следовательно, их пенсионное обеспечение должно базироваться на положениях ФЗ «О трудовых пенсиях» далее — Закон о пенсиях). Ст. 3 этого Закона прямо предусматривает, что право на трудовую пенсию имеют граждане РФ, застрахованные в соответствии с ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации», при соблюдении ими условий, предусмотренных Законом о пенсиях. В соответствии с Законом о пенсиях в страховой стаж включаются периоды работы и (или) иной деятельности, которые выполнялись на территории РФ, при условии, что за эти периоды уплачивались страховые взносы в Пенсионный фонд РФ, а также иные периоды, засчитываемые в страховой стаж (период прохождения военной службы, получения пособия по безработице и др.). С учетом этих оснований законом предусмотрен и порядок подтверждения страхового стажа. Периоды работы и (или) иной деятельности до регистрации гражданина в качестве застрахованной лица в соответствии с ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе государственного пенсионного страхования» подтверждаются документами, выдаваемыми в установленном порядке работодателями или соответствующими государственными (муниципальными) органами, после указанной регистрации — на основании сведений индивидуального (персонифицированного) учета. Таким образом, включение негласного сотрудничества в трудовой стаж в современных условиях должно подтверждаться документами персонифицированного учета (пенсионная книжка застрахованного лица, индивидуальный лицевой счет). Трудовой стаж за период работы до вступления в силу нового пенсионного законодательства и регистрации в качестве застрахованного лица в органах государственного пенсионного страхования может подтверждаться не только записями в трудовой книжке, но и справками, расчетными книжками, лицевыми счетами, ведомостям1 на выплату заработной платы (Письмо Минтруда РФ от 4 февраля 1997 г. № 28-6). Что касается самого факта и процедуры (порядка) оформления пенсии, то здесь необходимо руководствоваться общими требованиями, едиными для всех лиц, достигших пенсионного возраста, в установленном порядке обратившихся в органы, осуществляющие пенсионное обеспечение по месту ею жительства, и представивших документы, необходимые для установления трудовой пенсии. Задача ОРО — обеспечить конфидентов соответствующими документами и в то же время сохранить в тайне факт сотрудничества с ОРО. Оперативно-розыскным законодательством, как отмечалось, предусмотрены и компенсационные выплаты (единовременные пособия) лицам, сотрудничающим с органами — субъектами ОРД на контрактной основе, в случае наступления предусмотренных законом последствий участия в проведении ОРМ. В случае конфиденциального содействия наступление неблагоприятных последствий может явиться результатом как действий разрабатываемых, так и иных лиц или факторов. Причем наступление последствий от действия факторов, на наш взгляд, возможно только во время участия в конкретном мероприятии, а от действия лиц — как во время участия в ОРМ, так и после его окончания. Между тем буквальное толкование нормы ФЗ об ОРД обязывает распространять ее лишь на случаи, связанные с участием в ОРМ. Несмотря на это, исходя из смысла закона выплата компенсаций должна осуществляться и в случаях причинения смерти или вреда здоровью, наступивших при: исполнении обязанностей, установленных контрактом о сотрудничестве, заданием или инструкциями курирующего оперативника, выполнении действий, вытекающих из функций конфидентов, определенных ФЗ об ОРД и подзаконными нормативными правовыми актами; выполнении действий по защите жизни, здоровья, чести и достоинства личности; иных действиях по обеспечению законных интересов личности, охраны общественного порядка и обеспечения общественной безопасности (пожары, аварии, стихийные бедствия и др.), а также признанных судом совершенными в интересах общества и государства; следовании к месту командировки и обратно; нахождении в положении заложника или интернированного. Вместе с тем причинение вреда здоровью или убийство конфидента возможно независимо от его участия в ОРМ, например в случае расшифровки. При этом время воздействия может не совпадать не только с участием в мероприятиях, но и с периодом сотрудничества (сроком действия контракта). Условия выплаты компенсации в этом случае зависят от решения суда о мотивации действий лиц, причинивших вред конфиденту. Компенсация не может быть выплачена в случаях, когда проверкой, проведенной органами дознания и предварительного следствия либо судом, установлено, что совершенное конфидентом деяние: находится в прямой причинной связи с добровольным алкогольным, наркотическим или токсическим опьянением; признано общественно опасным; признано самоубийством или покушением на самоубийство и при этом не было вызвано болезненным состоянием или доведением до самоубийства; является результатом умышленного причинения вреда своему здоровью. Единовременное пособие в связи с причинением вреда здоровью может быть выплачено только в том случае, когда полученные контрактником травма, ранение, контузия или увечье, наступившие в связи с его участием в проведении ОРМ, исключают для него возможность дальнейшего сотрудничества с ОРО. Непригодность (ограниченная годность) дальнейшего сотрудничества должна быть подтверждена врачебной комиссией. Заключение о причинной связи гибели (смерти), телесных повреждений с получением их в связи с участием в проведении ОРМ должно выносится соответствующим ОРО на основании результатов служебной проверки, а также судебно-медицинской экспертизы и медицинских документов лечебно-профилактических учреждений. Глава 13 СУБЪЕКТЫ, КОНТРОЛИРУЮЩИЕ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И НАДЗИРАЮЩИЕ ЗА НЕЙ § 1. Понятие и классификация субъектов, контролирующих оперативно-розыскную деятельность и надзирающих за ней Определение субъектов, контролирующих ОРД и надзирающих за ней. Этими субъектами являются государственные органы и их должностные лица, наделенные законодателем функцией контроля за организацией, обеспечением и (или) осуществлением ОРД, а равно Генеральный прокурор РФ и уполномоченные им прокуроры, наделенные законодателем функцией надзора за исполнением ОРО законов России. Реализуя специфические функции в ОРД (функции контроля и надзора), эти субъекты исполняют предусмотренные российским законодательством обязанности и пользуются соответствующими правами. Классификация субъектов, контролирующих ОРД и надзирающих за ней. Всех этих субъектов классифицируют в зависимости от трех основных критериев. Во-первых, их группируют по функциям. Таких групп две: 1) субъекты, контролирующие ОРД (реализующие функцию контроля), и 2) субъекты, надзирающие за исполнением законов в ОРД (реализующие функцию прокурорского надзора). Согласно законодательству за реализацией законов в ОРД надзирают Генеральный прокурор РФ и уполномоченные им прокуроры (см. ч. 1ст. 21 ФЗ об ОРД). Во-вторых, по сфере осуществления предоставленных «контролерам» полномочий различают субъектов, которые проводят внешний контроль и надзор (иначе -вневедомственный) и внутренний контроль (иначе — ведомственный). В соответствии с ФЗ об ОРД ведомственный контроль осуществляют руководители ОРО (см. ч. 3 ст. 19 и ст. 22) и должностные лица специальных контролирующих подразделений ОРО (инспекторских, организационных, кадровых и др.). В-третьих, всех субъектов, контролирующих ОРД и надзирающих за ней, делят на юридических и физических лиц. Первыми являются соответствующие государственные органы (их подразделения), вторыми - их должностные лица (например, руководитель ОРО, прокурор). § 2. Субъекты, осуществляющие внешний (вневедомственный) контроль за оперативно-розыскной деятельностью Контроль за ОРД, осуществляемый перечисленными в ст. 20 ФЗ об ОРД субъектами, является контролем со стороны федеральных органов государственной власти РФ. Он выражается в системе наблюдения и проверки соответствия деятельности уполномоченных органов и должностных лиц государства задачам, принципам и правилам, установленным ФЗ об ОРД и принятыми в его исполнение подзаконными актами. Конечная цель данного контроля состоит в том, чтобы не допустить в ОРД отклонений от установленных нормативов, а при необходимости — скорректировать деятельность соответствующих органов и должностных лиц, устранить препятствия на пути их эффективной работы. Субъекты внешнего контроля за ОРД. Согласно ФЗ об ОРД этот контроль за ОРД в пределах полномочий, определяемых Конституцией, ФКЗ и ФЗ, осуществляют: Президент РФ (см. ст. 20); Федеральное Собрание РФ (см. ст. 20); Правительство РФ (см. ст. 20); судья, санкционирующий ОРМ, влекущие ограничение конституционных прав граждан; уполномоченные прокуроры; представители Минфина России, уполномоченные на проведение финансового контроля (см. ч. 3 ст. 19). Общие положения контроля субъектов законодательной и исполнительной власти за ОРД. Президент РФ осуществляет контроль за ОРД в пределах полномочий, определяемых Конституцией, федеральными конституционными законами и федеральными законами. Согласно ст. 80-90 Конституции Президент РФ наделен широкими полномочиями, но га которые он не вправе выходить. Важнейшей функцией Президента РФ является то, что он выступает гарантом Конституции, прав и свобод человека и гражданина. В установленном Конституцией порядке он принимает меры по охране суверенитета России, ее независимости и государственной целостности (см. ч. 2 ст. 80) В частности, в круг основных полномочий Президента РФ в сфере обеспечения безопасности России входит следующее: он формирует и возглавляет Совет Безопасности РФ, статус которого определяется федеральным законом (см. п. «ж» ст. 83). при обстоятельствах и в порядке, предусмотренных ФКЗ, он вводит на территории России или в отдельных ее местностях чрезвычайное положение с незамедлительным сообщением об этом Совету Федерации и Государственной Думе (см. ст. 88). Президент РФ как высшее должностное лицо государства осуществляет стратегический контроль за деятельностью федеральных министерств и ведомств, в функции которых входит организация и осуществление ОРМ, практическое исполнение ФЗ об ОРД. В ходе его оценивается: полнота и эффективность исполнения Закона в целом на территории России и в разрезе соответствующих министерств и ведомств; соответствие ведомственных схем организации ОРД задачам успешной борьбы с преступностью в реальных условиях оперативной обстановки, складывающейся в стране; состояние подзаконной правовой базы ОРД, ее соответствие ФЗ; общий уровень профессионализма субъектов ОРД; выполнение государственными органами и органами местного самоуправления гарантий правовой и социальной защиты, установленных для субъектов ОРД. Президентскому контролю подлежит также исполнение изданных им правовых актов и поручений по вопросам, связанным с ОРД. Рабочим аппаратом, с помощью которого Президент РФ выполняет контрольные функции, является Главное контрольное управление (ГКУ) Президента РФ. В соответствии с положением о нем оно призвано проверять исполнение федеральными органами исполнительной власти, их должностными лицами ФЗ, указов и распоряжений Президента РФ и готовить на этой основе информацию для Президента РФ с конкретными предложениями по устранению выявленных нарушений. ГКУ Президента РФ предоставлено право: создавать комиссии с привлечением представителей и специалистов соответствующих органов и учреждений для проверки работы конкретных органов исполнительной власти; направлять своих должностных лиц на заседания Правительства РФ, его Президиума, коллегий федеральных органов исполнительной власти и на совещания, проводимые федеральными органами исполнительной власти РФ; требовать самостоятельно или через привлеченных к проверке представителей соответствующих органов исполнительной власти от федеральных органов исполнительной власти, от организаций документы, объяснения и другую информацию, необходимые для проведения проверок; вызывать должностных лиц для дачи устных и письменных объяснений по поводу нарушений и неисполнения федеральных законов, указов, распоряжений и поручений Президента РФ; вносить предложения Президенту РФ, руководителям федеральных органов исполнительной власти о привлечении к ответственности и приостановлении деятельности соответствующих должностных лиц до принятия решения по результатам проверки; ставить перед соответствующими руководителями федеральных органов исполнительной власти вопрос о наложении дисциплинарных взысканий на государственных служащих за неисполнение или ненадлежащее исполнение ими возложенных на них обязанностей, а также о временном отстранении государственных служащих, допустивших должностной проступок, от исполнения должностных обязанностей; направлять предписания об устранении выявленных нарушений руководителям федеральных органов исполнительной власти. При этом, однако, ГКУ Президента РФ не вправе вмешиваться в технологию ОРД, контролировать правомерность проведения конкретных ОРМ. Согласно Положению о полномочном представителе Президента РФ в федеральном округе, утвержденном указом Президента РФ «О полномочном представителе Президента Российской Федерации в федеральном округе» от 13 мая 2000 г. № 849 президентский контроль за осуществлением ОРО в субъектах РФ реализуется также через институт полномочных представителей Президента РФ в федеральных округах. Федеральное Собрание РФ также является одним из субъектов, согласно ст. 20 ФЗ об ОРД осуществляющих контроль за ОРД. В соответствии со ст. 94 Конституции Федеральное Собрание — парламент РФ является представительным и законодательным органом России и состоит из двух палат — Совета Федерации и Государственной Думы. Контроль со стороны законодателя за ОРД является важным элементом механизма гарантий соблюдения законности при ее осуществлении. Однако с учетом предписаний Конституции парламентский контроль реален только: в ходе законотворческой работы, когда парламентарии вправе принять (отклонить) законопроекты в области ОРД; за расходованием выделяемых на осуществление ОРД финансовых средств. Этот вид контроля так же, как и первый, опосредован, так как, во-первых, происходит в рамках контроля за исполнением федерального бюджета (см. ч. 5 ст. 101 Конституции), отдельные статьи которой предусматривают выделение финансовых средств тем или иным государственным органам, осуществляющим ОРД, и, во-вторых, через возможности Счетной палаты РФ, образуемой Государственной Думой и Советом Федерации РФ. Таким образом, Федеральное Собрание РФ осуществляет общий контроль за исполнением ФЗ об ОРД. Он не распространяется (и не может распространяться) на основания и порядок проведения конкретных ОРМ, а преследует цель оценки общей ситуации, складывающейся с исполнением и соблюдением ФЗ об ОРД как в стране в целом, так и соответствующими министерствами и ведомствами. Аналитическая информация о состоянии исполнения ФЗ об ОРД формируется на основе работы с избирателями, рассмотрения писем и заявлений граждан, заслушивания информации руководителей соответствующих министерств и ведомств на заседаниях палат федерального Собрания РФ, их комитетов, подготовки изменений и дополнений в законодательство об ОРД, рассмотрения документов и материалов, представляемых органами государственной власти. Палаты Федерального Собрания РФ вправе образовывать специальные комиссии для проверки определенных данных о событиях и должностных лицах, но деятельность этих комиссий не может касаться проверки законности проведения оперативной проверки и разработки, работы с негласными сотрудниками. Третьим субъектом вневедомственного контроля законодателем указано Правительство РФ. Именно оно осуществляет исполнительную власть России (см. ч. 1 ст. 110 Конституции). Полномочия Правительства определены Конституцией (см. ст. 114) (В частности, к ним относится осуществление мер по обеспечению обороны страны, государственной безопасности, а также законности, прав и свобод граждан, по 10)<Ране собственности и общественного порядка, борьбе с преступностью). и Федеральным конституционным законом от 17 декабря 1997 г. № 2-ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации». Оно наделено широкими полномочиями по общим вопросам руководства федеральными министерствами и иными федеральными органами исполнительной власти (см. ст. 12), а также в сфере обеспечения законности, прав и свобод граждан, борьбы с преступностью (см. ст. 19) и по обеспечению обороны и государственной безопасности РФ (см. ст. 20). Вместе с тем следует учитывать, что согласно ст. 32 Закона о Правительстве РФ именно Президент РФ руководит деятельностью федеральных органов исполнительной власти, ведающих вопросами обороны, безопасности, внутренних дел и некоторых др., утверждает по представлению Председателя Правительства РФ положения о них и назначает их руководителей, а также осуществляет иные полномочия как Верховный Главнокомандующий Вооруженными Силами РФ и Председатель Совета Безопасности РФ. Правительство РФ же только координирует деятельность этих федеральных органов исполнительной власти. Правительство РФ компетентно проверять полноту и эффективность использования министерствами и ведомствами предоставленных им полномочий по ведению ОРД для решения задач успешной борьбы с преступностью. Эти функции реализуются в процессе анализа соответствующей информации, имеющейся в распоряжении Правительства РФ, заслушивания докладов и отчетов на заседании Правительства РФ руководителей соответствующих федеральных органов исполнительной власти. Одним из направлений контрольной деятельности Правительства РФ является проверка соответствия ведомственных актов, касающихся ОРД, Конституции РФ и федеральному законодательству. Механизмом данного контроля является государственная регистрация нормативных актов федеральных органов исполнительной власти, затрагивающих права, свободы и законные интересы граждан или носящие межведомственный характер. Государственная регистрация нормативных актов министерств и ведомств регламентирована Указом Президента РФ от 21 января 1993 г. «О нормативных актах центральных органов государственного управления Российской Федерации», правительственными постановлениями от 8 мая 1992 г. «О государственной регистрации ведомственных нормативных актов», «О регистрации и опубликовании ведомственных нормативных актов». Суть государственной регистрации ведомственных нормативных актов сводится к тому, что акт после подписания руководителем федерального министерства и ведомства представляется в Министерство юстиции РФ. Там он оценивается на предмет соответствия Конституции, действующему законодательству и ему присваивается соответствующий номер государственной регистрации. Только после этого данный акт вступает в силу. Если выявлены противоречия действующему законодательству, то нормативный акт возвращается на доработку. Правительство имеет право отменять другие правовые акты министерств и ведомств, правомочных осуществлять ОРД, в тех случаях, когда они противоречат закону и выходят за пределы компетенции органов исполнительной власти. К компетенции Правительства РФ относится проверка обоснованности расходования финансовых средств, выделяемых на ОРД. Такая проверка осуществляется Министерством финансов РФ через специально выделяемых для этих целей сотрудников. Все эти субъекты, как указывалось выше, осуществляют контроль за ОРД в пределах полномочий, определяемых Конституцией, ФКЗ и ФЗ. Субъекты финансового контроля в ОРД, их предмет ведения и компетенция. Данными субъектами выступают: а) руководитель ОРО (см. ч. 3 ст. 19 и ст. 22 ФЗ об ОРД) и б) представители Минфина России, уполномоченные на проведение финансового контроля (см. ч. 3 ст. 19 ФЗ об ОРД). Руководители ОРО в ходе финансового контроля пользуются полномочиями, предоставленными ими ФЗ об ОРД и другими законодательными актами. На представителей Минфина России возлагаются обязанности и им предоставляются права в соответствии с федеральным законодательством и нормативными правовыми актами Минфина России (в частности, Положением о Министерстве финансов РФ, которое утверждено постановлением Правительства РФ от 6 марта 1998 г. № 273). Представители Минфина России должны проходить процедуру допуска к сведениям, составляющим государственную тайну, после чего они становятся полномочными должностными лицами, которым соответствующие документы о финансировании ОРД должны предоставляться в полном объеме. § 3. Судья и оперативно-розыскная деятельность Судья в ОРД, его функции, обязанности и права. Судья - должностное лицо государства, являющееся носителем судебной власти в России; гражданин России {достигший 25 лет, имеющий высшее юридическое образование и стаж: работы по юридической профессии не менее пяти лет), в конституционном порядке наделенный полномочиями осуществлять правосудие и исполняющий обязанности на профессиональной основе. Согласно ст. 9 ФЗ об ОРД каждое ОРМ, влекущее ограничение конституционных прав граждан, может быть проведено только по решению судьи. Рассмотрение материалов об ограничении конституционных прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, на неприкосновенность жилища при проведении ОРМ осуществляется судом, как правило, по месту проведения таких ОРМ или по месту нахождения органа, ходатайствующего об их проведении. Указанные материалы рассматриваются уполномоченным на то судьей единолично и незамедлительно. Судья не вправе отказать в рассмотрении таких материалов в случае их представления (ч. 1 ст. 9 ФЗ об ОРД). Применительно к ОРД судья наделен широкими полномочиями. Так, предметом ведения судьи в ОРД является: рассмотрение материалов об ограничении конституционных прав граждан при проведении ОРМ (см. ч. 2, 3 ст. 8 и ч. 1 ст. 9 ФЗ об ОРД). Следует отметить, что в ст. 9 ФЗ об ОРД изложен порядок санкционирования не всех ОРМ, ограничивающих конституционные права гражданина, а только их части. В этой статье приведены правила судебного рассмотрения материалов только тех ОРМ, которые еще не начаты, а также начатых по разрешению судьи, но которые необходимо продлить. Вместе с тем законодателем приведен закрытый (исключительный) перечень конституционных прав человека и гражданина, которые могут быть ограничены в ОРД. В перечень данных прав включены: тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (причем передаваемых только по сетям электрической и почтовой связи), а также право на неприкосновенность жилища; последующая проверка законности решений и действий ОРО и их Должностных лиц (см. ч. 3, 4 ст. 8); рассмотрение жалоб на ОРО (см. ч. 2, 3 ст. 5); разрешение споров между судьей (нижестоящего суда) и ОРО в связи с отказом в проведении ОРМ (см. ч. 6 ст. 9). Законодатель возложил на судью следующие обязанности (о них изложено в ст. 9 ФЗ об ОРД): судья не вправе отказать в рассмотрении материалов в случае их представления (ч. 1); судья рассматривает материалы незамедлительно (ч. 1); судья обязан вынести мотивированное постановление по своему решению о возможности проведения ОРМ (ч. 4); руководители суда создают условия, обеспечивающие защиту сведений, содержащихся в представляемых судье оперативно-служебных документах (ч. 7). Обеспечение защиты данных сведений подразумевает наличие системы организационных и иных мероприятий, важным звеном которых выступает создание условий для надежной защиты сведений. Законодатель возложил обязанность по созданию этих условий на руководителей судебных органов, т.е. прежде всего на председателей соответствующих судов (районного, областного и других судов и им равных). Председатель соответствующего суда обязан разъяснить судьям, которые должны рассматривать материалы, поступившие от ОРО, необходимость неразглашения сведений, ставших им известными, а также сохранения в тайне существа принятого ими решения. Руководители отвечают и за то, чтобы исследование ходатайства проводилось в условиях, исключающих ознакомление с ним посторонних лиц, а также их несанкционированный выход из владения уполномоченными на то должностными лицами. Нельзя, например, поручать машинистке и другим лицам вспомогательного персонала оформление принятого судьей решения (распечатку на пишущей машинке или компьютере, заверение постановления гербовой печатью и т.п.). Для реализации перечисленных в ст. 9 ФЗ об ОРД обязанностей судья наделен соответствующими правами (о них изложено в ряде статей ФЗ об ОРД): судья вправе разрешить или отказать проведение соответствующего ОРМ (см. ч. 4 ст. 9); судья вправе продлить срок действия постановления об ограничении прав лица (см. ч. 5 ст. 9); по требованию судьи ему могут представляться дополнительные материалы, касающиеся оснований для проведения ОРМ (см. ч. 3 ст. 9); судья в особом случае может обязать ОРО предоставить заявителю сведения, предусмотренные ч. 4 ст. 5 ФЗ об ОРД (см. ч. 6 ст. 5); судья вправе потребовать от ОРО предоставить оперативно-служебные документы, содержащие информацию о сведениях, в предоставлении которых было отказано заявителю (см. ч. 5 ст. 5). Судебное рассмотрение материалов об ограничении конституционных прав граждан в ОРД. Общие положения. Порядок судебного рассмотрения материалов об ограничении конституционных прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, на неприкосновенность жилища при проведении ОРМ предусмотрен в ст. 9 ФЗ об ОРД. Он включает следующие элементы: основание к судебному рассмотрению материалов об ограничении конституционного права лица; место рассмотрения материалов; субъекта, принимающего решение (должностного лица, которое рассматривает материалы); срок рассмотрения материалов; ход рассмотрения материалов; итоги рассмотрения материалов; срок действия решения (постановления) по сути предоставленных материалов; порядок продления срока действия решения (постановления) по сути предоставленных материалов. Основание к судебному рассмотрению материалов об ограничении конституционного права лица. Согласно предписаниям ч. 2 ст. 9 ФЗ об ОРД единственным основанием для решения судьей вопроса об обоснованности проведения ОРМ, ограничивающего конституционные права гражданина, является мотивированное постановление одного из руководителей ОРО. Данное основание (наличие мотивированного постановления) — это формализованное обращение оперативного подразделения в суд для получения разрешения на проведение конкретного ОРМ, влекущего ограничение того или иного конституционного права человека и гражданина на частную жизнь. Мотивированное постановление, являясь решением соответствующего должностного лица ОРО, для судьи играет роль ходатайства. В этой связи его следует именовать «Постановление о возбуждении перед судом ходатайства о разрешении проведения...» (далее указывается название ОРМ). Законодатель предъявляет ряд требований к постановлению руководителя ОРО. Оно должно быть мотивированным (см. ч. 2 ст. 9 ФЗ об ОРД), законным (см. ст. 3 ФЗ об ОРД) и обоснованным. Законность постановления предполагает: его вынесение надлежащим должностным лицом. Судья должен иметь возможность удостовериться в этом, а потому вправе знакомиться с соответствующими ведомственными нормативными актами, в которых определены перечни должностных лиц, правомочных принимать решения на ограничение конституционных прав граждан при осуществлении ОРМ; соответствие его формы требованиям, предъявляемым к документу (наличие соответствующего названия и других необходимых реквизитов); соответствие его содержания полученной фактической информации (исключается вымысел и т.п.). Обоснованность постановления означает, что должностное лицо при его вынесении исходило из анализа документально оформленных материалов и строило свои выводы на фактических данных в их совокупности, которые исключают другое решение, кроме принятого. Мотивированность призвана объяснить, почему должностное лицо приняло конкретное решение, почему использовало (не использовало) те или иные аргументы, т.е. постановление должно содержать объяснения и доводы в обоснование позиции, занятой должностным лицом. Отметим, что мотивированное постановление выносится одним из руководителей ОРО. В их число входят, как правило, начальник органа и его заместители. Однако в каждом министерстве (ведомстве) приняты свои, отличные от других, перечни категорий руководителей, полномочных утверждать постановление (ходатайство), направляемое в суд для получения санкции на ограничение конституционного права гражданина, поэтому судья при возникновении необходимости (сомнения в полномочиях руководителя и т п.) вправе ознакомиться с ведомственным нормативным актом, которым установлен соответствующий перечень. Особо подчеркнем, что судья не вправе отказать в рассмотрении таких материалов в случае их представления (см. ч. 1 ст. 9 ФЗ об ОРД). Получение судьей постановления (ходатайства) о проведении ОРМ является юридическим фактом, который порождает для него обязанность незамедлительно приступить к рассмотрению представленных оперативно-служебных документов. Место рассмотрения материалов. Рассмотрение материалов об ограничении конституционных прав граждан на тайну частной жизни при проведении ОРМ осуществляется судом, как правило, по месту проведения таких мероприятий или по месту нахождения органа, ходатайствующего об их проведении (см. ч. 1 ст. 9 ФЗ об ОРД). Из этого нормативного предписания следуют три правила: 1) поступившие материалы должны рассматриваться судом (т.е. соответствующим органом судебной системы России, осуществляющим правосудие в форме рассмотрения и разрешения уголовных, гражданских и административных категорий дел в установленном законом порядке), а не органами законодательной или исполнительной власти; 2) материалы с ходатайством об ограничении конституционного права гражданина должны рассматриваться по общему правилу судами первого звена (т.е. районными и равными им судами). В частности, согласно ч 3 ст 22 ФКЗ о военных судах гарнизонный военный суд принимает решения об ограничении прав на тайну переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, на неприкосновенность жилища; 3) необходимо соблюдать порядок, в соответствии с которым с ходатайством на проведение ОРМ руководителю ОРО необходимо обращаться в первую очередь в суд по месту осуществления конкретного ОРМ (им может быть суд того района, где расположено жилище гражданина или находится узел связи, на который гражданин получает почтовую корреспонденцию «До востребования», и т.п.). Вместе с тем законодатель не устанавливает жесткого правила направления материалов только в суд первого звена. Возможен вариант первичного обращения и в вышестоящий суд — республиканского, областного и краевого звена или Верховный Суд РФ (это касается как системы общих, так и военных судов). Однако следует учитывать, что в данном случае возникает реальная вероятность существенного ограничения права ОРО на обжалование возможного отказа судьи в проведении ОРМ. Субъект, принимающий решение (должностное лицо, которое рассматривает материалы). Согласно ч. 1 ст. 9 ФЗ об ОРД эти материалы рассматриваются единолично судьей. Вместе с тем конкретные полномочия по рассмотрению поступивших оперативно-служебных документов судья, как правило, получает от председателя соответствующего суда. Не исключен вариант, при котором материалы могут быть рассмотрены дежурным судьей. Рассмотрение материалов судьей единолично означает, что, во-первых, не требуется принятия решения на судебном заседании и, во-вторых, именно конкретный судья обязан и вправе принять юридически значимое решение по существу ходатайства ОРО. Так, согласно ч 2 ст. 23 ФКЗ о военных судах именно судья гарнизонного военного суда единолично принимает решение об ограничении прав на тайну переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, на неприкосновенность жилища Вместе с тем судья может консультироваться у председателя соответствующего суда и т.п. С его согласия при изучении оперативно-служебных документов может присутствовать и давать необходимые пояснения представитель ОРО, который ходатайствует о проведении ОРМ. Срок рассмотрения материалов. Такие материалы рассматриваются судьей незамедлительно. Это означает, что должностное лицо ОРО Должно быть немедленно, т.е. в любой промежуток рабочего времени без какой-либо очереди или по крайней мере без неоправданных задержек, принято судьей (не занятым в судебном процессе), который обязан получить оперативно-служебные материалы, касающиеся производства ОРМ, и рассмотреть их. Ход рассмотрения материалов. Прежде всего он заключается в изучении обоснованности постановления руководителя ОРО, поступившего судье. Вместе с тем согласно предписаниям ч. 3 ст. 9 по требованию судьи ему могут представляться также иные материалы, касающиеся оснований для проведения ОРМ (за исключением данных о лицах, внедренных в ОПГ, о ШНС и о конфидентах, об организации и тактике проведения ОРМ. Итоги рассмотрения материалов. Согласно предписаниям ч. 4 ст. 9 ФЗ об ОРД по результатам рассмотрения указанных материалов судья разрешает проведение соответствующего ОРМ либо отказывает в его проведении, о чем выносит мотивированное постановление. Причем постановление, заверенное печатью, выдается инициатору проведения ОРМ одновременно с возвращением представленных им материалов. Таким образом, при любом решении (как положительном, так и отрицательном) судья обязан вынести мотивированное постановление. Он не вправе ограничиться, допустим, резолюцией (как разрешающей, так и запрещающей) на представленном ему оперативным подразделением постановлении. В постановлении судьи, которое может быть составлено в произвольной форме, должно быть указано: какое конкретно ОРМ просит разрешить соответствующий ОРО; какие материалы представлены; можно ли на их основе сделать вывод о наличии условий, предусмотренных ст. 7 и 8 ФЗ об ОРД, и др. Закон требует, чтобы в обязательном порядке был возвращен подлинник постановления и все без исключения полученные из ОРО оперативно-служебные документы. В случае необходимости с постановления могут быть сняты копии (их количество определяется фактической потребностью), которые регистрируются и хранятся по правилам секретного делопроизводства. Постановление в обязательном порядке подлежит заверению печатью, т.е. на его тексте (как правило, в месте подписи судьи) должен быть проставлен ясно видимый оттиск гербовой печати суда, судья которого санкционировал проведение ОРМ. Срок действия решения (постановления) по сути представленных материалов. Согласно ч. 5 ст. 9 ФЗ об ОРД срок действия вынесенного судьей постановления исчисляется в сутках со дня его вынесения и не может превышать шести месяцев, если иное не указано в самом постановлении. При этом течение срока не прерывается. Под сроком действия вынесенного судьей постановления понимается срок, в течение которого в соответствии с ФЗ об ОРД оперативное подразделение полномочно осуществлять конкретное ОРМ, ограничивающее конституционное право гражданина. ФЗ об ОРД предусмотрено исчисление такого срока как в сутках, так и месяцами. Прежде всего срок действия вынесенного судьей постановления исчисляется в сутках со дня его вынесения. В данном случае не принимаются в расчет те час и день, в которые судья вынес постановление. Срок действия постановления истекает в 12 ч ночи последних суток. Течение срока исполнения ОРМ не зависит ни от организации его проведения, ни от уголовно-процессуального срока производства по уголовному делу. Это означает, что срок действия вынесенного судьей постановления не может быть прерван (приостановлен, продлен) в связи с отсрочкой, приостановлением или прекращением осуществления разрешенного ОРМ или окончанием срока производства по уголовному делу (за исключением прекращения дела за отсутствием события или состава преступления). Кроме того, срок действия вынесенного судьей постановления не может превышать шести месяцев, если иное не указано в самом постановлении. В данном случае срок истекает в соответствующее число месяца, а если месяц не имеет соответствующего числа, то в последние сутки этого месяца (например, при вынесении постановления 31 марта сроком на шесть месяцев этот срок истечет 30 сентября). Законодатель допускает возможность превышения срока более чем шесть месяцев при условии непосредственного указания на то в самом постановлении. Как правило, ограничение конституционного права гражданина на более длительный, чем обычно, срок происходит при расследовании длящихся преступлений, а также с учетом иных обстоятельств, характерных для конкретной оперативно-розыскной ситуации. Причем в данном случае верхний предел срока действия вынесенного судьей постановления в ФЗ об ОРД не установлен. Порядок продления срока действия постановления (решения) по сути предоставленных материалов. Согласно ч. 5 ст. 9 ФЗ об ОРД при необходимости продления срока действия постановления судья выносит судебное решение на основании вновь представленных материалов. Под такими материалами следует понимать прежде всего новое постановление, в котором излагается мотивированное и обоснованное ходатайство о необходимости продолжения ОРМ в течение определенного срока. Наряду с постановлением судье необходимо представить оперативно-служебные документы, которые подтверждают, что потребность продления срока действия постановления Действительна. В частности, ему представляется справка с фактической информацией, полученной в результате проводимого ОРМ. Кроме того, судье в обязательном порядке представляются и те оперативно-служебные документы, которые направлялись ему ранее (постановление о проведении ОРМ и др.). § 4. Прокурор и оперативно-розыскная деятельность Прокурор как субъект ОРД. Прокурорский надзор за исполнением ФЗ об ОРД осуществляют: а) Генеральный прокурор РФ и б) уполномоченные им прокуроры (ст. 21 ФЗ об ОРД). Согласно ст. 129 Конституции прокуратура составляет единую централизованную систему с подчинением нижестоящих прокуроров вышестоящим и Генеральному прокурору РФ. Следовательно, Генеральный прокурор РФ — высшее должностное лицо прокуратуры России. Он возглавляет данную систему прокурорских органов. Генеральный прокурор РФ назначается на должность и освобождается от должности Советом Федерации по представлению Президента РФ (см. ч. 2 ст. 129 Конституции). Уполномоченными прокурорами являются должностные лица прокуратуры России, наделенные законодателем государственно-властными полномочиями по надзору за исполнением законов государственными органами и непосредственно уполномоченные решением Генерального прокурора РФ надзирать за исполнением ФЗ об ОРД. Приказом Генерального прокурора РФ от 25 апреля 2000 г. № 56 «Об организации надзора за исполнением Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» предписано проводить такой надзор за ОРО прокурорам субъектов РФ, приравненным к ним военным и другим специализированным прокурорам, прокурорам городов и районов, другим территориальным, военным и иным специализированным прокурорам, а также выделенным приказами для этой цели уполномоченным прокурорам субъектов РФ, а в Генеральной прокуратуре РФ — заместителям Генерального прокурора РФ, Главного военного прокурора и его заместителям, начальникам управлений и отделов и их заместителям (старшим помощникам и помощникам), старшим прокурорам и прокурорам в соответствии с их функциональными обязанностями. Полномочиями прокуроров вправе наделять: в Генеральной прокуратуре РФ — заместитель Генерального прокурора, курирующий вопросы Главного следственного управления, и заместитель Генерального прокурора РФ - Главный военный прокурор; в органах прокуратуры — прокуроры субъектов РФ и приравненные к ним транспортные, военные прокуроры и прокуроры иных специализированных прокуратур. Копии приказов о назначении уполномоченных прокуроров направляются в соответствующие поднадзорные органы, осуществляющие ОРД. До назначения уполномоченного прокурора в отношении него должна быть проведена процедура допуска к сведениям, составляющим государственную тайну. (См. Инструкцию о порядке допуска должностных лиц и граждан РФ к государственной тайне, утвержденную постановлением Правительства РФ от 28 октября "5 г. № 1050.). Таким образом, надзор за исполнением ФЗ об ОРД осуществляют: территориальные прокуроры — в отношении соответствующих территориальных ОВД, органов ФСБ, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ; военные прокуроры — в отношении соответствующих органов ФСБ в войсках, ФСО России, СВР России, а в территориальных органах ФСБ — только по материалам в отношении военнослужащих, военнообязанных, призванных на учебные и поверочные сборы, лиц гражданского персонала; транспортные прокуроры — в отношении соответствующих ОВД на транспорте и таможенных органов; прокуроры войсковых частей — в отношении соответствующих ОВД системы Управления режимных объектов (УРО) МВД России, а также иных органов, уполномоченных на осуществление ОРД, функционирующих в закрытых административно-территориальных образованиях и на особо важных объектах; прокуроры ИУ (уголовно-исполнительной системы) — в отношении оперативных подразделений органов уголовно-исполнительной системы. Нормативно-правовое обоснование деятельности прокурора как субъекта ОРД. Это обоснование изложено законодателем прежде всего в ФЗ об ОРД (ст. 21 и др.) и ФЗ о прокуратуре (ст. 29 и др.). Основным документом, детализирующим практические аспекты прокурорского надзора за ОРД, является приказ Генерального прокурора РФ от 24 апреля 2000 г. № 56 «Об организации надзора за исполнением Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности». Кроме того, ряд предписаний нормативного свойства содержится и в некоторых других нормативных правовых актах. Предмет ведения, обязанности и права прокурора в ОРД. Полномочия прокуроров по надзору за исполнением ФЗ об ОРД составляют круг их предмета ведения и соответствующих взаимосвязанных обязанностей и прав. Согласно ст. 29 ФЗ о прокуратуре предметом надзора за исполнением законов оперативно-розыскными органами является соблюдение прав и свобод человека и гражданина, установленного порядка разрешения заявлений и сообщений о совершенных и готовящихся преступлениях, выполнения ОРМ и проведения расследования, а также законность решений, принимаемых органами, осуществляющими ОРД, а в соответствии с ч. 1 ст. 21 ФЗ об ОРД - исполнение предписаний этого ФЗ. В частности, к ним относятся: рассмотрение жалоб на ОРО (см. ч. 3 ст. 5); законность и обоснованность решений, принимаемых должностными лицами органов, осуществляющих ОРД, и в том числе при производстве ДОУ (см. ст. 10). В содержание надзорной деятельности входит также применение прокурором предусмотренных законом мер реагирования (внесение представления, принесение протеста, отмена незаконного постановления, возбуждение дисциплинарного производства, возбуждение уголовного дела) на выявленные нарушения закона. В ФЗ об ОРД предусмотрено исключение из общего правила предоставления прокурору соответствующих сведений, т.е. изложен круг данных, которые не входят в предмет прокурорского надзора. Это предписание ФЗ об ОРД детализирует и наполняет конкретным содержанием принцип конспирации ОРД. Так, в целях соблюдения принципа конспирации законодатель предусмотрел специальное дополнительное условие возможного разглашения ОРО сведений о негласных сотрудниках. Информация о них представляется соответствующим прокурорам только с письменного согласия этих лиц, за исключением случаев, требующих их привлечения к уголовной ответственности. В письменном материале (заявлении и т.п.) должно быть недвусмысленно отражено явно выраженное добровольное согласие конкретного конфидента на ознакомление прокурора с имеющимися о нем в ОРО оперативно-служебными документами. Обязанности возложены на прокуроров прежде всего Законом о прокуратуре (ст. 30) и УПК, а также ФЗ об ОРД. Так, согласно ФЗ об ОРД прокурор обязан: рассматривать жалобы (см. ч. 3 ст. 5), принимать меры по восстановлению прав лиц (см. ч. 9 ст. 5), проверять порядок ОРМ и законность решений ОРО (см. ч. 2 ст. 21), обеспечивать защиту сведений, содержащихся в представляемых прокурору документах и материалах (см. ч. 4 ст. 21). Необходимость защиты сведений вызвана их особым содержанием Как правило, эти данные составляют государственную тайну. Обязанность обеспечения защиты сведений возлагается исключительно на прокуроров, указанных в ч. 1 ст. 21 ФЗ об ОРД, т.е. на Генерального прокурора РФ и уполномоченных им прокуроров. Порядок обеспечения защиты сведений изложен в нормативных правовых актах органов прокуратуры. Прокурор обязан также не реже одного раза в месяц проверять исполнение требований о приеме, регистрации и реализации заявлений и сообщений о преступлениях, а также об исчезновении лиц, без вести пропавших. Права предоставлены прокурору теми же законодательными актами, что и обязанности. Особо отметим, что полномочия прокурора носят исключительный характер, установленный законодателем (см. ст. 30 Ф3.0 прокуратуре), и не могут дополняться каким-либо должностным лицом, включая Генерального прокурора РФ (например, в его приказах). Согласно ч. 1 ст. 22 ФЗ о прокуратуре прокурор вправе требовать объяснения от соответствующих должностных лиц по поводу нарушения ими закона, а также от иных лиц, которым известны обстоятельства нарушения. Такое объяснение получают как в устной, так и в письменной форме (письменное подписывается лицом, которое дало его, а содержание устного отражается в справке, которую составляет прокурор). В соответствии с ФЗ об ОРД прокурор вправе давать указания оперативно-розыскному органу: по уголовному делу, находящемуся в его производстве (см. п. 3 ч. 1 ст. 7); в письменной форме — о проведении ОРМ по уголовному делу, принятому им к производству (см. п. 2 ст. 14). Он также вправе требовать необходимые оперативно-служебные документы, учетно-регистрационную документацию и ведомственные нормативные правовые акты (см. ч. 2 ст. 21). Кроме того, прокурор может: опротестовывать противоречащие ФЗ об ОРД решения руководителей ОРО; выносить мотивированное постановление о возбуждении уголовного дела или производства об административном правонарушении (при наличии достаточных оснований); требовать привлечения лица, нарушившего ФЗ об ОРД, к иному виду юридической ответственности. Вместе с тем следует учитывать, что приказом Генерального прокурора РФ от 24 апреля 2000 г. № 56 уполномоченным прокурорам предписано при восстановлении нарушенных прав и свобод граждан, защите конституционных гарантий от нарушений со стороны должностных лиц, осуществляющих ОРД, и проведении проверок по другим основаниям использовать определенные законом методы прокурорского надзора: давать письменные указания об осуществлении по уголовным делам ОРМ, расширении их комплекса либо требовать их прекращения; требовать письменные объяснения от должностных лиц, осуществляющих ОРД, и допустивших нарушения закона при проведении ОРМ; опротестовывать противоречащие закону ведомственные правовые акты руководителей органов, осуществляющих ОРД, а также незаконные и необоснованные постановления указанных руководителей, в том числе и о передаче результатов этой деятельности следователю, органу дознания, в суд; вносить представления об устранении нарушений закона, допущенных должностными лицами органов, осуществляющих ОРД; требовать от руководителей ОРО отстранения подчиненных им оперативников от дальнейшего ведения оперативных проверок в случае нарушения ими закона. Особо отметим, что прокурор не вправе не только участвовать в подготовке или проведении какого-либо ОРМ или лично его проводить, но и давать указания о необходимости осуществления (неосуществления) какого-либо конкретного ОРМ. Кроме того, рассмотрим право прокуроров, которое изложено в ч. 2 ст. 21 ФЗ об ОРД. Согласно ее предписаниям по требованию прокуроров руководители органов, осуществляющих ОРД, представляют им оперативно-служебные документы: ДОУ, материалы о проведении ОРМ с использованием оперативно-технических средств, а также учетно-регистрационную документацию и ведомственные нормативные правовые акты, устанавливающие порядок проведения ОРМ. В данном предписании конкретизировано одно из прав прокурора по надзору за ОРД. Отметим, что прокурору должны представляться все требуемые им материалы (включая подлинники), которые касаются существа вопроса (исключая те, которые упомянуты в ч. 3 ст. 21 ФЗ об ОРД). Приказом Генерального прокурора от 25 апреля 2000 г. № 56 «Об организации прокурорского надзора за исполнением Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» установлено, что в случае незаконного отказа в представлении документов в зависимости от обстоятельств такой отказ должен расцениваться как невыполнение требований прокурора или воспрепятствование его законной деятельности. Прокурору предписывается в этих случаях при наличии оснований принимать меры для привлечения виновных должностных лиц в установленном порядке к ответственности, в том числе и уголовной. Требование прокурора может быть изложено только в письменной форме. Как правило, оно должно быть обращено к руководителю ОРО. Поводы прокурорского надзора за ОРД. Различают два повода для прокурорского надзора: 1) в связи с поступившей в прокуратуру информацией (заявление, обращение гражданина и др.) о нарушении закона ОРО (его должностным лицом) и 2) по инициативе уполномоченного прокурора. Оба вида законны и требуют соответствующего реагирования со стороны оперативников. В частности, ведомственным актом прокуратуры предписано проверки установленного порядка осуществления ОРД и законности принимаемых при этом решений осуществлять: по жалобам граждан и обращениям должностных лиц. Одним из важнейших элементов прокурорского надзора в рассматриваемой сфере является соблюдение прав и свобод человека и гражданина, а также юридических лиц в процессе осуществления ОРД. В связи с этим большое значение имеет работа с жалобами, заявлениями и обращениями по поводу нарушений прав и законных интересов граждан и юридических лиц, рассматриваемыми в месячный срок (при необходимости этот срок может быть продлен в установленном порядке). Разрешая жалобу, прокурор обязан самым тщательным образом проверить все приводимые в ней доводы, в связи с чем обычно приглашается заявитель с целью уточнения конкретных обстоятельств, истребуются и изучаются необходимые оперативно-служебные документы, опрашиваются должностные лица, которые давали указания и непосредственно выполняли те или иные ОРМ. Решение по жалобе может быть обжаловано вышестоящему прокурору или в суд. При получении жалоб, рассмотрение которых федеральным законом отнесено к исключительной компетенции суда (К этой категории относятся жалобы на отказ должностных лиц ОРО предоставить гражданину, виновность которого в совершении преступления не доказана, сведения о полученной в отношении этого гражданина информации (ч. 2 ст 5 ФЗ об ОРД)) они незамедлительно направляются в соответствующий суд с извещением об этом заявителя; по результатам изучения материалов уголовных дел о нераскрытых преступлениях или при поступлении информации о ненадлежащем реагировании на поручение органа дознания, следователя и суда по уголовным делам, находящимся в их производстве, а также в связи с ненадлежащим исполнением указаний уполномоченного прокурора; в плановом порядке, в том числе по указанию вышестоящего уполномоченного прокурора; в других случаях, с учетом состояния законности в этой сфере деятельности и отсутствия положительных результатов по выявлению подготавливаемых, совершаемых или совершенных преступлений, при раскрытии преступлений, розыске обвиняемых или подозреваемых по уголовным делам и лиц, без вести пропавших. Таким образом, по существу определены поводы для вмешательства прокурорского надзора в ОРД. Способы предупреждения нарушения ФЗ об ОРД и реагирования прокурора на его нарушение. Важным средством предупреждения правонарушений, связанных с ненадлежащим исполнением норм ФЗ об ОРД, является предостережение о недопустимости нарушения закона, которое может быть вынесено соответствующим прокурором в случае и порядке согласно ст. 251 Закона о прокуратуре. Способы реагирования прокурора на нарушения ФЗ об ОРД во многом зависят от содержания проверяемых материалов. Одним из таких способов является представление прокурора об устранении допущенного нарушения ФЗ об ОРД. Прокурор вносит это представление в ОРО (его должностным лицам), который компетентен устранять нарушение Закона (в течение месяца должны приниматься меры по устранению допущенного нарушения, выявлению и устранению причин и условий, способствовавших ему, а результаты — письменно доводиться до прокурора). Для недопущения снижения эффективности прокурорского надзора в данной связи следует учитывать бланкетный характер ряда норм ФЗ об ОРД. Так, если в ФЗ оэ ОРД непосредственно установлено, что порядок осуществления того или иного аспекта ОРД регламентирован ведомственными нормативными правовыми актами (в частности, организация и тактика проведения ОРМ — ст. 4; перечень руководителей ОРО, наделяемых правом вынесения постановлений о проведении ОРМ, ограничивающих конституционные права граждан, — ст. 9; перечень ДОУ и порядок их ведения — ст. 10), то исполнение таких актов также должно входить в предмет прокурорского надзора. Однако иные аспекты ОРД, например исполнение ведомственных нормативных актов, регламентирующих организацию привлечения граждан с их согласия к сотрудничеству на конфиденциальной основе (предварительное изучение кандидатов, учетно-регистра-ционные моменты и т.п.), не должны входить в предмет прокурорского надзора. Организация надзорной деятельности. Известно, что в науке понятие «организация» несет в себе различное содержание. В контексте рассматриваемой темы организация прокурорского надзора представляет собой определенный, обусловленный содержанием предмета этого надзора, вид деятельности в органах прокуратуры, основной целью которого является оптимизация решения задачи обеспечения законности при осуществлении ОРД уполномоченными на это ФЗ об ОРД субъектами. Организация надзорной деятельности складывается из следующих компонентов: 1) уяснение предмета и содержания надзора; 2) информационное и аналитическое обеспечение данного направления надзора; 3) планирование и реализация конкретных надзорных мероприятий, 4) оценка и реализация результатов. Информационное и аналитическое обеспечение прокурорского надзора представляет собой сложную, многоаспектную деятельность. Это обусловлено тем обстоятельством, что информация, которая необходима для анализа и последующего планирования, черпается из различных источников и изначально не носит сколько-нибудь систематизированного характера. Такими источниками являются: отчеты установленной формы органов прокуратуры (формы 1-Е, 2-Е, ОРД), ОВД, налоговой полиции и таможенных органов, отражающие в своей совокупности состояние преступности (уровень, структуру, раскрываемость в целом и по отдельным видам преступлений), отчеты о следственной работе органов федеральной службы безопасности (формы 1-Е (ФСБ).Такие отчеты согласно совместному приказу Генерального прокурора РФ и Директора Федеральной службы безопасности РФ от 10 августа 2000 г № 116/437 представляются в двух экземплярах территориальными органами безопасности соответствующим прокурорам субъектов РФ, а органами безопасности в войсках -соответствующим военным прокурорам Указанные прокуроры один экземпляр отчета представляют в Генеральную прокуратуру РФ за определенный период времени, иными словами — отчеты, характеризующие криминологическую ситуацию в регионе; отчеты о результатах деятельности ОВД, налоговой полиции и таможенных органов в целом и их оперативных подразделений; конкретные уголовные дела о преступлениях, оставшихся нераскрытыми; результаты плановых и внеплановых проверок исполнения законов ОРО за предшествующие периоды времени. Планирование и реализация конкретных надзорных мероприятий основываются на выводах, получаемых в процессе информационно-аналитической деятельности. Так, выявление роста показателя нераскрытых особо тяжких и тяжких преступлений либо их высокая доля по отношению к общему числу зарегистрированных преступлений указанных категорий дают основание к планированию проверки результатов ОРД по установлению преступников. Увеличение количества материалов о нарушениях налогового законодательства, по которым впоследствии принимались решения об отказе в возбуждении уголовного дела, отменяемые затем прокурором, либо числа уголовных дел о таких преступлениях, возвращенных для дополнительного расследования или прекращенных за недоказанностью обвинения, могут, помимо ошибок или недостаточной квалификации следователя, указывать и на ненадлежащее состояние ОРД в органах налоговой полиции. План должен содержать конкретные вопросы, подлежащие выяснению в ходе проверки. Приказ Генерального прокурора РФ «Об организации надзора за исполнением Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 25 апреля 2000 г. № 56 требует при проведении проверок обращать внимание на: законность и обоснованность решений о производстве или прекращении ОРМ, а также использования результатов указанной деятельности. При этом от прокурора требуется строго следовать требованиям названного ФЗ о том, что оперативная проверка прекращается в случае решения конкретных задач ОРД или при установлении обстоятельств, свидетельствующих об объективной невозможности их решения; обязательность регистрации и заведения ДОУ, законность постановки на оперативный учет и снятия с такого учета лиц, в отношении которых проводятся ОРМ; соответствие ОРМ целям и задачам ОРД, а также недопустимость применения информационных систем и технических средств, наносящих ущерб жизни и здоровью людей и причиняющих вред окружающей среде; наличие полномочий у лиц, осуществляющих ОРД; возможность осуществления только тех ОРМ, перечень которых определен федеральным законом; наличие оснований для проведения ОРМ, в том числе на проведение которых дано разрешение судом; соблюдение условий и порядка проведения ОРМ; своевременность уведомления судей органами, осуществляющими ОРД, о проведении без разрешения судьи в случаях, не терпящих отлагательства и могущих привести к совершению тяжкого преступления, а также при наличии данных о событиях и действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности государства, ОРМ, ограничивающих конституционные права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также права на неприкосновенность жилища (далее — ОРМ, затрагивающие конституционные права граждан); законность привлечения граждан к сотрудничеству на конфиденциальной основе и соблюдение принципа добровольного согласия на такое сотрудничество с ОРО. Здесь необходимо сделать некоторые замечания. Оценка законности решения о проведении или прекращении ОРМ принципиальных трудностей не вызывает, поскольку правовая регламентация принятия таких решений достаточно подробна. Что же касается обоснованности названных решений, то в отсутствие исчерпывающего перечня критериев, позволяющих судить о том, имелись ли основания для проведения или прекращения ОРМ, оценка превращается в весьма субъективный процесс и в большой степени зависит от личного опыта уполномоченного прокурора. Вместе с тем нельзя отрицать, что имеют место случаи, когда необоснованность принятого решения очевидна (например, прекращение ОРМ, когда не отработаны все возможные версии по уголовному делу, проверить которые можно только оперативным путем). Требование об обязательности заведения ДОУ необходимо соотносить с формулировкой ч. 1 ст. 10 ФЗ об ОРД, согласно которой ОРО для решения задач, возложенных на них названным ФЗ, могут создавать и использовать информационные системы, а также заводить ДОУ. Очевидно, что формулировка закона, не содержащая прел писание императивного характера, вопрос о порядке заведения ДО> относит к усмотрению ОРО. Оценка результатов проверки дается исходя из следующих критериев: полноты проверки (наличие ответов на все вопросы, поставленные в плане), объема проверенного материала (дел оперативного учета, некоторых категорий литерных дел), числа выявленных нарушений законодательства (с учетом степени тяжести каждого нарушения), установления конкретных лиц, виновных в нарушении (от непосредственного исполнителя до руководителя органа). Объем проверяемых материалов чаще всего обусловлен целью проверки. Проверка своевременности и полноты исполнения отдельных поручений следователей и прокуроров о производстве ОРМ не требует обращения ко всему массиву ДОУ -достаточно проверить лишь те из них, которые были заведены в связи с осуществлением оперативного сопровождения предварительного следствия. Количество выявленных при проверке нарушений закона может в определенной степени характеризовать состояние ведомственного контроля за ОРД. Каждое нарушение должно быть оценено с точки зрения степени его тяжести, поскольку от этого зависит правильность выбора меры прокурорского реагирования (например, несвоевременность заведения ДОУ может послужить основанием для возбуждения дисциплинарного производства в отношении виновного лица, а проведение ОРМ, затрагивающего конституционные права граждан, без постановления судьи — для возбуждения уголовного дела). Подлежат установлению все лица, виновные в выявленных нарушениях, при этом вина каждого должностного лица должна быть максимально конкретизирована, что необходимо для дачи адекватной оценки в акте прокурорского реагирования. § 5. Ведомственный контроль за оперативно-розыскной деятельностью Ст. 23 ФЗ об ОРД предусматривает также ведомственный контроль за законностью осуществления ОРД. Норма закона возлагает персональную ответственность за соблюдение законности при организации и проведении ОРМ на руководителей ОРО. Ответственность руководителя ОРО следует рассматривать как последствие неисполнения или ненадлежащего исполнения возложенных на него функций (возможность привлечения к юридической ответственности) и, кроме того, как специфическую юридическую обязанность (гарантирование лично им решение задач ОРД, достижение положительного результата, добровольное исполнение своих обязанностей). Порядок реализации ведомственного контроля за исполнением законов ОРО, определяется соответствующими ведомственными Нормативными правовыми актами. Ведомственный контроль организуется руководителями либо иными должностными лицами, наделенными контролирующими и инспектирующими функциями. Контроль осуществляется следующими способами: личное участие в организации (проведении) ОРМ; санкционирование заведения (прекращения) ДОУ, их сроков или разрешение проведения конкретных ОРМ; санкционирование заключения контракта с гражданами, сотрудничающими с органами, осуществляющими ОРО; изучение материалов, полученных в результате выполнения ОРМ, иных документов, имеющих отношение к ОРД и принятие по ним решений; дача указания о дальнейшей работе по осуществлению оперативной проверки; участие в планировании ОРМ; заслушивание исполнителей; назначение проведения служебных проверок; рассмотрение жалоб и заявлений граждан. Подготовка и проведение ОРМ осуществляются с разрешения и под контролем руководителя ОРО, при наличии на то оснований. При установлении фактов нарушения прав человека и гражданина, пренебрежения правилами конспирации, а также иных нарушений руководитель обязан принять соответствующие действенные меры (в рамках служебной проверки) к их восстановлению и возмещению причиненного вреда, а также к привлечению виновного лица к ответственности. В случае нарушения законности он также -обязан проинформировать об этом прокурора. Раздел IV ЛИЦА, ИЗУЧАЕМЫЕ И ЗАЩИЩАЕМЫЕ В ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Глава 14. ЛИЦА И ПРЕСТУПНЫЕ ФОРМИРОВАНИЯ, ИЗУЧАЕМЫЕ В ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ 275 § 1. Понятие и классификация лиц, изучаемых в оперативно- розыскной деятельности Лицо, изучаемое в ОРД (другие названия — фигурант, объект оперативной заинтересованности). Изучаемое лицо — гражданин, чье деяние (действие или бездействие) связано с совершением преступления (фактически или с достаточной степенью вероятности), а равно гражданин, подлежащий проверке по основаниям «неуголовно-правового» характера, предусмотренным ч. 2 ст. 7 ФЗ об ОРД. Основными признаками понятия изучаемого лица являются следующие: интерес ОРО к такому лицу основан на нормах ФЗ об ОРД; им всегда является только физическое лицо, так как согласно УК только люди могут быть субъектами совершаемых преступлений; этим человеком может быть каждый, независимо от возраста, пола, национальности, служебного положения и др. (см. ч. 1 ст. 8 ФЗ об ОРД); только поведение лица или каким-либо образом выказывание вовне им своих намерений может служить основанием для проявления к нему как человеку и гражданину интереса со стороны ОРО. Человека как изучаемого лица следует отличать от юридического лица, объекта оперативной заинтересованности, в разведывательной и КРД (например, иностранной спецслужбы или иностранной организации), а также от подозреваемого и обвиняемого в уголовном судопроизводстве. И в первом, и во втором случаях изучение «объектов» происходит в иных видах государственной деятельности, схожих с оперативно-розыскной, но, тем не менее, не тождественных ей, — отсюда различия в юридическом статусе изучаемых лиц, целях их изучения, решаемых при этом задачах, средствах и методах изучения и др. Категории изучаемых лиц. В ФЗ об ОРД не установлено четкой градации этих лиц, однако в оперативно-розыскной теории с учетом потребностей практики и в зависимости от ряда критериев различают несколько -категорий, например с учетом выделения в ОРД двух основных видов: 1) чья деятельность связана (вероятно, связана) с совершением преступления и 2) чья деятельность не связана с совершением преступления (оперативный интерес вызван необходимостью реализации режимно-административных мер согласно ч. 2 ст. 7 ФЗ об ОРД). В зависимости от формы оперативно-розыскного процесса известны: лицо проверяемое, лицо разрабатываемое, лицо, находящееся под оперативным контролем (наблюдением), и лицо разыскиваемое. Во всех случаях им является определенный человек, в отношении деятельности которого проводятся ОРМ в рамках ДОУ на основании и в порядке, предусмотренных ФЗ об ОРД и других нормативных правовых актов в области ОРД. В зависимости от того, непосредственно изучается человек или интерес к нему вызван как к лицу, которое может располагать информацией о непосредственном объекте интереса, различают: лицо, являющееся непосредственным объектом оперативного интереса, -проверяемый (как в оперативно-розыскном процессе, так и в ходе оперативно-проверочной работы), разрабатываемый, находящийся под оперативным контролем и разыскиваемый; связь проверяемого лица (родственник, сослуживец, знакомый по дому, коллега по совместному проведению отдыха и т.п.). В конкретном ОРО в зависимости от решаемых тактических задач ОРД могут устанавливаться дополнительные категории классификации изучаемых лиц. § 2. Права и обязанности изучаемых лиц Права изучаемого лица. Как и любому субъекту правоотношений, законодатель предоставил фигуранту определенные права и возложил соответствующие обязанности. Права этих лиц по сравнению с правами субъектов ОРД носят ограниченный характер. Тем не менее они ими обладают и реализуют на практике. В оперативно-розыскном законодательстве предусмотрены три группы прав этих лиц: 1) на получение информации. Так, согласно ч. 3 ст. 5 ФЗ об ОРД это лицо вправе истребовать сведения от ОРО. Кроме того, на проверяемого полностью распространяется конституционное предписание о том, что каждый имеет право свободно искать и получать информацию любым законным способом (см. ч. 4 ст. 29 Конституции); 2) на обжалование. Лицо, изучаемое в ОРД, вправе обжаловать: отказ в предоставлении информации (см. ч. 3 ст. 5 ФЗ об ОРД); действия ОРО (см. ч. 2 ст. 5 ФЗ об ОРД); иные незаконные действия и решения оперативно-розыскного органа (см. Закон РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан»); 3) на освобождение от уголовной ответственности и (или) наказания. Каждый человек, включая проверяемого, имеет право на добро вольный отказ от совершения преступления и деятельное раскаяние. Обязанности изучаемого лица. Оперативно-розыскным законодательством предусмотрены и соответствующие обязанности этих лиц, которые корреспондируют правам и возлагаются на фигурантов с целью реализации предоставленных им прав. Выделяют две группы обязанностей: 1) соблюдать предоставленные права. Каждый проверяемый должен соблюдать: порядок истребования от ОРО сведений (см. ч. 3 ст. 5 ФЗ об ОРД); порядок обжалования, предусмотренный законом; требования Конституции о законном способе поиска и получения информации (см. ч. 4 ст. 29); 2) использовать предоставленные права. Так, фигурант обязан добросовестно использовать право на добровольный отказ от совершения преступления или на деятельное раскаяние, т.е. выполнить соответствующие условия УК. § 3. Классификация преступных формирований, изучаемых в оперативно-розыскной деятельности На международно-правовом уровне в наиболее развернутом виде понятие преступного формирования и его разновидностей содержится в Рекомендательном законодательном акте «О борьбе с организованной преступностью», принятом постановлением Межпарламентской Ассамблеи государств —участников СНГ2ноября 1996г.: преступное формирование — организованная группа, банда, преступная организация, преступное сообщество, незаконное вооруженное формирование, а также организации, используемые организованной преступностью в качестве прикрытия для ведения преступной деятельности или осуществляющие вспомогательные функции; организованная группа — устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений; банда — вооруженная организованная группа; преступная организация — объединение лиц либо организованных групп, либо банд для совместной преступной деятельности с распределением между участниками функций по: а) созданию преступной организации либо руководству ею; б) непосредственному совершению преступлений, предусмотренных статьями Особенной части уголовного закона; в) иными формами обеспечения создания и функционирования преступной организации; преступное сообщество - объединение организаторов, или руководителей, или других участников преступных организаций, или организованных групп, или банд, или иных лиц для совместной разработки либо реализации мер по координации, поддержанию, развитию преступной деятельности соответствующих формирований или лиц либо мер по созданию благоприятных условий для преступной деятельности занимающихся ею лиц, преступных формирований, а также по организации совершения тяжких преступлений в указанных целях. Российское уголовное законодательство классифицирует ОПФ на три вида: ОПГ, преступное сообщество (преступная организация) и незаконное вооруженное формирование. Однако на такие виды можно осуществлять классификацию уже разоблаченных ОПФ и получивших соответствующую квалификацию со стороны суда. Интересы же активизации борьбы с организованной преступностью настоятельно диктуют необходимость иметь классификацию ОПФ, пригодную для их выявления, оперативной разработки, разобщения, пресечения и изобличения. Применительно к типам и видам ОПФ их классификация может быть: а) на правоприменительном уровне, когда классификация основывается на официальной уголовной статистике и материалах проводимых исследований расследованных и рассмотренных в судах уголовных дел; б) на стадии оперативно-розыскного процесса, т.е. выявления, предварительной проверки и оперативной разработки. На этой стадии могут использоваться не только оперативно-розыскная информация, но и данные экономического анализа кредитно-финансовой и иных сфер экономики, а также другая информация, содержащаяся, например, в СМИ. С точки зрения задач своевременного выявления, разобщения и пресечения ОПФ их классификация на стадии ОРД имеет приоритетное значение. Не случайно в многочисленных определениях понятий организованной преступности и признаков ОПФ, разработанных в криминологии, присутствуют признаки и элементы, не всегда подтвержденные уголовной статистикой, но обнаруживаемые в сфере ОРД. ОРД в криминальных сферах экономики и криминальных контингентах лиц позволяет: выявлять ОПФ на стадии умысла, приготовительных действий и пресекать их в зародыше; отслеживать всю цепочку иерархии выявленных звеньев ОПГ и ОПС, их взаимосвязей; освещать роль лидера, организатора ОПГ и ОПС; изучать в ходе разоблачения механизм организованной преступной деятельности, закономерности существования ОПФ. Оперативно-розыскная практика располагает уникальными возможностями наблюдать и оценивать криминальные процессы развития организованной преступной деятельности изнутри, получать специфическую социальную информацию о механизме функционирования ОПФ. Только с помощью ОРД можно отслеживать возникновение преступного умысла, определять, в каких деяниях он может реализоваться, масштабы, характер и направленность организованной преступной деятельности. Именно поэтому классификационные характеристики признаков ОПФ базируются и содержат не только уголовно-правовые и криминологические элементы, но и в значительной мере данные ОРД. Изначально ОПФ условно можно классифицировать по двум основным группам признаков: уголовно-правовые признаки; криминологические и оперативно-розыскные признаки. По уголовно-правовым признакам классификация ОПФ может строиться следующим образом: а) по родовому объекту преступных посягательств ОПФ можно подразделить на 17 видов соответственно количеству глав УК, содержащих составы преступлений, входящих в понятие организованной преступности и посягающих на определенный родовой объект. Например, ОПФ, специализирующиеся на преступлениях против жизни и здоровья (гл. 16); преступлениях против собственности (гл. 21); преступлениях в сфере экономической деятельности (гл. 22); преступлениях против общественной безопасности (гл. 24); преступлениях против здоровья населения и общественной нравственности (гл. 25); преступлениях против военной службы (гл. 33). К числу ОП, классифицируемых по родовому объекту, можно также отнести специализирующиеся на совершении нескольких однородных составов преступлений, составляющих понятие сферы нелегального бизнеса. Это прежде всего — наркобизнес, оружейный бизнес, автобизнес, понятие которых характеризуется совершением таких преступных действий, как хищение, изготовление, хранение, перевозка, сбыт, составляющих самостоятельные составы преступлений, а в своей родовой, взаимосвязанной, операционной совокупности — вид преступного бизнеса; б) по непосредственному объекту преступных посягательств ОПФ можно классифицировать соответственно базовому объекту преступной деятельности. В соответствии с действующими нормами УК об организованной преступности такие ОПФ могут быть 76 видов: 6 видов ОПФ, совершающих преступления, организованный характер которых выступает конститутивным признаком составов преступлений: ст. 208 УК (организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем); ст. 209 УК (бандитизм); ст. 210 УК (организация преступного сообщества (преступной организации); ст. 212 УК (массовые беспорядки); ст. 239 УК (организация посягательства на личность и права граждан); ст. 279 УК (вооруженный мятеж); а также 70 видов ОПФ, совершающих преступления, имеющие квалифицирующий признак «совершено организованной группой». Например, ч. 3 ст. 126 УК (похищение человека); ч. 3 ст. 159 УК (мошенничество); ч. 3 ст. 164 УК (хищение предметов, имеющих особую ценность); ч.3 ст. 186 УК (фальшивомонетничество) и др. Базовым видом преступной деятельности следует считать тот состав преступлений, на котором специализируются участники ОПФ и который является основным источником преступных доходов, экономической основой ОПФ; в) по объективной стороне преступной деятельности ОПФ можно подразделить на: совершающие базовые преступления тайно, законспирированно; с применением насилия и устранения конкурентов; с применением огнестрельного оружия; с применением взрывов, поджогов и других террористических действий; с использованием компьютеров; с использованием коррумпированных связей в органах государственной власти; с использованием системы собственной безопасности, разведки и контрразведки; с использованием лжеструктур для отмывания преступных доходов. По степени организованности ОПФ классифицируются на: 1) организованные группы; 2) преступные сообщества (преступные организации). Наиболее сложным видом преступного сообщества являются преступные ассоциации, объединяющие общим преступным умыслом несколько сообществ, действующих в определенных областях экономики, социальных сферах. Преступные ассоциации (объединения) представляют собой сложные формирования, особенно в экономической сфере, имеющие легальные иерархические коммерческие структуры прикрытия преступной деятельности, головной банк, страховую компанию, торговый дом, группу ориентированных на головную коммерческую структуру предприятий, благотворительный фонд, занимающиеся планированием и стратегией преступной деятельности. Отмечается тенденция к увеличению ОПФ, приобретающих характер именно преступных ассоциаций. Исследователи отмечают совершенствование, усложнение и расширение объемов преступной деятельности подобных ОПФ, подчеркивая, что при совершении преступлений ОПФ со сложной, многоступенчатой структурой отчетливо просматривается тенденция перехода от специализации в преступном поведении к многопрофильным противоправным операциям, представляющим широкий спектр различных правонарушений, охватываемых многими видами преступлений, устанавливающими ответственность за посягательства на собственность, экономическую безопасность, правомерную хозяйственную деятельность, государственную службу и ее интересы в органах местного самоуправления. Многообразие ОПФ и способов их деятельности в различных сферах, отраслях и областях политической, социальной и экономической жизни общества порождает многочисленные их криминологические и оперативно-розыскные признаки. Однако в основу их классификации должны быть положены признаки, которые являются наиболее удобными и важными для практики ОРД, хотя сделать это весьма трудно, учитывая разноструктурный и многоцелевой аспекты такой классификации. Поскольку ОПФ создаются на базе совместной организованной преступной деятельности, отличающейся многочисленностью, серийностью преступных действий, а главной особенностью ОПФ является координирующий характер деятельности ОПФ по отношению к ОПГ подчиненного характера, в основу классификации целесообразно положить следующие характеризующие формирование элементы: структура ОПФ и система управления им; дифференциация обязанностей членов ОПФ; характер преступной деятельности, сфера, отрасль, география; наличие методов и способов принуждения различных институтов общества к противоправной деятельности в пользу экономической выгоды преступников. Важным признаком классификации ОПФ, несомненно, является сама их преступная деятельность. В содержание деятельности входят: особенности подготовки преступлений, приискание орудий, технических средств либо оружия для совершения преступлений, планирование преступления, действия по сокрытию следов, отмыванию преступных доходов, защита участников ОПФ от разоблачения. Исходя из названных посылок, в целях решения задач своевременного выявления и пресечения деятельности ОПФ можно предложить следующую их классификацию, базирующуюся преимущественно на криминологических и оперативно-розыскных признаках: 1.По целям преступной деятельности ОПФ подразделяются на: корыстные; политические; этнические; религиозные — фанатизм, религиозный экстремизм. Три последние разновидности могут иметь террористические цели. ОПФ корыстной направленности составляют большинство всех ОПФ в обшеуголовной и особенно в экономической сферах. Характеризуя цели организованной преступной деятельности в общеуголовной сфере, нельзя не заметить трансформации и взаимосвязи корыстных и религиозно-экстремистских целей. Многочисленные факты похищения людей преступниками из Чеченской Республики, преследовавшие корыстные цели извлечения доходов путем истребования выкупа, в конечном итоге преследовали цели религиозно-экстремистские, поскольку получаемые деньги в большинстве своем использовались для содержания незаконных вооруженных формирований чеченских и иностранных наемников-террористов. Участники ОПФ из числа выходцев с Северного Кавказа втягивают в преступный бизнес местные криминальные структуры не только на Северном Кавказе, но и в других регионах России. Преступники заранее распределяют между собой роли: одни непосредственно похищают, другие обеспечивают транспортировку похищенных, третьи предъявляют требования о выкупе, четвертые перемещают потерпевших на Северный Кавказ, пятые содержат и охраняют похищенных людей. 2.По содержанию и характеру преступной деятельности ОПФ под разделяются на: общеуголовные; экономические; террористические; смешанные. Одним из самых распространенных родоначальных видов общеуголовной преступной деятельности, несомненно, является вымогательство, или рэкет. Наиболее типичными видами ОПФ вымогателей являются: ОПФ ранее судимых лиц, устанавливающие контроль за нелегальным бизнесом (проституцией, азартными играми, торговлей наркотиками, частным извозом, нелегальным производством алкогольной продукции) на определенной территории; ОПФ из числа работников частных охранных структур, сочетающие охранную деятельность с «выбиванием» долга в пользу своего предприятия; ОПФ вымогателей, контролирующие деятельность прибыльных отраслей экономики, от технологического этапа производства до реализации готовой продукции (добыча и сбыт угля, нефтепродуктов, производство и реализация автомобилей и др.); ОПФ преступников из числа бывших спортсменов, доморощенных «качков», бывших афганцев и др., облагающие данью коммерческие и предпринимательские структуры; ОПФ вымогателей, специализирующиеся на вымогательстве денег у граждан, приобретающих автомобили престижных моделей, объекты недвижимости, земельные участки и др.; этнические ОПФ рэкетиров на рынках, получающие деньги у лиц, торгующих собственной произведенной сельскохозяйственной и иной продукцией. ОПФ вымогателей (рэкетиров) чаще всего действуют и процветают: на нелегальном бизнесе: валютные проститутки, бармены, карточные шулеры, торговля наркотиками; в сфере торговли и сбыта: кооперативы, другие торговые структуры; на автомобильных рынках, в обменных пунктах, акционерных, совместных и малых коммерческих предприятиях; в топливном бизнесе и финансовых потоках; на рынке ценных бумаг, автосервисе, в гостиницах, пансионатах, общепите. Для таких ОПГ характерно стандартное, типовое структурное построение. Чаще всего во главе находятся лидеры, которые создают данную ОПГ, определяют объекты преступного посягательства, планируют конкретные акции, договариваются с другими ОПГ о разделении сфер противоправной деятельности. Другим видом наиболее опасных ОПФ в общеуголовной сфере, несомненно, являются банды (с 1990 по 2002 г. количество выявленных банд увеличилось в 30 раз). Наиболее характерными видами ОПФ, специализирующихся на бандитизме, являются банды: совершающие нападения на водителей большегрузных и легковых автомобилей на междугородних и международных автотрассах с целью завладения автотранспортом, грузами, денежными средствами; совершающие нападения на сберегательные банки, инкассаторов, пункты обмена валюты и т.п.; совершающие нападения на квартиры граждан; контролирующие коммерческую деятельность. В качестве основного направления деятельности ОПФ общеуголовной направленности остается совершение насильственных преступлений, на которых специализируется более половины выявленных в настоящее время ОПФ. 3. По сферам влияния ОПФ могут подразделяться на действующие в следующих сферах: предпринимательской, коммерческой; банковской, кредитно-финансовой; внешнеэкономической; страхования; приватизационной; на транспорте; в социальной сфере; в органах государственной власти; на воинской службе; в других сферах жизнедеятельности общества и государства. ОПФ в сфере экономики посягают на всю совокупность производственных отношений между субъектами-собственниками по поводу владения, пользования и распределения собственности, а также организации производства, обмена и потребления материальных благ. Получили распространение ОПФ в социальной сфере, особенно в коммунальном хозяйстве, здравоохранении, сфере пенсионного обеспечения, физической культуры и искусства, сфере социальной защиты населения. В составе ОПФ социальной сферы обязательным элементом являются коррумпированные сотрудники соответствующих ведомств и организаций. Отмечается рост ОПФ в сфере страхования, особенно паразитирующих на страховых компаниях и негосударственных пенсионных фондах. В экономике многие ОПФ становятся полулегальными, поскольку включают в себя: головной банк, страховую компанию, торговый дом, биржу, группу предприятий, ориентированных на головную коммерческую структуру, холдинговую или финансово-промышленную группу, благотворительный фонд. Установлено тесное сотрудничество, а также слияние региональных финансово-промышленных групп с лидерами ОПФ с целью привлечения последних к «обеспечению» борьбы с конкурентами, организации преступных акций на объектах кредитно-финансовой системы, в сфере приватизации, на рынке недвижимости и ценных бумаг. Стремительное развитие компьютерной технологии и международных компьютерных сетей, особенно в современной международной финансовой и банковской сферах деятельности, создало предпосылки, способствующие в определенной мере совершению преступлений в сфере высоких технологий и появлению ОПФ, специализирующихся на них. 4. По сферам нелегального бизнеса ОПФ подразделяются на контролирующие: наркобизнес; оружейный бизнес; игорный бизнес; проституция, порнобизнес; нелегальный автобизнес; шоу-бизнес. В сфере наркобизнеса участвуют ОПФ, занимающиеся сбытом наркотических средств как растительного происхождения, так и синтетических наркотиков. Многие из них высокоорганизованные, со сложной многоступенчатой структурой и системой планирования преступной деятельности, большим числом участников, жесткой конспирацией, хорошим техническим оснащением и вооруженностью. В то же время автономно действуют и отдельные слабоорганизованные ОПГ (например, в сезон уборки наркотикосодержащих растений, по истечении которого они распадаются). Особую опасность представляют ОПФ, осуществляющие незаконные контрабандные поставки наркотиков из-за рубежа с участием международных наркодельцов. В сфере оружейного бизнеса выявляются следующие наиболее опасные типы ОПФ: занимающиеся хищением оружия и боеприпасов на заводах-изготовителях; изготавливающие оружие на подпольных предприятиях; похищающие оружие и боеприпасы в воинских частях и сбывающие его преступным элементам; группы дельцов-оптовиков, занимающиеся контрабандным ввозом оружия с территории других государств. В сфере преступлений, посягающих на общественную нравственность, в практике встречаются следующие подвиды ОПФ: нелегальные публичные дома и притоны, доступ в которые имеет ограниченный круг лиц в соответствии с рекомендациями постоянных посетителей; публичные дома, скрывающиеся под легальной вывеской саун, массажных кабинетов, ночных дискотек, восстановительных центров; управляемые сутенером, контролирующим гостиницу, группы проституток, предоставляющие секс-услуги лицам, проживающим в гостиницах; сутенеры, обеспечивающие услуги «по вызову» с заказом молодых женщин и юношей по телефону либо для сопровождения клиентов при выезде на природу, дачу; проводящие «конкурсы красоты» в качестве ширмы для предоставления секс-услуг состоятельным клиентам за материальное вознаграждение; поставляющие женщин за рубеж по ложным вызовам или туристическим путевкам; осуществляющие наем девушек якобы для работы в танцевальных ансамблях либо официантками; группы сутенеров, разделяющие сферы влияния в уличной, вокзальной, дорожной проституции, имеющие «свой» штат проституток. На территории РФ создаются немалочисленные сомнительные фирмы для «трудоустройства» российских девушек и женщин из других стран СНГ в европейские и азиатские страны. В связи с ростом в стране числа детей-сирот расширяются возможности торговли детьми, и можно ожидать увеличения количества ОПФ, занимающихся этим промыслом. В сфере нелегального автобизнеса наиболее часто встречаются следующие виды ОПФ: ОПФ, глубоко внедрившиеся в сферу производства автомобилей на заводах-изготовителях и извлекающие большую прибыль за счет хищений и контроля за сбытом автомобилей; группы рэкетиров, контролирующие весь технологический процесс изготовления, а также сбыта автомобилей, системно изымающие часть прибыли; территориальные специализированные ОПФ, занимающиеся кражами автотранспорта, перебивкой номеров и изготовлением фальшивых документов, а также сбытом таких автомашин в страны СНГ, на Северный Кавказ; ОПФ, специализирующиеся на совершении разбойных нападений на трассах, завладении и последующем сбыте автомашин, отобранных у частных владельцев; ОПФ, занимающиеся сборкой автомашин из похищенных на автозаводах запчастей и ворованного автотранспорта, изготовлением документов и сбытом автомашин. Специализирующиеся в сфере нелегального автобизнеса ОПФ большое значение уделяют совершенствованию своей структуры, обеспечивающей конспирацию. 5. По географии, масштабности преступной деятельности ОПФ подразделяются на: локальные (территориальные), действующие, как правило, в пределах территории одного района, города, преимущественно по месту жительства; региональные ОПФ, действующие в пределах территории одного субъекта РФ; межрегиональные — действующие в пределах территории экономических районов либо на территории нескольких субъектов РФ; международные — действующие на территории двух или нескольких стран СНГ, а также стран дальнего зарубежья; транснациональные (наднациональные) - многофункциональные ОПФ, действующие в двух или нескольких странах дальнего зарубежья. 6. По иерархии, структуре управления ОПФ подразделяются на: однозвенные; двухзвенные; многоступенчатые; особо сложной иерархии ОПФ, охватывающего несколько видов деятельности (собственно преступная деятельность, поставка сырьевых ресурсов, производство, сбыт готовой продукции, банковская деятельность, холдинг, биржа, благотворительные фонды, др.). 7. По характеру обеспечения преступной деятельности ОПФ подразделяются на: вооруженные огнестрельным оружием; имеющие службу безопасности; глубоко законспирированные; ведущие разведку и контрразведку; применяющие слуховой, визуальный контроль и другие технические средства защиты и противодействия; имеющие коррупционные связи в органах государственной власти. ОПФ обладают высокой степенью организованности, материальной и технической оснащенности, профессионализмом, агрессивностью. Имея квалифицированные кадры юристов, экономистов, бухгалтеров, подкупленных функционеров органов власти, преступники незамедлительно реагируют на происходящие изменения в стране. При этом учитываются экономико-хозяйственные, производственные и транспортные особенности регионов, а также политическая, демографическая, географическая и иная специфика территории. Границы административно-территориальных единиц и границы между государствами СНГ не являются препятствием в реализации преступных замыслов. ОПФ создают сложную иерархическую структуру, позволяющую ворам в законе и авторитетам контролировать и направлять преступную деятельность целых регионов, в которых «идеологи» нередко не появляются лично, а действуют через посредников. Часть преступно нажитых средств первичные ОПГ конкретной территории (города, района) передают в воровские кассы вышестоящего уровня, легализация которых, как правило, осуществляется в других республиках, краях и областях. 8. По социальному составу участников возможна следующая классификация ОПФ: несудимые лица, в том числе молодежные, студенческие и др.; рецидивисты; этнические группы населения; иностранцы (в том числе из стран СНГ, стран дальнего зарубежья); служащие госучреждений; служащие финансово-кредитных учреждений; военнослужащие; возглавляемые вором в законе. Действующие ОПФ не всегда по своему социальному составу полностью отвечают данной условной классификации. В своем большинстве относить их к соответствующему виду можно в тех случаях, когда тот или иной социальный состав превалирует в ОПФ, поскольку как исполнители, так и иные участники формирования очень часто могут представлять и несколько социальных групп. Например, ОПФ рэкетиров по социальному составу состоят из лиц: в прошлом судимых и нередко с участием бывших сотрудников правоохранительных органов; «афганцев», состоящих из бывших участников войны в Афганистане; спортсменов, различного рода доморощенных «качков» из числа молодежи; этнических: чеченских, грузинских, армянских, азербайджанских, цыганских, в том числе и смешанных с участием русскоязычных участников; сформировавшихся на земляческой основе (тамбовские, казанские, кемеровские, саратовские, ростовские, пермские, курганские и др.). Земляческие ОПФ стали проявляться в виде учреждения официальной ассоциации предпринимателей с посредническими юридическими и охранными функциями, позволяющими вести тотальный контроль над бизнесом, движением денежных потоков и распределением прибыли. Земляческие, а также этнические ОПФ отличаются крепкой спайкой, иерархической структурой и прочной экономической основой в виде приобретенной за счет отмывания преступных денег недвижимости и даже своих финансовых учреждений. Этнические ОПФ в своей деятельности смыкаются с легально действующими общинами, союзами и обществами, объединенными по национальному признаку. Последние, преследуя свои интересы, активно взаимодействуют с этническими ОПФ. Маскируя свои цели под борьбу за культурные, религиозные и иные национальные интересы, лидеры этнических движений умышленно идеологизируют преступную деятельность организованных формирований и опираются на их помощь. 9. По численности участников ОПФ подразделяются на: малочисленные (до 5 человек); средней численности (до 15 человек); большие по численности (до 50 человек); многочисленные (до 100 человек); гигантские (до 500 и более человек). Происходящая в преступной среде консолидация ОПФ в территориальных рамках, налаживание деловых контактов между крупными формированиями и дальнейший раздел сфер влияния приводят к усилению влияния воров в законе и преступных авторитетов, укрупнению ОПФ, устанавливающих контроль за целыми отраслями экономики, предпринимательства и финансовой деятельности. Глава 15. ЛИЦА, ЗАЩИЩАЕМЫЕ В ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ § 1. Понятие и квалификация лиц, защищаемых в оперативно- розыскной деятельности Понятие лица, защищаемого в ОРД. В ОРД под ним подразумевают физическое или юридическое лицо, права, свободы и законные интересы которого подлежат защите от преступных посягательств путем осуществления ОРМ в силу указания на то в оперативно-розыскном законодательстве либо обращения в ОРО с законным требованием о своей защите. Это лицо является носителем «причинообразующего фактора», так как именно для защиты соответствующих субъектов от преступных посягательств предназначен данный вид юридической государственной деятельности. Иначе говоря, только необходимость защиты человека и общества от преступлений (прежде всего тех, которые совершают тайно, с различными ухищрениями) вызывает к жизни функционирование ОРД как специфического средства государства в лице уполномоченных на то ОРО. Основные признаки понятия защищаемого лица. Понятие этого субъекта ОРД образуют следующие признаки: это физическое или юридическое лицо; им может стать каждый человек, которому угрожает преступное посягательство (см. ст. 1 ФЗ об ОРД) и которое обратилось в соответствующий ОРО; юридическое лицо может стать субъектом оперативно-розыскной защиты только в случае преступного посягательства на его законные интересы; для его защиты используются оперативно-розыскные возможности, основанные на нормах оперативно-розыскного законодательства; данное лицо с момента его признания защищаемым лицом становится носителем соответствующих прав и обязанностей. Вместе с тем, в отличие от оперативника, прокурора и судьи участие защищаемого лица в ОРД основано на праве, а не на обязанности. Нормативное обоснование защиты соответствующих лиц посредством проведения ОРД. Защита физических и юридических лиц путем проведения ОРМ предусмотрена оперативно-розыскным законодательством и ведомственными нормативными актами ОРО. Основным законодательным актом в данном случае является ФЗ об ОРД. Законодатель обязал ОРО защищать от преступных посягательств жизнь, здоровье, права и свободы человека и гражданина, собственность, общество и государство (ст. 1). Кроме того, в двух ФЗ (от 20 апреля 1995 г. № 45-ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов» и от 27 мая 1996 г. № 57-ФЗ «О государственной охране» специально предусмотрены правила защиты отдельных категорий лиц. Физические и юридические лица, защищаемые в ОРД- Для того чтобы признать кого-либо защищаемым лицом, необходимо наличие специального юридического факта. Применительно к рассматриваемому случаю таким фактом выступают: а) наличие угрозы преступного посягательства на лицо (как физическое, так и юридическое) и его обращение в соответствующий ОРО с просьбой о защите; б) наличие прямого указания законодателя в ФЗ о необходимости защиты соответствующих категорий лиц. Физическим лицом, которое подлежит защите в ОРД, может стать каждый человек (гражданин), для жизни, здоровья, прав и свобод которого возникла угроза преступного свойства (см. ст. 1 ФЗ об ОРД). Это возможно и необходимо с учетом конституционного предписания о том, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина есть обязанность государства (ст. 2 Конституции). Вместе с тем особую категорию физических защищаемых лиц составляют лица: а) так называемые объекты государственной охраны. Они перечислены в нормах Закона о государственной охране. Это Президент РФ, определенные Законом лица, замещающие государственные должности России, федеральные государственные служащие, а также главы иностранных государств во время пребывания на территории РФ (ст. 6); б) подлежащие государственной защите. Согласно ч. 1 ст. 2 Закона о государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов ими являются: 1) судьи всех судов общей юрисдикции и арбитражных судов, народные заседатели, присяжные заседатели; 2) прокуроры; 3) следователи; 4) лица, производящие дознание; 5) лица, осуществляющие ОРД; 6) сотрудники ОВД, осуществляющие охрану общественного порядка и обеспечение общественной безопасности, а также исполнение при говоров, определений и постановлений судов (судей) по уголовным делам, постановлений органов расследования и прокуроров; 7) сотрудники органов ФСБ; 8) сотрудники органов Госнаркоконтроля; 9) судебные исполнители; 10) работники контрольных органов Президента РФ, глав администраций субъектов РФ, осуществляющие контроль за исполнением законов и иных нормативных правовых актов, выявление и пресечение правонарушений; 11) сотрудники федеральных органов государственной охраны; 12) работники таможенных органов, органов государственной налоговой службы, органов надзора за соблюдением правил охоты на территории государственного охотничьего фонда, органов рыбоохраны, органов государственной лесной охраны, органов санитарно-эпидемиологического надзора, контрольно-ревизионных подразделений Минфина России и финансовых органов субъектов РФ, осуществляющие контроль за исполнением соответствующих законов и иных нормативных правовых актов, выявление и пресечение правонарушений; 13) близкие лиц, перечисленных выше. Меры государственной защиты могут применяться в отношении близких родственников, а в исключительных случаях также иных лиц, на жизнь, здоровье и имущество которых совершается посягательство с целью воспрепятствовать законной деятельности судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов, сотрудников федеральных органов государственной охраны, либо принудить их к изменению ее характера, либо из мести за указанную деятельность (ч. 2 ст. 1); в) подлежащие оперативно-розыскной защите. Основным юридическим лицом, которое подлежит этой защите, является Российская Федерация (Россия) — демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления (ст. 1 Конституции). В ФЗ об ОРД этот основной субъект представлен в виде российского государства и общества (см. ст. 1 ФЗ об ОРД). Кроме того, субъектами оперативно-розыскной защиты являются сами ОРО, их должностные лица (оперативники и др.), а также лица, оказывающие содействие в осуществлении ОРД, их родные и близкие. Этим субъектом может стать и любое другое юридическое лицо, законным интересам которого причинен или может быть причинен вред преступным посягательством (в ст. 1 ФЗ об ОРД непосредственно предусмотрена защита прежде всего собственности этих лиц). Отличие лица, защищаемого в ОРД, от смежных объектов и субъектов защиты. Отличать его необходимо как от иных субъектов и объектов ОРД, так и от других лиц, обладающих аналогичным правовым статусом, но в иных видах юридической деятельности. В ОРД защищаемых лиц следует отличать от: а) иных субъектов, которые ни при каких обстоятельствах не могут стать защищаемым лицом, не теряя своего юридического статуса (например, от лиц, объектов оперативной заинтересованности); б) тех субъектов, которые при определенных обстоятельствах могут получить статус защищаемого лица. Это относится и к оперативникам, и к конфидентам, и к судьям, и к прокурорам, и др.; в) защищаемых в этой деятельности интересов соответствующих субъектов и материализованных объектов. В соответствии с оперативно-розыскным законодательством подлежат защите: Государственная граница РФ (ст. 3 Закона о Государственной границе), собственность (ст. 1 ФЗ об ОРД), «охраняемые объекты». Так, здания, строения и сооружения, в которых размещены федеральные органы государственной власти, прилегающие к ним территории и акватории, а также здания, строения и сооружения, прилегающие к ним территории и акватории, находящиеся в оперативном управлении федеральных органов государственной охраны, считаются охраняемыми объектами согласно ст 1 Закона о государственной охране и др. Защищая эти интересы (блага) и объекты (вещи материального мира и др.) посредством использования оперативно-розыскных возможностей, тем самым защищают права собственников указанных объектов (России — в случае защиты ее Государственной границы, конкретного владельца — при защите собственности и т.п.). Однако у самого объекта защиты ни прав, ни обязанностей в отличие от защищаемого субъекта возникнуть не может в силу того, что он не обладает соответствующим юридическим статусом. В иных сферах деятельности, кроме ОРД, в частности КРД, также известны субъекты защиты. Однако юридическая характеристика лиц, подлежащих оперативно-розыскной защите, отличается от характеристики субъектов, защищаемых в КРД. Если первые являются субъектами ОРД в связи с наделением их законодателем соответствующими полномочиями, то вторые ее субъектами, как правило, не выступают. Кроме того, защищаемые в ОРД лица подлежат защите исключительно от преступных посягательств, а в КРД — от любого посягательства, угрожающего интересам защищаемого субъекта (например, подлежат защите все жизненно важные интересы государства). Известны аналогичные субъекты и в уголовном судопроизводстве Лиц, подлежащих оперативно-розыскной защите, прежде всего необходимо отличать от двух участников уголовного судопроизводства потерпевшего и гражданского истца. Потерпевший в уголовном судопроизводстве — физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральные вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации (ст 42 УПК) Гражданский истец в уголовном судопроизводстве — физическое или юридическое лицо, предъявившее требование о возмещении имущественного вреда, при наличии оснований полагать, что данный вред причинен ему непосредственно преступлением (ст 44 УПК). Как потерпевший, так и гражданский истец являются субъектами хотя и смежного с ОРД, но иного вида юридической государственной деятельности — уголовного судопроизводства, а потому их юридический статус отличен от юридического статуса защищаемого лица, права и обязанности их не тождественны. Основное отличие заключается, например, в том, что потерпевший и гражданский истец могут стать субъектами уголовного судопроизводства только в случае, когда преступление уже совершено (на любой из его стадий - оконченного или неоконченного) и, следовательно, вред причинен. В ОРД защищаемое лицо может стать таковым еще на «допреступной» стадии, т.е. только при наличии угрозы преступного посягательства (например, в случае обнаружения так называемого голого умысла). Вместе с тем некоторые потерпевшие (как субъекты уголовного судопроизводства) одновременно могут стать и лицами, защищаемыми в ОРД (это предусмотрено ст. 1 и 2 Закона о государственной защите) В этом случае на них распространяются соответствующие требования, предъявляемые к защищаемому лицу. Основная градация лиц, подлежащих оперативно-розыскной защите. Лиц, защищаемых в ОРД, можно классифицировать на две группы (вида). Первую составляют лица, права, свободы и законные интересы которых подлежат защите от преступных посягательств путем осуществления ОРМ в силу указания на то в законе. ОРМ, обеспечивающие, например, безопасность ОРО, проводятся в соответствии с ФЗ об ОРД и исключительно в пределах полномочий указанных органов, установленных соответствующими российскими законодательными актами. По основаниям, предусмотренным п. 5 ч. 2 ст. 7 ФЗ об ОРД, разрешается осуществлять действия, указанные в п. 8-11 ч. 1 ст. 6, без судебного решения, при наличии согласия гражданина в письменной форме. В ряде законодательных актов, начиная с ФЗ об ОРД, непосредственно содержатся положения, предписывающие защиту соответствующих субъектов. К ним относятся лица, так называемые объекты государственной охраны, лица, подлежащие государственной защите, и лица, подлежащие оперативно-розыскной защите. Вторую группу составляют лица, права, свободы и законные интересы которых подлежат защите от преступных посягательств путем осуществления ОРМ в силу обращения их в ОРО с законным требованием о своей защите. Так, в ФЗ об ОРД предусмотрено, что в случае возникновения угрозы жизни, здоровью, собственности отдельных лиц по их заявлению или с их согласия в письменной форме разрешается прослушивать переговоры, ведущиеся с их телефонов (ч. 4 ст. 8). Дополнительная градация лиц, нуждающихся в оперативно-розыскной защите. С учетом различных критериев выделяют несколько категорий этих лиц. Во-первых, всех их делят на физических и юридических лиц. Во-вторых, в зависимости от характера принимаемых мер среди защищаемых лиц различают тех, кто подлежит: а) государственной охране; б) государственной защите; в) защите с преимущественным использованием оперативно-розыскных возможностей (оперативно-розыскной защите). В-третьих, их классифицируют по степени реализации угрозы преступного посягательства. Можно предложить следующую классификацию (от минимальной степени реализации угрозы до максимальной): а) лица, подлежащие защите от потенциальной угрозы преступного посягательства. В данном случае всегда подлежит защите Россия так как любая угроза жизненно важным интересам страны (в уголовно-правовом аспекте), какой бы она ни воспринималась маловероятной, должна своевременно предупреждаться. Что касается человек как субъекта защиты, то он подлежит ей не во всех потенциально возможных случаях совершения преступления (таковых не может быть без совершения общественно опасного деяния на той или иной стадии развития), а только в ситуации оперативного обнаружения так называемого голого умысла на совершение преступления (защита данной категории лиц типична для стадии оперативно-розыскного поиска и проверки); б) лица, защищаемые от реальной угрозы совершения преступления (в отношении них преступная угроза была частично реализована). В данной ситуации должно существовать посягательство на интересы конкретного лица, причем это посягательство должно быть общественно опасным, иметься в наличии и быть реальным (действительным). Защита этой категории лиц характерна для стадии оперативно-розыскной разработки; в) лица, в отношении которых угроза совершения преступления была полностью реализована, т.е. преступление окончено. Например, у владельца похищен автомобиль, а похититель скрылся. В данном случае возникнет необходимость розыска лица, совершившего преступление. § 2. Права и обязанности защищаемых лиц Права и обязанности лиц, которые подлежат защите от преступных посягательств путем осуществления ОРМ, в силу указания на то в оперативно-розыскном законодательстве (первый вид защищаемых лиц). Вначале рассмотрим права и обязанности лиц, подлежащих государственной охране в соответствии с Законом о государственной охране Так, Президент РФ со дня официального объявления о его избрании вправе требовать предоставления государственной охраны в местах своего постоянного и временного пребывания в полном объеме мер, предусмотренных ст. 4 этого Закона. При государственной охране применяются следующие меры (ст. 4): 1) предоставление объекту государственной охраны персональной охраны, специальной связи и транспортного обслуживания, а также информации об угрозе его безопасности; 2) осуществление в соответствии с федеральным законодательством ОРД в целях реализации полномочий соответствующих государственных органов обеспечения безопасности; 3) проведение охранных мероприятий и поддержание общественного порядка в местах постоянного и временного пребывания объекта государственной охраны; 4) поддержание порядка, установленного уполномоченными на то должностными лицми, и пропускного режима на охраняемых объектах. Право на государственную охрану у Президента РФ остается пожизненно, т.е. и после превращения его президентских полномочий (ст. 7). Вместе с тем Президент РФ в течение срока своих полномочий не вправе отказаться от государственной охраны (это его обязанность как охраняемого лица). Отметим и то, что в течение срока полномочий Президента РФ правом на государственную охрану пользуются члены его семьи, проживающие совместно с ним или сопровождающие его. Кроме того, право на государственную охрану имеют: а) лица, замещающие государственные должности России, в течение срока их полномочий (ст. 8): Председатель Правительства РФ, Председатель Совета Федерации Федеральнго Собрания РФ, Председатель Государственной Думы Федерального Собрания РФ, Председатель Конституционного Суда РФ, Председатель Верховного Суда РФ, Председатель Высшего Арбитражного Суда РФ, Генеральный прокурор РФ; б) при необходимости по решению Президента РФ государственная охрана может предоставляться иным лицам, замещающим государственные должности РФ, членам Совета Федерации, депутатам Государственной Думы и федеральным государственным служащим (ст. 9); в) главы иностранных государств и правительств, члены их семей в период пребывания на территории РФ — в соответствии с международными договорами РФ, а также соглашениями между федеральными органами государственной охраны и уполномоченными органами иностранных государств (ч. 1 ст. 11); г) при необходимости — иные иностранные государственные, политические и общественные деятели в период пребывания на территории РФ (это право обеспечивается на основании распоряжений Президента РФ - ч. 2 ст. 11). Согласно ст. 17 Закона о государственной защите защищаемое лицо, в отношении которого принято решение о применении мер безопасности, имеет право: 1) знать о применяющихся в отношении него мерах безопасности; 2) просить о применении или неприменении в отношении его конкретных мер безопасности, перечисленных в ч. 1 ст. 5 Закона; 3) требовать от органа, обеспечивающего безопасность, применения в отношении его, кроме осуществляемых, иных мер безопасности, предусмотренных этим Законом, или отмены каких-либо из осуществляемых мер; 4) обжаловать в вышестоящий по подчиненности орган, обеспечивающий безопасность, в прокуратуру либо в суд незаконные решения и действия должностных лиц, осуществляющих меры безопасности. Защищаемое лицо обязано: 1) выполнять законные требования органа, обеспечивающего безопасность; 2) незамедлительно информировать указанный орган о каждом случае угрозы или противоправных действий в отношении его; 3) бережно обращаться с имуществом, выданным ему указанным органом в личное пользование для обеспечения безопасности, 4) не разглашать сведения о принимаемых в отношении его мерах безопасности без разрешения органа, осуществляющего эти меры. Отметим, что названными правами и обязанностями обладают исключительно те лица, которым о та предоставлены соответствующим ФЗ. Права и обязанности лиц, которые подлежат защите от преступных посягательств путем осуществления ОРМ, в силу обращения их в оперативно-розыскной орган с законным требованием о своей защите (второй вид защищаемых лиц). Этим лицам в ФЗ об ОРД предоставлены следующие права (они непосредственно указаны в его статьях или о них можно сделать такой вывод путем толкования): требовать от ОРО обеспечить их защиту путем принятия соответствующих ОРМ (ч. 1 ст. 5, п. 1 ст. 14); призывать не нарушать правила, согласно которым в ходе проведения ОРМ, используя информационные системы, видео- и аудиозапись, кино- и фотосъемку, а также другие технические и иные средства, запрещено наносить ущерб жизни и здоровью людей или причинять вред окружающей среде (ч. 3 ст. 6); в случае возникновения угрозы своей жизни, здоровью или собственности давать разрешение ОРО на прослушивание переговоров, ведущихся с их телефонов, без предварительной санкции судьи (ч. 4 и 8 ст. 8); обжаловать действия ОРО в вышестоящую инстанцию, прокурору или в суд (ч. 3 ст. 5). Вместе с тем в ФЗ об ОРД предусмотрены и обязанности защищаемых лиц. Эти лица должны: не нарушать предписаний, предусмотренных ч. 5 ст. 6, т.е. не проводить самим ОРМ и не использовать специальных и иных технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации, для собственной защиты и иных целей; письменно оформить свое согласие (разрешение ОРО) на прослушивание переговоров, ведущихся с их телефонов, без предварительной санкции судьи (ч. 4 и 8 ст. 8); исполнять законные требования должностных лиц ОРО (ч. 2 ст. 15); не препятствовать законному осуществлению ОРМ (ч. 3 ст. 15); соблюдать порядок обжалования действий ОРО, право на которое изложено в ч. 3 ст. 5. Раздел V ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫЕ МЕРОПРИЯТИЯ Глава 16 ПОНЯТИЕ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫХ МЕРОПРИЯТИЙ, ОСНОВАНИЯ ИХ ПРОВЕДЕНИЯ § 1. Понятие оперативно-розыскных мероприятий и их классификация Под ОРМ понимаются закрепленные в ФЗ об ОРО действия или совокупность действий, в рамках которых применяются гласные и негласные силы, средства и методы, направленные на решение задач ОРД. ОРМ носят четко выраженный разведывательно-поисковый характер. Это обусловлено прежде всего тайным, замаскированным характером действий преступников, их деятельностью в условиях неочевидности, тщательной предварительной подготовкой своих действий, дерзостью, жестокостью преступного поведения, уничтожением следов совершаемых преступлений, необходимостью получения сведений о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших преступления, поиском неизвестных юридически значимых фактов, выяснением обстоятельств совершенных преступлений и др. По своей сути ОРМ направлены на добывание информации, выявление скрытых (скрываемых) преступлений, признаков и фактов преступной деятельности, их субъектов, розыск скрывшихся лиц. О разведывательно-поисковом характере ОРМ свидетельствуют реализующиеся в них принципы конспирации, сочетания гласных и негласных методов и средств; указание законодателя на возможность использования специальных технических средств, предназначенных Для негласного получения информации в процессе проведения ОРМ; правомерность проведения ОРМ при наличии сведений лишь о Признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности РФ, о лицах, скрывающихся от органов дознания, следствия и с}да или уклоняющихся от уголовного наказания, и др. Разведывательный характер ОРМ подтверждают и преимущественно негласный режим работы ОРО, объективная необходимость защиты сведений о лицах, участвующих в ОРМ, организации и тактике ОРМ как составляющих гостайну, возможность конфиденциального использования конфидентов. ОРМ осуществляются как гласно, так и негласно. Негласнссть означает неочевидность, скрытность проводимых ОРМ от лиц, в них не участвующих, в том числе и от сотрудников ОРО, но, прежде всего — от объектов, в отношении которых они проводятся. Это позволяет нейтрализовать возможное противодействие со стороны объектов ОРМ, обеспечить безопасность участников ОРМ их результативность, сохранить в тайне сам факт осуществления ОРМ, применяемые при этом средства и методы. Негласность может быть обусловлена как практической целесообразностью, так и невозможностью гласного проведения отдельных ОРМ, открытого использования средств, методов либо задействования отдельных участников ОРМ Только негласными могут быть такие ОРМ, как оперативное внедрение, контролируемая поставка, снятие информации с технических каналов связи. Под гласностью следует понимать открытость проведения ОРМ, когда их содержание, цели, участники не скрываются ни от окружающих, ни от объектов их проведения. ОРМ могут носить и смешанный, гласно-негласный характер. Так, прослушивание телефонных переговоров, проводимое по заявлению или с согласия заинтересованных лиц, является негласным только по отношению к абоненту заявителя. Особой разновидностью гласно-негласных ОРМ можно считать так называемые зашифрованные ОРМ, истинная цель которых от заинтересованных лиц скрывается под видом гласных действий иного, отвлекающего, характера и содержания. Исходя из сущности ОРД и ее 31конодательного толкования ОРМ организуются и проводятся специальными субъектами, которыми являются только должностные лица ОРО. Вместе с тем участниками ОРМ могут быть также сотрудники иных подразделений, не являющихся оперативными, специалисты, иные лица, оказывающие содействие в решении задач ОРМ, участвующие в подготовке или проведении ОРМ либо осуществляющие отдельные мероприятия по их поручению. Проведение подразделениями, не включенными в число оперативных, отдельных мероприятий, аналогичных оперативно-розыскным, не образует ОРД, а может рассматриваться как элемент административной, частной детективной или другой деятельности. Например, в своей работе участковые уполномоченные, сотрудники патрульно-постовой службы, ДПС и других гласных служб МВД России гласно проводя- такие мероприятия, как опрос, наведение справок, обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств, наблюдение и др. Такого рода мероприятия не содержат всех существенных признаков ОРМ, и, соответственно, ими не являются. Негласное проведение подобных мероприятий может быть квалифицировано как нарушение ФЗ об ОРД, который содержит специальный признак субъекта этой деятельности — уполномоченность на ее осуществление. Как уже было отмечено в гл. 1, ОРМ не образует и содержание частной детективной (сыскной) деятельности. Хотя в ходе частной сыскной деятельности допускаются устный опрос граждан и должностных лиц (с ж согласия), наведение справок, изучение предметов и документов (с письменного согласия их владельцев), внешний осмотр строений, помещений и других объектов, наблюдение — эти мероприятия осуществляются в ином порядке и при ограничениях, не содержащихся в ФЗ об ОРД. Мероприятия, проводимые в рамках частно-сыскной деятельности, содержат ряд и других коренных отличий: они могут проводиться физическими и юридическими лицами, предприятиями, имеющими специальное разрешение (лицензию) ОВД. т.е. не субъектами ОРД; осуществляются в целях защиты законны> прав и интересов своих клиентов, т.е. преследует иные цели, чем ОРД. Более того, при занятии частной детективной деятельностью запрещается осуществлять какие-либо оперативно-розыскные действия, отнесенные законом к исключительной компетенции органов дознания (см. ст. 1 Закона РФ «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации»). ОРМ входят в содержание разведывательной и контрразведывательной деятельности. Они являются средством такой деятельности, представляют способ реализации этих видов деятельности. Проведение ОРМ, в наибольшей степени ограничивающих права человека, в частности затрагивающих тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений граждан, неприкосновенность жилища, согласно ФЗ о ФСБ проводятся в случаях, на основании и в порядке, предусмотренном законодательством РФ (см. ч. 4, 5, 6 ст. 9 ФЗ о ФСБ). Необходимо учитывать и то, что ОРМ носят разведывательно-поисковый характер независимо от субъекта их осуществления. Именно ОРМ, предусмотренные ФЗ об ОРД, являются средствами получения информации о событиях или действиях, содержание которой Позволяет оценить наличие и характер угрозы государственной, военной, экономической или экологической безопасности РФ. Содержательную сторону ОРМ составляют действия, образующие конкретные виды этих мероприятие — в ст. 6 ФЗ об ОРД дается их исчерпывающий перечень. Законодательное закрепление ОРМ, установление их исчерпывающего перечня не только обеспечивает соблюдение прав и свобод человека и гражданина при осуществлении ОРД, но и определяет правомерность действий субъектов ОРД (должностных лиц и лиц, оказывающих им содействие), отличает их действия от уголовно наказуемых деяний и тем самым обеспечивает легитимность их деятельности. В соответствии с ФЗ об ОРД каждое из ОРМ может проводиться самостоятельно, независимо от других или в совокупности с иными ОРМ, быть как гласным или негласным, причем гласное проведение одних ОРМ не исключает негласного проведения других, и наоборот. Именно в рамках ОРМ применяются силы, средства и методы ОРД. Хотя перечень ОРМ законом строго ограничен, их реализация предполагает также проведение организационных мероприятий, осуществление мер обеспечивающего характера, привлечение к участию в них специалистов, применение специальных технических и иных средств, которые в конечном итоге способствуют проведению конкретных ОРМ или их совокупности. Важно отметить, что и организационные, и иные обеспечивающие меры носят подчиненный характер по отношению к ОРМ, часто предшествуют им, либо являются их следствием, логически, технически, методически из них вытекают. Несмотря на очевидное различие ОРМ между собой, их перечень является не случайным. Он определен единой общей сутью — направленностью на получение информации для ее последующей реализации. Именно посредством проведения ОРМ становится возможным решение задач ОРД и достижение целей защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств. ОРМ могут проводиться для решения как общих задач ОРД. которые непосредственно обозначены в ФЗ об ОРД, так и ее частных задач. При этом решение частных (промежуточных) задач по их направленности и содержанию должно соответствовать достижению конечных целей и задач ОРД. Цель проведения ОРМ предопределяет круг их объектов, которыми могут быть физические лица как носители информации или как субъекты преступления, а также лица, с согласия которых проводятся ОРМ по их проверке или защите. Категории таких лиц обусловливают вид, форму, основания и условия проведения конкретных ОРМ В частности, объектами ОРМ могут быть лица: 1) подготавливающие, совершающие или совершившие противоправные деяния, скрывающиеся от органов дознания, следствия и суда или уклоняющиеся от уголовного наказания; 2) без вести пропавшие; 3) защищаемые; 4) претендующие на допуск: к сведениям, составляющим государственную тайну; к работам, связанным с эксплуатацией объектов, представляющих повышенную опасность для жизни и здоровья людей, окружающей среды; к участию в ОРД или о доступе к материалам, полученным в результате ее осуществления; а также на получение разрешения на частную детективную или охранную деятельность; 5) с которыми устанавливаются или поддерживаются отношения сотрудничества, привлекаемые к подготовке и проведению ОРМ; 6) осведомленные о признаках противоправных деяний; событиях, действиях, несущих угрозу безопасности; поведении и (или) местонахождении лиц, представляющих оперативный интерес. Анализ понятия ОРМ позволяет выделить следующие характер ные их черты, структурные элементы (признаки), отражающие их содержание, выражающие их сущность: ОРМ являются главной составной частью ОРД; они осуществляются как гласно, так и негласно; их основными субъектами являются только должностные лица ОРО; их содержание составляют действия, направленные на добывание и реализацию юридически значимой информации; они имеют законодательно определенное целевое назначение — решение задач ОРД по защите жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечению безопасности общества и государства от преступных посягательств. Классификация ОРМ. Существуют несколько методов классификации ОРМ. Наиболее развернутую классификацию дает В.Г. Бобров: 1. В зависимости от времени (продолжительности) проведения ОРМ они могут быть разовыми (опрос, наведение справок, сбор образцов для сравнительного исследования и т.д.) и длящимися (контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений; прослушивание телефонных переговоров и т.д.). 2. В зависимости от формы проведения ОРМ они могут быть гласными и негласными, осуществляться с зашифровкой их истинной цели и без нее. При гласном проведении таких ОРМ, как правило, не скрывается сам факт их осуществления. Негласное проведение ОРМ предполагает их осуществление в тайне от других лиц, з первую очередь проверяемых, разрабатываемых, обвиняемых, их связей и т.д. Негласность таких ОРМ условна. Она может быть абсолютной и относительной. При абсолютной негласности о проведении ОРМ осведомлены только оперативники, их осуществляющие, а также лица, действующие по их поручению и непосредственно выполняющие эти мероприятия (конфиденты, сотрудники подразделений специальных технических мероприятий, оперативно-поисковых подразделений). При относительной негласности ОРМ об их проведении не знают только граждане, в отношении которых они осуществляются, а их результаты, полученные в тайне от заинтересованных лиц, в дальнейшем могут быть преданы гласности. Так, результаты наблюдения, негласно проведенного в рамках предварительной оперативной проверки или оперативной разработки с участием граждан и применением кино-, фотосъемки и видеозаписи, специальных химических, а также иных технических и других средств, могут быть использованы в уголовном процессе в качестве доказательств по уголовному делу. Все предусмотренные в ст. 6 ФЗ об ОРД ОРМ по признаку гласности их проведения условно В.Г. Бобров сводит в две основные группы: а) ОРМ, которые могут проводиться как гласно, так и негласно: опрос, наведение справок, сбор образцов для сравнительного исследования, исследование предметов и документов, проверочная закупка, наблюдение, отождествление личности, обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств; б) проводимые только в тайне (негласно) от проверяемых, разрабатываемых и иных лиц, в отношении которых они осуществляются: контроль почтовых отправлении, телеграфных и иных сообщений, прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи, оперативное внедрение, контролируемая поставка, оперативный эксперимент. 3. В зависимости от необходимости санкционирования ОРМ они могут быть: а) требующими какого-либо санкционирования (опрос, наведение справок, сбор образцов для сравнительного исследования, проверочная закупка и др.); б) требующими ведомственного санкционирования (проверочная закупка и контролируемая поставка предметов, веществ и продукции, свободная реализация которых запрещена либо оборот которых ограничен; оперативное внедрение; оперативный эксперимент и др.); в) требующими судебного решения (контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений; прослушивание телефонных переговоров; снятие информации с технических каналов связи и др.). (См.: Бобров В.Г. Понятие оперативно-розыскного мероприятия. Основания и условия проведения оперативно-розыскных мероприятий: Лекция. - М.: Академия управления МВД России, 2003. - С. 23-24.). Возможны и другие виды классификации. Так, по степени проникновения в криминально-криминогенную среду их можно разделить на глубокие и поверхностные. По этому критерию наиболее потенциально глубокими следует признать оперативное внедрение в преступную среду и агентурное наблюдение за ней, а самыми поверхностными — сбор образцов для сравнительного исследования и отождествление личности. По направленности и характеру могут быть выделены разведывательные, контрразведывательные, оперативно-поисковые, розыскные, вспомогательные, обеспечивающие и другие ОРМ. По субъекту проведения ОРМ можно классифицировать на мероприятия, проведение которых допустимо любыми органами — субъектами ОРД и мероприятия, проведенные специализированными оперативными подразделениями. В частности, только с использованием оперативно-технических сил и средств органов ФСБ и ОВД проводятся ОРМ, связанные с контролем почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, прослушиванием телефонных переговоров с подключением к станционной аппаратуре предприятий, учреждений и организаций независимо от форм собственности, физических и юридических лиц, предоставляющих услуги и средства связи, со снятием информации с технических каналов связи. По степени ограничения прав граждан ОРМ можно разделить на ограничивающие конституционные права граждан и не носящие таких ограничений. К ОРМ, ограничивающим конституционные права граждан, следует прежде всего относить ОРМ, которые ограничивают конституционные права человека и гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища. К таким ОРМ относятся контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений; прослушивание телефонных переговоров. В связи с тем, что конституционные права граждан ограничиваются не во всех случаях при снятии информации с технических каналов связи, обследовании помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств, данные ОРМ могут быть включены как в одну, так и в другую группу мероприятий. По интенсивности использования технических средств ОРМ делятся на оперативно-технические и не имеющие преобладающего или исключительно технического содержания их проведения. К оперативно-техническим относятся такие ОРМ, как прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи. По сочетанию ОРМ между собой их можно разделить на относительно автономные и комплексные. К комплексным можно отнести оперативное внедрение, контролируемую поставку, оперативный эксперимент. § 2. Основания для проведения оперативно-розыскных мероприятий Понятие «основание» подразумевает причину, достаточный повод, оправдывающий что-либо. Применительно к ОРМ сам по себе Повод является и достаточным основанием для их проведения. В ФЗ об ОРД (ст. 7) понятие «основание» включает в себя как поводы к проведению ОРМ, под которыми следует понимать обстоятельства, побуждающие к началу соответствующих действий, так и собственно основания проведения ОРМ, в качеств з которых рассматриваются фактические данные, сведения о фактах (информация), которые требуют проверки для подтверждения или опровержения и реализации в виде проведения ОРМ или следственных действий либо тех и других в совокупности. Основаниями для проведения ОРМ являются фактические данные, достаточные для предположения о совершении деяния, подпадающего под признаки того или иного состава преступления, либо о событиях или действиях, которые могут представлять угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности РФ. По своей природе (происхождению) данные, являющиеся основанием для проведения ОРМ, могут быть получены в рамках уголовного судопроизводства, в процессе осуществления ОРД, а также непроцессуальным и не оперативно-розыскным путем. Законодатель не ставит жестких ограничений или критериев появления таких данных. Основания для проведения ОРМ тесно связаны с целями и задачами ОРД. Рассматривая основания в соотношении с целями и задачами, можно сделать вывод, что для проведения ОРМ достаточно лишь предположения относительно подготовки или совершения преступления по наличию отдельных признаков, указывающих на такие деяния либо на лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших, причем такое предположение может носить характер версии, основанной на фактах. В случае оконченного общественно опасного деяния, когда уже очевидны данные, указывающие на признаки преступления, речь идет о реализации задачи раскрытия преступления, обнаружения лица (лиц), его совершившего, а если такое лицо установлено и скрылось, то о его розыске и т.д. Сказанное вытекает из таких задач ОРД, как выявление, предупреждение, пресечение преступлений; выявление и установление лиц, их подготавливающих; добывание информации о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности РФ (см. ст. 2 ФЗ об ОРД). Для решения этих задач необходимо и достаточно обоснованного предположения о причастности лиц к совершению преступления, о признаках преступления, о событиях, гипотетически носящих характер угрозы. В случае, если лицо скрылось от следствия и суда, то сам этот факт уже является основанием для реализации одной из задач ОРД, а соответственно и проведения по этому факту ОРМ. Основания, указанные в ст. 7 ФЗ об ОРД, относятся не к ОРД в целом, а к проводимым ОРМ как в их совокупности, так и применительно к отдельным ОРМ. При этом результаты проведения одного ОРМ могут являться основаниями для проведения другого. В процессе проведения ОРМ применительно к одному делу (событию, преступлению, ситуации, проверке заявления и т.д.) возможно получение оперативно-розыскной информации относительно событий или действий, выходящих за пределы первоначальной цели проведения ОРМ. В процессе ОРД происходит накопление различной попутной информации, изначально не имеющей отношения к расследуемым событиям или действиям, однако в процессе ее сопоставления возможно получение новых данных, обоснованных предположений, выводов, выдвижения версий, которые требуют проверки, а соответственно и проведения дополнительных ОРМ. В этих случаях проведение ОРМ всегда является обоснованным (имеющим фактические основания). Первоначальное получение информации возможно из любых источников, в том числе изначально не имеющих отношения к ОРД (данные источники могут рассматриваться в качестве повода). В частности, такие данные могут содержаться в письменных заявлениях или сообщениях, приложенных к ним документах, протоколе устного заявления о преступлении, протоколе явки с повинной, публикациях средств массовой информации, в материалах проверки по административным правонарушениям, в непосредственном обнаружении признаков преступления должностными лицами, не являющимися субъектами ОРД, или конфидентами, в актах аудиторских проверок и др. Следовательно, в любом случае как при работе по раскрытию конкретных преступлений, так и применительно к их выявлению либо добыванию оперативно значимой информации имеют место соответствующие основания как оперативно-розыскного характера, так и не связанные с ОРМ или даже с ОРД в целом. Сведения могут быть получены как путем оперативно-тактических действий, так и без проведения таковых. Полученная информация может рассматриваться как результат ОРМ и как предпосылка к их проведению. Соответственно если имеются основания для проведения хотя бы одного ОРМ, например опроса автора публикации в СМИ, то по результатам проведения первого ОРМ могут быть получены основания для дальнейшего проведения другого или аналогичного ОРМ, но по отношению к иным объектам. В случае если в поступившей информации содержатся сведения о каких-либо из обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу (см ст. 24 УПК), то это не исключает оснований для проведения ОРМ. Если ставшие известными ОРО сведения касаются признаков преступления, отнесенных УПК к делам частно-публичного обвинения (возбуждаемым не иначе как по жалобе потерпевшего), то ОРМ По этим делам проводятся в обычном порядке, в том числе и при отсутствии заявления потерпевшего (потерпевшей). Это связано с Необходимостью установления обстоятельств совершенного преступления, выяснения причин отказа от заявления, установления возможных угроз в отношении жертвы или близких родственников либо других данных как о событии преступления, так и о его последствиях. Эта позиция подтверждает требования УПК. В частности, в ст. 147 УПК отмечается, что если потерпевший по делу частно-публичного обвинения в силу беспомощного состояния или по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы, прокурор вправе возбудить такое дело и при отсутствии жалобы потерпевшего. Соответственно и ОРО вправе устанавливать указанные обстоятельства (причины) оперативным путем. ОРМ могут проводиться и после прекращения уголовного дела в случае примирения потерпевшего с обвиняемым. Если деяние, предусмотренное гл. 23 УК, причинило вред интересам исключительно коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, и не причинило вреда интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства, то уголовное дело возбуждается по заявлению руководителя этой организации или с его согласия (см. ст. 23 УПК). По таким преступлениям ОРМ проводятся также в общем порядке уже потому, что необходимо установить, имело ли место причинение вреда только указанной организации или также интересам других организаций, граждан, общества или государства. Законодатель обобщенно обозначает основания как возбужденное уголовное дело, сведения, поручения, запросы, постановления. Первым и наиболее общим основанием для проведения ОРМ обозначено наличие возбужденного уголовного дела. Сам факт возбуждения дела свидетельствует об установлении достаточных данных для его возбуждения (совокупности повода и основания, свидетельствующих о совершении или подготовке преступления) и соответственно для начала предварительного расследования, что находит процессуальное отражение в постановлении о возбуждении уголовного дела. В противном случае принимается решение об отказе в его возбуждении. Однако факт отказа в возбуждении уголовного дела не исключает иных оснований для проведения ОРМ, а является лишь процессуальным решением по конкретному случаю. Понятие «возбуждение уголовного дела» обозначает как начальную стадию уголовного судопроизводства, так и одно из решений, актов, завершающих эту стадию. Это объективно обязывает ОРО принимать исчерпывающие меры, направленные на обнаружение преступлений и лиц, их совершивших, быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных, установление события преступления и иных обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. Данная обязанность не изменяется в зависимости от того, кем возбуждено уголовное дело, -органом дознания или предварительного следствия. Сведения как основания для проведения ОРМ представляют собой известия, сообщения или иную информацию, в результате которых сформировалось знание, представление, предположение о событиях, действиях, лицах и (или) фактах, представляющих оперативный интерес. Такие сведения являются основанием для проведения ОРМ только в случаях, если они стали известными ОРО, а также при условии, что они содержат соответствующую информацию о лицах, признаках, событиях или действиях, указанных в п. 2 ст. 7 ФЗ об ОРД. Сведения, содержащиеся, например, в заявлениях и письмах граждан, становятся поводом к возбуждению уголовного дела только тогда, когда они содержат информацию, указывающую на совершение (подготовку к совершению) деяний, подпадающих под признаки какого-либо преступления. Если такие заявления не содержат достаточных данных, указывающих на признаки преступления, то могут отсутствовать основания для возбуждения уголовного дела, что, однако, не исключает автоматически наличия оснований для проведения ОРМ. Сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния и о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, являются основанием для проведения ОРМ и в том случае, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, например, когда требуется собрать дополнительные фактические данные, необходимые для принятия решения об отказе или возбуждении уголовного дела. В этой ситуации наличных данных недостаточно для того, чтобы решить вопрос о возбуждении уголовного дела (не установлено само событие преступления, известны лишь отдельные признаки, по которым в равной мере можно судить о наличии либо отсутствии преступления, первоначальное поведение лица не позволяет оценить его действия как преступные, но они могут перерасти в таковые и т.д.). В частности, не образует состава и не является признаком преступления возникновение умысла на его совершение. Уголовно наказуемо только приготовление к тяжкому и особо тяжкому преступлению, поэтому пока такие действия не переросли в реальное преступление, нет оснований для возбуждения уголовного дела, но имеет место практическая целесообразность проведения ОРМ, при помощи которых можно предупредить преступление либо предотвратить его общественно опасные последствия. В ряде случаев, особенно по экономическим преступлениям, невозможно и практически нецелесообразно возбуждать уголовное дело До того момента, пока не будет ясно, что хотя бы одни эпизод криминальной деятельности содержит в себе все признаки состава преступления. В противном случае никакой уголовной ответственности не последует, виновные не откажутся от своих замыслов и действий, а просто перенесут их на более поздний срок и будут более осторожными. Это же касается случаев, когда раскрыть преступление можно лишь при задержании виновного с поличным, как, например, в случае получения взятки. Сведения о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности РФ как основания для проведения ОРМ могут содержать информацию о таких событиях или действиях, которые не носят характера криминальных, а лишь гипотетически создают угрозу безопасности. Под событиями могут рассматриваться реально происходящие или имевшиеся в прошлом факты, обстоятельства, явления, которые могут причинить вред соответствующему виду безопасности или вызвать возможную опасность. События могут рассматриваются не только как обстоятельства, вызванные поведением людей, но и как процессы, происходящие независимо от их воли, но в дальнейшем могущие нанести вред безопасности. В частности, угрозу безопасности может создавать неуправляемые технологические процессы (например, сбой в работе ядерного реактора) либо действия, самостоятельно не содержащие какой-либо угрозы, но в совокупности с другими действиями или событиями могут ее вызвать. Это, например, отключение электроэнергии от установок, производств, цехов с непрерывным технологическим циклом, на объектах химической отрасли или связанных с эксплуатацией, хранением ядерных материалов, отходов, очистных объектов и сооружений и др. Под угрозой безопасности понимается совокупность условий и факторов, создающих опасность жизненно важным интересам т.е. потребностям, удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и возможность прогрессивного развития личности общества и государства. Реальная и потенциальная угроза объектам безопасности, исходящая от внутренних и внешних источников опасности, определяет содержание деятельности по обеспечению внутренней и внешней безопасности (см. ст. 3 Закона «О безопасности»). Осуществление ОРМ используется как одно из эффективных и вспомогательных средств обеспечения безопасности, а также служит целям обеспечения Президента РФ, Федерального Собрания и Правительства РФ разведывательной информацией, необходимой им для принятия решений в политической, экономической, оборонной, научно-технической и экологической областях; обеспечение условий, способствующих успешной реализации политики РФ в сфере безопасности; содействие экономическому развитию, научно-техническому прогрессу страны и военно-техническому обеспечению безопасности РФ (см. ст. 5 Закона «О внешней разведке»). Проведение ОРМ, применительно к обеспечению безопасности носит превентивный, стратегический, глобальный характер. Сведения о лицах, скрывающихся от органов дознания, следствия « суда или уклоняющихся от уголовного наказания, как самостоятельное основание для проведения ОРМ следует рассматривать в том смысле, что ОРО может быть неизвестно о самом факте возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица, его сокрытия от правоохранительных органов или уклонении от наказания, наличии соответствующего поручения о проведении розыска лица, поскольку такое поручение поступает в территориальный орган по месту совершения преступления. Тем не менее все иные ОРО, при отсутствии такого поручения вправе и обязаны проводить ОРМ по выявлению указанных лиц и в случае получения соответствующей информации проводить ОРМ на предмет причастности к совершению преступления, а также установления факта уклонения от наказания или сокрытия от органов дознания, следствия или суда. Объявление розыска, не связанного с решением задач ОРД, не является основанием для проведения ОРМ. ОРМ по розыску лиц, без вести пропавших, как правило, проводятся по заявлениям родственников, знакомых или должностных лиц. Именно информация, содержащаяся в таких заявлениях, является достаточным основанием, позволяющим судить о самом факте исчезновения человека. Обнаружение неопознанных трупов как основание для проведения ОРМ выступает до решения вопроса о возбуждении уголовного дела, когда имеется необходимость в проведении ОРМ непосредственно на месте обнаружения трупа, при работе по горячим следам, а также в случае отказа в возбуждении (прекращении) уголовного дела по факту обнаружения трупа в случаях, когда установить личность, не прибегая к ОРМ, не представляется возможным. Поручения следователя, органа дознания, указания прокурора или определения суда по уголовным делам, находящимся в их производстве, являются самостоятельным основанием для проведения ОРМ в связи с тем, что ст. 38 УПК закрепляет право следователя давать обязательные для исполнения письменные поручения о проведении ОРМ, а также предписывает, что после направления дела прокурору орган дознания может проводить по нему ОРМ только по поручению следователя. В случае, когда не обнаружено лицо, совершившее преступление, орган дознания обязан принимать розыскные и оперативно-розыскные меры для установления лица, совершившего преступление, уведомляя следователя о результатах (ч. 4 ст. 157 УПК). Данное обстоятельство не может сковывать инициативы ОРО, ограничивать их соответствующие права и обязанности, поскольку проведение ОРМ, в том числе и в отношении конкретного лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, может исходить за рамки расследуемого дела и касаться обстоятельств, которые возможно установить исключительно оперативным путем, т.е.- выявить ранее неизвестные преступления либо установить действия, направленные на совершение новых преступлений, например, подкупа должностных лиц, запугивания свидетелей и др. В этом случае речь идет о реализации такой задачи ОРД, как выявление преступлений, которая не может ставиться в зависимость от текущих задач уголовного процесса или решений следствия. При проведении ОРМ по установлению лица, совершившего преступление, на ОРО, возлагается обязанность информировать следствие лишь о полученных результатах ОРМ, но не о проведении тех или иных ОРМ. Важно отметить, что наличие возбужденного уголовного дела, будучи основанием для проведения ОРМ, не является ограничением в их проведении. Безусловно, выполнение предписаний УПК является обязательным и для субъектов ОРД, но эти предписания касаются расследования, а не ОРД и только факта, по которому возбуждено уголовное дело, а не всех иных обстоятельств, которые еще только предстоит установить оперативным путем. Речь может идти лишь о недопустимости проведения ОРМ, которые подменяют следственные действия. В качестве самостоятельного данное основание выделено и потому, что указанные органы (следователь, прокурор) вправе направлять поручения, касающиеся проведения отдельных следственных действий, по содержанию сходных с ОРМ, в частности контроль и запись переговоров. Вид и тактику ОРМ, проводимых по поручениям следователя, органа дознания, прокурора и суда, определяет должностное лицо ОРО. Оно же несет ответственность за законность и обоснованность проведения соответствующих ОРМ. Следователь же вправе ставить только задачу, устанавливать сроки выполнения поручений, но не может давать указаний о характере, организации и тактике проводимых в ходе выполнения поручения ОРМ. Под поручением следует рассматривать письменный документ, исходящий от соответствующего должностного лица о производстве ОРМ или следственных действий. Поручение оформляется постановлением дознавателя, следователя, прокурора или определением суда, где кратко излагаются существо дела, подлежащие выяснению обстоятельства, данные о лицах, розыск которых поручается или проведение ОРМ в отношении которых необходимо провести, и др. Устное указание (поручение) следователя, дознавателя, прокурора не является основанием для проведения ОРМ. Запросы других ОРО, основаниями для проведения ОРМ являются только тогда, когда они сами базируются на основаниях, указанным в ФЗ об ОРД. Запрос может направляться в ОРО по месту предполагаемого проведения ОРМ с учетом их подведомственности и компетенции. При этом важно учитывать, что не все ОРО наделены полномочиями проведения ОРД в полном объеме. Поэтому одни органы дознания вправе направлять поручения в другие органы, наделенные соответствующими полномочиями, в частности, по проведению ОРМ, ограничивающих конституционные права граждан. Постановление о применении мер безопасности в отношении защищаемых лиц как основание для проведения ОРМ заключается в том, что основанием для применения мер безопасности является наличие достаточных данных, свидетельствующих о реальности угрозы безопасности защищаемого лица, что само по себе обусловливает проведение помимо прочего и ОРМ. Поводы для применения мер безопасности в отношении защищаемого лица: заявление указанного лица; обращение председателя суда, руководителя соответствующего правоохранительного или контролирующего органа, руководителя федерального органа государственной охраны, начальника учреждения или органа уголовно-исполнительной системы; получение органом, обеспечивающим безопасность, оперативной и иной информации о наличии угрозы безопасности указанного лица, — предполагают проверку такой информации, в том числе путем проведения ОРМ, и принятие на ее основе соответствующего решения (см. ст. 13 ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов») Постановление о применении мер безопасности не предопределяет виды и тактику проведения ОРМ. Проведение ОРМ по запросам международных правоохранительных организаций и правоохранительных органов иностранных государств осуществляется в соответствии с международными договорами РФ. Представляется допустимым проведение ОРМ по запросам субъектов ОРД иностранных государств в соответствии с договорами (соглашениями), заключаемыми ОРО РФ с такими же субъектами иностранных государств. Указанные запросы являются основанием для проведения ОРМ не сами по себе, а ввиду того, что содержащаяся в них информация относится к фактам конкретных преступлений, лицам их совершившим, разыскиваемым и без вести пропавшим лицам. К международному запросу могут быть приложены постановления, содержащие соответствующие санкции. Тем не менее такие Документальные материалы запрашивающей стороны, в том числе содержащие соответствующие санкции на проведение ОРМ, не могут распространяться на деятельность ОРО РФ. Они лишь подтверждают обоснованность проведения ОРМ. ОРМ, ограничивающие конституционные права граждан по запросам международных правоохранительных организаций и правоохранительных органов иностранных государств, осуществляются с соблюдением условий, предусмотренных ст. 8 ФЗ об ОРД, и при наличии судебного решения, полученного в порядке ст. 9 ФЗ об ОРД. связано с тем, что согласно международным договорам поручения исполняются в соответствии с требованиями внутреннего законодательства стороны, исполняющей запрос. В ч. 2 ст. 7 ФЗ об ОРД подчеркивается право ОРО, на сбор данных, необходимых для принятия соответствующих решений. Данное право ограничено пределами полномочий соответствующих субъектов ОРД. Решение о допуске к сведениям, составляющим государственную тайну и к работам, связанным с эксплуатацией объектов, представляющих повышенную опасность для жизни и здоровья людей, а также для окружающей среды, принимается ФСБ России, соответственно и ОРМ по сбору данных, необходимых для принятия решения, осуществляются оперативными подразделениями этих органов Выдача разрешений на частную детективную и охранную деятельность, а соответственно и проведение проверочных мероприятий находится в компетенции подразделений лицензионно-разрешительной работы ОВД Поскольку эти подразделения не являются субъектами ОРД, проведение ОРМ в целях собирания необходимой информации осуществляется оперативными подразделениями ОВД Осуществление административно-проверочной работы сотрудниками подразделений лицензионно-разрешительной работы не тождественно проведению ОРМ по рассматриваемым основаниям. Основанием для ОРМ могут служить результаты административной проверки, данные, свидетельствующие о представлении заведомо ложных сведений, подложных документов и др. ОРМ по собиранию данных, необходимых для принятия иных решений, обозначенных в ч. 2 ст. 7 ФЗ об ОРД, могут проводиться оперативными подразделениями и других ОРО в пределах их компетенции. Само по себе наличие закрепленного законом права не порождает соответствующих оснований для проведения ОРМ, в противном случае право проведения ОРМ в целом, которым наделены ОРО, могло бы выступать и основанием для их проведения. Основанием же для проведения ОРМ выступает гипотетическая возможность соответствующих лиц действовать вопреки государственным, служебным, профессиональным интересам, что предполагает повышенные требования к лицам, допускаемым к соответствующим работам, сведениям, материалам или участию в определенной деятельности, а также сведения (данные), позволяющие усомниться в возможности, допустимости оформления допуска, приеме на работу, установления или поддержания отношений сотрудничества, выдачи лицензии. Важно отметить, что лица, в отношении которых принимаются решения, знают о предстоящей проверке и дают предварительное согласие на ее проведение, в частности, при оформлении допуска к сведениям, составляющим государственную тайну, к участию к ОРД, к работам, связанным с эксплуатацией объектов, и др. Исходя из этого в качестве еще одного фактического основания для проведения ОРМ выступает личное согласие лиц на проведение ОРМ. Основаниями для проведения проверочных ОРМ выступают не фактические данные, требующие соответствующей проверки, предположения о совершении деяния, подпадающего под признаки того или иного преступления, либо о событиях или действиях, которые могут представлять угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности РФ, а необходимость подтверждения благонадежности проверяемых лиц, соответствие их личных качеств предъявляемым требованиям, получение данных, обосновывающих допустимость и целесообразность принятия соответствующих решений Именно благодаря этому и создаются предпосылки для обеспечения безопасности, предупреждения возможного противоправного поведения. Необходимость принятия соответствующих решений выступает основанием для проведения не всех, а ограниченного перечня ОРМ при соблюдении соответствующих условий (см. ст. 8 ФЗ об ОРД). Цель проведения проверочных ОРМ — выявление обстоятельств, служащих основанием для выдачи или отказа в выдачи соответствующего допуска, разрешения на осуществление частной охранной и детективной деятельности, установления или поддержания отношений сотрудничества, принятия мер по обеспечению собственной безопасности ОРО Представляется, что данная цель является частной и соответствует общей цели ОРД, состоящей в обеспечении безопасности общества и государства от преступных посягательств. Глава 17 УСЛОВИЯ ПРОВЕДЕНИЯ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫХ МЕРОПРИЯТИЙ § 1. Условия проведения оперативно-розыскных мероприятий и их виды Условия проведения ОРМ — это установленные оперативно-розыскным законодательством (прежде всего ФЗ об ОРД) специальные правила, неукоснительным выполнением которых законодатель обусловливает подготовку и (или) осуществление конкретного ОРМ, которые призваны повысить их эффективность и гарантировать соблюдение принципов ОРД при их проведении. Эти условия призваны сбалансировать интересы отдельного человека (прежде всего, право на частную жизнь) с потребностями общества и государства, заинтересованного в эффективном противодействии преступности. Основная совокупность этих правил содержится в ст. 8 ФЗ об ОРД. Однако ею нормативная регламентация условий не ограничивается. Они «прописаны» и в других статьях ФЗ об ОРД, а также в некоторых нормах иных законодательных актов в области ОРД. Согласно ст. 36 ФЗ о наркотиках при проведении контролируемых поставок, проверочных закупок, оперативного эксперимента, сбора образцов для сравнительного исследования, оперативного внедрения, исследования предметов и документов ОРО разрешается использовать наркотические средства и психотропные вещества без лицензии, а для остальных субъектов установлен лицензионный порядок их использования. Виды условий проведения ОРМ. Собственно в ФЗ об ОРД закреплены два вида условий осуществления ОРМ: общего свойства и содержащие исключения из общих правил их проведения. Во втором виде различают группу условий «экстренного характера» (см. ч. 3, 4 и 8 ст. 8) и группу условий, которые ограничивают осуществление конкретных ОРМ (см. ч. 2, 5—8 ст. 8; ч. 7 ст. 5; ч. 3, 4 и 6 ст. 6; ч. 1 и 3 ст. 9; ч. 2 ст. 13 и п. 1 ч. 1 ст. 15). Рассмотрим эти условия по порядку. § 2. Общие условия проведения всех оперативно-розыскных мероприятий Известны два общих условия проведения ОРМ. Первым общим условием является возможность осуществления ОРМ на территории РФ, если иное не предусмотрено ФЗ. В данной формулировке изложена позиция законодателя на пределы действия ФЗ об ОРД в пространстве в соответствии с принципом территориальности. Нормы ФЗ об ОРД полностью применяются на всей территории РФ. Согласно воле законодателя допустимы исключения из действия ФЗ об ОРД в пространстве, что должно быть предусмотрено ФЗ. Такие исключения известны. В частности, в ст. 12 УК содержится предписание о действии уголовного закона в отношении лиц, совершивших преступление за пределами РФ. Полагаем, что создание предпосылок для реализации этой нормы подразумевает вероятность совершения ОРД за рубежом. Так, военнослужащие воинских частей РФ, дислоцирующихся за пределами России, за преступления, совершенные на территории иностранного государства, несут уголовную ответственность по уголовному законодательству РФ (см. ч. 2 ст. 12 УК), однако выявить, допустим, военнослужащего, который готовится совершить государственную измену, без осуществления соответствующего ОРМ крайне затруднительно. Второе исключение допустимо на основании предписаний Закона о международных договорах. Соответствующим международным соглашением может быть предусмотрена возможность осуществления ОРМ за пределами РФ. Вместе с тем представительства иностранных государств в РФ обладают правовым иммунитетом территории. Это означает, что без разрешения соответствующих должностных лиц дипломатического представительства (как правило, руководителя) входить на территорию какого-либо представительства (включая официальных представителей РФ) нельзя. С учетом того, что в исключительных случаях уголовная юрисдикция РФ осуществляется на борту иностранного судна, проходящего через территориальное море11(См. ст. 17 ФЗ «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации».) • ОРД возможна для обеспечения производства расследования преступления на борту иностранного судна во время его прохода в случаях, если: последствия преступления распространяются на территорию РФ; такие меры необходимы для пресечения незаконной торговли наркотическими средствами или психотропными веществами, а также для пресечения других преступлений международного характера, предусмотренных международными договорами РФ, и др. • ОРМ могут проводиться также в исключительной экономической зоне и на пространстве континентального шельфа РФ. Кроме того, непосредственно в ФЗ об ОРД установлено определенное изъятие из принципа его действия в пространстве. Согласно его ч. 5 ст. 13 в СИЗО ОРМ возможны исключительно во взаимодействии заинтересованного в получении информации ОРО с соответствующими сотрудниками уголовно-исполнительного учреждения. Самостоятельно проводить какое-либо ОРМ оперативные подразделения других ОРО на территории СИЗО не вправе. Вторым общим условием является то, что гражданство, национальность отдельных лиц и другие обстоятельства, перечисленные в ч. 1 ст. 8 ФЗ об ОРД, не являются препятствием для проведения в отношении них ОРМ, если иное не предусмотрено ФЗ. В этом предписании ФЗ об ОРД конкретизирован закрепленный в ст. 19 Конституции принцип равенства всех перед законом и судом. Тем самым в отношении каждого может проводиться ОРД с целью защиты охраняемых объектов от преступных посягательств (при наличии соответствующих законных оснований и т.п.). Приведем определения основных компонентов данного условия. Единственным исключением из правила равенства каждого перед законом служат специальные упоминания в ФЗ. По сути они являются правилами особого порядка осуществления ОРМ в отношении отдельных категорий должностных лиц. В соответствии с Конституцией неприкосновенны Президент РФ, депутаты палат Федерального Собрания и судьи, согласно ФКЗ «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» — Уполномоченный, а ФЗ о прокуратуре — прокуроры и следователи органов прокуратуры. По смыслу ст. 22—25 и 98 Конституции и в соответствии с ФЗ от 8 мая 1994 г. № 3-ФЗ «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» парламентарии обладают неприкосновенностью, или депутатским иммунитетом. Его сущность заключается в освобождении депутатов от уголовного преследования или привлечения к административной ответственности в течение всего срока их полномочий. Однако законодатель не акцентирует внимания на том, что данный иммунитет распространяется на ОРД, не предназначенную как для непосредственной реализации функций уголовного преследования, так и для привлечения к административной ответственности. Из разъяснений Конституционного Суда РФ следует, что в отношении действий депутата, не связанных с его деятельностью в качестве представителя законодательной власти, допустимо возбуждение дела, связанного с уголовной или административной ответственностью1(См., например, постановление Конституционного Суда РФ от 20 февраля 1996 г. № 5-П «По делу о проверке конституционности положений частей первой и второй статьи 18, статьи 19 и части второй статьи 20 ФЗ от 8 мая 1994 г. «О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» (см.: Конституционный Суд Российской Федерации: Постановления. Определения. 1992-1996 / Сост. и отв. ред. Т.Г. Морщакова. М., 1997.-С. 135и др.) (тем самым допустимо ограничение депутатской неприкосновенности). Таким образом, реализация задач ОРД относительно реально или возможно совершенного депутатом преступления, не связанного с его депутатскими полномочиями, законом не запрещена и, следовательно, допустима. Кроме этих общих положений, отметим следующее. Неприкосновенность члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы распространяется на занимаемые ими жилые и служебные помещения, используемые ими личные и служебные транспортные средства, средства связи, принадлежащие им документы и багаж, на их переписку (см. ст. 19 Закона о статусе депутата). Это означает, что законодатель предусмотрел дополнительный перечень материальных объектов, используемых соответствующим представителем законодательной власти, относительно которого производство ОРМ существенно ограничено. Их проведение допустимо только в рамках производства по уголовному делу (предварительное следствие по которому обязательно), возбужденного по общественно опасному деянию конкретного депутата. Однако подчеркнем, что производство ОРМ в отношении иных объектов, не указанных в законе, допустимо на общих основаниях1.( Вместе с тем все ОРМ в отношении деятельности кандидатов в депутаты Государственной Думы и Совета Федерации могут осуществляться в общем порядке без каких-либо изъятий. На кандидатов в главы законодательной и исполнительной власти субъектов Федерации также распространяется правовой режим кандидатов в депутаты палат Федерального Собрания.) Конституционное предписание о неприкосновенности судей (ст. 122) распространяется в одинаковой степени на всех судей независимо от занимаемой должности и работы в каком-либо суде (Конституционном Суде, суде общей юрисдикции, арбитражном и военном суде). В соответствии с Законом РФ «О статусе судей в Российской Федерации» от 26 июня 1992 г. личность судьи неприкосновенна. Неприкосновенность распространяется на его жилище и служебное помещение, используемые им транспорт и средства связи, корреспонденцию, принадлежащие ему имущество и документы. Поэтому оперативно-розыскное проникновение в жилище (служебное помещение) судьи, в личный или используемый им транспорт, а также прослушивание его средств связи и перлюстрация корреспонденции, осмотр имущества и документов судьи допустимы исключительно в рамках производства по уголовному делу (предварительное следствие по которому обязательно), возбужденному по деянию конкретного судьи. Вместе с тем производство в отношении какого-либо судьи иных ОРМ допустимо на общих основаниях. Из анализа ст. 12 ФКЗ об Уполномоченном по правам человека следует, что неприкосновенность Уполномоченного распространяется на его жилое и служебное помещения, багаж, личное и служебное транспортные средства, переписку, используемые им средства связи, а также на принадлежащие ему документы. Следовательно, оперативно-розыскное проникновение в жилище (служебное помещение) Уполномоченного, в личный или его служебный транспорт, осмотр его багажа и документов, контроль переписки и используемых им средств связи правомочны только в связи с производством по уголовному делу (предварительное следствие по которому обязательно), возбужденному по деянию Уполномоченного Однако производство в отношении Уполномоченного иных ОРМ допустимо на общих основаниях. Согласно ч. 1 ст. 42 Закона о прокуратуре любая проверка сообщения о факте .правонарушения, совершенного прокурором или следователем органов прокуратуры, являются исключительной компетенцией органов прокуратуры. Поэтому в ходе ОРД нельзя осуществлять соответствующую проверку полученных сообщений (например, по ДОУ). § 3. Условия, содержащие исключения из общих правил проведения оперативно-розыскных мероприятий Законодатель предусмотрел две группы условий, которые содержат исключения из общих правил проведения ОРМ. Первая группа — это условия, которые ограничивают осуществление конкретных ОРМ. Эти условия изложены в ч. 2 ст. 8 ФЗ об ОРД; проведение ОРМ, которые ограничивают конституционные права человека и гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища, допускается на основании судебного решения и при наличии информации соответствующего характера. Первая группа условий гарантирует законность при осуществлении ОРМ, ограничивающих конституционные права человека и гражданина на частную жизнь. Непосредственно в ст. 8 указаны два обязательных условия: наличие судебного решения и наличие соответствующей информации. Рассмотрим первое условие. Судебное решение выносится в форме постановления судьи. Постановление — это формализованный вывод (решение) судьи об итогах рассмотрения обращения (ходатайства) оперативного подразделения в суд для получения разрешения на проведение конкретного ОРМ, влекущего ограничение того или иного конституционного права человека и гражданина на частную жизнь (согласно ч. 4 ст. 9 ФЗ об ОРД по результатам рассмотрения оперативно-служебных материалов судья разрешает проведение ОРМ либо отказывает в его проведении). При любом решении (как положительном, так и отрицательном) судья обязан вынести мотивированное постановление. Мотивированность постановления призвана объяснить, почему судья принял конкретное решение, почему использовал (не использовал) те или иные аргументы, т.е. постановление должно содержать объяснения и доводы в обоснование позиции, занятой судьей. Судья не вправе ограничиться, допустим, резолюцией (как разрешающей, так и запрещающей) на представленном ему оперативным подразделением постановлении. В постановлении судьи, которое может быть составлено в произвольной форме, тем не менее должно быть указано: какое конкретно ОРМ просит разрешить соответствующий ОРО; какие материалы представлены; можно ли на их основе сделать вывод о наличии условий, предусмотренных ст. 7 и 8 ФЗ об ОРД, и др. Постановление, заверенное печатью, выдается инициатору проведения ОРМ одновременно с возвращением представленных им материалов (под инициатором проведения ОРМ следует понимать уполномоченного на то представителя ОРО, ходатайствовавшего перед судом об ограничении конституционного права гражданина). В обязательном порядке возвращается подлинник постановления и все без исключения полученные из ОРО оперативно-служебные документы. В случае необходимости с постановления могут быть сняты копии (их количество определяется фактической потребностью), которые регистрируются и хранятся по правилам секретного делопроизводства. Постановление в обязательном порядке подлежит заверению печатью, т.е. на его тексте (как правило, в месте подписи судьи) должен быть проставлен ясно видимый оттиск гербовой печати суда, который санкционировал проведение ОРМ. Кроме того, важное значение для практики имеет указание законодателя на срок действия вынесенного судьей постановления. Этот срок исчисляется в сутках со дня его вынесения и не может превышать 6 месяцев, если иное не указано в самом постановлении. При этом течение срока не прерывается (см. ч. 5 ст. 9 ФЗ об ОРД). Срок действия вынесенного судьей постановления — срок, в течение которого в соответствии с ФЗ об ОРД оперативное подразделение полномочно осуществлять конкретное ОРМ, ограничивающее конституционное право гражданина. ФЗ об ОРД предусмотрено исчисление такого срока как в сутках, так и месяцами. Прежде всего срок действия вынесенного судьей постановления исчисляется в сутках со дня его вынесения. В данном случае не принимаются в расчет те час и день, в который было вынесено судьей постановление с разрешением ограничения конституционного права гражданина. Срок действия постановления истекает в 12 ч ночи последних суток. Течение срока исполнения ОРМ не зависит ни от организации проведения конкретного ОРМ, ни от уголовно-процессуального срока производства по уголовному делу. Это означает, что срок действия вынесенного судьей постановления не может быть прерван (приостановлен, продлен) в связи с отсрочкой, приостановлением или прекращением осуществления разрешенного ОРМ или окончанием срока производства по уголовному делу (за исключением прекращения дела за отсутствием события или состава преступления). Кроме того, срок действия вынесенного судьей постановления не может превышать шести месяцев, если иное не указано в самом постановлении. В данном случае срок истекает в соответствующее число месяца, а если этот месяц не имеет соответствующего числа, то в последние сутки этого месяца (например, при вынесении постановления 31 августа сроком на 6 месяцев этот срок истечет 28 февраля). Законодатель допускает возможность превышения срока более чем 6 месяцев при условии непосредственного указания на то в самом постановлении. Как правило, ограничение конституционного права гражданина на более длительный, чем обычно, срок происходит при расследовании длящихся преступлений, а также с учетом иных обстоятельств, характерных для конкретной оперативно-розыскной ситуации. Причем в данном случае верхний предел срока действия вынесенного судьей постановления в ФЗ об ОРД не установлен. Второе условие, которое ограничивает осуществление конкретных ОРМ, — наличие определенной информации (см. ч. 2 ст. 8 ФЗ об ОРД). Проведение ОРМ, которые ограничивают конституционные права человека и гражданина, допускается при наличии информации о: • признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, по которому производство предварительного следствия обязательно; • лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние, по которому производство предварительного следствия обязательно; • событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности России. Под признаками подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния следует понимать признаки неоконченного (на стадиях приготовления или покушения) или оконченного состава конкретного преступления, изложенного в соответствующей статье Особенной части УК. Фраза законодателя «Производство предварительного следствия обязательно» означает, что для получения санкции необходимо иметь информацию по определенному кругу преступлений. Предварительное следствие — основная форма предварительного расследования. Согласно ч. 2 ст. 150 УПК производство предварительного следствия обязательно по всем уголовным делам, за исключением уголовных дел, по которым производится дознание (ч. Зет. 150УПК). Кроме того, согласно ч. 1 ст. 434 УПК производство предварительного следствия обязательно по уголовным делам в отношении лиц, указанных в ч. 1 ст. 433 УПК: совершивших запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости; у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение. Под событием, которое создает угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности РФ, понимается естественное, природное явление, протекающее помимо воли людей (наводнение, землетрясение и пр.), а под действием — общественно опасное, волевое и активное поведение человека. Вторая группа — это условия «экстренного характера». В ФЗ об ОРД указаны три таких комплексных условия (см. ч. 3, 4 и 8 ст. 8). Рассмотрим первое из них. В случаях, которые не терпят отлагательства и могут привести к совершению тяжкого преступления, а также при наличии данных о событиях и действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности России, на основании мотивированного постановления одного из руководителей органа, осуществляющего ОРД, допускается проведение ОРМ, предусмотренных ч. 2 ст. 8, с обязательным уведомлением суда (судьи) в течение 24 ч. В течение 48 ч с момента начала проведения ОРМ орган, его осуществляющий, обязан получить судебное решение о проведении такого ОРМ либо прекратить его проведение (ч. 3). Это комплексное условие направлено на эффективную защиту охраняемых объектов в случаях, которые не терпят отлагательства. Различают два вида таких случаев: которые могут привести к совершению тяжкого преступления; которые создают угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности России. Тяжкими преступлениями признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное уголовным законом, не превышает 10 лет лишения свободы (см. ч. 4 ст. 15 УК). Особо тяжкими признаются умышленные деяния, за совершение которых уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 10 лет или более строгое наказание (см. ч. 5 ст. 15 УК). Проведение соответствующих ОРМ, связанных с немедленным реагированием на получение информации, свидетельствующей о реальности вероятного совершения тяжкого преступления, допустимо на основе данных, полученных как в процессе таких мероприятий, так и в результате принятия других мер, включая оперативно-розыскные, направленных на предупреждение, выявление и пресечение тяжких преступлений. Общими условиями осуществления ОРМ в случаях, которые не терпят отлагательства (они указаны в ч. 2 ст. 8 ФЗ об ОРД), являются: 1) наличие мотивированного постановления одного из руководителей ОРО. В этом постановлении обязательно излагаются мотивы, требующие срочности и безотлагательности проведения соответствующего ОРМ (например, реальность угрозы убийства человека); 2) обязательное уведомление суда (судьи) в течение 24 ч. Способы уведомления судьи (суда) о неотложном проведении ОРМ в ФЗ об ОРД не оговорены. Практически это допустимо как устно, так и письменно, в сообщении по телефону или иным образом, 3) обязанность ОРО получить судебное решение о допустимости его проведения в течение 48 ч с момента начала; 4) обязанность ОРО прекратить его проведение по истечении 48 ч с момента начала при отсутствии судебного решения о допустимости его проведения (как в случае неуведомления судьи соответствующим образом, так и при отрицательном решении судьи в случае запроса у него санкции). Дополнительным условием для осуществления ОРМ в ситуациях, которые создают угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности РФ, выступает обязательность наличия данных о событиях и действиях, создающих такую угрозу. Второе из рассматриваемых комплексных условий изложено в ч. 4 ст. 8 ФЗ об ОРД. В случае возникновения угрозы жизни, здоровью, собственности отдельных лиц по их заявлению или с их согласия в письменной форме разрешается прослушивание переговоров, ведущихся с их телефонов, на основании постановления, утвержденного руководителем ОРО, с обязательным уведомлением соответствующего суда (судьи) в течение 48 ч (ч. 4). Это группа правил «экстренного характера», которые направлены на защиту конституционных прав граждан на жизнь, здоровье, собственность, а также на неприкосновенность частной жизни. Третье из комплексных условий предусмотрено в ч. 8 ст. 8 ФЗ об ОРД. В ней изложены правила проведения ОРМ, обеспечивающих безопасность ОРО. ОРМ, обеспечивающие безопасность ОРО, проводятся в соответствии с ФЗ об ОРД и исключительно в пределах полномочий указанных органов, установленных соответствующими законодательными актами. По основаниям, предусмотренным п. 5 ч. 2 ст. 7 ФЗ об ОРД, разрешается осуществлять действия, указанные в п. 8—11 ч. 1 ст. 6, без судебного решения при наличии согласия гражданина в письменной форме (ч. 8). Подчеркнем, что в рассматриваемом случае не требуется получения разрешения судьи на проведение отдельных ОРМ, ограничивающих конституционные права граждан. Это обусловлено получением согласия лица на ограничение какого-либо его права. Однако эти ОРМ допустимо проводить только в целях обеспечения безопасности ОРО. Следовательно, для осуществления ОРМ в иных целях (например, для обеспечения безопасности некоторых защищаемых лиц согласно нормам Закона о государственной защите) требуется получение санкции судьи. Кроме того, в ч. 5 ст. 8 ФЗ об ОРД изложено предписание о специальном условии осуществления так называемых острых ОРМ. Проверочная закупка или контролируемая поставка предметов, веществ и продукции, свободная реализация которых запрещена либо оборот которых ограничен, а также оперативный эксперимент или оперативное внедрение должностных лиц ОРО, а равно лиц, оказывающих им содействие, проводятся на основании постановления, утвержденного руководителем ОРО (ч. 5). Эти ОРМ могут проводиться исключительно на основании постановления, утвержденного руководителем ОРО. Такое постановление есть документально оформленное решение соответствующего руководителя. Как правило, в постановлении указывается: занимаемая должность лица, вынесшего постановление о проведении ОРМ; существо полученной информации; состав преступления, признаки которого усматриваются в добытых сведениях о лице, факте или событии (требуется ссылка на соответствующую статью УК); когда и где планируется провести внедрение, эксперимент или контролируемую поставку Постановление утверждается начальником ОРО. Согласования с судом или уведомления прокурора ФЗ об ОРД не требует. Перечни органов, руководители которых имеют право утверждать такого рода постановления, определяются актами соответствующего ОРО. Глава 18 СОДЕРЖАНИЕ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫХ МЕРОПРИЯТИЙ § 1. Опрос Опрос — это ОРМ, заключающееся в сборе (добывании) информации в процессе непосредственного общения оперативника или по его поручению другого лица с человеком, который осведомлен или может быть осведомлен о лицах, фактах и об обстоятельствах, имеющих значение для решения задач ОРД. Опрос как форма беседы (общения) может происходить как конфиденциально, так и открыто, как при непосредственном зрительном восприятии опрашиваемого и опрашивающего, так и без такового — посредством использования технических средств (например, телефонной связи или в Интернете). Исходя из ФЗ об ОРД допускается привлечение к участию в проведении ОРМ других должностных лиц, специалистов, а также отдельных граждан (ч. 5 ст. 6). Использование технических средств, а также задействования в проведении рассматриваемого ОРМ частных лиц не образует опосредованной формы общения. Неотъемлемой чертой опроса представляется непосредственность общения субъекта с объектом независимо от того, кто выступает в качестве субъекта — сам оперативник или по его поручению другое лицо. Проведение опроса допускается с использованием мер конспирации, зашифровки опрашивающим своей личности, статуса либо его участия в беседе в качестве лица, которым он фактически не является. Это обусловлено полномочиями ОРО. В частности, право использования в целях конспирации документов, зашифровывающих личность должностных лиц и граждан, оказывающих им содействие, позволяет выступать в качестве и от имени вымышленных лиц, которые значатся в специальном документе (см. ст. 15 ФЗ об ОРД). В ходе опроса может использоваться аудио-, видеозаписывающая и иная фиксирующая информацию аппаратура — как открыто, так и втайне от опрашиваемого. Поскольку использование аппаратуры не характеризует сущность опроса, а является лишь средством фиксации информации, то согласия на ее использование не требуется. Исключение составляет опрос с использованием полиграфа («детектора лжи»), при проведении которого необходимо письменное согласие опрашиваемого (Использование полиграфа регламентировано в ведомственных нормативных актах МВД и ФСБ России.) При проведении опроса как ОРМ законодатель не предъявляет каких-либо требований к его осуществлению и не устанавливает ограничений. Исходя из этого возраст, пол, физическое и психическое состояние опрашиваемого не являются препятствием к проведению опроса, которое может диктоваться практической целесообразностью и ограничиваться только нормами этики и морали. Например, опрос несовершеннолетнего в отличие от допроса не требует присутствия педагога при его проведении. Представляется допустимым и проведение опроса больного, в частности жертвы преступления, если его состояние позволяет провести такую беседу. Опрос потерпевшей женщины, в том числе об обстоятельствах преступления, носящих интимный характер, может быть проведен не только женщиной, но и мужчиной. Время, место проведения опроса зависят от конкретных обстоятельств — он может проводиться как в служебном помещении ОРО, (так и в любом другом месте, где находится опрашиваемое лицо (на 'улице, в транспорте, по месту работы или жительства, на месте происшествия и др.). Принудительный привод лиц для проведения опроса по общему правилу не допускается. Исключение составляют ситуации, предшествующие задержанию лиц по подозрению в совершении преступления. Проведение опроса имеет свои особенности в зависимости от процессуального статуса опрашиваемого. В частности, Конституция, закрепляя права обвиняемого на его освобождение от обязанности доказывать свою невиновность и свидетельствовать против самого себя (ч. 2 ст. 49, часть 2, и ч. 1 ст. 51) и обеспечение ему права пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения (ч. 2 ст. 48), исходит из особого статуса этого субъекта уголовно-процессуальных отношений и необходимости установления дополнительных гарантий защиты его законных интересов. Поскольку нормы отраслевого законодательства, носящие общий характер, не могут применяться в отношении обвиняемого без учета особенностей его правового положения, в том числе вытекающих из предписаний Конституции, опрос обвиняемого по поручению следователя не может быть проведен без соблюдения положений норм УПК, закрепляющих гарантии прав этого особого участника судопроизводства (см. Определение Конституционного суда РФ от 1 декабря 1999 г. № 211-0). Учитывая, что опрос предполагает непосредственное общение объекта и субъекта ОРМ, его проведение в отношении подозреваемого, содержащегося под стражей, допускается с разрешения дознавателя, следователя, прокурора или суда, в производстве которых находится уголовное дело (см. ст. 95 УПК). Опрос является составной частью не только ОРД, но и других видов правоохранительной деятельности, например частной детективной, уголовного судопроизводства, административной. Однако такие опросы не тождественны опросу в ОРД и имеют существенные отличия. Например, опрос в уголовном судопроизводстве имеет отличных от ОРД участников, наделенных иным процессуальным статусом и обязанностями; его проведение регламентировано УПК и цель его проведения заключается в собирании фактических данных, их последующей оценке и использовании в процессе доказывания по уголовному делу. Один из основателей российской криминалистики И.Н. Якимов еще в 20-х гг. XX в. писал, что помимо формальных различий между словесным расспросом как средством секретной работы и допросом как уголовно-процессуальным действием имеются различия и по существу. «Расспрос — это ловкое выпытывание в разговоре сведений от нужного лица, вовсе не обязанного их дать и делающего это невольно, часто без понимания всей важности сообщаемых сведений»1^ 1 См.: Якимов И Н. Криминалистика. Руководство по уголовной технике и тактике -Нов. изд. перепеч. с изд. 1925 г. - М.: ЛексЭст, 2003. - С 295.) В административной и частной детективной деятельности проведение опроса имеет широкое распространение, однако он допускается лишь с согласия предполагаемых объектов и лицами, не являющимися субъектами ОРД, для достижения целей и решения задач, не относящихся к ОРД, например привлечения к административной ответственности, выполнения договорных обязательств и др. Опрос как ОРМ следует отличать и от устного опроса физических лиц, а также лиц, являющихся представителями организаций, обладающих полномочиями при производстве таможенного оформления товаров и транспортных средств, перемещаемых через таможенную границу. Такой опрос вправе производить должностные лица таможенных органов без оформления объяснений указанных лиц в письменной форме (ст. 368 ТК). Разновидностью таможенного опроса является получение пояснений должностным лицом таможенного органа — получение сведений об обстоятельствах, имеющих значение для проведения таможенного контроля. Пояснения оформляются в письменной форме (ст. 369 ТК). В ряде случаев опрос как ОРМ может проводиться под прикрытием устного опроса и получения пояснений у лиц, имеющих отношение к перемещению товаров и средств через таможенную границу. Опрос, носящий негласный характер, всегда должен рассматриваться как ОРМ, независимо от того, произведено ли оно в связи с расследующимся уголовным делом или нет, по поручению следователя или по собственной инициативе оперативника. Гласный опрос может представлять собой и розыскное действие, предусмотренное УПК. Розыскное действие допустимо осуществлять в силу прямых указаний УПК только по уголовному делу. Опрос в качестве ОРМ может производиться оперативником и до возбуждении уголовного дела. Если дело находится в производстве следователя, то гласный опрос органом дознания допускается лишь при наличии поручения, следователя в порядке ст. 38 и 210 УПК. Только при гласном опросе гражданина в качестве розыскного действия целесообразно спрашивать разрешение задавать вопросы, а при необходимости подтвердить сообщенные сведения в письменных объяснениях. Объяснения граждан, протоколы принятия устных заявлений и сообщений о преступлении являются процессуальными документами, составляющимися в рамках уголовного судопроизводства, а не ОРД. Результаты опроса как ОРМ находят отражение в справке оперативника. Самостоятельного доказательственного значения этот документ иметь не может. Справка является источником (носителем) оперативно-розыскной информации и, если даже опрос гражданина имел гласный характер, то стать документом — доказательством в смысле ст. 74 и 84 УПК эта справка не может. Таким образом, данные, полученные в результате проведения опроса, оформляются справкой или рапортом сотрудника ОРО, а при согласии опрашиваемого — его объяснением, заявлением, протоколом явки с повинной. В процессе доказывания возможны два варианта использования данных, полученных в результате опроса: в первом случае (при оформлении объяснением, заявлением, протоколом явки с повинной) составленный документ может быть приобщен к материалам уголовного дела и впоследствии опрошенный, как правило, допрашивается в качестве свидетеля по уголовному делу. Во втором случае (при оформлении результатов опроса в форме справки (рапорта) оперативника) полученные сведения используются в качестве ориентирующей информации при выдвижении следователем или оперативником версий, планировании расследования или производства по ДОУ, а также как источник сведений о лице, обладающем информацией, имеющей значение для уголовного дела или ДОУ. §2. Наведение справок Наведение справок — ОРМ, направленное на получение информации о физических лицах, о фактах и обстоятельствах, имеющих значение для решения задач ОРД, путем непосредственного изучения документов, материалов, баз данных, направления запросов на предприятия, в учреждения и организации, другим юридическим, а также физическим лицам, которые располагают или могут располагать указанной информацией. Получение или собирание информации при наведении справок представляет собой процесс истребования официальных документов, составление запросов и получение необходимой для решения задач ОРД информации в виде ответов на поставленные вопросы, данных официальных криминалистических и оперативных учетов и др. В целях сбора информации от источников, располагающих ее носителями, материалами, документами и др., представляется допустимым не только ее получение по официальным запросам, но и с использованием тактических приемов, мер конспирации. В запрашиваемых материалах может содержаться различная информация, необходимая для обеспечения проведения иных ОРМ, определения направлений работы, поиска скрывающегося преступника или без вести пропавшего лица, проверки полученной оперативной информации и др. В частности, могут быть затребованы данные о выдаче лицу официальных документов, наличии транспортных средств, оружия, о судимости, принадлежности номера телефона, круга связей в местах лишения свободы и другие необходимые сведения. В зависимости от статуса информации обращение за ее получением или предоставлением возможности ознакомления с содержащими ее источниками может быть как письменным, так и устным. Сведения конфиденциального характера могут быть официально затребованы только по письменному запросу. К числу таких сведений отнесены, например, сведения, составляющие тайну следствия и судопроизводства; служебные сведения, доступ к которым ограничен органами государственной власти в соответствии с ГК и ФЗ (служебная тайна); сведения, связанные с профессиональной деятельностью, доступ к которым ограничен в соответствии с Конституцией и ФЗ (врачебная, нотариальная, адвокатская тайна, тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых отправлений, телеграфных или иных сообщений и т.д.); сведения, связанные с коммерческой деятельностью, доступ к которым ограничен в соответствии с ГК и ФЗ (см. Указ Президента РФ от 6 марта 1997 года № 188). С учетом того, что ОРД может осуществляться как гласно, так и негласно, а также исходя из разведывательной направленности этой деятельности и необходимости конспиративного наведения справок допустимо и неофициальное получение данных конфиденциального характера. Наведение справок может осуществляться как непосредственно должностным лицом ОРО, так и при помощи конфидентов. Получение информации из источников, имеющихся у частных лиц, может сопровождаться снятием копий документов либо их изъятием с согласия этих лиц. Разграничивать эти ОРМ и розыскные действия следует по тем же признакам, как и при разграничении опроса - ОРМ и опроса - гласного розыскного действия. При этом наведение справок может быть направлено на решение более широкого круга задач, проводиться до возбуждения уголовного дела. Юридически данное ОРМ относится к компетенции ОРО, а розыскные действия в виде направления запросов с целью получения каких-либо справок или непосредственное ознакомление с документацией учреждения, организаций, предприятии входят в содержание процессуальных полномочий следователей (лиц, производящих дознание). Отграничение наведения справок — ОРМ от розыскного действия весьма важно с точки зрения определения полномочий ОРО и органов дознания, что должно учитываться следователем при принятии решений о поручении наведения справок в порядке ст. 7 ФЗ об ОРД или проведении гласных розыскных мероприятий аналогичного содержания в соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК. Вопрос о возможности придания доказательственного значения результатам наведения справок в качестве ОРМ может зависеть от его характера. Если наведение справок выразилось в форме запроса, направленного в государственное учреждение за подписью представителя ОРО, и получении официального ответа в письменном виде, то нет никаких препятствий к тому, что при направлении такой справки следователю, она была приобщена к уголовному делу в качестве иного документа, о котором идет речь в ст. 84 УПК. Если же результаты наведения справок отражены в рапорте оперативника, то полученные им сведения, носят исключительно ориентирующее значение. § 3. Сбор образцов для сравнительного исследования Сбор образцов для сравнительного исследования — это ОРМ, состоящее в обнаружении и изъятии материальных носителей юридически значимой информации как объектов последующего сравнительного исследования в целях решения конкретных задач ОРД. По смыслу, вытекающему из самого наименования рассматриваемого ОРМ, оно подразумевает три составляющих: действие, предмет и цель. Сбор образцов предполагает выполнение действий, при помощи которых необходимый образец попадает в распоряжение должностных ниц ОРО, т.е. действий, направленных на получение материалов для оперативного исследования и получения заключения специалиста. Это может быть изъятие соответствующих объектов, проведение дактилоскопирования, соскоб части вещества, отделение части предмета, приобретение (покупка, получение во временное пользование), снятие |копий, фотографирование и др. Изъятие образцов допускается в количестве, необходимом для [сравнительного оперативного исследования, чтобы можно было сделать вывод о закономерности или случайности признаков, их вариативности. Образцы (пробы) должны быть надлежащего качества, выражать необходимые для целей исследования признаки объекта, |от которого они получены. В отдельных случаях для целей исследования условия получения образцов должны соответствовать условиям |образования сравниваемого объекта, а изъятие образцов желательно на таком же материале, что и исследуемый, аналогичными орудиями и средствами. Образцами для сравнительного исследования могут быть материальные объекты, представляемые специалисту для сравнения с идентифицируемыми или диагностируемыми объектами (часто с вещественными доказательствами). Такими образцами могут быть различные предметы, документы, вещества, жидкости, препараты, выделения организма человека и др. Отбираемый образец определяется исходя из цели мероприятия, вида и характера исследования, особенностей подготавливаемого, совершаемого, совершенного деяния, наличия материальных следов преступления и др. Отличительным признаком и требованием к изъятию образцов является несомненность их происхождения от конкретного проверяемого, исследуемого объекта. Образцы должны выражать признаки другого объекта (отпечатки пальцев, стреляные гильзы) или содержать собственные признаки (кровь, почва и др.). В криминалистике такие образцы именуют пробами. Проба представляет собой часть вещества, материала, взятого для анализа, испытания или проверки. По способу получения образцы могут быть экспериментальными и свободными, т.е. полученными вне связи с расследуемым преступлением, часто до возбуждения уголовного дела. В качестве образца (пробы) могут быть использованы дневники, тетради как носители образца почерка, запись голоса, отпечатки пальцев проверяемого, кровь, потожировые выделения, оттиски предметов, печатей, штампов, орудия преступления, отмычки, оружие, средства преступления, документы и др. Несмотря на то, что законодателем определена цель сбора образцов — проведение сравнительного исследования, само такое исследование не является составной частью рассматриваемого ОРМ. Образцы (пробы) отбираются лишь для проведения такого исследования. Исходя из наименования исследования как сравнительного, его метод заключается в одновременном сопоставлении и оценке фактов, свойств или признаков двух или более объектов, использовании технических приемов — сопоставления, наложения, совмещения. В этой связи конечная цель исследования может заключаться не только в определении сходств и различий предметов и веществ, но и в идентификации (отождествлении) личности (технического средства, орудия преступления) как одного из возможных объектов сравнительного исследования. Указанное ОРМ может проводиться как должностным лицом ОРО, так и другими лицами по его поручению. При получении (сборе) образцов для сравнительного исследования может быть использована помощь специалиста. В ОРД гласный сбор образцов проводится при согласии их владельцев (носителей). В зависимости от конкретных обстоятельств он может быть и негласным, исключающим разглашение либо самого факта отбора пробы (образца), либо истинной цели ОРМ. Принудительный отбор образцов для сравнительного исследования допустим только при наличии уголовно-процессуальных оснований и соблюдении соответствующей процедуры (вынесение постановления, составление протокола, ограничение перечня случаев, когда допускается получение образцов у свидетеля и потерпевшего). Данное ОРМ представляет собой оперативно-розыскной аналог следственного действия, предусмотренного ст. 202 УПК, именуемого получением образцов для сравнительного исследования. Главное отличие указанного ОРМ состоит в том, что преследует цель обеспечения возможности непроцессуального исследования предметов и документов. Образцы собираются с помощью разнообразных гласных и негласных действий непосредственно самими ОРО. Гласный и негласный характер сбора образцов для сравнительного исследования в рамках ОРД не порождает проблему отграничения от аналогичного, но четко регламентированного УПК, следственного действия. Рассматриваемое ОРМ следует отличать и от взятия проб и образцов, которые могут брать под таможенным контролем правообладатель и декларант (их представители) с письменного разрешения таможенного органа. Причем в соответствии со ст. 398 ТК могут браться пробы и образцы товаров, в отношении которых принято решение о приостановлении выпуска, для проведения их исследования, осмотра, фотографирования или иной фиксации таких товаров. Это действие в рамках таможенного контроля также может осуществляться в сочетании с рассматриваемым ОРМ для целей ОРД. При этом следует учитывать то обстоятельство, что информация о результатах взятия проб и образцов в ходе таможенного контроля в соответствии с указанной статьей ТК является конфиденциальной и не должна разглашаться ни правообладателем или декларантом, ни государственным органом, за исключением случаев, предусмотренных ФЗ, например в ходе уголовного судопроизводства. Получение образцов для сравнительного исследования, несомненно, предназначается для проведения другого ОРМ - исследования предметов и документов, предусмотренного п. 5 ч. 1 ст. 6 ФЗ об ОРД. Получение образцов для сравнительного исследования в процессе уголовно-процессуального доказывания осуществляется в соответствии с постановлением следователя. Об изъятии образцов составляется протокол с соблюдением требований ст. 166 и 167 УПК. Это означает, что лицо, у которого изымаются образцы, участвует в данном следственном действии, имеет право удостоверить его результаты своей подписью в протоколе. Такие правовые гарантии не предусмотрены для сбора образцов для сравнительного исследования в качестве ОРМ. Исходя из приведенных соображений, можно утверждать, что образцы для сравнительного исследования, полученные в результате проведения этого ОРМ, не могут стать объектом исследования в рамках судебной экспертизы и иметь доказательственное значение. Полученные данные в результате рассматриваемого ОРМ, как правило, оформляются актом сбора образцов для сравнительного исследования, дактилоскопической картой или иными документами, составляемыми лицами, осуществляющими сбор образцов, рапортом или справкой сотрудника ОРО. В таком служебном документе указываются: количество изъятого в качестве образца (с его описанием), условия, при которых происходил сбор образов, применяемые технические средства и их характеристики, вид упаковочного материала. Акт составляется в трех экземплярах — первый и третий остаются у сотрудника ОРО, а второй вручается под расписку владельцу образцов или его представителю. Первый экземпляр акта с образцами направляется для сравнительного исследования, а третий экземпляр приобщается к материалам предварительной либо последующей оперативной проверки. К рапорту оперативника могут также прилагаться документы, предметы, звуко-, видеозаписи и прочие технические носители информации. § 4. Проверочная закупка Проверочная закупка — это ОРМ, состоящее в специальном возмездном приобретении (покупке, обмене, залоге, аренде) товара или получения услуги в сфере легального или нелегального их обмена в целях выявления преступлений. Указанное ОРМ предусмотрено не только ст. 6 ФЗ об ОРД, но и ст. 36 ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах». Рассматриваемое ОРМ предполагает совершение не только сделки купли-продажи но и осуществление иной формы приобретения товаров, предметов, средств, веществ, препаратов или других материальных объектов у объекта ОРМ с целью обнаружения конкретного преступления, задержания лица с поличным, а также получения образца для сравнительного исследования. Проверочная закупка может осуществляться как применительно к находящимся в гражданском обороте, так и изъятым из него или * ограниченном в обороте предметам. В частности, предметами такой закупки могут быть оружие, наркотические средства, психотропные вещества, драгоценные камни и металлы и др. Законодатель не ограничил объем закупки, поэтому в зависимости от поставленной задачи речь может идти о приобретении как одного предмета или части вещества, материала, который может быть необходим, например, для анализа, испытания, проверки, так и большого количества (партии), осуществление оптовой закупки. Объем закупок не может ставиться в зависимость от вида закупаемых предметов или веществ. Проведение проверочной закупки предметов, гражданский оборот которых ограничен либо реализация которых запрещена, допускается на основании постановления, утвержденного соответствующим руководителем ОРО (см. ч. 5 ст. 8 ФЗ об ОРД). Применительно к иным предметам такой порядок проведения закупки не является обязательным. Процедура вынесения постановления обусловлена необходимостью обеспечить неприкосновенность участников мнимой сделки, поскольку сам факт ее осуществления формально может подпадать под признаки состава преступления, а граница между его наличием и отсутствием определяется прежде всего по субъективной стороне. Проверочная закупка проводится негласно в том смысле, что изначально не предупреждаются лица, в отношении которых она проводится. В зависимости от конкретной цели ОРМ и обстоятельств дела факт закупки может не разглашаться, либо, наоборот, сразу по завершению сделки может быть объявлено о ее проведении. Последнее чаще всего практикуется при проведении проверочной закупки товаров в сфере торговли. При этом после расчетов продавцу объявляется факт проведения мероприятия, его цель, после чего осуществляются мероприятия по контролю (проверке) купленного товара, расчету его стоимости, определение соответствия цены и качества товара, другие необходимые действия. В зависимости от предмета сделки и формы проведения ОРМ закупленные предметы после проведения контрольных мероприятий могут быть переданы продавцу. При проведении ОРМ с целью отбора образца закупленный предмет передается на исследование. Закупленные предметы, изъятые из оборота, которые могут быть использованы в качестве вещественных доказательств по уголовному делу, хранятся в установленном порядке до передачи их лицу, осуществляющему расследование по уголовному делу. Если дальнейшее использование закупленного предмета или вещества невозможно, они уничтожаются по акту. Продукция, требующая особых условий хранения, может быть передана на временное хранение на предприятия или в организации, имеющие возможность обеспечить соответствующие условия хранения. По результатам проверочной закупки составляется документ, именуемый актом с соблюдением требований, установленных ведомственными нормативными правовыми актами контролирующих органов. Если объектом проверочной закупки, произведенной без вынесения постановления (или утверждения его надлежащим должностным лицом), явились предметы, вещества, запрещенные к свободной реализации, либо их свободный оборот ограничен, то результаты ОРМ, как проведенного с нарушением закона, не будут иметь доказательственного значения. Решение этого вопроса зависит также от характера проверочной закупки — носила ли она гласный или негласный характер. В первом случае к проведению этого ОРМ привлекаются представители общественности, наблюдающие за контрольной закупкой и удостоверяющие в акте ее результаты своими подписями, а сами акты оглашаются. Акт, составленный оперативниками или представителями общественности, действовавшими по их поручению, которые удостоверили обстоятельства и факты, имеющие значение для уголовного дела, является таким же документом, как, например, акт контрольной закупки госторгинспектора, акт недостачи товарно-материальных ценностей, составленный работником бухгалтерии. В одних случаях сразу после производства закупки оперативник с участием общественников составляет акт в присутствии продавца или работника, отпустившего товар со склада, из подсобного помещения. В других — для того, чтобы убедиться в том, что обсчет, обвес и продажа товаров, минуя прилавок, осуществлялись систематически, закупки производятся без объявления их результатов. С составленными актами работников торговли, у которых производилась закупка, не ознакомляют. Акты гласных проверочных закупок можно признавать документами-доказательствами в случае приобщения к уголовному делу, при условии соблюдения требований закона, регламентирующего их предоставление и собирание. Оглашение акта закупки, удостоверение его результатов лицами, по поводу действий которых был составлен акт, в дальнейшем облегчают следователю задачу, связанную с дачей оценки и проведением проверки документа. В деятельности работников ФСЭНП МВД России практикуется производство нескольких контрольных закупок без их объявления, непосредственно предшествующей гласной. Каждая такая закупка производится различными общественниками. При объявлении последней покупки либо составляются отдельные акты на каждую покупку, либо в акте о результатах последней гласной покупки отражаются результаты предшествующих, которые тем самым также приобретают гласный характер. Фиксация в акте действий немедленно после их завершения и его оглашение гарантирует наиболее точное отражение события, его обстоятельств. Доказательственное значение акта подтверждается последующими допросами его составителей в качестве свидетелей. § 5. Исследование предметов и документов Исследование предметов и документов — это ОРМ, проводимое с привлечением специалистов, т.е. сведущих лиц, обладающих научными, техническими и иными специальными познаниями, необходимыми для изучения указанных материальных объектов при решении задач ОРД. Рассматриваемое ОРМ предполагает подтверждение предметов и документов научному изучению, проведению исследования вне рамок уголовного процесса либо их осмотра для выяснения признаков преступной деятельности, изучения содержания документов, сопоставления с иными документами для установления определенных фактических данных. Исследование предметов и документов может проводиться для определения состояния, обнаружения признаков и свойств, имеющих значение для решения задач ОРД. Исследование предметов предполагает первоначальное изучение и при необходимости фиксацию их общего вида, общих признаков и индивидуальных особенностей (дефектов, наличия повреждений или иных следов). Исследованием документов выявляются такие их признаки, которые придают им значение вещественных доказательств, а применительно к письменным документам устанавливаются удостоверенные ими или изложенные в них обстоятельства и факты, имеющие значение как для решения задач ОРД, так и для производства расследования по делу. Исследование документов как ОРМ может заключаться в сопоставлении различных экземпляров бухгалтерских документов между собой, чтобы выявить возможные несоответствия в их содержании (т.н. встречная проверка документов). Сопоставление содержания сводных документов с конкретными документальными материалами также может свидетельствовать о наличии несоответствий между ними (метод взаимного контроля). Визуальное исследование (осмотр) документа до его экспертной оценки может выявить признаки подчистки, внесения изменений в содержание документа, несоответствие личности предъявляющего его человека и др. Под документом следует понимать материальный объект, выполненный рукописным, машинописным, полиграфическим способом, фиксирующий информацию при помощи кино-, фото-, видеосъемки, ксерокопирования или иного способа отражения информации, на котором при помощи знаков, символов или иных элементов зафиксированы фактические данные, сведения. Проведение исследования предметов и документов представляется допустимым как по месту их нахождения, так и в служебных помещениях правоохранительных органов, экспертных учреждений. Это зависит от характера и сложности исследования Например, чтобы определить, имеет ли место след крови или иного вещества, достаточно на пятно нанести перекись водорода При таком исследовании не имеет смысла изымать предмет с места его нахождения, если не подтвердится наличие следа крови на предмете. Следует отметить, что исследовать — значит подвергнуть специальному (научному) изучению. Поэтому исследование предметов и документов без привлечения специалистов, т.е. сведущих лиц, как ОРМ вряд ли возможно. Общие познания оперативников даже в смежных с ОРД отраслях науки и практики еще не делают из них, например, криминалистов, тем более что среди последних множество разных специалистов. Поэтому в большинстве случаев исследование предметов и документов без привлечения специалистов, а также с привлечением других должностных лиц и отдельных граждан, если они не являются сведущими лицами в определенной области науки, техники, искусства, ремесла и т.д., теряет смысл. В ходе рассматриваемого ОРМ может быть получена научная, техническая или иная специальная информация, которая хотя и не является его целью, но, как показывает практика, нередко способствует решению задач ОРД. Проведение исследования предметов и документов экспертно-криминалистическими службами правоохранительных органов, а также специалистами научно-исследовательских учреждений других министерств и ведомств, в том числе по поручению ОРО, само по себе не образует рассматриваемого ОРМ. Такое исследование является лишь следствием, продолжением предварительного осмотра предмета, документа, вещества, его предварительной оценки и в случае сомнений либо выявления признаков, указывающих на материальные следы преступления или преступника, предположительно служили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступной деятельности, т.е. действий, которые характеризуют исследование как ОРМ. В противном случае разница между исследованием предметов и документов (как ОРМ) и их экспертизой будет заключаться только в процессуальном порядке ее проведения, оформлении результатов. Действующие ведомственные нормативные акты содержат указания, запрещающие приобщение к уголовному делу справок о результатах исследования предметов и документов. Поэтому эти справки не представляются для использования в порядке ст. 11 ФЗ об ОРД. Имеют особенности условия и порядок оформления результатов исследования предметов и документов как ОРМ. В случае наличия стандартизированных методов исследования (например, определение наркотического средства с помощью экспресс-анализа) ОРМ не требует санкции руководителя соответствующего ОРО и проводится по решению оперативника. Для привлечения к осуществлению ОРМ специалистов оперативник мотивированным рапортом докладывает о необходимости исследования предметов и документов руководителю ОРО, на основании которого направляется письменное требование о производстве исследования соответствующими специалистами. Полученные данные оформляются справкой (справкой-меморандумом), рапортом оперативника, актом. Исследование предметов и документов, проведенное в иных учреждениях, оформляется документами, предусмотренными ведомственными нормативными правовыми актами соответствующих федеральных органов исполнительной власти (заключениями, актами экспертизы, актами исследования). Результаты исследования предметов и документов, проведенного специалистами из числа конфидентов оформляются актом исследования (ревизии, проверки), который по форме и содержанию в максимально допустимых пределах должен соответствовать требованиям, предъявляемым к составлению акта экспертизы, без внесения в него сведений об ОРД. § 6. Наблюдение Наблюдение — это ОРМ, направленное на получение оперативно-розыскной или иной юридически значимой информации путем непосредственного или опосредованного, с помощью технических средств, визуального и (или) слухового контроля за физическими лицами либо другими объектами независимо от места его проведения при условии законного нахождения наблюдающих в указанном месте. Наблюдение — древнейшее средство разведки, КРД и ОРД. Н.И. Якимов писал, что наблюдение за преступником есть главнейший и труднейший способ уголовной тактики, целиком основанный на изучении психики преступника и особенностей той преступной профессии, к которой принадлежит преследуемый преступник. Н.И. Якимов выделял общий, специальный, обыкновенный и особый виды наблюдения. • Общее наблюдение устанавливается в общественных местах за профессиональными преступниками с целью их изъятия и обезвреживания. • Специальное наблюдение устанавливается за каким-либо лицом или для выяснения каких-либо обстоятельств. • Обыкновенное наблюдение осуществляется без изменения своей внешности наблюдателем. • Особое наблюдение предполагает принятие наблюдателем на себя какой-либо роли, использование грима и другого костюма. Наблюдение предполагает визуальное, электронное или комплексное слежение, контроль и (или) фиксацию действий, событий, фактов, обстановки в целях получения информации о признаках преступной деятельности, связях наблюдаемого, маршрутах передвижения, месте хранения похищенного и другой информации, необходимой для решения задач ОРД. Объектами наблюдения являются люди, их внешние признаки, как статические так и динамические, внешние проявления их эмоционального состояния, характера, темперамента, навыков и др.; их действия, в том числе образующие признаки и способы подготовки, совершения и сокрытия преступлений; их транспорт и места проживания, время препровождения. Объектами наблюдения могут быть явления и события, в том числе экспериментально вызываемые, их результаты, процесс следообразования. Наблюдение может быть как непосредственным, так и опосредованным. При непосредственном наблюдении должностное лицо лично воспринимает объект и информация об объекте поступает к нему без промежуточных звеньев. Опосредованное наблюдение предполагает восприятие информации через других лиц, дающих информацию о наблюдаемом лице или событии. Опосредованное наблюдение проводится при помощи лиц, оказывающих содействие ОРО, а также сотрудниками специальных подразделений, специализирующихся на проведении рассматриваемого ОРМ. В процессе визуального наблюдения может применяться кино-, фото-, видеоаппаратура, а также средства аудиозаписи, аппаратные средства слухового контроля разговоров наблюдаемых. Осуществление простого наблюдения не требует санкции руководителя ОРО, и проводится по решению оперативника. Наблюдение, влекущее ограничение конституционных прав граждан, допускается исключительно на основании судебного решения и при наличии специальной информации, предусмотренной ч. 2 ст. 8 ФЗ об ОРД. В случаях, требующих привлечения к наблюдению значительных сил и средств, а также финансовых затрат, наблюдение осуществляется на основании рапорта сотрудника ОРО, утверждаемого руководителем ОРО. Наблюдение как ОРМ может осуществляться под прикрытием наблюдения как формы таможенного контроля. В соответствии со ст. 370 ТК таможенное наблюдение — гласное, целенаправленное, систематическое или разовое, непосредственное или опосредственное (с применением технических средств) визуальное наблюдение уполномоченными должностными лицами таможенных органов за перевозкой товаров и транспортных средств, находящихся под таможенным контролем, совершением с ними грузовых и иных операций. Наблюдение как форма ОРМ может совмещаться и с такими формами таможенного контроля, как таможенный осмотр (ст. 371 ТК), досмотр (ст. 372 ТК) товаров и транспортных средств и личный досмотр (ст. 373 ТК). Причем таможенный досмотр может проводиться таможенными органами в отсутствии декларанта, в том числе при существовании угрозы государственной безопасности, общественному порядку, жизни и здоровью человека, животным, растениям, окружающей природной среде, сохранению культурных ценностей и при других обстоятельствах, не терпящих отлагательства. Наблюдение как ОРМ может осуществляться как внутри РФ, так и за пределами Государственной границы РФ. Наблюдение как ОРМ на территории СНГ регламентировано Соглашением о сотрудничестве в сфере специального сопровождения ОРД, заключенным Советом Министров внутренних дел государств — участников СНГ 18 декабря 1998 г. (более подробно см. § 3 гл. 6 настоящего учебника). Кроме того, поскольку РФ сотрудничает в правоохранительной сфере с Европейским Союзом (ЕС), то следует учитывать соглашения, подписанные в рамках ЕС. Так, в Шенгенской конвенции 1990 г. (с. 40 раздел III «Полиция и безопасность») сотрудникам национальной полиции фактически разрешено осуществлять наблюдение как вид ОРМ в пределах не только своей, но и других стран ЕС. Трансграничное полицейское наблюдение должно закончиться в течение 5 часов с момента пересечения границы другого государства — члена ЕС или раньше, по требованию компетентных органов последнего. На основании ст. 41 Шенгенской конвенции полицейские, которые в своей стране осуществляют преследование лица, застигнутого на месте преступления, уполномочены при необходимости продолжать преследование и на территории других стран ЕС. Если преследование увенчалось успехом, то им разрешается произвести задержание лица как минимум до того момента, когда прибудут сотрудники местной полиции. Результаты наблюдения фиксируются в оперативно-розыскных документах, а также с помощью кино­, фото-, видео-, аудио- записи наблюдавшихся объектов. В итоговом оперативно-служебном документе отражаются (в хронологическом порядке) развитие наблюдаемого события, контакты наблюдаемого лица с другими лицами и иные обстоятельства. Решение проблемы использования в уголовно-процессуальном доказывании результатов наблюдения зависит в значительной мере от того, осуществлялось ли оно непосредственно оперативником или конфидентом. Оперативник нередко лично наблюдает действия, относящиеся к обстоятельствам, имеющим значение для уголовного дела. Возможен его допрос в качестве свидетеля. В силу ст. 56 УПК в качестве свидетеля для дачи показаний может быть вызвано любое лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела. Но ФЗ об ОРД (ч. 2 ст. 12) устанавливает, что предание гласности сведений о лицах, внедренных в ОПГ, о ШНС, а также о конфидентах допускается лишь с их согласия в письменной форме и в случаях, предусмотренных федеральными законами. § 7. Отождествление личности Отождествление личности — это ОРМ, заключающееся в негласном опознании и установлении тождества личности по признакам внешности и поведения, оставленным следам и продуктам жизнедеятельности. Указанное ОРМ предполагает непроцессуальную идентификацию объекта (лица) по его мысленному образу в сознании опознающего лица, проходящего по делу (свидетеля, потерпевшего), либо лица, заявившего об исчезновении разыскиваемого или иных лиц, знакомых с опознаваемым. Оно подразумевает и привлечение криминалистических способов отождествления. В частности, такое отождествление представляется возможным по идентификации отпечатков пальцев, принадлежности крови, волоса, слюны и другим признакам. Отождествление может осуществляться по совокупности общих и индивидуальных признаков объекта. Такое отождествление может быть реализовано аналитическим путем. Опознающий (отождествляющий) мысленно выделяет отдельные характерные признаки объекта, а затем формирует на их основе общий образ отождествляемого. Отождествление возможно и по общему образу объекта, без анализа его признаков с последующим указанием, по каким признакам объект был опознан. Отождествление личности возможно по внешним анатомическим и функциональным признакам лица, в том числе по голосу и речи, особым приметам (шрамы, татуировки, дефекты речи, физические недостатки). Отождествление может быть осуществлено как путем непосредственного зрительного восприятия опознаваемого, так и по фотографиям, видеозаписям, фонограммам. Объектом опознания могут быть как конкретные лица, подозреваемые в совершении преступления, разыскиваемые, так и лица обладающие признаками внешности (приметами) лиц, представляющих оперативный интерес. Субъектами рассматриваемого ОРМ могут быть как сами оперативники, так и лица, привлеченные для проведения отождествления личности, которые располагают информацией об опознаваемом (отождествляемом) лице, а также конфиденты и специалисты. К проведению данного ОРМ могут привлекаться кинологи — для использования служебно-розыскных собак при отождествлении личности по запаховым следам, изъятым с места преступления. Отождествление личности возможно и лицом, которое лично не воспринимало признаки внешности объекта, в том числе по видео-, кино-, фотоизображениям, но располагает описательной информацией об индивидуальных идентифицирующих (поисковых) признаках лица (по методу словесного портрета). Это возможно, например, в ситуации, когда потерпевший сообщил внешние признаки нападавшего, но сам по физическому состоянию не может участвовать в ОРМ. В зависимости от имеющейся информации об отождествляемом, участия лиц, привлеченных к его проведению, определяются время, место, способ проведения рассматриваемого ОРМ. Исходя из этого, ОРМ может проводиться как в помещении ОРО, либо в учреждении, представителем которого является привлекаемый к мероприятию специалист, так и в месте вероятного появления опознаваемого. К числу сущностных признаков этого ОРМ отнесена и негласность отождествления, отсутствие которой превращает данное ОРМ в следственное действие или даже в обычное житейское узнавание человека его знакомыми. Наиболее распространенными действиями по отождествлению личности являются негласное предъявление потерпевшему, очевидцу преступления разрабатываемого лица, предъявления для опознания фотографий, фоторобота, рисованного портрета, неопознанного трупа. Отождествление личности предусматривает и такие действия, как замаскированное патрулирование с потерпевшим или очевидцем в местах возможного появления преступника. Названное ОРМ может касаться отождествления личности не только причастных к совершенным преступлениям, но и потерпевших. Практически отождествление представляет собой комплекс действий; некоторые из них носят элементы наблюдения, опроса граждан, наведения справок, исследования предметов и документов (исследование следов крови, выделений человеческого тела, отпечатков пальцев и т.д.). Все эти действия объединены одной общей целью — идентификацией — установлением личности. В зависимости от характера действия оно может выступать и как элемент отождествления личности, и как самостоятельное ОРМ иного вида. Столь неоднозначно определенная с точки зрения сущностной характеристики формулировка отождествления личности, очевидно, объясняется сложностью выделения ее составляющих в качестве отдельных ОРМ, например негласное предъявление для опознания. Полученные в результате отождествления личности данные могут быть оформлены справкой, рапортом, сводкой, актом отождествления личности, сообщением конфидента, объяснением гражданина — участника ОРМ или заявлением гражданина с приложением аудио-, видеозаписей, фотографий, на которых зафиксирован процесс осуществления мероприятия либо используемых при его осуществлении. Результаты отождествления личности независимо от характера документирования могут быть использованы только как имеющие значение для поиска доказательств, для определения путей, направлений, но не в качестве фактических данных, которые могут приобрести доказательственное значение. § 8. Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств — это ОРМ, заключающееся в непосредственном или опосредованном (с использованием технических средств) визуальном осмотре и изучении (исследовании) указанных объектов с целью выяв­ления лиц, фактов и обстоятельств, имеющих значение для решения задач ОРД. Рассматриваемое ОРМ предполагает проведение осмотра помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств лично должностным лицом ОРО, либо по его поручению (просьбе) конфидентом, должностным лицом, имеющим право вхождения на эти объекты или по роду деятельности связанного с такими объектами (сотрудник Д11С, сотрудники государственной противопожарной службы, работники жилищно-эксплуатационных организаций и др.), в целях обнаружения предметов, документов, указывающих на признаки преступной деятельности, получения информации, необходимой для решения задач ОРД. Обследование представляет собой определенный процесс, который включает в себя как осмотр объектов, так и отыскание орудий преступления, предметов и ценностей, добытых преступным путем, документов, веществ и других предметов, а также установление фактов, могущих иметь значение для осуществления ОРД и расследования уголовного дела. Рассматриваемое ОРМ с содержательной стороны может быть ограничено только осмотром указанных объектов. Обследование может производиться и для обнаружения разыскиваемых лиц, трупов, обнаружения тайников, следов преступной деятельности. Проведение рассматриваемого ОРМ законодатель связывает с конкретными объектами, которыми являются помещения, здания, сооружения, участки местности и транспортные средства. Под помещением следует понимать часть жилого, административного служебного, производственного строения, сооружения, предназначенная для размещения людей или материальных ценностей. Оно может быть как постоянным, так и временным (например, надувной ангар, брезентовый шатер, палатка), как стационарным, так и передвижным. 1од жилищем понимаются индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящие в жилищный фонд, но предназначенные для временного проживания (см. примечание к ст. 139 УК). Это могут быть частный дом, квартира, комната в гостинице или общежитии, дача, садовый домик, сборный домик, бытовка или иное временное сооружение, специально приспособленное и используемое в качестве жилья на строительстве железных дорог, ЛЭП и других сооружений, в изыскательских партиях, на охотничьих промыслах и т.п. К жилищу не относятся надворные постройки, погреба, амбары, гаражи и другие помещения, отделенные от жилых построек и не используемые для проживания людей. К жилищу, даже временному, не может быть отнесено купе поезда, каюта теплохода, поскольку поезд и теплоход являются транспортными средствами. Здания и сооружения представляют собой возведенные объекты строительства, комплекс помещений, различного назначения (хозяйственного, производственного, культурного, бытового и др.). Под участками местности следует понимать земельные участки вне зависимости от форм собственности, назначения и использования. К транспортным средствам относятся автомобили, трамваи и другие механические средства передвижения. Под таковыми понимаются троллейбусы, трактора, иные самоходные машины (грейдеры, бульдозеры, скреперы, асфальтоукладчики и другие дорожные машины), мотоциклы и иные механические транспортные средства (мотоколяски, мопеды), снабженные двигателем внутреннего сгорания или электродвигателем, движение которых регулируется Правилами дорожного движения. К транспортным средствам следует отнести и суда воздушного, морского, речного транспорта, а также железнодорожный подвижной состав. Проведение обследования местности (осмотр и отыскание предметов) на приусадебных, садовых, огородных участках и др., т.е. на участках земли, находящихся в частном пользовании или владении производится открыто, с согласия собственников или владельцев либо негласно или зашифрованно. Судебного решения на проведение такого мероприятия не требуется. Прочая местность содержит по существу только один элемент обследования - осмотр. Лицо, его осуществляющее, вправе действовать по своему усмотрению, поставив в известность о своих намерениях представителей соответствующей администрации (при гласном обследовании) или без этого (при негласном). Обследование транспортных средств заключается в его осмотре снаружи и изнутри (например, салона автомобиля, его кузова, днища, кабины и др.). Осмотру могут быть подвергнуты дверцы, моторная часть, шины, стенки кузова и салона, номерные детали и др. Может быть обследован имеющийся в транспортном средстве груз и иные предметы. Объекты (места) осмотра определяются исходя из целей обследования, характера отыскиваемых предметов и т.д. Обследование помещений, зданий, сооружений заключается, как правило, в осмотре их внутренней части на предмет обнаружения отыскиваемых предметов, веществ и (или) следов. Если обследование не влечет ограничения конституционных прав и свобод человека и гражданина, то обследование материального объекта проводится без санкции судьи на основании ведомственного нормативного правового акта соответствующего субъекта ОРД. В случае же, если условия обследования влекут ограничение конституционных прав и свобод человека и гражданина (обследование жилища), различают две группы условий: общеобязательные и условия, характерные для экстренного обследования. Общеобязательными условиями проведения обследования является наличие судебного решения (ч. 2 ст. 8 ФЗ об ОРД); специальной информации (ч. 2 ст. 8 ФЗ об ОРД); документально оформленного задания ОРО. Условиями же экстренного обследования жилища являются, во-первых, наличие случая, который не терпит отлагательства и может привести к совершению тяжкого или особо тяжкого преступления или данных о событиях и действиях, создающих угрозу безопасности РФ, а также мотивированного постановления руководителя ОРО; во-вторых, обязательное уведомление суда (судьи) о проведенном ОРМ в течение 24 ч, в-третьих, в течение 48 часов с момента начала ОРМ получение судебного решения о проведении обследования органом, проводящим его. Не является нарушением неприкосновенности жилища проведение рассматриваемого ОРМ, сопряженное с вхождением в него с согласия хотя бы одного из проживающих в нем лиц, либо в их отсутствие с разрешения и в присутствии администрации гостиницы, санатория, дома отдыха, пансионата, кемпинга, туристской базы, другого подобного учреждения, если такие ОРМ не связаны с отысканием, осмотром вещей, имущества, принадлежащего лицам, постоянно или временно в них проживающих, и если вхождение в помещение в их отсутствие представителей администрации предусмотрено правилами пребывания (проживания, внутреннего распорядка) или условиями договора (уборка помещения, ремонт сантехнического оборудования и др.). В случае обнаружения во время проведения ОРМ предметов и веществ, изъятых из гражданского оборота, принимаются меры к их сохранности до проведения гласных мероприятий по их изъятию либо по негласному контролю за их перемещением, распространением. При необходимости могут быть взяты образцы (пробы) обнаруженных предметов, средств или веществ. Момент проведения гласных мероприятий по изъятию таких предметов и веществ может определяться исходя из фактических обстоятельств, объективной необходимости, тактических соображений, возможностей контроля за распространением предметов (веществ), установления их принадлежности конкретным лицам или определения лиц, причастных к совершению преступления. Проведение гласных мероприятий, уголовно-процессуальных и иных мер не может быть отложено по времени в случаях обнаружения бомб, снарядов, мин, взрывчатых веществ, взрывных устройств, а также радиоактивных, химических и других предметов, представляющих опасность для окружающих. Во время проведения рассматриваемого ОРМ допускается применение фото-, видео-, или копировальной аппаратуры, пометка предметов, установка химических ловушек или иных средств, способствующих следообразованию. Рассматриваемое ОРМ может быть весьма эффективно в сочетании с такими формами таможенного контроля, как осмотр и досмотр транспортных средств (ст. 371 и 372 ТК) и осмотр помещений и территорий (ст. 375 ТК). Осмотр помещений и территорий проводится в целях подтверждения наличия товаров и транспортных средств, находящихся под таможенным контролем, в том числе условно выпущенных, на складах временного хранения, таможенных складах, в помещениях магазина беспошлинной торговли, а также у лиц, у которых должны находиться товары в соответствии с условиями таможенных процедур или таможенных режимов, предусмотренных ТК. Осмотр помещений и территорий проводится при наличии информации об утрате товаров и (или) транспортных средств, их отчуждении либо в распоряжении ими иных способов или об их использовании в нарушение требований и условий, установленных ТК, для проверки такой информации, а также на основе выборочной проверки. Осмотр помещений и территорий может также проводиться таможенными органами в пункте пропуска через Государственную границу РФ, в зонах таможенного контроля, созданных вдоль таможенной границы, а также у лиц, осуществляющих оптовую или розничную торговлю ввезенными товарами, при наличии информации о нахождении в помещениях или территориях этих лиц товаров и транспортных средств, ввезенных на таможенную территорию РФ с нарушением порядка, предусмотренного ТК, для проверки такой информации. Осмотр помещений и территорий проводится при предъявлении предписания, подписанного начальником таможенного органа либо лицом, его замещающим, и служебного удостоверения. В случае отказа обеспечить доступ должностных лиц таможенных органов в помещения и на территории они вправе входить в помещения и на территории с пресечением сопротивления и вскрытием запертых помещений в присутствии двух понятых, за исключением случаев, когда ФЗ установлен иной порядок доступа должностных лиц государственных органов на отдельные объекты. Обо всех случаях вхождения в помещения и на территории с пресечением сопротивления и вскрытием запертых помещений таможенные органы уведомляют прокурора в течение 24 часов. Осмотр помещений и территорий должен проводиться в минимальный период времени, необходимый для его проведения, и не может продолжаться более одного дня. По результатам осмотра составляется акт по форме, утверждаемой федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в области таможенного дела. Второй экземпляр указанного акта вручается лицу, чьи помещения или территории осматривались. Результаты негласного обследования помещений, другого объекта, документируются в виде справки оперативного работника. В справке отмечается, что удалось обнаружить при обследовании: зафиксированные с помощью оперативно-технических средств признаки (или явные следы) преступления и другие обстоятельства, имеющие значение для обнаружения и раскрытия преступления, использование видео- и аудиозаписей, кино-и фотосъемки, применение специальных химических веществ (меточных средств), предметы и документы, изъятые при наличии оснований, предусмотренных п. 1 ч. 1 ст. 15 ФЗ об ОРД. Сама справка не может быть использована в уголовно-процессуальном доказывании как «иной документ» в том значении, которое придает этому понятию ст. 84 УПК. Что же касается данных, зафиксированных в технических носителях информации, то теория и практика уголовного процесса не исключает возможность их преобразования в доказательства при соблюдении соответствующих требований как УПК, так и ФЗ об ОРД. Вопрос о возможности использования результатов обследования жилища в уголовно-процессуальном доказывании может возникнуть только в случае получения криминально значимых данных с помощью применения кино-, видеозаписи, других технических средств или в результате изъятия предметов (документов). § 9. Контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений Контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений — это ОРМ, проводимое на основании судебного решения и состоящее в негласном отборе и изучении почтовых отправлений, телеграфной, телефаксной, телефонограммой корреспонденции в целях получения информации, представляющей интерес для решения задач ОРД, в учреждении (предприятии) отправления и приема корреспонденции. По формулировке законодателя контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений включает в себя две составляющие: действия по контролю и предмет такого контроля. Рассматриваемое ОРМ с содержательной стороны заключается в выявлении, обнаружении, проверке содержимого, изучении содержания информации, отслеживании перемещения указанных отправлений и сообщений. В обобщенном смысле контроль предполагает перлюстрацию корреспонденции и отслеживание ее перемещения. Под почтовыми отправлениями понимается адресованные письменная корреспонденция, посылки, прямые почтовые контейнеры. К письменной корреспонденции относятся простые и регистрируемые письма, почтовые карточки, секограммы, бандероли и мелкие пакеты (см. ст. 2 ФЗ «О почтовой связи» от 17 июля 1999 года № 176-ФЗ). Телеграфное сообщение — это передаваемая по сетям электрической связи информация в виде знаков, сигналов, письменного текста. К иным сообщениям может быть отнесена, например, информация, изложение и передача которой допускается вместе с почтовым переводом, а также сообщения, принимаемые от отправителя на бумажном или магнитном носителе, для передачи электронным путем и доставляемые адресату воспроизведенными в физической или электронной форме (отправление электронной почты). Такие сообщения вручаются адресату в запечатанном виде как письменная корреспонденция. Предметом контроля может быть только корреспонденция, исходящая от конкретных лиц либо адресованная конкретным лицам. Корреспонденция, поступающая в определенный адрес или исходящая из него, может контролироваться только в случае, если в адресе постоянно или временно проживает или скрывается соответствующее лицо, представляющее оперативный интерес. Осмотр и вскрытие почтовых отправлений, осмотр их вложений, а также иные ограничения тайны связи допускаются только на основании судебного решения. Тайну связи составляет информация об адресных данных пользователей услуг почтовой связи, о почтовых отправлениях, почтовых переводах денежных средств, телеграфных и иных сообщениях, входящих в сферу деятельности операторов почтовой связи, а также сами эти почтовые отправления, переводимые денежные средства, телеграфные и иные сообщения (ст. 15 ФЗ «О почтовой связи»). Рассматриваемое ОРМ проводится должностными лицами ОРО ОВД, ФСБ или специализированными подразделениями этих ОРО. К проведению ОРМ могут привлекаться сотрудники предприятий связи. Вскрытие и контроль почтовых отправлений (перлюстрация корреспонденции) осуществляется должностными лицами указанных ОРО. В случае обнаружения в почтовых отправлениях предметов и веществ, запрещенных к пересылке, организации федеральной почтовой связи вне зависимости от проведения ОРМ имеют право задерживать такие почтовые отправления. О факте обнаружения в почтовых отправлениях огнестрельного, сигнального, пневматического, газового оружия, боеприпасов, холодного оружия (включая метательное), электрошоковых устройств и искровых разрядников, а также основных частей огнестрельного оружия; наркотических средств, психотропных, сильнодействующих, радиоактивных, взрывчатых, ядовитых, едких, легковоспламеняющихся, других опасных веществ и задержании этих почтовых отправлений организации (объекты) федеральной почтовой связи обязаны немедленно поставить в известность ОВД или ФСБ. Сотрудники указанных органов в присутствии руководителя организации (объекта) федеральной почтовой связи или его заместителя производят изъятие запрещенных предметов и веществ с составлением акта, один экземпляр которого может направляться отправителю. Такой порядок уведомления отправителя исключается, когда по факту обнаружения указанных предметов и веществ ОВД или органами ФСБ принимается решение о проведении либо проводятся ОРМ (см. Постановление Правительства РФ « Об утверждении правил оказания услуг почтовой связи» от 26 сентября 2000 г. № 725). Срок контроля почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений может составлять до 6 месяцев со дня получения судебного решения либо не ограничиваться таким сроком, а, например, носить разовый характер, когда имеется достоверная информация о получении либо отправлении объектом ОРМ указанных отправления или сообщения. При необходимости с указанных отправлений могут сниматься копии, делаться фотоснимки, видеозапись содержимого, изыматься рукописные бланки, заполненные отправителем, отбираться образцы (пробы) предметов и веществ, сниматься отпечатки пальцев, отбираться потожировые выделения и др. Контроль за перемещением и содержанием предметов, сходных с неофициально передаваемыми почтовыми отправлениями, не образует рассматриваемого ОРМ, ограничивающего конституционное право на тайну переписки. К таким случаям относятся, например, негласная переписка между заключенными и использование для передачи информации других заключенных, перемещаемых из одного места лишения свободы в другое либо из камеры в камеру, а также с использованием различных приспособлений для перемещения записок или писем. На это указывает и УИК, где в частности, в ст. 91 отмечается, что переписка между содержащимися в исправительных учреждениях осужденными, не являющимися родственниками, допускается с разрешения администрации исправительного учреждения. Цензура корреспонденции осужденных не образует ОРМ, а является мерой административного контроля за их перепиской. Не допускается цензура за перепиской осужденного с судом, прокуратурой, вышестоящим органом уголовно-исполнительной системы, а также с Уполномоченным по правам человека в РФ. Не подлежит цензуре и переписка осужденного с защитником или иным лицом, оказывающим юридическую помощь на законных основаниях, за исключением случаев, если администрация исправительного учреждения располагает достоверными данными о том, что содержащиеся в переписке сведения направлены на инициирование, планирование или организацию преступления либо вовлечение в его совершение других лиц. В этих случаях контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений осуществляется по мотивированному постановлению руководителя исправительного учреждения или его заместителя (см. ст. 91 УИК). § 10. Прослушивание телефонных переговоров Прослушивание телефонных переговоров (ПТП) — это ОРМ, осуществляемое на основании судебного решения с использованием специальных технических средств и состоящее в слуховом контроле, а также фиксации разговоров физических лиц (проверяемых, разрабатываемых), ведущихся по телефонным линиям связи. ПТП заключается в негласном контроле за речевым общением, осуществляемым посредством проводной и беспроводной телефонной связи, путем подключения к станционной аппаратуре предприятий, учреждений или организаций связи либо к проводной линии связи или сканирования радиосигнала телефона объекта прослушивания. ПТП предполагает контроль переговоров обоих абонентов, причем посредством использования подключения либо сканирования радиоканала. Прослушивание (слуховой контроль) телефонного разговора только одного из абонентов, в том числе с использованием технических средств, без вторжения (подключения) в сети связи не образует рассматриваемого ОРМ, а представляет собой разновидность электронного наблюдения. Это, например, использование радиомикрофона, для снятия речевой информации в помещении, где находится объект ОРМ, либо слуховой контроль телефонного разговора, ведущегося с телефона-автомата и др., при незначительном удалении от объекта, когда его разговор слышен, либо при помощи специальной аппаратуры, усиливающей звуковой сигнал. В зависимости от способа прослушивания, использования при этом технических средств ПТП может проводиться как самостоятельно ОРО ОВД, ФСБ, так и с привлечением (использованием) возможностей предприятий, учреждений, организаций, предоставляющих услуги и средства связи. Предприятия связи, операторы связи независимо от ведомственной принадлежности и форм собственности, действующие на территории РФ, при разработке, создании и эксплуатации сетей связи обязаны в соответствии с законодательством РФ оказывать содействие и предоставлять ОРО, возможность проведения ПТП на сетях связи, а также принимать меры к недопущению раскрытия организационных и тактических приемов проведения ПТП (ст. 64 ФЗ «О связи»). ПТП проводится на основании судебного решения либо на основании мотивированного постановления, вынесенного руководителем ОРО, в случаях, не терпящих отлагательства, которые могут привести к совершению тяжкого или особо тяжкого преступления, а также при наличии данных о событиях и действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности РФ, а также в случае возникновения угрозы жизни, здоровью, собственности отдельных лиц - по их заявлению или с их согласия в письменной форме (см. ст. 8 ФЗ об ОРД). Предметом прослушивания могут быть только переговоры, ведущиеся с телефонов конкретных лиц либо находящихся в определенном адресе, где проживает (постоянно или временно), может скрывается, откуда либо куда может звонить соответствующее лицо — объект мероприятия. Прослушивание допускается только в отношении лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении тяжких или особо тяжких преступлений, а также лиц, которые могут располагать сведениями об указанных преступлениях (см. ст. 8 ФЗ об ОРД). Законодатель выделяет три категории объектов мероприятия по прослушиванию телефонных и иных переговоров. Это обвиняемые (см. ст. 47 УПК), подозреваемые (см. ст. 46 УПК) и лица, которые могут располагать сведениями о тяжких или особо тяжких преступлениях. Применительно к условиям проведения ОРМ подозреваемый рассматривается в широком смысле, не ограниченном нормой УПК. На это указывает, в частности, положение, согласно которому в случае возбуждения уголовного дела в отношении лица, телефонные и иные переговоры которого прослушиваются в соответствии с ФЗ об ОРД, фонограмма и бумажный носитель записи переговоров передаются следователю для приобщения к уголовному делу в качестве вещественных доказательств. Здесь законодатель подчеркивает возможность проведения прослушивания до возбуждения уголовного дела, когда имеются иные (оперативные) данные, позволяющие обоснованно подозревать лицо в приготовлении, совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. Об этом свидетельствует и оговорка относительно порядка проведения ОРМ как основанного на нормах ФЗ об ОРД. Что касается лиц, которые могут располагать сведениями о тяжких и особо тяжких преступлениях, то здесь речь идет о свидетелях, очевидцах и других лицах, осведомленных о таких преступлениях, факте их совершения, участниках или иных юридически значимых данных. Представляется, что ПТП может быть допустимо по отношению к таким лицам только по возбужденному уголовному делу, когда оно проводится ОРО по поручению следователя, или как составная часть следственного действия, предусмотренного ст. 186 УПК. Это обусловлено тем, что ч. 2 ст. 8 ФЗ об ОРД не предусматривает указанных лиц в качестве возможных объектов мероприятий, ограничивающих конституционные права. Такое ограничение не относится к ситуации, когда имеется информация о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной экономической или экологической безопасности РФ. УПК (ст. 186) определяет и условия хранения фонограмм, полученных в результате ПТП. Безусловным требованием является их хранение в опечатанном виде в условиях, исключающих возможность их прослушивания и тиражирования посторонними лицами. Помимо служебных интересов ОРО это связано с тем, что такие фонограммы могут быть использованы в уголовном процессе в качестве вещественных доказательств, если на них зафиксированы данные, которые могут служить средствами к обнаружению преступления, установлению фактических обстоятельств дела, выявлению виновных либо к опровержению обвинения или смягчению ответственности. Однако часто возникает необходимость в проведении ряда экспертиз, чтобы такая фонограмма была признана вещественным доказательством. Для этого она должна быть подлинной, а не копией, содержать полный текст, а не его части, т.е. должна исключать сомнения относительно ее монтажа. Установленный порядок хранения такой фонограммы исключает возможность подмены записи, ее фальсификацию, приведение в состояние, непригодное для проведения экспертного исследования, а также обеспечивает соблюдение прав и свобод человека при осуществлении ОРД. Правила представления результатов ПТП в целях использования их в уголовном судопроизводстве ограничиваются требованиями вынесения об этом постановления руководителя ОРО. Однако немаловажно представление материалов звукозаписи переговоров таким образом, чтобы исключались сомнения в возможности внесения каких-либо изменений в содержащуюся в материалах информацию. Для этого целесообразно представлять магнитную ленту (или другой технический носитель информации) в опечатанном виде, указывать в постановлении техническую характеристику аппаратуры, с помощью которой сделана запись телефонных переговоров, во избежание утраты информации при воспроизведении в процессе решения вопроса о допустимости использования в уголовно-процессуальном доказывании. В качестве специального условия, специальной нормой в ФЗ об ОРД закрепляется проведение ПТП отдельных лиц в случае возникновения угрозы их жизни, здоровью или собственности. В подобных ситуациях допускается прослушивание переговоров, ведущихся с телефонов этих лиц, при наличии их заявления или письменного согласия, а также постановления, утвержденного руководителем ОРО. При наличии таких оснований судебного решения не требуется, а достаточно лишь уведомить (поставить в известность) соответствующий суд (судью) в течение 48 ч. Исходя из содержания нормы ФЗ об ОРД (ст. 8) можно заключить, что если такое мероприятие может проводиться более длительное время, причем в срок, превышающий двое суток, судебное решение также не требуется. Применение такого порядка проведения ПТП законодатель не связывает с преступлениями, по которым производство предварительного следствия обязательно, а также с категориями преступлений. Не ограничивается такое мероприятие и случаями, не терпящими отлагательства. Здесь речь идет о специальной норме об условиях проведения ОРМ, формально затрагивающих право на тайну телефонных переговоров. Однако в указанных ситуациях права лица, по заявлению или с согласия которого такое ОРМ проводится, не нарушаются и не ограничиваются. Что касается абонентов, то прослушивание осуществляется только по отношению к лицам, от которых исходит угроза, вследствие чего такое ограничение является допустимым, поскольку оно направлено на защиту прав жертвы, обеспечения ее безопасности. Прослушиваться могут телефоны, которые используются потенциальной или реальной жертвой как по месту работы, так и по месту жительства, причем независимо от того, является ли лицо основным и единственным пользователем или телефон является коллективным, а также постоянно или временно используется прослушиваемый телефон. Важно, чтобы прослушивались только телефонные переговоры заявителя или лица, давшего согласие на прослушивание. Если осуществляется прослушивание телефона коллективного пользования, то в рассматриваемых условиях такое ОРМ может проводиться только при непосредственном подключении к телефонной линии абонента, когда контролироваться могут непосредственно разговоры этого лица. Если телефон принадлежит конкретному пользователю, возможно проведение прослушивания и силами спецподразделений с подключением к станционной аппаратуре АТС. Необходимо отметить, что в рассматриваемых случаях прослушиванию подлежат только входящие телефонные звонки. При этом представляется допустимой и запись переговоров. К числу руководителей, с санкции которых может проводиться прослушивание при указанных обстоятельствах, следует относить начальника и его заместителя, ведающего ОРД, по месту проведения мероприятия. Законодатель не указывает форму обязательного уведомления суда (судьи) как в случае неотложного проведения ОРМ, так и применительно к случаям прослушивания по заявлению или с согласия лица. Это дает возможность толковать форму уведомления суда как письменную или устную. Однако учитывая, что взаимоотношения суда.и ОРО носят официальный характер, мероприятие касается ограничения конституционных прав граждан, а получение судебного решения о проведении ОРМ в дальнейшем может не носить обязательного характера, уведомление суда (судьи) должно быть только письменным. Это особенно важно, если иметь в виду необходимость подтвердить в дальнейшем законность действий как участников ОРМ, так и их руководителей, в том числе при передаче фонограмм и бумажных носителей информации следователю для приобщения к уголовному делу. ПТП необходимо отличать от контроля и записи переговоров как следственного действия, которое проводится по поручению следователя и в соответствии с судебным решением на основании ст. 186 УПК. Такое следственное действие может проводиться только органами дознания, имеющими право на осуществление аналогичного ОРМ. Названное следственное действие может осуществляться, в частности, при наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий в отношении потерпевшего, свидетеля или их близких и допускается по письменным заявлениям указанных лиц либо при отсутствии таких заявлений — на основании судебного решения. Контроль телефонных разговоров осужденных, осуществляемый персоналом ИУ (см. ст. 92 УИК) не образует рассматриваемого ОРМ. ПТП урегулировано и нормами международного права. Конвенция ЕС «О взаимной правовой помощи по уголовным делам между государствами — членами Европейского Союза» от 29 мая 2000 г., которая вступила в силу в 2002 г., стала первым в мире многосторонним договором, который урегулировал ПТП в специальном разделе III «Прослушивание телекоммуникаций». По усмотрению запрашивающего государства ПТП может иметь своим результатом либо незамедлительную передачу интересующей информации, либо предварительную ее запись с последующей передачей компетентным органам, обратившимся с запросом1. §11. Снятие информации с технических каналов связи Снятие информации с технических каналов связи — это ОРМ, осуществляемое на основании судебного решения с использованием специальных технических средств и направленное на негласный контроль и фиксацию открытой информации, передаваемой проверяемыми (разрабатываемыми) лицами по техническим каналам связи (телетайп, компьютерные сети и т.п.). Рассматриваемое ОРМ по смыслу законодательной нормы включает в себя действия по выявлению и фиксации оперативно значимой информации и наличие предмета или объекта, с которого такая информация снимается, — технический канал связи. Исходя из того, что законодателем не определено содержание снятия информации, такая операция (действия) может включать сканирование технического канала, радиоперехват, копирование и другие действия с последующей фиксацией информации на магнитных, текстовых (бумажных), электронных носителях. К техническим относятся каналы электросвязи, используемые для передачи и приема знаков, сигналов, письменного текста, изображений, звуков при помощи технических средств по проводной, радио-и другим электромагнитным системам. Снятие информации с технических каналов связи включает контроль и фиксацию, при помощи специальных технологий, телеграфной факсимильной передачи данных и других видов документальных сообщений, обмен информацией между ЭВМ, а также информации, передаваемой по пейджинговой связи и иным видам радио- и проводных каналов. Для проведения рассматриваемого ОРМ могут задействоваться сотрудники предприятий, организаций, технические каналы и средства связи которых задействуются для снятия информации, а также проводиться самостоятельно специализированными оперативными подразделениями ОВД и ФСБ с использованием специальных технологий, технических и аппаратных средств. Передача ОРО содержания информации сотрудниками (операторами) предприятий, организаций, учреждений, оказывающих услуги по передаче информации с использованием технических каналов связи, сведений из информационных систем, банков таких данных выходит за рамки рассматриваемого ОРМ. Снятие служебной информации, передаваемой по техническим каналам связи и передаваемой на служебные технические средства, не образует ограничения конституционных прав граждан, но тем не менее проведение рассматриваемого ОРМ и в этом случае требует получение судебного решения, поскольку наряду со служебной информацией могут передаваться и сведения личного характера, а также данные, составляющие коммерческую тайну. Правила проведения данного ОРМ аналогичны ПТП. §12. Оперативное внедрение Оперативное внедрение — это ОРМ, основанное на конспиративном вводе штатного сотрудника оперативного подразделения или конфидента в криминально-криминогенную среду или на соответствующие объекты, добывании сведений о лицах, фактах и об обстоятельствах, представляющих оперативный интерес, в воздействии на лиц и ином конспиратив-номучастии в решении или способствовании решению задач ОРД. Рассматриваемое ОРМ может представлять собой разовое (законченное) мероприятие или определенный процесс, систему организационных, тактических, разведывательно-поисковых мероприятий, осуществляемых преимущественно негласными силами, средствами и методами, выбор которых диктуется конкретными обстоятельствами и задачами ОРД. С учетом этого, например, опрос, наблюдение, оперативный эксперимент могут рассматриваться как его вспомогательные элементы, составные части подготовки оперативного внедрения либо разведывательно-поисковой деятельности внедренных субъектов. Оперативное внедрение следует рассматривать не только как процесс ввода, проникновения в целях сбора информации, но и как промежуточный или конечный результат в виде закрепления на объекте внедрения; получения доступа к сведениям, интересующим оперативника как субъекта ОРД; создания обстоятельств, способствующих получению информации внедренными лицами; проведения ими поисковых и разведывательных мероприятий; выявления лиц и фактов, представляющих оперативный интерес; установления контакта (доверительных отношений) с выявленными лицами; сбора оперативной информации, проведения иных мероприятий в целях решения задач ОРД. Не образует рассматриваемого ОРМ привлечение к негласному сотрудничеству лица, уже находящегося (работающего) на соответствующем объекте, имеющего контакт или устойчивую связь с лицом, представляющим оперативный интерес, либо входящего в состав ОПФ. К числу объектов оперативного внедрения могут быть отнесены ОПФ; отдельные лица, обоснованно подозреваемые в подготовке или причастности к совершению преступлений; жилые массивы, участки местности со сложной криминогенной или криминальной обстановкой; пораженные преступностью объекты экономики, другие учреждения, организации независимо от форм собственности. В частности, подразделения ФСЭНП МВД России имеют право осуществлять при наличии достаточных оснований внедрение своих оперативников в структуры предприятий, учреждений и организаций независимо от форм собственности в случаях, когда получение иными способами необходимой информации о формах и методах сокрытия от налогообложения доходов (прибыли) невозможно. Непосредственными участниками оперативного внедрения (внедряемыми) могут быть как должностные лица ОРО, так и конфиденты. Рассматриваемое ОРМ проводится на основании постановления, которое утверждается руководителем ОРО (ст. 8 ФЗ об ОРД). В постановлении должна обосновываться необходимость оперативного внедрения, тактический замысел ОРМ, роль и задача внедряемого лица, его линия поведения, меры по обеспечению безопасности и конспирации, а также приводиться другие данные, обосновывающие правомерность и допустимость действий участника ОРМ. Исходя из этого в последствии при необходимости дается оценка и решается вопрос об отсутствии в действиях внедренного лица признаков преступления. Например, участие в незаконном вооруженном формировании (ч. 2 ст. 208 УК), устойчивой вооруженной группе, банде (ч. 2 ст. 209 УК) или в преступном сообществе (ч. 2 ст. 210 УК) образует признаки оконченного состава преступления, однако такое участие внедренного лица не является преступлением, поскольку не причиняет вреда охраняемым уголовным законом общественным отношениям и не создает угрозы причинения такого вреда, является допустимым с точки зрения закона и прямо предусмотрено им, направлено на защиту общественных интересов, а не во вредим. Такой подход соответствует нормам международного права. В частности, ст. 26 Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности (12-15 декабря 2000 г., г. Палермо, Италия) закрепляет положения о предоставлении иммунитета от уголовного преследования лицу, которое сотрудничает в расследовании или уголовном преследовании за преступления, в соответствии с основополагающими принципами национального законодательства. В процессе оперативного внедрения участник этого ОРМ может самостоятельно проводить любые ОРМ, не требующие санкционирования (разрешения на их проведения). Получение внедряемым лицом криминально значимой информации, имеющей значение для собирания доказательств совершения преступления (преступлений) разрабатываемыми лицами и их изобличения. Но относительно ввода этой информации в уголовное дело возникают такие же проблемы, как и при получении данных оперативниками или конфидентами при наблюдении криминально значимых событий и фактов. Также необходимо иметь в виду, что в случаях, когда необходимо придание гласности сведений, связанных с внедрением лица в преступную среду, письменно оформляется его согласие. Оперативное внедрение предусмотрено не только ФЗ об ОРД, но и международно-правовыми актами. Так, согласно ст. 14 Конвенции ЕС 2000 г. «запрашивающие и запрошенное государство-член могут договориться о взаимной правовой помощи в целях осуществления уголовных расследований с использованием агентов, действующих тайно или под фиктивным именем (тайныерасследования)». Проведение совместных агентурных операций предусмотрено и Конвенцией ООН против транснациональной организованной преступности Глава 19 КОНТРОЛИРУЕМАЯ ПОСТАВКА КАК КОМПЛЕКСНОЕ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЕ МЕРОПРИЯТИЕ § 1. Юридическая характеристика контролируемой поставки Контролируемая поставка — это ОРМ, состоящее в негласном контроле за перемещением (перевозкой, пересылкой, передачей) предметов, веществ, иных материальных объектов, которые используются или могут быть использованы в качестве орудий, а также объектов (предметов) со следами совершения преступлений, в целях предупреждения, пресечения противоправных действий, изобличения виновных лиц и привлечения их к ответственности. Контролируемая поставка может проводиться как внутри одной страны на основании национального законодательства так и на территории нескольких государств исходя из действующих нормативно правовых актов. Основополагающим международным правовым актом, регламентирующим применение метода контролируемой поставки, стала Конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г. В ст. 11 Конвенции содержится рекомендация для подписавших ее сторон о принятии мер по выработке взаимоприемлемых соглашений, позволяющих использовать этот метод на межгосударственном уровне. В Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности в ст. 20 «контролируемая поставка» отнесена к специальным методам расследования наряду с электронным наблюдением и агентурными операциями, которые осуществляются компетентными органами государств — участников Конвенции в пределах своих возможностей и на условиях, установленных внутренним законодательством, с целью ведения эффективной борьбы с организованной преступностью. В ст. 2 указанной Конвенции дается определение контролируемой поставки как метода, при котором допускается вывоз, провоз или ввоз на территорию одного или нескольких государств незаконных или вызывающих подозрение партий груза с ведома и под надзором их компетентных органов в целях расследования какого-либо преступления и выявления лиц, участвующих в совершении этого преступления. Конвенция определяет, что использование контролируемой поставки осуществляется на основе двусторонних или многосторонних соглашений или договоренностей при полном соблюдении принципа суверенного равенства государств. Приотсутстви и соглашений или договоренностей решение об использовании контролируемой поставки принимается в каждом отдельном случае и может, при необходимости, учитывать финансовые договоренности и взаимопонимания в отношении осуществления юрисдикции заинтересованными государствами — участниками Конвенции. Кроме того, ст. 20 Конвенции предусматривает также, что решения об использовании контролируемых поставок на международном уровне могут, с согласия заинтересованных государств-участников, включать такие методы, как перехват грузов и оставление их нетронутыми или их изъятие или замена, полностью или частично. Контролируемая поставка как ОРМ предусмотрена и Конвенцией ЕС 2000 г. В ст. 12 Конвенция регламентируется порядок направления заинтересованным государством — членом ЕС Специального запроса другому государству-члену в целях получения разрешения осуществить контролируемые поставки на территории последнего. Режим контролируемых поставок подчиняется законодательству страны, на территории которой они проводятся. Аналогичные правила закреплены в ст. 73 Шенгенской конвенции 1990 г. (гл. 3 «Наркотики» раздела III) в отношении контролируемых поставок наркотических средств и психотропных веществ. В соответствии со ст. 435 ТК контролируемой поставкой товаров, перемещаемых через таможенную границу, является ОРМ, при котором с ведома и под контролем ОРО допускаются ввоз на таможенную территорию РФ, вывоз с этой территории либо перемещение по ней ввезенных товаров. При перемещении товаров через таможенную границу контролируемая поставка осуществляется в целях предупреждения, выявления, пресечения и раскрытия преступлений, связанных с незаконным оборотом товаров. Иные ОРО проводят контролируемую поставку товаров по согласованию с таможенными органами. Порядок такого согласования определяется соглашением между федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в области таможенного дела, и другим федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим ОРД. В случае принятия решения о проведении контролируемой поставки товаров, вывозимых с таможенной территории РФ, на основании международных договоров РФ или по договоренности с компетентными органами иностранных государств уголовное дело в РФ не возбуждается и о принятом решении руководитель органа, осуществляющего контрольную поставку товаров, незамедлительно уведомляет прокурора в соответствии с законодательством РФ. Согласно ст. 436 ТК при осуществлении контролируемой поставки перемещаемых через таможенную границу товаров, свободная реализация которых запрещена либо оборот которых допускается по специальному разрешению в соответствии с законодательством РФ, эти товары могут быть полностью или частично изъяты или заменены в порядке, определяемом Правительством РФ. Товары, представляющие повышенную опасность для здоровья людей, окружающей природной среды либо служащие основой для изготовления оружия массового уничтожения, подлежат замене в порядке, определяемом Правительством РФ. Предметом контролируемой поставки могут быть как любые предметы, рассматриваемые в официальном договоре поставки, так и предметы, являющиеся орудием или средством совершения преступления, либо предметы, добытые преступным путем, либо объекты материального мира, являющиеся предметом преступления, либо предметы, оборот которых запрещен или ограничен. В частности, предметом контролируемой поставки могут быть наркотические средства и психотропные вещества, оружие, боеприпасы, взрывные устройства и взрывчатые вещества, предметы культурного и исторического наследия, драгоценные камни и драгметаллы, стратегическое сырье, предметы контрабанды и др. Контролируемая поставка, как правило, проводится по преступлениям, носящим характер продолжительного процесса, когда действия с контролируемым предметом растянуты во времени, предмет передается от одного лица к другому, является предметом сделок и др., т.е. применительно к продолжаемым или длящимся преступлениям, а также отдельным стадиям преступления. Не исключается проведение рассматриваемого ОРМ и по оконченному преступлению после выполнения его объективной стороны. Здесь контролируемая поставка может проводиться с целью выявления других преступлений, обнаружения соучастников преступления, мест их нахождения и др. Исходя из смысла ТК инициатором контролируемой поставки могут выступать как таможенные органы, так и другие ОРО, а в силу перемещения груза (предмета) через таможенную границу РФ таможенные органы могут являться лишь обязательными участниками этого ОРМ. Контролируемая поставка проводится на основании постановления, которое утверждается руководителем ОРО, в случае, если предметом ОРМ являются предметы, вещества и продукция, свободная реализация которых запрещена либо оборот которых ограничен. Применительно к другим предметам постановление на проведение контролируемой поставки не требуется. В комплексном плане на проведение контролируемой поставки указываются мотивированные законные основания для проведения данного ОРМ, поставленные цели и задачи, используемые силы и средства, мероприятия по обеспечению легенды и конспирации, безопасности участников, оперативные комбинации, обоснованная потребность в денежных средствах на проведение контролируемой поставки и т.п. Кроме того, планом операции предусматриваются: • документирование факта обнаружения контролируемого оружия, • боеприпасов, наркотиков, драгоценных металлов, исследование • вещественных доказательств; • проведение ОРМ по установлению отправителя, документирование его преступных действий, сопровождение отправителя оперативниками и установление взаимодействия с ОРО, на территории обслуживания которых проводится операция; • мероприятия по зашифровке факта и обстоятельств обнаружения контролируемых средств, применению спецсредств, осуществлению доставки с соблюдением обычных сроков и способов, характерных для данной местности; • использование специальных технических средств; • установление местонахождения адресата, организация негласно го наблюдения за ним; обеспечение фиксации момента доставки груза (путем видеосъемки или фотографирования), места разгрузки, вида транспортного средства и его государственного знака, характерных особенностей груза, внешности грузополучателей; • расстановка сил и средств для проведения различных этапов операции; • тактика задержания преступников; • процессуальные действия и ОРМ, проведение которых необходимо после задержания получателей контролируемых средств. Результаты контролируемой поставки оформляются в зависимости от поставленных и достигнутых целей и задач, а также от того, кто проводил операцию. Они могут быть оформлены в виде рапорта, справок, доверенностей, приходно-расходных и иных документов, объяснений граждан или акта контролируемой поставки, а также других физических носителей информации, которые могут иметь доказательственное значение по уголовным делам. § 2. Особенности организации контролируемой поставки наркотических средств и психотропных веществ В практике ОРО контролируемая поставка чаще всего осуществляется в случаях, когда обнаруженная контрабандная либо иная вызывающая подозрение партия наркотических средств перевозится через территории нескольких стран или в пределах одной страны, пересекая границы районов, областей, республик, и имеется согласие компетентных органов этих стран (регионов) на обеспечение соответствующего контроля за перемещением груза на территории обслуживания. Основания для проведения контролируемой поставки наркотических средств: • факт обнаружения правоохранительными, таможенными либо иными органами (организациями) наркотиков в транспортных средствах, грузах, багаже, ручной клади, почтовых отправлениях; • сообщение компетентных органов других государств о прохождении подобных грузов или почтовых отправлений через территорию РФ. • Организационно контролируемая поставка наркотических средств, как правило, состоит из следующих основных этапов: • ОРМ по выявлению факта незаконной транспортировки или контрабанды наркотиков; • документирование факта незаконной транспортировки указанных средств, предусматривающее проведение всего комплекса мероприятий, связанных с осмотром места происшествия, выявлением и фиксацией следов преступной деятельности наркодельцов, оформлением соответствующей документации процессуального и криминалистического значения; • реализация мер по обеспечению негласного контроля за перемещением запрещенного груза и лиц, его сопровождающих на маршруте следования адресату; • захват получателей груза и разоблачение максимально полного числа лиц, причастных к противоправным действиям. При осуществлении контролируемой поставки необходимо обратить внимание на следующие условия, соблюдение которых обеспечивает эффективное применение данного метода: • отсутствие препятствий со стороны законодательства и правоохранительных органов стран, через территории которых будет осуществляться контролируемое перемещение наркотических средств; • факт обнаружения правоохранительными органами наркотических средств неизвестен преступникам и не предан огласке; • вероятность установления организаторов поставки, оптовых сбытчиков, перекупщиков наркотиков достаточно высока и оправдывает проведение ОРМ; • использование предпосылки для обеспечения надлежащего контроля за грузом на всем протяжении его перемещения и, как следствие, гарантированной возможности его изъятия в любой точке маршрута следования; • наличие достаточного запаса времени для разработки с представителями ОРО регионов (соответствующими властями других стран), через которые будет осуществляться поставка, а также всесторонне согласованного плана совместных действий; • использование средств связи, которые позволяют обеспечить надежный контакт с представителями правоохранительных органов государств (регионов), привлекаемых к участию в ОРМ. Организаторы контролируемой поставки должны учитывать, что наркодельцы могут по каким-либо причинам приостановить перемещение груза и распорядиться им по своему усмотрению. Необходимо предупредить такое развитие ситуации. При наличии объективных данных о том, что перевозчики наркотиков установили или заподозрили свое обнаружение, операция по контролируемой поставке немедленно прекращается, и принимаются меры к задержанию груза и его владельцев. В зависимости от места отправления и места назначения груза и соответственно государственной принадлежности территории, на которой планируется осуществить операцию, контролируемые поставки подразделяются на внутренние и внешние. Внутренняя контролируемая поставка — это ОРМ, обеспечивающее контролируемое перемещение груза с наркотиками, незаконно транспортируемого в пределах границ РФ. Практика подтверждает эффективность подобных операций, так как они позволяют выявить не только межрегиональные связи наркодельцов, источники, но и каналы внутригосударственного нелегального оборота наркотиков. Внешняя контролируемая поставка — это ОРМ, обеспечивающее контролируемое перемещение груза с наркотиками, незаконно транспортируемого за пределы или через границы РФ. Эти контролируемые поставки могут проводиться совместными усилиями ОКОН, ОВД, таможенных органов, ФСБ, внешней и военной разведок. В зависимости от избранной инициатором тактики проведения ОРМ, контролируемые поставки принято подразделять на обычные и подменные. При проведении обычной контролируемой поставки обнаруженная партия наркотических средств из незаконного оборота не изымается. Подменной называется такая поставка, в процессе организации которой наркотики подлежат изъятию, а вместо них используется муляж. Этот метод устраняет опасность утери наркотиков, дает большие возможности для маневрирования при организации наблюдения за грузом, что снижает риск вызвать настороженность курьеров, а также наркодельцов, которые могли организовать контрнаблюдение. Возможен также и комбинированный вариант, когда наркотики подменяются частично. Тактика проведения контролируемой поставки может существенно видоизменяться и в зависимости от способа незаконной транспортировки наркотиков. Проведение операции контролируемой поставки наркотиков сопряжено с соблюдением ряда организационных требований и тактической последовательностью принимаемых мер. Участники операции обязаны на всех ее этапах принимать меры по выявлению и сохранению любых вещественных доказательств для целей уголовного судопроизводства. Руководитель, отвечающий за ход операции, должен иметь наготове альтернативные варианты действий на непредвиденный случай. Транзитные контролируемые поставки могут проводиться на основании поступивших запросов правоохранительных органов других государств, а также по инициативе правоохранительных органов России, в случаях обнаружения ими наркотиков в транзитных международных грузах. В этих условиях российская сторона призвана принять все необходимые меры по обеспечению контроля за перемещением наркотических средств в пределах собственной территории, их сохранности, установлению надлежащих контактов и своевременному информированию о развитии ситуации на маршруте перемещения груза участвующих в операции коллег за рубежом. По убытии транспортного средства из пункта транзита необходимо немедленно войти в контакт с участвующими в ОРМ партнерами, передать им подробную информацию о контрабандистах, расчетном времени их прибытия в страну назначения, характерных особенностях багажа, его месте, способе сокрытия наркотиков. Эти особенности должны быть учтены и при планировании мероприятий, проводимых в отношении авиапассажиров, транспортирующих наркотики при себе. Организация контролируемых поставок наркотиков, обнаруженных в почтовом отправлении, имеет много общего с другими видами подобных мероприятий. В таком случае проще обеспечить сохранение информации втайне, а также изъять либо подменить наркотики. Возможности для осуществления такого вида контролируемых поставок возникают при обнаружении наркотиков в посылках, бандеролях, письмах граждан в процессе их сортировки на почтовых предприятиях. В соответствии с существующими Правилами оказания услуг почтовой связи (утверждены Правительством РФ 26 сентября 2000 г.) сотрудники почты, представители таможенных органов правомочны осуществить вскрытие любого почтового отправления при наличии объективных оснований, позволяющих предположить наличие в нем недозволенных вложений. Для этого на почтовых и таможенных пунктах с успехом могут использоваться собаки, специально обученные отысканию наркотиков. Доставка груза получателю должна осуществляться в сотрудничестве с почтовыми службами, при этом необходимо принять меры к тому, чтобы выдержать сроки поступления почты, характерные для района проведения операции. Не следует забывать, что почтовое отравление, доставленное таким способом из-за рубежа, может быть принято почтовым предприятием лишь после регистрации в пункте таможенного контроля, расположенном на почтовом маршруте, не всегда совпадающем с маршрутом следования курьера. На завершающем этапе операции особые трудности возникают при выборе момента для открытого проникновения в помещение, в которое были доставлены наркотики. Обычно тактика наркодельцов заключается в том, что в адресе получателя почтовое отправление не вскрывается по крайней мере несколько часов и, лишь убедившись в отсутствии опасности, торговцы наркотиками начинают проявлять преступную активность. Поэтому успешное проведение операции контролируемой поставки в решающей мере зависит от эффективного использования возможностей оперативно-поисковых и оперативно-технических подразделений на всех этапах, как для получения оперативной информации, так и для надежного документирования противоправной деятельности субъектов незаконного оборота наркотиков. Проведение контролируемых поставок — эффективное ОРМ, оправдавшее себя на практике. Например, в 2000 г. в ходе проведения комплекса ОРМ, в том числе контролируемой поставки, сотрудниками правоохранительных органов США, Великобритании и России была ликвидирована ОПТ, организованная российским бизнесменом В. Петровым, которая в конце 90-х гг. наводнила Европу и Африку тоннами синтетических наркотиков и колумбийского кокаина. В 2002 г. в результате контролируемой поставки кокаина, проведенной сотрудниками МВД России и французских правоохранительных органов, ликвидировано одна из ОПТ колумбийского наркокартеля. § 3. Особенности организации контролируемой поставки культурных ценностей Организация контролируемой поставки культурных ценностей имеет повышенную сложность по сравнению с ОРМ в отношении других объектов преступных посягательств. Контролируемая поставка является, по существу, единственным средством полного и всестороннего раскрытия хищений культурных ценностей, сопряженных с их контрабандным вывозом, совершаемым ОПФ. Особенно перспективно ее применение при вывозе культурных ценностей, укрытых в предметах и оборудовании, предназначенных для проведения выставок, среди экспонатов, разрешенных к вывозу, реквизита выезжающих на гастроли коллективов, в грузовых перевозках коммерческих фирм. Как показывает практика, эти способы и каналы зачастую берут на вооружение транснациональные ОПФ. Это связано с тем, что к формированию, упаковке, погрузке соответствующих предметов привлекается широкий круг лиц. И в случае обнаружения контрабанды установить конкретных участников преступления весьма сложно. Лишь применение контролируемой поставки создает благоприятные предпосылки для этого. Главной особенностью контролируемой поставки культурных ценностей является обеспечение возможности надлежащего контроля за сохранностью «транспортируемого» груза по маршруту следования и своевременное пресечение его использования в преступных целях. Утрата контроля на одном из этапов операции позволяет преступникам изъять ценный груз либо уничтожить его в случае опасности. В отличие, например, от упущенной партии наркотиков, восполнить его в будущем будет нельзя, так как похищенные ценности уникальны. Под контролем, при проведении контролируемой поставки, обычно понимается непрерывное наблюдение за объектом с помощью технических средств или оперативного сопровождения. Однако, в случае с поставкой культурных ценностей этого может быть недостаточно, так как преступник всегда может уничтожить или избавиться от предметов, которые держит при себе или от ручной клади. Международный опыт борьбы с контрабандой рекомендует для снижения риска утраты контролируемых грузов прибегать вместо обычных поставок к подменным. При проведении операций такого вида весь груз или его большая часть негласно изымается и заменяется аналогичными предметами. Данная разновидность контролируемой поставки успешно практикуется при пресечении различных видов контрабанды. В этом случае риск утраты груза отсутствует или ничтожен. Однако следует учитывать, что преступники применяют меры контрнаблюдения, используют условные метки на предметах контрабанды и в случае подменной поставки могут сразу обнаружить факт наблюдения за ними правоохранительных органов. Использование подменной поставки в области борьбы с хищениями культурных ценностей крайне затруднено, так как в короткий срок сложно, а порой и невозможно изготовить предметы, годные для подмены контролируемого груза. Кроме того, подменную поставку нельзя применить, когда перевозимая ценность находится при курьере. Наконец, при подменной поставке не будут в полном объеме выполнены цели операции. В лучшем случае удается установить каналы, организаторов и заказчиков преступления. Однако, могут исчезнуть фактические основания для их привлечения к уголовной ответственности. Снижение риска утраты контроля за передвижениями культурных ценностей в ходе поставки должно достигаться мерами агентурно-оперативного характера: оперативное прикрытие курьера оперативниками под видом соседа по купе (каюте, месту в салоне, самолета, автобуса), что позволяет не только пресечь тяжкие последствия в экстренном случае, но и более тщательно контролировать фигуранта; оперативное прикрытие конфидентами, которые в силу выполнения ими своих служебных обязанностей при пересечении таможенной (государственной) границы могут находиться вблизи интересующих грузов или физических лиц. Если преступники предпримут попытку уничтожения ценностей, то лица, осуществляющие прикрытие, должны воспрепятствовать им в этом. Непременным условием контролируемой поставки культурных ценностей является гарантия возврата контролируемых ценностей в РФ по окончании ОРМ. Такой гарантией выступают соответствующие законодательные нормы иностранного государства, положения международных договоров, ратифицированных РФ, положения двусторонних договоров России с государствами, участвующими в поставке. При отсутствии правовых норм, гарантирующих возможность возвращения культурных ценностей, необходимо заблаговременно обеспечить согласование данных вопросов относительно возможных случаев применения контролируемой поставки на территории другого государства. По общему правилу для проведения контролируемой поставки достаточно соблюдения внешних условий. Однако при поставке культурных ценностей возникают специфические вопросы, требующие грамотного оперативно-тактического разрешения. Один из них касается проведения поставки по фактам контрабандного вывоза, осуществляемого физическими лицами. В этом случае необходимо выяснить конечные цели похитителей. Физические лица, вывозящие культурные ценности, могут делать это: а) с целью их последующего удержания в своем владении (в случае, если они выезжают на постоянное место жительства; б) для самостоятельного сбыта за границей; в) для целевой поставки их конкретному получателю за границей, т.е. в качестве курьеров. Только в последнем случае имеется внутренняя предпосылка для проведения контролируемой поставки. Следует вновь отметить, что по другим видам контрабанды такой проблемы, как правило, не возникает, потому что незаконные перевозки наркотиков и оружия осуществляют исключительно курьеры. Для выяснения конечных целей контрабандистов важны следующие сведения: а) о характере выезда (на постоянное место жительства, отдых, командировку, возвращение домой); длительности выезда; б) о наличии у курьера связей за границей, частоте и периодичности заграничных поездок; в) данные о личности (наличие судимости, связь с ОПФ, факты нарушения в прошлом таможенных правил, материальное положение, род деятельности). Установление этих данных возможно при наличии соответствующих учетов. В конечном счете, важно определить, является ли данное лицо курьером. Наиболее вероятными курьерами могут быть лица, выезжающие на короткий срок, имеющие связи в стране назначения, ранее судимые, по роду своей деятельности не имеющие отношения к культурным ценностям, не известные как коллекционеры или любители антиквариата. Следующая проблема при проведении контролируемой поставки — это выявление подлинных культурных ценностей среди предметов культурно-художественного назначения, вывозимых явочным порядком и не представляющих какой-либо ценности. Во-первых преступники маскируют вывозимые ценности и выдают их на таможне за изделия ширпотреба; во-вторых, при обнаружении в грузовых перевозках предметов по происхождению попадающих под категорию ценностей (иконы, картины и т.п.), возникает необходимость установления их действительного статуса. Решение указанных вопросов предполагает наличие специальных познаний, в связи с чем к проведению контролируемых поставок необходимо привлекать экспертов-искусствоведов. Глава 20 ОПЕРАТИВНЫЙ ЭКСПЕРИМЕНТ КАК ОСОБЫЙ ВИД ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫХ МЕРОПРИЯТИЙ В БОРЬБЕ С ТЯЖКИМИ И ОСОБО ТЯЖКИМИ ПРЕСТУПЛЕНИЯМИ § 1. Понятие оперативного эксперимента Рекомендательный законодательный акт «О борьбе с организованной преступностью», принятый постановлением Межпарламентской Ассамблеей государств — участников СНГ 2 ноября 1996 г. в ст. 26 определяет оперативный эксперимент как воспроизведение действий, обстановки или иных обстоятельств противоправного события и совершения необходимых опытных действий в целях пресечения преступных действий, выявления лиц их готовящих или совершающих, а также проверки и оценки собранных данных о возможности совершения определенных противоправных действий или получения новых данных о противоправной деятельности. Оперативный эксперимент следует отличать от следственного эксперимента, который в соответствии со ст. 181 УПК следователь вправе произвести в целях проверки и уточнения данных, имеющихся для уголовного дела, путем воспроизведения действий, а также обстановки или иных обстоятельств определенного события. При этом проверяются возможность восприятия каких-либо фактов, совершения определенных действий, наступления какого-либо события, а также выявляются последовательность происшедшего события и |механизм образования следов. Следственный эксперимент производится также на основании [определения или постановления суда с участием сторон, а при необходимости и с участием свидетелей, эксперта и специалиста |(ст. 288 УК). Оперативный эксперимент гораздо шире следственного эксперимента по своей целевой направленности. Оперативный эксперимент в ряде элементов сближается с экспериментом следственным. Общее между ними заключается в том, что [и оперативный, и следственный эксперименты предполагают искусственно вызванное явление в целях его изучения, последовательную [фиксацию и контроль за состоянием наблюдаемого (вызванного) [явления, изменяющегося под воздействием факторов, вводимых и [управляемых лицом, производящим эксперимент. Однако между оперативным и следственным экспериментами |имеются и существенные различия. Если последний применяется строго в рамках УПК, то оперативный эксперимент отличается значительно большим диапазоном применения. Вариантов применения оперативного эксперимента значительно больше, чем эксперимента следственного. Важнейшим отличием оперативного эксперимента от следственного является конспиративность, т.е. маскировка цели, ролей и задач, посвящение в замысел и структуру эксперимента весьма узкого круга оперативников. Наконец, различны формы фиксации результатов: следственный эксперимент предполагает процессуальную форму, оперативный эксперимент фиксируется справкой, рапортом, актом. В отличие от результатов следственного эксперимента результаты оперативного эксперимента не являются доказательствами, однако приобретают важную роль в процессе получения доказательств. Результаты оперативного эксперимента могут указывать на факты, обстоятельства, предметы, которые при процессуальном порядке их обнаружения и фиксации становятся доказательствами. Оперативный эксперимент может быть как гласным, так и негласным, проводиться как в отношении конкретных лиц, так и для выявления и изобличения лиц, намерения которых неизвестны. Исходя из этого рассматриваемое ОРМ может заключаться в не процессуальном проведении специальных опытов (действий) с целью проверки полученной информации, собранных данных, проверки и оценки версий, в воспроизведении действий, обстановки, обстоятельств определенного события, уточнения оперативных данных, имеющих значения для раскрытия преступления, получения новой информации (фактических данных). Содержание опытных действий может включать создание, воспроизведение и использование условий для проявления криминальных намерений заподозренных лиц, обнаружения объектов преступных посягательств, установление негласного контроля за объектами (предметами) посягательств, а также проверку оперативных данных опытным путем с последующей фиксацией полученной информации и контролируемых событий. К таким опытным действиям могут относиться контролируемое перемещение предмета взятки от участника ОРМ к лицу, ее вымогающему; установление предметов, которые представляют интерес для посягающих, с последующим контролем за такими предметами (автомобиль, оружие, наркотики и т.д.) и др. Эксперимент может заключаться и в опытных действиях психологического характера, например проверка реакции подозреваемого на присутствие того или иного человека, демонстрируемые предметы, фотоснимки и др. Рассмотренные действия, безусловно, существенно различаются характером, опытом, временем его проведения (до преступного посягательства или после совершения преступления), целями проведения. Исходя из этого следует определять и основание и статус эксперимента. Согласно ст. 8 ФЗ об ОРД основанием для его проведения является соответствующее постановление. Представляется, что вынесение постановления и его утверждение у руководителя ОРО, необходимо только в том случае, если опытные действия предполагают активную форму поведения объекта ОРМ и их направленность на совершение преступления, а также проведение этого ОРМ с использованием предметов, средств и веществ, свободная реализация которых запрещена либо гражданский оборот которых ограничен. Проведение рассматриваемого ОРМ по уже совершенному преступлению как не процессуальное экспериментальное действие для его обоснования не требует вынесения соответствующего постановления. В рамки оперативного эксперимента может вписываться контролируемая реализация наркосредств, психотропных веществ, оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, радиоактивных материалов и др. Данные действия характеризуют один из элементов их незаконного оборота и предполагают первоначальные незаконные действия по приобретению, хранению, перевозке таких предметов, изъятых из гражданского оборота, и лишь затем незаконные действия лиц, которым такие предметы сбываются. Правомерное проведение оперативного эксперимента с использованием таких предметов и веществ предполагает законные основания для их приобретения, легальные способы получения для проведения оперативного эксперимента. Иначе участник такого мероприятия сам становится субъектом преступления. В этой связи прокуратурой правомерно ставится вопрос о возбуждении уголовного дела как в отношении лица, приобретшего такие предметы или вещества, так и их сбытчика, если он установлен, или по факту сбыта. Экспериментальные действия по сбыту указанных предметов (веществ) могут быть правомерными только при условии, что инициатива принадлежит объекту ОРМ, т.е. лицу, приобретающему их. В противном случае участники ОРМ, работая на показатель, сами будут искусственно воспроизводить преступность, а не бороться с ней. При проведении рассматриваемого ОРМ запрещается провокация преступления, под которой правомерно рассматривать склонение к его совершению лиц, не обнаруживших противоправных намерений, а равно искусственное создание доказательств совершения преступления или обстоятельств, имеющих доказательственное значение по уголовным делам (см. более подробно § 3 наст. гл.). При оценке действий участников рассматриваемого ОРМ следует руководствоваться как нормами ФЗ об ОРД, ведомственных нормативных правовых актов, так и нормой УК о добровольном отказе от преступления (ст. 31). Проведение оперативного эксперимента допускается только в целях выявления, пресечения и раскрытия умышленных, а также тяжких, особо тяжких преступлений, т.е. деяний, санкция статьи УК за которые предусматривает наказание в виде лишения свободы свыше пяти лет, или более строгое наказание. Учитывая, что квалификация преступления и следовательно, его причисление к соответствующей категории возможны только в процессе расследования и судебного рассмотрения материалов дела, достаточно, чтобы выявляемое, пресекаемое преступление могло быть отнесено к соответствующей категории тяжести. Для достижения целей оперативного эксперимента оперативниками создаются условия, максимально приближенные к ситуациям, в которых совершалось интересующее их событие, т.е. для его осуществления должны быть привлечены необходимое количество лиц, соответствующие транспортные, технических средства, создана соответствующая обстановка в местах его проведения (в помещении, на территории). Накопленный практический опыт позволяет выделить два вида оперативного эксперимента в зависимости от цели его проведения. Первый направлен на выявление неизвестных лиц. Суть его заключается в использовании специально подготовленных контролируемых объектов (аналогичных) покушения преступников (ловушки, приманки), которые помещаются там, где может быть совершено преступление. По кражам на станциях, вокзалах, в портах это сумки, чемоданы в залах ожидания, по кражам автомототранспорта применяются транспортные средства-ловушки на автостоянках. При выявлении разбоев, грабежей и других преступлений для приманки производят экипировку соответствующим образом оперативников с направлением их в места возможного совершения преступления. В иных случаях требуется создавать фирмы, подыскивать квартиры, магазины-ловушки для выявления лиц, совершающих мошенничества в сфере экономики и другие преступления, находясь в розыске, торгующих краденным, запрещенным к обороту товаром. Второй вид используется только для документирования и задержания с поличным лиц, обоснованно подозреваемых в совершении преступлений. Чаще всего этот вид осуществляется по взяточникам, торговцам наркотиками, оружием и прочим преступникам, где фигурируют любые запрещенные к обращению предметы, вещества. Задачи, решаемые проведением оперативного эксперимента: • задержание правонарушителей в момент совершения преступлений и изъятие предметов, присутствующих при этом; • проверка и уточнение данных на причастность определенных лиц к конкретным событиям криминального характера (наличие возможностей, навыков, умений); • проверка выдвигаемых оперативных версий; • установление обстоятельств совершаемых преступлений; • создание условий для обнаружения разыскиваемого лица, похищенного имущества. Перед проведением оперативного эксперимента руководитель (инициатор) должен убедиться в том, что: • характер создаваемых условий в разумной степени очевиден и в связи с этим правильно оценен и воспринят объектом, совершающим преднамеренные действия; • существуют основания предполагать, что планируемое ОРМ выявит законспирированную противозаконную деятельность, обнаружит разыскиваемое лицо или похищенные средства; • создание для объекта соответствующих условий не является неоправданным ввиду характера противоправной сделки, в которой объект ОРД намерен участвовать. Исходя из анализа практики применения данного ОРМ можно выделить несколько организационных этапов его проведения, составляющих некий алгоритм действий оперативников: • получение достоверной информации о причастности лица к замаскированной преступной деятельности; • принятие решения на проведение оперативного эксперимента, вынесение постановления, составление плана ОРМ; • осуществление мер по документированию противоправных действий подозреваемых в ходе проведения эксперимента проведением комплекса мероприятий по выявлению и фиксации следов преступления; • принятие мер к задержанию подозреваемого в момент совершения преступления или разыскиваемого в момент обнаружения. Сказанное означает, что поступившая информация должна быть проверена и подтверждена. После чего принимается решение, выносится постановление о проведении оперативного эксперимента, согласно ч. 5 ст. 8 ФЗ об ОРД, в котором отражаются основания применения оперативного эксперимента в отношении конкретного объекта разработки в определенной тактической ситуации. Указывается организатор операции, суть имеющейся информации, признаки какого преступления в ней содержатся, сведения о конкретных лицах и фактах, а также в каких местах и в отношении кого предполагается осуществление ОРМ. После утверждения руководителем ОРО постановление хранится в материалах у инициатора проведения ОРМ. Четкое и результативное проведение эксперимента требует составления плана, который имеет свободную форму состоит из двух разделов: общего, включающего законные основания проведения эксперимента, а также обстоятельства, требующие проверки данным ОРМ, и основного (описательного), который содержит организационные, тактические действия, их, количество, последовательность относительно: • места, времени проведения, списка участников, мероприятий по легендированию, конспирации и безопасности участников; • расчета необходимых сил и средств, материальных затрат; • мер взаимодействия различных ОРО; • мер по реагированию на изменение обстановки; • конкретных действий по использованию оружия, транспорта, технических средств наблюдения, фиксации хода и результатов оперативного эксперимента. В случае проведения оперативного эксперимента, состоящего из нескольких этапов, конкретные экспериментальные действия (мероприятия) могут проводиться по отдельному плану. Организационные действия инициатора после определения цели проведения оперативного эксперимента: • принятие мер к сохранению в тайне сведений о предстоящей операции; • согласование и проработка оптимальной оперативно-тактической формы ОРМ с руководителем ОРО; • решение вопросов обеспечения материального, оперативно-технического, поискового содержания, взаимодействия с другими ОРО; • получение разрешения руководства на проведение эксперимента в установленном порядке; • привлечение при необходимости соответствующих служб и других органов, координация их действий; • отработка надежной системы негласного контроля за объектом, с применением комплекса ОРМ и следственных действий для документирования преступных действий и задержания виновных в момент их совершения. При осуществлении эксперимента допускается (если его невозможно избежать) нанесение вреда интересам личности или государства, совершаемого при правомерном выполнении служебного или общественного долга (ч. 4 ст. 16 ФЗ об ОРД). В соответствии со ст. 36 ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» при имитации преступной деятельности в ходе проведения оперативного эксперимента ОРО разрешается использовать таковые средства без соответствующих на то лицензий. Все действия участников ОРМ и контролируемых лиц должны быть задокументированы. Меры по документированию при проведении оперативного эксперимента заключается в фиксации событий, для чего используется видео-, аудиозапись, фото- и киносъемка, информационные системы и другие технические средства как самостоятельно оперативником, так и с помощью оперативно-поисковых, оперативно-технических подразделений, должностных лиц и специалистов по их применению в установленном порядке. Может быть использована помощь отдельных граждан с их согласия, на гласной и негласной основе. В случаях привлечения инициатором проведения ОРМ сотрудников оперативно-поисковых и оперативно-технических подразделений их роль в данном ОРО сводится к негласному контролю (наблюдению) за лицами и объектами, созданными для преступных посягательств, с применением технических средств и фиксация совершаемых действий. Очень важно не допустить утрату либо порчу объекта контроля за разрабатываемыми или проверяемыми лицами. Оформление результатов оперативного эксперимента для их дальнейшего использования Результат проведенного ОРМ может быть оформлен рапортом. В ситуациях, когда экспериментом выявляется преступление или лицо, причастное к совершению преступления, результат проведенного мероприятия оформляется актом оперативного эксперимента. По форме и содержанию акт должен соответствовать требованиям, предъявляемым к протоколу следственного эксперимента, без указания сведений, относящихся к государственной тайне. Во вводной части акта отражаются: цель мероприятия, время, обстановка и условия проведения; расстановка участников; местонахождение объекта наблюдения и лиц, приглашенных для контроля за его действиями; применяемые технические средства; участие в эксперименте специалиста; замечания участников. К акту прикладываются рапорта инициатора и других участников ОРМ, объяснения задержанных, очевидцев, иные оперативные документы, физические носители информации (аудио-, видеопленки). Порядок предоставления результатов проведенного оперативного эксперимента наработан практикой и должен включать: вынесение руководителем ОРО постановления о предоставлении результатов ОРД органу дознания, следователю или в суд; вынесение постановления о рассекречивании отдельных оперативно-служебных документов (материальных носителей), содержащих государственную тайну (в случае необходимости легализации результатов); оформление необходимых сопроводительных документов и фактическую их передачу по назначению. Предоставление ОРО результатов эксперимента органу дознания, следователю или в суд производится на основании постановления руководителя ОРО в соответствии с Инструкцией «О порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд», Одновременно с постановлением направляется акт оперативного эксперимента, а также документы о результатах проведения иных ОРО. В случае необходимости и когда нет опасности расшифровки источников получения информации, способов ее получения, результаты, зафиксированные в ходе эксперимента, могут быть рассекречены отдельным актом, протоколом, составляемым оперативником. С этими материалами в следственное подразделение направляется и подробное сопроводительное письмо. В нем излагается, в какой ситуации, кто, с помощью какого прибора, когда и где получил видео-, аудиозапись, фотографию. В случаях, когда ОРМ проводилось по отдельному поручению следователя, направление материалов оформляется как ответ на него, без вынесения постановления об этом. Результаты эксперимента могут использоваться в следующих направлениях: с соблюдением определенных условий их предоставления для возбуждения уголовного дела и доказывания по нему; носить вспомогательный характер для определения тактики проведения как ОРМ, так и следственных действий; для целей оперативно-розыскной тактики, даже при отсутствии предполагаемого результата проведенного ОРМ. § 2. Соотношение оперативного эксперимента и оперативной комбинации Оперативный эксперимент как правовая категория появился в оперативно-розыскном законодательстве современного периода. До этого в теории и практике ОРД наряду с понятием «оперативный эксперимент» чаще употреблялось во многом сходное, но не идентичное понятие «оперативная комбинация». Оперативная комбинация представляет собой комплекс действий, объединенных единым замыслом, легендой и направленных на решение конкретной задачи обнаружения, предотвращения или раскрытия преступления. Решая конкретные задачи обнаружения фактов подготовки или совершения преступлений, предупреждения и раскрытия последних, оперативники постоянно сталкиваются с необходимостью определения комплекса действий и тактики их осуществления. Сложность замысла, множественность действий, наличие одной или нескольких легенд, система тактических приемов использования оперативно-розыскных средств и методов для решения единой конкретной задачи — все это характеризует сущность оперативной комбинации. В теории ОРД нет единообразного подхода и к определению пределов и целевой направленности оперативной комбинации. Например, по мнению Ф.И. Бондаря, А.Ф. Осипова, Б.Г. Морохина, В.Г. Самойлова, применение оперативной комбинации допустимо лишь в пределах оперативной разработки. Анализ практики показывает, что оперативные комбинации успешно могут применяться не только в процессе разработки подозреваемых в совершении преступлений, но и при проведении ОРМ по предотвращению замышляемых или подготавливаемых преступлений, осуществлении индивидуальной профилактики, а также в целях положительного воздействия на обвиняемых, свидетелей в ходе предварительного расследования. Сказанное позволяет признать оперативную комбинацию многоцелевым способом действия, эффективно применяемым практически во всех сферах ОРД. М.П. Карпушин, определяя целевые установки оперативной комбинации, считал, что она должна побуждать разрабатываемого к поступкам, облегчающим решение конкретных задач. Тем самым в понятие оперативной комбинации вводится в качестве обязательного компонента и отличительного признака побуждение разрабатываемого к определенным действиям и поступкам. Представляется, что это не совсем точно отвечает потребностям практики. В.Г. Самойлов, обращая внимание на данное обстоятельство, справедливо возражал М.П. Карпушину, указывая, что нельзя все случаи применения оперативной комбинации сводить только к побуждению разрабатываемого к определенным действиям или поступкам. Практика часто сталкивается с необходимостью проведения оперативной комбинации, не имея в виду побуждения разрабатываемого к тем или иным действиям. Например, проводя комбинацию по негласному проникновению в служебное помещение, мы в первую очередь преследуем цели отыскания фактических данных, указывающих на подготовку или совершение преступления, а не побуждения подозреваемых к определенным поступкам. Безусловно, любые поступки людей (в том числе и разрабатываемых), их поведение, образ действий зависят от различных побуждений, которые в значительной мере формируются под воздействием окружающих условий, складывающейся ситуации. Информация, заложенная в легенде и сопутствующих действиях, как правило, поступает к разрабатываемым непосредственно либо опосредованно, побуждает их к размышлениям и выбору определенного поведения. Однако в одних случаях комбинация побуждает подозреваемого к активным поступкам в желательном для ОРО направлении, в чем, собственно, и состоит цель осуществляемого комплекса действий (например, к склонению лица к отказу от реализации преступного умысла), что соответствует определению, предложенному М.П. Карпушиным. При проведении же оперативных комбинаций, не имеющих такой цели, побудительные усилия вызываются не основными, а сопутствующими действиями и направлены они на зашифровку ОРМ, на создание ситуации, не вызывающей настороженности разрабатываемых (опосредствованное воздействие). В приведенном примере негласного проникновения в помещение разрабатываемый не знает о посещении и обнаружении изобличающих его документов и продолжает свой обычный образ жизни, выбирает привычные для него способы действий и т.п. В таких случаях вряд ли обоснованно считать побуждение обязательным признаком оперативной комбинации. Характер побуждения может быть признан одним из оснований для классификации оперативных комбинаций, но не нормой, определяющей возможность их применения. По характеру и психологической направленности легенды все оперативные комбинации В.Г. Самойлов в 1984 г. разделил на две группы. К первой группе относятся комбинации, цель которых заключается в том, чтобы заранее разработанной легендой и мероприятиями, ее подкрепляющими, ввести в заблуждение разрабатываемого, усыпить его настороженность и заставить его поверить, что условия, искусственно созданные оперативниками, возникли естественным путем. Поверив в это, разрабатываемый не придает значения и тем мероприятиям, которые направлены на решение оперативно-розыскной задачи, если они не противоречат легенде. К этой группе относятся комбинации, применяемые с целью зашифровки негласного сотрудника; осмотров, опросов и других негласных мероприятий; реализации данных, полученных из негласных источников, когда они используются для поимки проверяемых с поличным или принятия к ним различных мер гласного характера. Оперативные комбинации рассматриваемой группы характерны тем, что мероприятия, направленные на решение возникшей задачи, не настораживают проверяемого. Он их рассматривает как сами собой разумеющиеся, если сама легенда не вызывает сомнения. Ко второй группе В.Г. Самойлов относит комбинации, применением которых проверяемый побуждается к активным действиям, ускоряющим и облегчающим его обнаружение, задержание или изобличение. К данной группе относятся комбинации, применяемые с целью побудить проверяемого выявить себя как лицо, причастное к преступлению (попытка его выехать, скрыться, повлиять на свидетелей, написать из ИВС сообщникам разоблачающую его записку и т.п.); изъять из тайника оружие, ценности, похищенное имущество с целью выгодно продать, перепрятать для задержания его в этот момент с поличным; оставить следы пальцев рук, ног или другие следы, позволяющие установить причастность разрабатываемого к преступлению. В теорию ОРД помимо понятия «оперативная комбинация» был введен термин «оперативный эксперимент». Впервые разграничение понятий «оперативный эксперимент» и «оперативная комбинация» еще в 1965 г. провел М.П. Каррушин, который полагал, что оперативный эксперимент отличается от оперативной (агентурной) комбинации, в частности, тем, что при проведении эксперимента разрабатываемое лицо не побуждается к действиям, необходимым для решения оперативной задачи, как это происходит при оперативной комбинации. При эксперименте, по мнению М.П. Карпушина, проверяется, будет ли разрабатываемый в наблюдаемых условиях вести себя, как предполагается согласно версии, или не будет. Как видно из рассуждений автора, цель оперативного эксперимента ограничивается выяснением определенных намерений разрабатываемого лица. Но это лишь один из многих вариантов цели, которая может быть достигнута применением оперативного эксперимента. Развивая точку зрения М.П. Карпушина, В.Г. Самойлов в 1972 г., не касаясь сущности оперативного эксперимента, пишет, что оперативной комбинацией достигается не только побуждение определенного лица к каким-то действиям. Оперативную комбинацию приходится применять, чтобы «усыпить настороженность разрабатываемого». Однако в дальнейшем изложении приходит к выводу (и иллюстрирует его примерами), что «усыпление настороженности» в итоге побуждает разрабатываемого к желаемому поведению». Общим для оперативного эксперимента и оперативной комбинации является лишь искусственное создание условий, которые обеспечивают достижение целей комбинации или эксперимента. Сущность же их различна. Оперативный эксперимент является самостоятельным ОРМ для получения и проверки информации в случаях, когда возникает ситуация, предполагающая альтернативные решения. Например, надо выяснить, кем оставлен след — подозреваемым или иным лицом либо необходимо выявить чьи-то намерения, отношения, установки, взгляды. Как и при обращении к другим ОРМ, оперативная комбинация применяется в качестве тактического приема для создания условий проведения оперативного эксперимента. Оперативная комбинация может предшествовать эксперименту, сопутствовать ему, маскировать его, она помогает дезориентировать лицо, в отношении которого проводится эксперимент. Например, отключение домашнего телефона для того, чтобы разрабатываемый направился в телефон-автомат, где может быть произведено его негласное опознание. Таким образом, само по себе искусственное создание условий путем проведения оперативной комбинации преследует цель побудить соответствующих лиц к определенным поступкам, поведению с тем, чтобы обеспечить проведение других действий: негласного наблюдения, опознания, осмотра, оперативного эксперимента. Существенным является вопрос о природе получения экспериментальных следов рук, обуви, инструментов, иных предметов. В.Г. Самойлов относил к группе оперативных комбинаций, при помощи которых разрабатываемый побуждается к активным действиям, ускоряющим или облегчающим его обнаружение, задержание или изобличение, такие комбинации, которые имеют целью «оставить отпечатки пальцев, следы ног или какие-либо другие следы на определенных предметах...». Но в этих случаях оперативная комбинация служит лишь тактическим приемом для негласного получения экспериментальных следов. Сущность же их получения, а тем более использования составляет экспериментальный метод познания идентичности предметов (пальцев, рук, ладоней), оставивших следы, как обнаруженные в определенных условиях, так и экспериментально получаемые. Вместе с тем не для всякого оперативного эксперимента есть необходимость в создании искусственных условий. Оперативный эксперимент может проводиться и в естественных условиях, тогда он не требует сочетания с оперативной комбинацией, а содержит лишь действия, характерные только для эксперимента: подбор темы беседы, показ предметов, расстановку людей, имеющих соответствующие приметы, специально одетых, и т.д. И при проведении оперативного эксперимента в естественных условиях, и при необходимости создавать соответствующие условия с помощью оперативной комбинации эксперимент, как справедливо отмечает М.П. Карпушин, только тогда ценен и доказателен, когда лицо, в отношении которого он проводится, находится в обычных для него условиях, когда на него не давят привнесенные обстоятельства, не искажают проявлений его воли. Из всего этого следует, что оперативная комбинация может иметь целью создание условий проведения эксперимента. В качестве тактического приема или совокупности тактических приемов она имеет универсальное значение, поэтому вряд ли плодотворны попытки раскрыть сущность оперативного эксперимента через его отличие от оперативной комбинации. Для этой цели, по нашему мнению, могут быть привлечены общие теоретические положения, характеризующие эксперимент в системе методов познания. Известно, что эксперимент является одним из видов опытного познания, он предполагает искусственное изменение условий наблюдаемого явления и связи его с другими явлениями. Цель эксперимента — выяснение природы наблюдаемого явления, его сущности и происхождения, путей и методов сознательного овладения им. «Эксперимент возник из потребностей развития научного познания, требовавшего такого метода опытного изучения явления, при котором человек мог бы активно вмешиваться в процесс его протекания с целью более детального и точного его наблюдения (см.- Копнин П В. Диалектика, лотка, наука. - М., 1973. - С.) Обращаясь к этой характеристике, нетрудно обнаружить необходимость в такого рода ОРМ в случаях, когда при осуществлении требуется активное вмешательство и в криминогенные процессы для их детального изучения, констатации обстоятельств, важных с точки зрения целей борьбы с преступностью, и в процессы следообразования, когда необходимо исследовать происхождение следов. В одном из исследований высказывается мысль, что оперативный эксперимент, будучи опытной проверкой предположений о намерениях, целях и возможных действиях лиц, представляющих оперативный интерес, в то же время дает возможность доверить достоверность фактических сведений, полученных оперативно-розыскным путем, а также правильность и действенность отдельных тактических рекомендаций. Как видим, здесь расширен круг лиц, чьи намерения, цели, действия могут быть проверены с помощью оперативного эксперимента: это не только разрабатываемые, но и все лица, представляющие оперативный интерес. Такое расширение правомерно, ибо для принятия решения о начале оперативной разработки необходимо убедиться, имеет ли отношение данное лице к преступной среде, к совершенному преступлению, в наличии преступных целей и намерений у соответствующих лиц. Наряду с непосредственным получением информации с помощью агентов и негласного наблюдения появляется возможность выяснить путем оперативного эксперимента, что именно (какие предметы, объекты) вызывает интерес проверяемых, известны ли им особенности режима на объектах, намеченных для преступного посягательства, и т.п. Оперативный эксперимент применим также для выбора наиболее эффективных форм профилактического вмешательства. С его помощью получают информацию о взглядах, позициях, высказываниях, об отношении к различным социальным ценностям лиц, относительно которых предстоит выбрать соответствующие методы профилактики. В приведенном определении расширен и круг задач, которые могут решаться с помощью оперативного эксперимента. Однако этот перечень нельзя признать исчерпывающим ни по содержанию, ни по субъектам. Помимо проверки предположений о намерениях, целях и возможных действиях лиц, представляющих оперативный интерес, с помощью оперативного эксперимента может быть определена их социальная роль, симпатии и антипатии в обращении с другими лицами, в микросреде, где протекает их жизнь, наконец, в ОПФ. С помощью эксперимента можно выявить лиц, осведомленных о месте пребывания скрывающихся преступников, определить характер осведомленности лиц, которые могут быть свидетелями по уголовным делам, выяснить реальность совершения тех или иных действий. Экспериментальным путем можно проверить совпадение следов, возможность преодоления преград, возможность уложиться в определенное время и т.д. Словом, эксперимент является весьма аффективным ОРМ, в результате применения которого поступает новая информация, необходимая для принятия дальнейших тактических решений. Эксперимент вообще и оперативный эксперимент в частности имеют ряд преимуществ перед методом наблюдения. Во-первых, они позволяют изучить то или иное явление в различных условиях (например, поведение проверяемого лица). Во-вторых, в экспериментах можно повторить одно и то же явление неоднократно, как при одних и тех же, так и при различных обстоятельствах. Правда, в отличие от эксперимента, проводимого в лабораторных условиях, где число повторений опыта практически может быть неограниченным, в практике ОРД повторению эксперимента нередко препятствуют: выезд, болезнь, изменение образа жизни объектов наблюдения, изучения и проверки; требования конспирации, исключающие дублирование одних и тех же условий во избежание расшифровки ОРМ, изменение ситуации на территории города. Посредством эксперимента можно с большей точностью, чем при наблюдении, изучить то или иное явление, ибо такое изучение проводится с предварительной подготовкой: сама техника эксперимента, а тем более его замысел исходят из конкретной цели, которая доминирует в сознании оперативников и способствует долевому отбору информации. Это само по себе создает основу углубленного изучения явления. Кроме того, искусственно создаваемые условия в какой-то мере пробуждают к активности изучаемых лиц, они, как правило, принимают решения при наличии альтернатив, что способствует целеустремленности их действий, а следовательно, и категоричности выводов оперативников по результатам эксперимента. Эксперимент ускоряет получение необходимой информации о взглядах, намерениях, преступном опыте и т.п., выявление которых без применения экспериментальных методов можно ожидать годами, так как проявляются они лишь в определенной ситуации. Эксперимент требует создания таких ситуаций, подготовки условий, максимально обеспечивающих получение объективной и полной информации. В оперативно-розыскной практике нередко возникает необходимость выявления ценностных ориентации, позиций, установок, характера взглядов тех или иных лиц. Подобные задачи характерны, например, при нейтрализации влияния лидеров на участников формирующихся преступных групп, при подборе и специальной подготовке агента с целью внедрения его в преступные сообщества. В простейших случаях для этого чаще всего достаточно проведения бесед и личных наблюдений оперативника. Но в сложных случаях, когда прямое вмешательство оперативников может расшифровать оперативную разработку, не всегда эти привычные ОРМ применимы, поэтому для получения необходимой информации следует прибегать к оперативному эксперименту. Какие же цели преследует эксперимент? Исходя из определений, раскрывающих понятие эксперимента, он предполагает искусственное создание желаемой ситуации (условий), в которой может проявиться, обнаружиться то или иное явление либо проверяться то или иное предложение. Всякий эксперимент является продолжением процесса мышления. Поэтому вначале уясняется само предложение (гипотеза), а затем определяются возможности и средства его проверки с помощью эксперимента. Так, в процессе проверки оперативно-розыскных версий часто возникает необходимость убедиться в существовании или отсутствии возможностей для участия в преступлении конкретных лиц, совершении преступлений определенным способом. Если подобные обстоятельства проверяются по уголовному делу, то на основании постановления следователя, определения или постановления суда в таких случаях проводится следственный эксперимент (ст. 181 и 288 УПК). В ходе же оперативной разработки (до возбуждения уголовного дела) при негласной проверке причастности к совершенному преступлению конкретных лиц те же цели достигаются экспериментальным методом, который применяется в не процессуальной форме. Практике известно проведение оперативных экспериментов, с помощью которых достигают изучения личности разрабатываемых или проверяемых, характера их отношений в микросреде, изучения поведения агентов в определенных ситуациях и т.д. Оперативный эксперимент применяется при изучении поведения, образа жизни, связей тех или иных лиц, выяснении их осведомленности об ОРМ. Например, для выяснения, ведет ли разрабатываемый или проверяемый контрнаблюдение, можно имитировать наружное наблюдение и изучать, как он будет на это реагировать: заинтересуется появлением человека, изменит маршрут, предпримет средства маскировки внешности и т.д. С помощью агентов, оперативников, в ряде случаев с привлечением общественников, которым предлагается играть определенные роли, создают ситуации, в которых изучаемое лицо может проявить себя наиболее полно; тем самым достигается цель получения объективной информации. Например, создается ситуация, в которой родственники или знакомые разыскиваемого преступника могут сообщить сведения, свидетельствующие о наличии между ними связи, об их осведомленности о фактах, имеющих отношение к поведению преступника после его уклонения от следствий и суда Это типичная ситуация альтернативного поведения если знает, то скажет, если не скажет, следовательно, не знает. Этим эксперимент отличается от обычного выведывания: последнее рассчитано на получение сведений, заведомо известных соответствующему лицу. Представляется весьма продуктивным применение оперативного эксперимента в целях выявления лидеров ОПФ, что может быть достигнуто искусственным созданием обстановки, в которой проявляются межличностные отношения в группе. В любом познавательном процессе число существенных фактов практически не ограничено и может быть увеличено посредством эксперимента. Это известное гносеологическое положение вполне может быть применено к оперативной разработке и оперативной проверке. Изучение практики свидетельствует о том, что по многим ДОУ ощущается так называемый «информационный голод». Вот тут-то и может помочь эксперимент, создающий условия для появления дополнительной информации, а в итоге для углубленного познания явлений, связанных с преступностью или отдельными преступлениями. При этом происходят последовательная фиксация и контроль за состоянием изучаемых лиц, отношений, изменяющихся под воздействием некоторых фактов, которыми могут управлять оперативники. В оперативном эксперименте проявляется связь чувственного и логического познания, проверяются интуитивно возникающие предположения и знания, извлекаемые из опыта борьбы с преступностью. Эксперимент как метод познания обогащает и наполняет этот опыт новым содержанием. Явления, исследование которых становится предметом ОРД, относятся к категории сложных социальных явлений, имеющих глубокие причины. За ними лежат мотивы человеческих поступков, решений. Все это познать лишь во внешних естественных проявлениях не всегда доступно. Поэтому необходимы отграничение изучаемого явления от других, организация фиксации результатов, искусственное изменение условий деятельности и другие элементы эксперимента, чтобы он стал подлинным методом оперативно-розыскного познания. В таком понимании оперативный эксперимент имеет большие перспективы, ибо общая тенденция совершенствования ОРД развивается по линии углубления в категории причин, детерминант преступного поведения, познания личностных установок и ролевых функций участников формирующихся и действующих ОПФ. § 3. Оперативный эксперимент и провокация Наиболее острой и спорной проблемой теории ОРД являлось разграничение оперативных комбинаций, оперативных экспериментов и провокаций, особенно со стороны агентуры, действующей в преступной среде. Эта проблема имеет давние исторические корни. Еще выдающийся юрист средневековья Чезаре Беккариа различал «выгоды» и «невыгоды» агентурной провокации в борьбе с уголовной преступностью. «Невыгоды, — писал он, — состоят в том, что нация одобряет измену, презираемую даже среди злодеев». По его мнению, преступления, требующие храбрости, менее опасны для нации, нежели порождаемые низостью. А выгоды заключаются в предупреждении важных преступлений, устрашающих народ, когда последствия их ясны, а виновники неизвестны»1^ 1 См.: Беккариа Ч. О преступлениях и наказаниях. - М., 1939. - С. 379-380.) Такая позиция классика юридической науки дала возможность последующим поколениям юристов толковать его мысль полярно противоположно. Так, русские дореволюционные ученые — И.С. Урысон и И.Я. Хейфец, ссылаясь на Беккариа, трактовали ее так: первый — как осуждение провокации, второй, — наоборот, признание ее полезности1. Аналогично мыслили и русские дореволюционные криминалисты. По определению Н.С. Таганцева, агент-провокатор побуждал к преступлению с целью предать совершителя правосудию и подвергнуть его ответственности2. Определение допустимых пределов (и с моральной, и с правовой точки зрения) проведения оперативных комбинаций и оперативных экспериментов, с тем чтобы они не переросли в провокации, остается острой проблемой и в современный период. По общему правилу, побуждение, вызываемое ОРМ, в любом случае не должно провоцировать кого-либо на преступные действия или нарушать законные права и интересы граждан. Но сила воздействия и его направленность в зависимости от характера решаемых задач могут быть различными. Например, если с помощью комбинации необходимо побудить конкретное лицо к отказу от осуществления преступного замысла или приостановлению подготовительных действий, то, чем глубже, сильнее воздействие, тем оно более эффективно, результативно по своим последствиям. Но такие воздействия целесообразно проводить лишь в отношении лиц, как правило, замышляющих совершить преступление впервые, под влиянием сложившейся неблагоприятной ситуации, когда есть убежденность, что с помощью нашего воздействия они твердо встанут на путь честной жизни. Иное дело, когда приходится сталкиваться с субъектом продолжаемых или длящихся преступлений, с теми, у кого антиобщественные взгляды, убеждения и преступные намерения достаточно устойчивы. В этих случаях требуется в максимально короткие сроки не только собрать фактические данные, позволяющие привлечь подозреваемых к ответственности за содеянное, но и не допустить возможности нанесения ущерба. Успешно такие задачи решаются тогда, когда за поведением подозреваемых лиц установлен эффективный контроль, когда известны их намерения и способы действий. Достигнуть этого зачастую удается только с помощью комбинаций по вводу агентов или оперативников в разработку. Чтобы получить от них необходимую информацию, допускается при определении линии поведения участвующих в разработке лиц совершение агентом или оперативником тех или иных действий, лишь имитирующих преступные. С конца 90-х гг. XX в. в практике оперативных подразделений получили распространение оперативные эксперименты, в которых в ходе осуществления целого комплекса ОРМ проводилась имитация (инсценировка) убийств с целью изобличения организаторов этих преступлений. Подробно см.: Урысон И С. Агент-провокатор по действующему уголовному праву. -«Право», 1907, № 32. - С. 2122-2128 и № 33 - С. 2197-2202; Хейфец И.Я. Подстрекательство к преступлению. - М., 1914. - С. 114. В частности, в октябре 2000 г. Красноярский краевой суд вынес обвинительный приговор А. Астахову за организацию заказного убийства директора турфирмы О. Ивановой, убийство которой было инсценировано в ходе оперативного эксперимента, проведенного оперативниками милиции. Для того чтобы убедить заказчика в смерти И., красноярские телеканалы по договоренности с оперативниками даже показали окровавленный пол ее подъезда и носилки, на которых выносили тело человека. Новосибирский областной суд приговорил к четырем годам лишения свободы директора муниципального предприятия «Дом быта» В. Орлова, который собирался расправиться с заместителем председателя городского комитета по управлению имуществом Б. В ходе оперативного эксперимента по имитации убийства Орлов был изобличен в организации преступления. Саратовский областной суд вынес приговор за организацию приготовления убийства С. Цурапову. Решив избавиться от своей подруги, Цурапов стал подыскивать «киллера». Об этом поступила информация в ОВД. В роли наемного убийцы выступил один из оперативников. Поставив в известность потенциальную жертву о подготовке ее убийства, оперативники загримировали ее под труп, сфотографировали, а «киллер» предъявил эту фотографию Цурапову. Сразу после того, как заказчик расплатился с оперативником, он был задержан. Как оценить эти действия с точки зрения вызываемых побуждений у разрабатываемых, ускоряют ли они ход подготовки и совершения преступления, допустимы ли они? Представляется, что правы Н.А. Польской и Л.Д. Гаухман, полагая, что не является провокацией подстрекательство к совершению мнимого преступления (обстоятельства которого выдуманы и оно не может быть осуществлено в действительности), когда иных путей для пресечения преступной деятельности и привлечения виновных к ответственности за совершенное ранее нет. Поскольку наиболее часто оперативные эксперименты проводятся в отношении лиц, вымогающих взятки, либо участвующих в коммерческом подкупе, законодатель ввел жесткие правовые ограничения на проведение такого рода ОРМ, с тем чтобы оно не трансформировалось в провокацию. В уголовном законодательстве предусмотрена ответственность за провокацию взятки либо коммерческого подкупа (ст. 304 УК), под которой понимается «попытка передачи должностному лицу либо лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческих или иных организациях, без его согласия денег, ценных бумаг, иного имущества или оказания ему услуг имущественного характера в целях искусственного создания доказательств совершения преступления либо шантажа». Как отмечает В.П. Малков, общественная опасность провокации взятки либо коммерческого подкупа заключается в том, что такими действиями не только подрывается репутация должностного лица либо лица, выполняющего управленческие функции в коммерческих или иных организациях, но и искусственно создается повод к возбуждению уголовного дела и его производству, тем самым отвлекаются силы и средства органов предварительного расследования от процессуальной деятельности по делам, по которым действительно совершено преступление. Этим и объясняется, что преступление в виде провокации взятки либо коммерческого подкупа отнесено к преступлениям против правосудия (см. Комментарий к УК РФ. - М.: ИНФРА-М-НОРМА, 1996.-С. 701) Рассматриваемое преступление является оконченным с момента попытки вручения должностному лицу либо лицу, выполняющему управленческие функции, лично или через посредника денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно с момента начала непосредственного оказания такому лицу услуг имущественного характера. С субъективной стороны это преступление совершается с прямым умыслом, при этом виновный осознает, что должностное лицо или лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, не знает о том, что ему будут передаваться деньги или иное имущество либо оказываться услуги имущественного характера, и не давало на то согласия, однако, несмотря на это, предпринимает попытку передать их лично или через посредника. Целью действий виновного является искусственное создание видимости наличия доказательств того, что данное должностное лицо либо лицо, выполняющее управленческие функции, было намерено незаконно получить деньги, ценные бумаги, иное имущество, а равно воспользоваться услугами имущественного характера за совершение в связи с занимаемым им служебным положением действий (или бездействия) в интересах дающего эти ценности или услуги. Если это преступление совершено лицом, занимающим государственную должность государственной службы РФ или государственную должность ее субъекта, а равно главой органа местного самоуправления, содеянное должно квалифицироваться по совокупности со ст. 285 УК (злоупотребление должностными полномочиями). Исходя из смысла УК, запрет на провокацию взятки или коммерческого подкупа адресован, прежде всего, субъектам ОРД. Иными словами, допуская проведение оперативного эксперимента в оперативно-розыскном законодательстве, государство вводит в уголовное законодательство жесткие ограничения для недопущения превращения этого ОРМ в провокацию. Вместе с тем в теории уголовного права отмечено, что от провокации взятки либо коммерческого подкупа следует отличать случаи, когда должностное лицо либо лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, требует мзду и она передается ему в целях его изобличения и задержания с поличным. Такие случаи не могут рассматриваться как провокация взятки либо коммерческого подкупа, поскольку, во-первых, передаче денег или иных ценностей предшествует требование об этом от указанных лиц, и, во-вторых, передача вознаграждения производится с предварительным уведомлением об этом сотрудников соответствующих правоохранительных органов. В.Д. Меньшагин указывал, что от провокации взятки следует отличать попытки раскрытия факта взяточничества2. Допуская возможность совершения взяточничества, мы тем самым не создаем искусственно условий, способствующих предложению или получению взятки, не провоцируем эти действия, а создаем предпосылки для обнаружения уже имевших место фактов вымогательства взятки. Иными словами, такие действия не отражаются на решимости подозреваемых совершить преступление вообще. Создается лишь модель реальной ситуации, что позволяет взять под контроль ее развитие, получить изобличающие доказательства, задержать разрабатываемого с поличным. Как отмечается в постановлении Пленума Верховного суда РФ, субъектом провокации взятки либо коммерческого подкупа может быть любое лицо, действующее с прямым умыслом в целях искусственного создания доказательств совершения преступления либо шантажа. Решая вопрос о наличии состава провокации, необходимо установить, не было ли предварительной договоренности с должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческих или иных организациях, о согласии принять предмет взятки или коммерческого подкупа. Лицо, пытавшееся вручить названный предмет, подлежит ответственности за провокацию только при отсутствии такой договоренности и отказе принять предмет взятки. Действия участников ОРМ по активизации поведения объекта мероприятия (например, обсуждение вопроса о передаче предмета взятки в более удобное время для проведения ОРМ), направление его поведения к совершению действий, облегчающих его разоблачение (например, ориентирование преступника на объект, который заранее подготовлен для задержания с поличным и обеспечение при этом безопасного проведения мероприятия), не образует провокации преступления и соучастия в нем. При проведении рассматриваемого ОРМ представляется недопустимым создание таких условий, при которых объект мероприятия лишен возможности избирательности поведения. Представляется недопустимым и побуждение к преступным действиям или вовлечение другого лица в совершение преступления с целью его дальнейшего разоблачения, если у такого лица отсутствовал умысел на совершение преступления. Инициатива на совершение преступления должна исходить только от объекта ОРМ, а не от должностных лиц ОРО или конфидентов. Совершение объектом ОРМ деяния, содержащего признаки конкретного состава преступления, не является основанием для его освобождения от уголовной ответственности. Правомерные действия участников ОРМ, хотя формально они могут содержать признаки состава преступления (например, дачи взятки), не являются преступлением. В частности, не является провокацией взятки или коммерческого подкупа проведение предусмотренного законом ОРМ в связи с проверкой заявления о вымогательстве взятки или имущественного вознаграждения при коммерческом подкупе (см. п. 25 постановления Пленума Верховного суда РФ «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» от 10 февраля 2000 г. № 6). Как отмечает С.Н. Радачинский, на практике использование материалов ОРД по делам о взяточничестве в качестве доказательств зависит прежде всего от способа их получения, содержания, момента поступления в уголовное дело. При оперативном эксперименте оперативные сведения могут являться, по мнению названного автора, лишь поводом для возбуждения уголовного дела. Другое дело, если сведения, полученные оперативным путем, поступили в орган дознания, следователю, прокурору и в суд после возбуждения уголовного дела, в ходе предварительного расследования, тогда в соответствии с п. 3 ст. 7 и ч. 1 ст. 11 ФЗ об ОРД они могут считаться доказательствами. В этих случаях должны быть соблюдены правила о приобщении к делу доказательств, предоставленных уполномоченному органу. Глава 21 СПЕЦИАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫХ МЕРОПРИЯТИЙ § 1. Социальная обоснованность использования специальной техники в оперативно-розыскной деятельности и ее нормативно-правовая регламентация. ОРО. Тенденции развития ОРД таковы, что она все в большей мере становится наукоемкой, опирается на возможности современных информационных технологий и, в первую очередь, на применение специальных технических средств контроля, фиксации и обработки информации. ОРО имеют длительную историю применения самых разнообразных технических средств. В их ряду находятся как распространенные технические средства и системы общего назначения, так и специальные средства и специальная техника, предназначенные для решения специфических задач предупреждения и раскрытия преступлений, розыска скрывающихся преступников. В то же время применение наиболее наукоемких технических средств разведывательного назначения многие годы было прерогативой военных ведомств и спецслужб. Лишь в начале 90-х годов пришло осознание того обстоятельства, что организованная преступность представляет собой настолько мощное и социально опасное явление, что оно достойно применения в борьбе с ним всех средств и методов, которые применяются против вражеских армий и государств. В силу этого в арсенале технических средств особое место заняла специальная техника поисково-разведывательного назначения. Она выступает эффективным инструментом ОРД и используется для скрытого документирования преступных действий или скрытого получения информации, т.е. действий, которые осуществить иным путем невозможно либо нецелесообразно. Научно-технические достижения последних лет стали основой создания широкого спектра технических средств разведывательного назначения нового поколения, обладающих мощными тактическими возможностями: скрытый электронный контроль передвижения объектов в сложных городских условиях; скрытый акустический контроль помещений без размещения в них какой-либо аппаратуры; контроль психофизиологического состояния человека и т.п. Миниатюризация технических средств, применение цифровых методов обработки данных, новых физических принципов действия не только повышают эффективность решения традиционных задач,но и позволяют реализовать принципиально новые, недоступные ранее технологические схемы скрытого добывания информации. Соответственно развивается и усложняется тактика применения специальной техники в ОРД. Принципиально новое обстоятельство, которое необходимо учитывать, подходя к тактике применения технических средств в ОРМ, заключается в том, что отказ от государственной монополии в сфере оборота специальной техники породил проблему ее нелегального распространения и использования. В немалой степени этому также способствовали и произошедшие социально-экономические преобразования, и явное несовершенство соответствующей нормативно-правовой базы. ОРО регулярно выявляют факты нелегального оборота и применения специальной техники. С начала 90-х годов число зарегистрированных случаев нелегальной работы в сетях связи органов внутренних дел, федеральной службы безопасности, министерства обороны увеличилось в тысячи раз. Выборочный анализ состояния оперативной обстановки по ряду регионов РФ (в первую очередь, с высокой плотностью населения и развитыми экономическими инфраструктурами) позволяет выявить устойчивую тенденцию повышения технической оснащенности криминальных структур, и прежде всего ОПФ. Причем, рост технической «вооруженности» происходит в основном за счет радиоэлектронной аппаратуры разведывательного назначения и технических средств организации, подготовки и совершения конкретных видов преступлений. Наличие подобного арсенала техники, характеристики которой часто превосходят соответствующий уровень ОРО, позволяет осуществлять разведывательные и контрразведывательные акции в отношении правоохранительных органов, акты промышленного шпионажа, другие преступления в сфере высоких технологий. Еще одним фактором, оказывающим мощное воздействие на современную тактику ОРД, тактику применения специальной техники разведывательного назначения, является возникновение и бурное развитие в нашей стране рынка специальной техники защиты информации, в том числе электронного противодействия. Сотни фирм предлагают в настоящее время целый спектр импортной и отечественной техники защиты: от простейших индикаторов несанкционированного подключения к телефонным линиям до сложных компьютерных комплексов непрерывного радиомониторинга и современных систем охранного телевидения, сигнализации и управления доступом. Развитие специальной техники разведывательного назначения и защиты информации вызывает необходимость анализа рынка существующих и перспективных моделей технических средств. Любое совершенствование или изобретение нового метода или средства разведки (защиты) закономерно приводит к созданию соответствующего метода или средства защиты (разведки). Анализ практики свидетельствует о том, что повышение замас-кированности и профессионализма действий преступников в современный период, появление новых видов преступлений требуют адекватных мер противодействия. В числе таких мер наибольший эффект дает в совокупности целенаправленное агентурное и оперативно-техническое проникновение в преступную среду. Особо актуально техническое противодействие организованной преступности. Это обусловлено высокой технической оснащенностью ОПФ. Так, из общего числа разоблаченных ОПФ более половины использовали технические средства Количество преступных посягательств, совершенных с использованием технических средств, в конце 90-х гг. постоянно увеличивалось Характерно то, что применяемые преступниками технические средства разнообразны по содержанию и практически все находятся на современном уровне ОПФ активно используют средства связи, приборы видения в темноте, оптические прицелы, устройства звукозаписи, телефоны с определителем номера, электронные записные книжки, радиотелефоны, технические средства информационного противодействия. ОПФ активно изучают специальную технику, посещают соответствующие выставки, выделяют значительные средства для приобретения такой техники Это требует со стороны ОРО адекватного технического вооружения Кроме того, отмечается высокая конспиративность действий ОПФ, активное противодействие участников ОПФ проведению ОРМ по сбору доказательственной информации. Учитывая эти меры противодействия со стороны преступной среды, следует признать, что специальная техника оказывается для ОРО во многих случаях единственным средством поступления необходимой информации об их преступной деятельности. Нормативно-правовая регламентация использования специальной техники в оперативно-розыскной деятельности. ФЗ об ОРД устанавливает, что в ходе проведения ОРМ могут применяться «...технические и иные средства, не наносящие ущерб жизни и здоровью людей и не причиняющие вред окружающей среде». Таким образом, это положение закона фактически определяет как правомочность, так и основное условие применения специальной техники, а именно: безвредность по отношению к человеку и экологии. Вместе с тем, важнейшей особенностью применения специальной техники в ОРД является ориентация на скрытое добывание информации, которое во многих случаях приводит к ограничению конституционных прав человека и гражданина на неприкосновенность частной жизни и жилища, личную тайну, тайну переписки, телефонных переговоров и т.д. Поэтому в ОРД правовому регулированию в первую очередь подвергаются следующие аспекты применения специальной техники: виды специальной техники, допущенные к применению, субъекты и порядок оборота специальной техники; основания, условия и порядок ее применения для решения задач ОРД; направления и порядок использования результатов, полученных с помощью технических средств; категорирование сведений о тактике и используемых моделях специальной техники по уровню доступа. Так, согласно-положениям ФЗ о государственной тайне сведения о возможностях, принципе действия, характеристиках и тактике применения специальной и иной техники, используемых в процессе проведения ОРМ, относятся к категории секретных. Постановление Правительства РФ № 770 от 1 июля 1996 г. вводит «Перечень видов специальных технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации в процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности». В него вошли: 1. Специальные технические средства для негласного исследования предметов и документов. 2. Специальные технические средства для негласного визуального наблюдения и документирования. 3. Специальные технические средства для негласного получения и регистрации акустической информации. 4. Специальные технические средства для негласного контроля за перемещением транспортных средств и других объектов. 5. Специальные технические средства для негласной идентификации личности. 6. Специальные технические средства для негласного проникновения и обследования помещений, транспортных средств и других объектов. 7. Специальные технические средства для негласного контроля почтовых сообщений и отправлений. 8. Специальные технические средства для негласного прослушивания телефонных переговоров. 9. Специальные технические средства для негласного перехвата и регистрации информации с технических каналов связи. 10. Специальные технические средства для негласного получения (изменения, уничтожения) информации с технических средств ее хранения, обработки и передачи. Положение о лицензировании деятельности, связанной со специальной техникой, физических и юридических лиц, не являющих- ся субъектами ОРД, утверждено постановлением Правительства РФ № 770 от 1 июля 1996 г. Этим же постановлением контроль порядка регистрации и учета специальной техники, осуществление лицензирования возложены на ФСБ России и ее территориальные органы. В соответствии со ст. 64 ФЗ о связи операторы, предприятия связи независимо от ведомственной принадлежности и форм собственности обязаны оказывать содействие и предоставлять органам, осуществляющим ОРД, возможность проведения оперативно-технических мероприятий на сетях связи, а также принимать меры к недопущению раскрытия организационных и тактических приемов проведения указанных мероприятий. В развитие этого положения Министерством связи РФ издан ряд приказов, определяющих порядок внедрения и требования к «системе технических средств по обеспечению функций оперативно-розыскных мероприятий (СОРМ)» на объектах проводной и радиосвязи страны. В случае возникновения угрозы жизни и здоровью лица, безопасности РФ в ходе проведения указанных оперативно-технических мероприятий ОРО разрешается проводить изъятие сообщений, а также прерывать предоставление услуг связи. Основания применения специальной техники в процессе ОРД, естественно, совпадают с основаниями для проведения ОРМ. § 2. Понятие, назначение и классификация специальной техники Специальная техника выполняет важнейшую роль в выявлении и документировании преступной деятельности, обеспечении процесса доказывания по уголовным делам. Специальная техника — это специфический вид техники, которая используется сотрудниками различных ОРО в строгом соответствии с формами и методами, установленными для нее законодательством и подзаконными актами. По сути дела, она рассматривается в качестве относительно самостоятельного средства ОРД. Таким образом, специальная техника — это система криминалистических и иных технических средств, используемых ОРО в борьбе с преступностью главным образом негласно при осуществлении ОРМ по, правилам, регламентируемым специальными нормативными актами. < В совокупность названных средств входят специально сконструированные или приспосабливаемые к специфическим потребностям ОРД криминалистические, радиотехнические, химические, оптические, фототехнические, звукозаписывающие и иные технические средства. Практика свидетельствует о том, что с помощью технических средств можно оперативно и надежно получить и фиксировать сведения о конкретных лицах, замышляющих или подготавливающих преступления, а затем принять меры к их пресечению. Анализ опыта работы ОРО показывает, что с помощью специальной техники можно осуществлять: надежное и полное документирование преступных действий подозреваемых и реализацию материалов, полученных в ходе проведения ОРМ, в процессе доказывания по уголовным делам (например, фото- или видеоматериалов и звукозаписей, скрытно полученных отпечатков пальцев рук и т.п.); эффективное проведение ОРМ по выявлению лиц, совершивших преступления, розыску преступников (например, с помощью применения приборов видения в темноте, химических ловушек, средств радиосвязи); своевременное прибытие на места происшествия следственно-оперативных групп (использование средств связи, специального автомототранспорта и др.); обнаружение и фиксацию вещественных и других доказательств в процессе проведения процессуальных действий (применение поисковых приборов, средств акустического и визуального контроля, криминалистической техники и т.п.); должный уровень управления оперативными группами сотрудников путем обеспечения быстрой передачи информации, тесного взаимодействия, мобильности, маневренности (например, при использовании скрытно носимых радиостанций). Классификация специальной техники. Наиболее широко используемой техникой при проведении ОРМ являются: Средства акустического контроля. Эта аппаратура служит для организации скрытого акустического контроля — прослушивания и (или) фиксации речевых сообщений, иных звуков, представляющих оперативный интерес. В состав группы обычно включаются так называемые лазерные системы, электронные стетоскопы, микрофоны с каналами связи, остронаправленные микрофоны, а также устройства фиксации акустической информации: диктофоны, магнито- фоны и т.д. Средства визуального контроля. Они предназначены для скрытого визуального контроля — наблюдения и (или) фиксации визуальной информации, в различных условиях освещенности, как в пределах, так и вне пределов прямой видимости объекта наблюдения. В группу технических средств входят оптико-механические (бинокли, зрительные трубы, монокуляры и т.п.) и электронно-оптические приборы и системы наблюдения (приборы видения в темноте, специальные телевизионные системы), а также аппаратура фиксации визуальной информации: фотокамеры, цифровые камеры, видеозаписывающая аппаратура, видеопринтеры. Средства контроля сообщений технических каналов связи позволяют осуществлять скрытый перехват и/или фиксацию сообщений, передаваемых с помощью практически любых существующих технических систем связи (телефонных, телеграфных, факсимильных, пейджерных, систем сотовой радиотелефонной связи и т.д.) и традиционно представляются двумя классами устройств: снятия информации с проводных каналов связи и с радиоканалов связи. Средства маркировки и выявления объектов. В общем случае с помощью этих средств решаются три основные задачи: идентификацияили аутентификация объектов по наличию или характеристикам метки, определение местоположения объектов и создание условий принудительного эффективного следообразования. В ОРД главным образом используются средства маркировки и выявления объектов с помощью специальных химических веществ, радиоизотопных, инфракрасных и радиопередающих меток. Поисковые приборы. Они предназначены для обнаружения скрытых (скрывающихся) или утерянных объектов, представляющих оперативный интерес. В группу технических средств включаются металлоискатели, газоанализаторы, комплекты для химического экспресс-анализа наркотических, взрывчатых веществ, тепловизоры, эндоскопы, рентгеновские интроскопы. В конце 90-х гг. состав группы расширился за счет разнообразных детекторов, в том числе локаторов нелинейности, с помощью которых можно обнаружить любые скрытые электронные приборы. Анализаторы физиологических стрессов (полиграфы) позволяют с некоторой достоверностью определять эмоциональное состояние человека и на этой основе — степень его откровенности при ответе на поставленные вопросы. Средства оперативной связи, как правило, используются для решения задач обеспечения ОРМ: передачи команд, координации действий участников и т.д. § 3. Основные направления применения специальной техники Для определения основных направлений применения специальной техники необходимо рассмотреть ОРМ, законодательно закрепленные в ФЗ об ОРД. Анализ перечня и практики проведения этих ОРМ позволяет сделать вывод о том, что для повышения эффективности практически каждого из них необходимо применение тех или иных технических средств (см. табл. 1). Так, в большинстве случаев опроса обычно используют звуко-, а при необходимости и возможности и видеозапись. Это обусловливается тем, что по ряду причин опрашиваемый в дальнейшем может отказаться от даваемой им первоначально информации (под угрозой, давлением криминальной среды, из-за корыстных соображений или по другим причинам). При наведении справок в отношении ОПФ довольно часто возникает опасность в утрате или фальсификации, а иногда и в полной замене различных документов, содержащих важную оперативно-розыскную или доказательственную информацию. Если такой опасности и не возникает, то никто не может гарантировать полную сохранность этих документов в их первоначальном виде. По этой причине при изучении документов (в том числе и в архивах) обычно используют средства, предназначенные для негласной фотосъемки документов (фотокопировальные папки, малогабаритные ксероксы, репродукционные устройства и установки, фотоаппараты с удлинительными кольцами и др.). Как известно, такое ОРМ, как сбор образцов для сравнительного исследования, заключается в получении объектов носителей информации, необходимых для последующего изучения, описания и сравнения с ранее добытыми аналогами: следами, предметами, текстами, фотоснимками, жидкостями, продуктами питания, сырьем и т.д. Из содержания мероприятия видна необходимость применения специальной техники. Так, для получения образцов почерка, печати, штампа, мест подделки документов и т.п. рекомендуется использование негласной фотосъемки документов и применение соответствующей фотоаппаратуры. Для получения отпечатков пальцев рук или ладоней может понадобиться применение негласного дактилоскопирования и соответствующих средств (предметов-ловушек, средств прикрытия и т.п.). Таблица 1 Задачи, решаемые с помощью специальной техники в оперативно-розыскном процессе № п/п Вид оперативно-розыскного мероприятия Используемая специальная техника Задачи, решаемые с помощью технических средств 1 Опрос граждан Средства акустического контроля Средства визуального контроля Анализаторы психофизиологических стрессов Акустическое и/или визуальное наблюдение за ходом опроса из укрытия; фиксация его проведения и результатов с помощью аудио- или видеозаписывающей аппаратуры; определение степени правдивости ответов 2 Наведение справок Средства визуального контроля Автоматизированные информационные системы Получение информации, хранимой в ведомственных и вневедомственных базах данных; репродукция документов 3 Сбор образцов для сравнительного исследования Средства акустического контроля Средства визуального контроля Средства негласного дактилоскопирования Фиксация внешнего вида образцов, способов упаковки, мест хранения, акустической информации, дактилоскопических отпечатков 4 Проверочная закупка Средства акустического контроля Средства визуального контроля Средства маркировки, выявления и контроля перемещения объектов Акустическое и/или визуальное наблюдение за процессом закупки из укрытия, фиксация действий разрабатываемых с помощью аудио- или видеозаписывающей аппаратуры; идентификация предварительно маркированных объектов, контроль их перемещения 5 Исследование предметов и документов Средства визуального контроля Поисковые приборы Фиксация мест хранения, способов упаковки, внешнего вида предметов; репродукция документов Поиск объектов, представляющих оперативный интерес 6 Наблюдение Средства акустического контроля Средства визуального контроля Средства маркировки, выявления и контроля перемещения объектов Визуальное наблюдение в условиях различной освещенности в пределах прямой видимости объектов на расстоянии; визуальное наблюдение в условиях различной освещенности вне пределов прямой видимости объектов из укрытия; фиксация внешних признаков лиц, событий, предметов с помощью фото- или видеоаппаратуры Акустический контроль переговоров, иных звуков на открытой местности, в салонах транспортных средств, в помещениях Создание условий принудительного следообразования, идентификация и контроль перемещения объектов 7 Отождествление личности Средства акустического контроля Средства визуального контроля Средства негласного дактилоскопирования Идентификация лиц по признакам внешности, голосу, приметам 8 Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств Средства акустического контроля Средства визуального контроля Поисковые приборы Средства маркировки, выявления и контроля перемещения объектов Средства негласного дактилоскопирования Средства негласного проникновения Скрытое проникновение на объект, фиксация внешнего вида, отдельных деталей обследуемых объектов, визуальное наблюдение результатов обследования из укрытия Акустический контроль объектов Поиск объектов, представляющих оперативный интерес Создание условий принудительного следообразования, маркировка и идентификация объектов Нейтрализация запорных устройств, систем охраны, контроля доступа 9 Прослушивание телефонных переговоров Средства прослушивания телефонных переговоров Прослушивание и/или фиксация телефонных переговоров 10 Снятие информации с технических каналов связи Снятие информации с технических каналов связи Перехват и/или фиксация сообщений, передаваемых с помощью технических систем связи 11 Оперативное внедрение Все виды специальной техники 12 Контролируемая поставка Средства акустического контроля Средства визуального контроля Средства маркировки, выявления и контроля местоположения объектов Средства прослушивания телефонных переговоров Средства снятия информации с технических каналов связи Акустическое и/или визуальное наблюдение за поставкой из укрытия, фиксация действий разрабатываемых с помощью аудио- и/или видеозаписывающей аппаратуры Идентификация и контроль перемещения объектов оперативного интереса Контроль сообщений, передаваемых с помощью технических систем связи 13 Оперативный эксперимент Средства акустического контроля Средства визуального контроля Средства маркировки, выявления и контроля перемещения объектов Средства прослушивания телефонных переговоров Средства снятия информации с технических каналов связи Акустическое и/или визуальное наблюдение за ходом эксперимента из укрытия, фиксация действий разрабатываемых с помощью аудио- и/или видеозаписывающей аппаратуры Идентификация и контроль перемещения объектов оперативного интереса Контроль сообщений, передаваемых с помощью технических систем связи Исследование предметов и документов представляет собой получение информации о: содержании документов, лицах, их исполнивших, способах и средствах размножения и тиражирования, их идентификации; назначении предметов, технологии, времени и месте изготовления, качественных характеристиках и их тождествлении; биологических объектах (кровь, слюна, сперма, волосы и т.д.). Исследование предметов и документов предполагает применение широкого арсенала научно-технических средств и методов, достижений науки и техники, что осуществляется, как правило, специалистами соответствующих подразделений и ведомств. Практика показывает, что у оперативников часто возникает необходимость в экстренных оперативных предварительных исследованиях: например, необходимость в экстренном предварительном исследовании порошка на предмет принадлежности к наркотическим веществам. В этом случае необходимо применение портативного химического набора для экспресс-анализа наркотических веществ. При исследовании документов есть возможность для определения мест подчисток, травления, исправлений, переклеивания фотографий, предварительной карандашной подготовки подписи, залитых чернилами или заклеенных текстов, фотографий и т.п. с помощью портативных ультрафиолетовых осветителей. При обнаружении в документах представляющей оперативный инте