БЛОГ ЯРИНИ ВОЛОДИМИРІВНИ ТАРАСЮК: перший web-сайт в Україні з вивчення ОПЕРАТИВНО-РОЗШУКОВОЇ ДІЯЛЬНОСТІ

 

ОСНОВЫ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

С.С. Малыгин, А.Е. Чечетин Авторский курс лекций Екатеринбург 2001



Содержание Введение Лекция 1. История развития оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел § 1. Становление и развитие уголовного сыска в Российской империи § 2. Развитие оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел и появление ее теории в новой России Лекция 2. Теоретические, правовые и иные основы оперативно-розыскной деятельности, ее задачи и принципы § 1. Теоретические основы оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел и их значение для практики борьбы с преступностью § 2. Оперативно-розыскная деятельность как государственно-правовая функция, ее задачи и принципы § 3. Правовые, морально-этические и психологические основы оперативно-розыскной деятельности Лекция 3. Субъекты оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел и их правовое положение § 1. Подразделения органов внутренних дел, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, их задачи, компетенция. Социально-правовая защита сотрудников § 2. Лица, гласно участвующие в оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел, их правовое положение и формы содействия § 3. Лица, содействующие органам внутренних дел, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, на конфиденциальной основе § 4. Организация содействия граждан подразделениям органов внутренних дел, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, их социальная и правовая защита……………………… Лекция 4. Способы получения оперативно-розыскной информации § 1. Сущность оперативно-розыскных мероприятий, основания и условия их проведения § 2. Оперативно-розыскные мероприятия, требующие судебного решения § 3. Оперативно-розыскные мероприятия ведомственного санкционирования § 4. Несанкционируемые оперативно-розыскные мероприятия Лекция 5. Информационное обеспечение оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел § 1. Криминальные учеты как средство информационного обеспечения оперативно-розыскной деятельности § 2. Учеты иных государственных и негосударственных организаций, учреждений, используемые в информационном обеспечении оперативно-розыскной деятельности Лекция 6. Финансовое, техническое и иное обеспечение оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел § 1. Финансовое обеспечение оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел § 2. Техническое и иное обеспечение оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел Лекция 7. Оперативно-розыскное производство и использование результатов оперативно-розыскной деятельности § 1. Оперативно-розыскное производство как реализация организационно-тактических форм оперативно-розыскной деятельности § 2. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел Лекция 8. Контроль и надзор за осуществлением оперативно-розыскной деятельности § 1. Общие положения контроля и надзора за оперативно-розыскной деятельностью § 2. Ведомственный контроль за осуществлением оперативно-розыскной деятельности § 3. Прокурорский надзор как форма контроля за оперативно-розыскной деятельностью органов внутренних дел Приложение Перечень нормативных актов и других источников, рекомендуемых к изучению Введение Представляемый Вашему вниманию авторский курс лекций является одной из первых работ открытого характера по основам оперативно-розыскного законодательства, адресуемой широкому кругу читателей: слушателям, курсантам учебных заведений МВД России, а также преподавателям, аспирантам и студентам других юридических вузов. История российского уголовного процесса свидетельствует о том, что оперативно-розыскная деятельность (ОРД), предназначенная обеспечивать органы дознания и предварительного следствия необходимой информацией для быстрого и объективного раскрытия преступлений и розыска преступников, осуществлялась в режиме повышенной секретности. С одной стороны, это было оправдано соображениями получения тактического преимущества над преступниками, а с другой стороны, правовая неграмотность, исторически сложившееся недоверие к силовым органам большей части граждан не позволяли им верно воспринимать необходимость применения в борьбе с преступностью негласных сил, средств и методов, что, естественно, в таких условиях приводило к нарушению прав, свобод и интересов того же “электората”. Особенностью курса лекций является относительная “ограниченность” материала в области тактики использования оперативно-розыскных возможностей, приемы которой отнесены к служебным либо государственным секретам. Здесь авторы отсылают читателей-специалистов к ведомственным нормативным актам МВД России и других правоохранительных органов. Основной акцент в работе сделан на раскрытие общих, наиболее важных положений теории ОРД, определяющих ее сущность, роль, значение и место в системе государственно-правовых мер в борьбе с преступностью. Теория, являясь интеллектуальной основой любой профессиональной практической функции, служит фундаментом, в том числе, и оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел. Всякое научное знание объясняет процессы и явления действительности, составляющие предмет его изучения, и вырабатывает предположения об их изменении в перспективе. Многолетний практический опыт специалистов свидетельствует, что эффективность противодействия различным проявлениям преступности зависит от знаний профессионалов в области ОРД, позволяющих правильно ориентироваться в любой обстановке и находить верные решения в самых неожиданных и нестандартных ситуациях. Научные знания о сущности, социальном значении, разведывательной природе, правовых и организационных основах оперативно-розыскной деятельности, вместе с положениями юридической науки, являются одним из необходимых профессиональных качеств сотрудников органов внутренних дел, осуществляющих оперативно-розыскные функции. Необходимо отметить, что осознанное целостное восприятие положений теории ОРД неотрывно от изучения основ административного права и административной деятельности, уголовного права и уголовного процесса, криминалистики и криминологии, а также других юридических наук, используемых в оперативно-розыскной практике. Однако наиболее детальная разработка теоретических и практических вопросов применения негласных методов борьбы с преступностью осуществляется оперативно-розыскной теорией, которая в настоящее время получила активное развитие и накопила немало плодотворных идей. При написании работы учтен и использован опыт подготовки традиционных учебных и учебно-методических пособий по курсу “Оперативно-розыскная деятельность органов внутренних дел”, а также концепция профессора А.Г.Маркушина, обосновывающая возможность и необходимость преподавания основ оперативно-розыскного законодательства даже в неспециализированных юридических вузах. Целиком разделяя мнение о необходимости углубления унификации оперативно-розыскной терминологии, авторы просят специалистов в области теории оперативно-розыскной деятельности учесть ориентированность работы на аудиторию преимущественно “неоперативной” специализации, для которой авторы пытались сохранить язык научного общения, предложенный “первоисточником” - Федеральным законом РФ “Об оперативно-розыскной деятельности”. Авторы глубоко признательны коллегам-ученым Московского, Нижегородского и Омского юридических институтов МВД России, а также работникам практических оперативных подразделений органов внутренних дел за существенную помощь и рекомендации в подготовке настоящей работы. Лекция 1. История развития оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел § 1. Становление и развитие уголовного сыска в Российской империи Для осознания современного состояния предмета изучения, коим для нас является оперативно-розыскная деятельность органов внутренних дел, необходимо тщательное исследование его природы и сущности с исторических позиций, поскольку известно, что без истории предмета нет его теории, а без последней нет и мысли о самом предмете. Академик П.Н.Федосеев отмечает: “В концепции материалистического понимания истории принцип системности мыслится в тесном единстве с историко-генетическим пониманием, с исследовательской методологией, определяемой принципом историзма”[1]. Именно методологический подход позволяет проследить процесс зарождения, становления и развития ОРД органов внутренних дел как системы в целом, так и отдельных ее элементов. Оперативно-розыскная деятельность органов внутренних дел как целостная система разведывательно-поисковых мер с использованием преимущественно негласных сил, средств и методов для борьбы с преступностью возникла не “на пустом месте”, неодномоментно, а прошла значительный эволюционный путь. Зародившись в древности, собираемые и сохраняемые по крупицам, передаваемые последующим поколениям сначала в обычаях, а затем закрепленные в первых судебниках, способы и приемы разоблачения обидчиков, “татей” и других лихоимцев постепенно складывались в правила, в узаконенные государством формы. От практического познания способов борьбы, которое сохранялось на уровне обыденного сознания профессионалов в виде их житейской мудрости, реализуемой в практическом опыте, до разработки как общей доктрины, так и частных теорий науки пройдено несколько самостоятельных этапов, которые составляют историю становления и развития ОРД ОВД. Для получения полного представления об упомянутых этапах воспользуемся результатами исследований ученых историков и юристов[2]. В догосударственный период истории человечества не существовали какие-либо специальные органы, которые бы осуществляли, применяя нынешнюю терминологию, розыск нарушителей общинных порядков, расследование родовых конфликтов или приводили в исполнение санкции, применяемые к злоумышленникам. Конфликты разрешались путем возмещения причиненного вреда, выкупа, но чаще всего - через кровную месть. Среди специфических приемов установления виновного у некоторых народностей бытовал так называемый “допрос жертвы”. По мере расслоения родового общества отдельные старые племенные обычаи теряли силу, другие развивались применительно к новым условиям общественного развития. Это относилось и к обычаям, регулировавшим отношения причинителя вреда с потерпевшим. Разделение первобытнообщинного общества на классы, проявление общественных потребностей, вызвавших зарождение основ государственности, обусловило выделение различных государственных функций, в т.ч. полицейской. Примером тому могут служить ранние государства: уже в Древнем Египте существовала тайная полиция[3], а законы Ману рекомендовали древнеиндийским княжествам вести разведку у соседей[4]. В первых правовых актах древнерусского раннефеодального государства также были закреплены некоторые оправдавшие себя обычаи по “розыску” преступников. Первым более или менее полным “сводом законов” времен великокняжеской династии Рюриковичей стала Русская Правда. В ней имелись и нормы, определявшие порядок расследования преступлений, а точнее, формы досудебных отношений потерпевшего и причинителя вреда. Одной из них был так называемый “свод”, который состоял в инициативном розыске потерпевшим вероятного преступника путем “закличи” - публичного заявления о преступлении в местах скопления сограждан (чаще всего на базарной площади, на “торгу”) и “личного сыска”. “Свод” применялся зачастую при установлении виновного в краже и розыске украденных вещей. Другой формой досудебных отношений между потерпевшим и предполагаемым злоумышленником было “гонение следа”. Оно заключалось в розыске преступника, скрывшегося с места преступления, по оставленным им следам, который осуществляли емцы - поимщики вора, бывшие, судя по всему, первыми сыскными агентами в истории органов, ведущих борьбу с преступностью[5]. Естественно, Русская Правда не дает полной картины организации розыскных действий при раскрытии преступлений в эпоху Киевской Руси. Однако в летописи имеются документы, свидетельствующие, что уже в то время для раскрытия преступлений активно применялись негласные средства. Так, тайные агенты были направлены для разоблачения белозерских волхвов-смердов по княжескому велению воеводой Яном Вышатичем еще в 1071 г. С развитием феодального общества на Руси, ростом имущественного неравенства людей и углублением их классового расслоения функцию активного преследования преступников берет на себя государство, защищая в первую очередь интересы феодалов. Состязательный и обвинительный процессы постепенно начинают вытесняться новыми формами разбирательства преступлений - розыскной и инквизиционный процессы. На начальной стадии развития государственности на Руси специального полицейского аппарата не существовало. Полицейские функции на территории своего княжества осуществлял князь и различные представители его администрации. В основном расследование дел о преступлениях поручалось княжеским вирникам, мечникам, писцам, тиунам, десятским - предшественникам современных следователей или оперативных работников. В их пользу были установлены особые пошлины, а во время расследования они получали содержание (“кормление”) от жителей той местности, где проводили розыскные и иные действия. Усиление феодальной эксплуатации вызвало массовый протест земледельцев, оборачивавшийся бунтами, разбоями, убийствами и другими преступлениями в отношении феодалов и представителей их администрации. Власть отвечала мерами по укреплению основ розыскного процесса и усилению наказания. Законодатель ввел понятие “круговая порука”, т.е. установил коллективную ответственность за преступление. Так, Белозерская уставная грамота 1488 г. возлагала ответственность за душегубство, совершенное в Белозере, на всех жителей посада. По мере формирования и укрепления централизованного феодального государства во главе с Москвой происходит дальнейшее развитие административно-судебных органов, в т.ч. совершенствуется и система розыска преступников, особенно сыскной работы, производимой по делам о государственных преступниках и лихих людях - любых опасных с точки зрения феодального суда преступниках. Этот период отмечен принятием новых законодательных актов: Судебника Ивана III (1497 г.) и Судебника Ивана IV (1550 г.), которые, продолжая закреплять роль государственных органов, определили систему приказов (постоянных ведомств), выполнявших, в том числе, и полицейские функции, зафиксировали становление судебных органов, а затем передали Боярской Думе роль центрального органа государственного управления и суда. Сыск, осуществлявшийся Земским и Разбойным приказами и губными избами на местах, активной формой борьбы с преступностью. Основными формами доказательства, обеспечивающими “обыскание всякими сысками” вины подозреваемых, обвиняемых, становятся: повальный обыск, заключавшийся в поголовном опросе местных жителей территории, на которой проводился розыск; поличное, т.е. изъятие вещественных доказательств “из-под замка”; личное признание, получаемое, главным образом, под пыткой. В 1649 г. принимается новое Соборное Уложение, ставшее первым полным собранием законодательных актов, включавших вопросы государственного, административного, финансового, гражданского, уголовного права и судопроизводства, и действовавшее около 200 лет. В нем нашли отражение и правовое закрепление ранее сложившиеся формы и методы розыскного процесса. Вместе с тем новый свод законов обеспечил расширение сыскной сферы за счет совершенствования системы доказательств. Особое внимание Уложение уделило розыскному процессу по так называемым “государевым делам”, т.е. политическим преступлениям. Не устанавливая точно органов, которые должны были вести производство по таким делам, не излагая процедуру сыска, закон требовал от всех подданных активного участия в изобличении государевых преступников. В соответствии с Уложением производство по государственным делам начиналось, как правило, с извета - своеобразного заявления о совершенном либо готовящемся преступлении. В извете, поданном в письменной форме либо записанном со слов заявителя, обязательно указывалось его имя. В реалии же сыск начинался и по анонимкам - “подметным письмам”. Существенным для розыска по “государевым делам” было правило получить личное признание подозреваемого. Поэтому первостепенное значение при расследовании имели очные ставки изветчика с обвиняемым и особенно пытки. Воеводы и приказные дьяки “доискивались правды” всеми дозволенными и недозволенными методами сыска. Предусматривая широкий круг приемов дознания и сурового наказания, Уложение видит в каждом члене общества действительного или предполагаемого “лихого человека” и спешит застращать его угрозой жестокой кары с тем, чтобы удержать от правонарушения[6]. Институт сыщиков как субъектов общеуголовного сыска в России, учрежденный еще в период межцарствования и ликвидированный в 1627 г. Указом Михаила Федоровича (“Впредь сыщиков для сыску татиных, разбойных и убийственных дел в города не посылать”), вновь учрежден, но уже на постоянной основе. Положение сыщиков было уже выше положения губных старост, которые состояли в их ведении, как и вся земская полиция[7]. С приходом на престол Петра I (1672-1725) были предприняты новые попытки активизации сыскного дела. Для ведения “розысков” по “государевым делам” в 1702 г. создается Преображенский приказ, руководимый князем Ф.Ромодановским. Этот “злой тиран, пьяный по вся дни... скудный в своих рассудках человек, но великомочный в своем правлении”, методами сыска наводил ужас как на простых людей, так и на знатных. Позже функции приказа перешли к Тайных розыскных дел канцелярии. В этот период в России впервые была создана регулярная полиция - специальный аппарат, отделенный от общеадминистративных органов государственного управления. Задачи полицейских органов были по-прежнему многочисленны, но главной из них стала борьба с преступностью. Для совершенствования ее организации неоднократно предпринимались попытки создания централизованных звеньев полицейского аппарата. Определенные полицейские задачи были возложены Петром I на фискальную службу, выполнявшую с 1711 г. функции органа активного контроля, “который должен над всеми делами тайно надсматривать и проведывать про неправый суд”[8]. Чиновники фискалколлегии, созданной для борьбы с казнокрадством, “мздоимством” и “лихоимством”, были наделены правом широко использовать услуги платных осведомителей и доносчиков[9]. Указы Петра, направленные против грабительства и иного посягательства на государственные интересы, призывали всех “от первых даже и до земледельцев” доносить царю о таких фактах, а кто, извещал указ, зная нарушителей, не известит, сам “будет без пощады казнен или наказан”[10]. Таким образом, сыск и допрос “превращались в ремесло, в заработок и вместе со штрафами грозили стать самой деятельной охраной права и порядка, даже благопристойности”[11]. В 1715 г. в Петербурге была утверждена полицейская канцелярия, которую в 1718 г. возглавил генерал-полицмейстер, руководивший всей полицейской службой в столице. После смерти Петра I, в 1730 г., был создан Сыскной приказ, а в 1746 г. - Особая экспедиция по делам воров и разбойников. Оба учреждения просуществовали недолго. Деятельность сыщиков определялась рядом правовых актов: Указом Сената “О беспрепятственном розыске, преследовании сыщиками воров, разбойников и их сообщников” (1711 г.), Регламентом главного магистрата (1721 г.)[12], Учреждением о губерниях (1775 г.)[13], Уставом благочиния или полицейским (1782 г.)[14]. Однако борьба с общеуголовной преступностью не отличалась разнообразием методов сыска. Кроме уже перечисленных приемов дознания, они использовали обнаружение “воровской рухляди” (вещественных доказательств), анализ “язычной молки” - слухов. Рост преступности во многих развитых странах вызвал отрицательные изменения в экономической и социальной жизни общества, что заставило правоохранительные органы прибегнуть к использованию в борьбе с преступностью специальных мер поискового характера. Родоначальником их применения считается Эжен Франсуа Видок - начальник тайной полиции Парижа. Он разработал и с успехом реализовал в уголовном сыске такие методы, как осведомительство, негласное наблюдение, организация притонов-ловушек и другие приемы[15], позволяющие обнаружить преступников, которые не могли быть изобличены обычными способами. В российском уголовном сыске, в отличие от политического сыска, осуществлявшегося чиновниками Тайных розыскных дел канцелярии, ведущими сыск по “государевым делам”, негласные методы применялись крайне редко. А с приходом к власти Екатерины II (1762 г.) институт сыщиков как зачаток уголовного сыска был упразднен, а его функции отошли местным органам общей полиции. С передачей полицейских функций в Управы благочиния (1782 г.) сыск и дознание стали осуществляться частными приставами, которые действовали преимущественно личным сыском, изредка используя информацию случайных или постоянных осведомителей из местных жителей. Такие контакты были основаны на сугубо личных отношениях и документально не оформлялись. Применение перечисленных методов сыска каким-либо нормативно-правовым актом закреплено не было. В период серьезной реформы российских органов государственного управления в 1802 г., когда его центральными звеньями стали министерства, одним из первых было создано Министерство внутренних дел. Ведущей функцией министерства стало обеспечение “государственного порядка и общественного спокойствия”. Эти меры были своевременны, но недостаточны. К тому времени по числу совершенных преступлений Россия занимала одно из первых мест не только в Европе, но и в мире. Столь высокий уровень преступности не мог не нарушать установленный господствующими классами и поддерживаемый государством порядок. Однако решение этой проблемы не рассматривалось царским правительством в качестве первоочередной задачи, и вся тяжесть борьбы с зарождавшейся профессиональной преступностью ложилась на наружную полицию. Аппарата, вооруженного специальными средствами и методами выявления и раскрытия общеуголовных преступлений, по-прежнему не было. Основной правовой базой борьбы с преступностью становится изданный в 1832 г. Свод законов Российской Империи, который, по выражению современника, “представлял собой бессвязное собрание самых разнородных и разновременных постановлений, механически сливших воедино статьи Уложения царя Алексея Михайловича, указы Петра”. В соответствии со Сводом, состоявшим из двух частей - законов “О преступлениях и наказаниях вообще” и законов “О судопроизводстве по преступлениям”, на полицию возлагалось осуществление следствия и исполнение приговора. Предварительное следствие, в т.ч. и розыскные действия по делу, начинались при наличии определенных законом поводов. Одним из них было собственное усмотрение полиции. Право ведения расследования по уголовным делам законодательство предоставляло весьма широкому кругу должностных лиц и органов: от нижних земских судов, различных присутствий (полицмейстер, частный и следственный приставы) до особых чиновников, выделяемых МВД, либо комитета, состоявшего из чиновников различных ведомств и возглавляемого офицером жандармского корпуса. По-прежнему важное значение в процессе расследования придавалось получению собственного признания подозреваемого. Хотя закон и требовал “обнаруживать истину через тщательный расспрос и внимательное наблюдение и соображение слов и действий подсудимого”, в реальной практике розыскного процесса допускались “безотчетный произвол, легкомысленное лишение свободы, напрасное производство обысков, неумелость и нередко желание “покормиться”, “выслужиться”... бывали случаи добывания доказательств истязаниями и приемами замаскированной пытки”[16]. Упоминание об использовании в сыске специальных методов можно обнаружить в Инструкции следственной комиссии Третьего отделения[17], которая была создана на месте Особой канцелярии МВД в 1826 г. для “разбора” пойманных особыми средствами воров, мошенников и беглых каторжников. “Специальные средства” составляли приемы, схожие по содержанию со способами, разработанными Видоком. Кроме того, для выявления и разоблачения преступников использовался специальный штат нижних полицейских чинов, которые производили поиск, искусно маскируясь под различные категории правонарушителей или обывателей[18]. В Наказе полиции о производстве дознания по происшествиям, могущим заключать в себе преступление или проступок (утвержден в 1860 г.), и в Уставе уголовного судопроизводства (1864 г.) на полицию возлагалось осуществление дознания, но ни смысл, ни содержание, ни объем понятия “дознание” ни в одном из этих документов не были раскрыты[19]. В качестве одного из способов дознания предлагалось проведение “розысков”. В юридической литературе того периода присутствовали разные точки зрения на понятие дознания и пределов его оперативно-розыскного обеспечения. Одни полагали, что целью дознания (т.е. уголовного розыска) является только “обнаружение преступного характера происшествия”, а дальнейшие меры по установлению и изобличению преступников - дело следователя[20]. Другие были убеждены: “дознание направляется на исследование дела для обнаружения виновника и его виновности”[21]. Третьи предлагали различать дознание в широком и узком смысле слова. В первом случае - это все первоначальное производство, включая розыск (т.е. оперативно-розыскные меры), во втором - собирание признаков одного преступления “для указания преступника”[22]. Какое содержание вкладывал законодатель в это понятие, оставалось неясным и после издания Устава с комментариями[23]. В связи с этим известный русский юрист Н.Селиванов отмечал: “...Раз между окончанием преступления и началом действительного розыска протек сравнительно большой промежуток времени - и очевидность доказательств исчезает, является туманная область гадательных предположений и в 9-ти из 10-ти случаев приходится довольствоваться упованием, что виновные подвергнутся каре Божьей, а дело сдать в архив”[24]. В то же время необходимо отметить, что уголовный сыск уже выделялся как самостоятельная форма участия полиции в раскрытии преступлений, причем выступал в качестве основной части дознания. А.А.Квачевский пишет, что “розыск - один из способов производства дознания, направленный к скрытому и тайному преимущественно установлению и указанию преступника”[25]. Статьи Устава уголовного судопроизводства говорят о некоторых приемах производства оперативно-розыскного дознания: “В производстве дознания полиция все нужные ей сведения собирает посредством розысков, словесными расспросами и негласным наблюдением, не производя ни обысков, ни выемок в домах”[26]. Таким образом, можно сделать вывод о том, что в указанный период применение полицией таких оперативно-розыскных методов, как личный сыск, разведывательный опрос, скрытое наблюдение, уже предусматривалось, предусматривалось получение сведений из неофициальных источников способом, при котором обеспечивается полное неведение лиц, в отношении которых эти действия производятся. Более того, в развитие указанных положений законодатель в ст.254 Устава уголовного судопроизводства предписывает: “...в сомнительных случаях они обязаны собрать сведения посредством негласного полицейского разведывания”. Каких-либо сроков негласного дознания, производимого полицией, установлено не было, что, безусловно, сказывалось на законности его проведения. Быстрый рост преступности и отсутствие сколь-либо эффективных средств противостояния ей вынудили царских чиновников предпринять более радикальные шаги. В 1866 г. при канцелярии полицейского управления Санкт-Петербурга была создана первая небольшая сыскная часть под руководством И.Д.Путилина[27]. В ее составе было 22 сыщика. Так Петербургская сыскная часть стала прообразом службы уголовного розыска в России. Тем не менее, ни организация сыскной части, ни использовавшиеся методы сыска, в т.ч. и негласные, не были нормативно урегулированы, не было на тот момент и квалифицированных сыщиков. Поэтому на первых порах большая часть сотрудников была занята работой по сбору сведений о преступных элементах города, их учетом и регистрацией. Об этом свидетельствует и отчет петербургского обер-полицмейстера Ф.Ф.Трепова за 1867 г., в котором подчеркивалось, что для начала работы сыскного отделения в течение года было собрано 20 тыс. справок о судимых, лицах, причастных к уголовным преступлениям, о разыскиваемых, о тех, кому по различным причинам запрещалось жить в столице, и о других “интересных” для полиции людях[28]. Первый, весьма серьезный ведомственный документ - Инструкция полицейским урядникам, осуществлявшим дознание в уездах (утверждена МВД 17 июля 1878 г.), предписывала собирать необходимые сведения негласно, пользуясь знанием жителей своего участка, стараясь не возбудить никакого подозрения или недоверия[29]. Какого-либо учета таких сведений не было (см. Приложение 1). В указанный период были сделаны попытки теоретического обобщения практики борьбы с неочевидными преступлениями и выработки на его основе рекомендаций по оперативно-розыскным приемам ведения дознания. В нормативной форме закрепляются соответствующие силы, средства и методы, их содержание и порядок применения. На уровне дискуссий определяются контуры предмета уголовного сыска, формируется понятийный аппарат. Появляются узнаваемые в настоящее время термины: сыск, розыск, поиск, осведомительство, маскировка, негласное дознание, сведения, полученные от осведомителей, осмотр личности, обходы, преследование, учеты, негласный и гласный расспрос и др. История уголовного сыска до 1866 г. интересна тем, что именно тогда были заложены основы будущей системы оперативно-розыскной деятельности. В правительстве окончательно сформировалось мнение о необходимости и целесообразности организации специальной полицейской службы - сыскной полиции. Устойчивый рост преступности вынудил МВД к 1907 г. создать и расширить сеть сыскных подразделений в составе Департамента полиции при канцеляриях обер-полицмейстеров, полицмейстеров и градоначальников[30] в Киеве, Риге, Одессе, Тифлисе, Баку, Ростове-на-Дону и других крупных городах страны. Но это были еще далеко не те сыскные аппараты, которые могли дать ощутимые результаты в борьбе с преступностью, поскольку их организация, формы и методы работы не были урегулированы, несмотря на то, что их структура и функции определялись весьма широким перечнем нормативных актов: Общим учреждением губернским[31], Уставом о предупреждении и пресечении преступлений[32], Уставом уголовного судопроизводства[33], Общим уставом счетным[34] и рядом других, в т.ч. ведомственными документами МВД. По-прежнему политический сыск опережал в этом плане сыск уголовный. Здесь была четко организована регистрация “неблагонадежных” с их точными приметами. Необходимо отметить, что архив Третьего отделения “Собственной Его Императорского Величества канцелярии” не только сыграл значительную роль в становлении и упрочении политической полиции, но и существенно повлиял на дальнейшее развитие системы учетов уголовного сыска. В компетенцию Третьего отделения входил и сбор информации: о всех лицах, под надзором полиции состоящих; об известных “открытиях” по фальшивым ассигнациям, монетам, штемпелям и документам; о всех без исключения происшествиях. Вся информация о событиях систематизировалась и обобщалась в специальных таблицах[35]. Жандармерия первой, уже в конце 50-х гг. XIX в., стала применять для учета своих поднадзорных и фотографию. В полиции же первое фотографическое бюро было открыто в Петербурге лишь в 1862 г. Вслед за этим полицейские кабинеты фотографии организуются при наиболее крупных полицейских управлениях. С накоплением снимков из них стали формировать удобные в пользовании альбомы, располагая фотографии регистрируемых в алфавитном порядке. А первое в России регистрационное бюро было создано при столичной сыскной полиции в 1890 г. К 1892 г. в различных городах империи было открыто “для лишения рецидивистов возможности скрывать свою прежнюю судимость, равно для констатирования подозрительных лиц, желающих утаить свое прошлое и свое действительное звание”, по различным оценкам, 10-12 станций (бюро). В полицейских нормативных актах нашли отражение предложения известного русского юриста Б.Баршева об использовании розыскных объявлений - своеобразного прообраза сегодняшних розыскных ориентировок. В одном из них говорилось, что в случае незнания места пребывания обвиняемого или его побега суд по представлению судебного следователя, предложению прокурора или собственному усмотрению выносит распоряжение о помещении в сенатских объявлениях и губернских ведомостях статьи о розыске[36]. В практику российского уголовного сыска активно внедряются криминалистические методы. Циркулярным распоряжением МВД от 9 апреля 1907 г. в Департаменте полиции было создано Центральное регистрационное бюро. Уже к 1908 г. в губернских и других крупных городах, а также в тюрьмах функционировало 69 дактилоскопических бюро. Тем не менее дактилоскопия оставалась пока лишь вспомогательным средством. Теперь регистрация лиц, проходивших по полицейскому ведомству, проводилась по фотоснимкам, дактилоскопическим оттискам и описанию по методу словесного портрета. На каждого зарегистрированного изготавливались: 1) основная регистрационная карта с 3 фотоснимками и дактилоскопическими оттисками в 2 экземплярах (второй экземпляр предназначался для Центрального регистрационного бюро); 2) снимок для фотоальбома преступников; 3) алфавитная карточка; 4) специальная карточка с фотоснимком - на профессиональных преступников[37]. Необходимость специального отбора и учета нужной информации потребовала создания, кроме упомянутых, новых регистрационных кабинетов и бюро (сначала в Петербургском сыскном отделении, а позднее и в других городах), т.е. новых учетных подразделений. Одно из них - особый стол[38] (1902 г.) - концентрировало сведения об извозчиках, служащих многочисленных питейных заведений, швейцарах и дворниках, наиболее “благонадежные” из числа которых оказывали полиции значительные информационные услуги[39]. Это был совершенно новый вид учетов, выходящий за рамки традиционной уголовной регистрации, поскольку использовался и для организации негласной работы. Полицейская служба России к этому времени представляла собой сложную организацию без единой и четкой законодательной регламентации. Входящие в ее состав различные подразделения образовывались разновременно, под влиянием сиюминутных потребностей, чем “в общем-то и объяснялась ее многосложность”, бюрократичность и иерархичность[40]. Анализ нормативных документов, регламентировавших деятельность общеуголовной полиции, и практики сыска в период по 1908 г. позволяет сделать следующие выводы: в случае обострения оперативной обстановки закон разрешал полицейским подразделениям прибегать к помощи местного населения и воин- ских частей; деятельность действовавших сыскных подразделений единым российским нормативным актом не регулировалась. Решение вопросов сыска было отдано на откуп местным органам полиции; в процессе уголовного сыска использовались сведения, полученные от информаторов из числа “подозрительных” лиц; специальной подготовки сотрудников сыскных подразделений не осуществлялось, что вело к крайне низкой эффективности сыскной работы (дела прекращались за необнаружением виновного, а преступники освобождались от уголовной ответственности по реабилитирующим основаниям); децентрализация системы уголовного сыска ограничивала деятельность сыскных аппаратов пределами обслуживаемой территории, уровень взаимодействия с сыскными подразделениями других местностей был крайне низок; усилия по созданию единой системы “тайного осведомления” не подкреплялись достаточными правительственными субсидиями, вследствие чего в дознании часто использовалось рукоприкладство[41]. Высокий уровень общеуголовной преступности, полная несостоятельность уголовного сыска, признанная на всех полицейских уровнях, привели к необходимости преобразования полицейского аппарата Российской империи. Закон об учреждении сыскной части в полиции России, после обсуждения в Думе, был утвержден царем 6 июля 1908 г.[42] (см. Приложение 2). По этому закону сыскные подразделения четырех разрядов были образованы в составе полицейских учреждений во всех губернских и крупных городах[43]. По замыслу правительства сеть сыскных отделений, подчиненных местному руководству, должна была работать по однородной системе регистрации и розыска, имея единый центр информации. С этой целью в Департаменте полиции еще в марте 1908 г. было открыто так называемое Восьмое делопроизводство, в функции которого входило создание и организация деятельности Центрального регистрационного бюро. Однако идея децентрализованного уголовного сыска, когда сыщики приспосабливались к общерозыскной работе в пределах своего округа, а не специализировались на определенных сыскных функциях, победила. Таким образом, оставшись без центра управления и информации, жестко привязанные к единому району действия, чины сыскной полиции могли рассчитывать только на собственные силы[44]. В довершение всему отсутствовали специалисты в руководстве сыскных подразделений, т.к. 75% лиц, возглавивших вновь созданные отделения, составляли бывшие участковые и становые приставы, их помощники и даже околоточные надзиратели. Профессиональный уровень этой категории полицейских чиновников, как правило, не соответствовал требованиям, предъявляемым к начальнику сыскного отделения[45]. 9 августа 1910 г. Министерство внутренних дел, которое возглавлял А.П.Столыпин, утвердило инструкцию чинам сыскных отделений, предусматривавшую в числе задач сыскных отделений негласное расследование преступлений общеуголовного характера (см. Приложение 3). Одновременно устанавливалась структура отделений, отразившая основные методы их деятельности. Один из отделов проводил работу по выявлению преступников и их разоблачению с помощью негласной агентуры (внутреннее наблюдение), вербовавшейся из представителей преступного мира, скупщиков краденого, хозяев воровских притонов, проституток. Кроме того, сыскная полиция пользовалась услугами лиц, которые по роду своих занятий имели возможность вести наблюдение за многими лицами, - старьевщиков, разносчиков, посыльных, дворников, извозчиков, железнодорожных служащих. Наружное наблюдение осуществлялось посредством филеров - штатных чинов, специализировавшихся на ведении оперативного наблюдения за лицами, заподозренными в преступлениях. В специальном отделе - оперативно-регистрационном бюро - должна была проводиться работа по использованию в сыске достижений криминалистики, объединяющая все формы учетов. На бюро были возложены функции регистрации преступников, выдачи справок о судимости. Учеты формировались теперь не только за счет сведений, носящих процессуальный и административный характер, но и за счет данных, полученных оперативным путем сыщиками наблюдения. В целом пространная инструкция, по свидетельству современников, была “изложена так туманно, что... сыск поставлен в такие рамки, которые не дают возможности бороться с возрастающей год от года преступностью”[46]. Дело усугублялось еще и тем, что некоторые параграфы инструкции трактовались так, что позволяли прокурорам, вместо заслушивания чинов сыскных отделений о результатах оперативной деятельности, самим браться за неизвестную им работу и причинять ей этим ущерб. В период 1911-1912 гг. Департамент полиции, встревоженный неудовлетворительным состоянием организации сыскного дела, провел целый ряд инспекций в полицейских органах. В итоге констатировалось, что приход к руководству сыскными отделениями представителей общей полиции привел к тому, что новое оборудование оказалось никому ненужным, труды и денежные средства, затраченные министерством в 1908 г. на организацию сыска в России, не привели к желаемым результатам. Научный сыск стал терять свое значение[47]. Начальник Петербургского сыскного отделения так описывал тогдашний контингент секретных сотрудников: “Негласных агентов приходится иметь во всех слоях общества. Как при посредстве отбывших наказание за кражи и отпущенных на свободу возможно узнавать места сбыта похищенных вещей, разные воровские притоны и сборища, известные воровские клички воров и пр., так равно собирание секретных справок о разного рода личностях возможно иметь только при посредстве негласных агентов. Через них же получаются сведения о приезжающих из других городов шулерах и членах воровских и других шаек. Во всех увеселительных заведениях, гостиницах, трактирах, постоялых дворах должны быть агенты среди прислуги. Разные общественные и частные учреждения, банки, страховые общества и прочие также не могут быть оставлены без наблюдения тех же негласных агентов”[48]. Состояние преступности в России к началу первой мировой войны достаточно убедительно характеризуют такие цифры: начиная с 1898 г. по делам, рассмотренным в общих судебных установлениях, рецидив составлял 22-23%, в 1905 г. - 27%, в 1907 г. - снижение за счет осужденных по политическим мотивам, в 1909 г. - 19,5%, в 1910 г. - 21,4%. Резко возросло количество осужденных. Так, если в 1903 г. общими судами было осуждено 53469, мировыми и административно-судебными установлениями - 66726 человек, то в 1910 г. - соответственно 88478 и 86247 человек[49]. Реальность требовала новых, более радикальных реформ. Назревшие проблемы уголовного сыска стали причиной первого съезда начальников сыскных отделений, открывшегося 26 июня 1913 г., где обсуждались перспективы развития розыскного дела в России[50]. Предложенные съездом реформы коснулись регистрации преступников, правил установления неизвестных лиц и циркулярного розыска[51], а также профессиональной подготовки служащих сыскной полиции. Введение и распространение новых форм учета криминальных событий было затруднено, так как часть документов “полицейского” законодательства не только не вносилась в Свод законов, но даже не публиковалась. Тем не менее к началу революционных событий 1917 г. в российской сыскной полиции сложилась достаточно стройная система учетов, основную роль в которой играли справочные бюро сыскных отделений, включавшие: 1) полицейскую фотографию с антропологическим и дактилоскопическим кабинетами, где велось также и описание примет преступников по методу словесного портрета; 2) карточную регистратуру с фотографиями, антропологическими и дактилоскопическими данными (два экземпляра этого документа направлялись из периферийных органов в центральную справочно-регистрационную картотеку Центрального регистрационного бюро Департамента полиции); 3) картотечный розыскной алфавит; 4) справки о судимости и сведения о лицах, содержащихся в местных тюрьмах; 5) альбом преступников и лиц “порочного поведения” по категориям преступлений (дубликаты фотографий высылались в Центральное регистрационное бюро, где велся единый централизованный фотоальбом). Так, в музее Петербургской сыскной полиции хранились фотоальбомы преступников, подразделенных более чем на 30 категорий. Из них только лицам, наживающимся за счет краж, было отведено 16 разделов: а) воры-гастролеры, б) карманные воры, в) воровки-проститутки, г) воры чердачные, д) воры по передним, е) воры магазинные, ж) воры со взломом квартир и магазинов, з) воры с использованием обмана, к) простые воры, л) воры-прислуги, м) воры велосипедные, н) воры железнодорожные, о) конокрады, п) хипесники (лица, обкрадывающие мужчин, приводимых проститутками на квартиру), р) скупщики краденого, с) притоносодержатели воров и пр.[52]; 6) коллекцию почерков, орудий преступлений, воровских инструментов, мошеннических приспособлений и прочего инвентаря; 7) сведения по текущим наблюдениям; 8) газетные вырезки и сведения об интересующих полицию лицах и событиях. После реформы сыскные ведомости стали выпускаться Центральным регистрационным бюро еженедельно, а в случаях, “не терпящих отлагательств”, - через несколько часов по получению сведений о необходимости розыска. После создания сыскных отделений встал вопрос о профессиональной подготовке их работников. В августе 1908 г. в Петербурге были открыты двухмесячные курсы для начальников сыскных отделений. Программа курсов включала в себя довольно широкий круг дисциплин: государственное и полицейское право; уголовное право; судебная медицина; методы регистрации преступников; приемы уголовного сыска; приемы самообороны; ознакомление с оружием и взрывчатыми веществами; ознакомление с гримом и переодеванием; тайнопись преступников (шифры и дешифровка); разбор выдающихся сыскных дел; практика дознания; практика розыска и выслеживания преступников и др. В этот же период была открыта первая школа работников уголовного сыска во Владимире. Курсы давали возможность повысить квалификацию части сотрудников, но это не решало проблемы в целом, что позволяло специалистам сделать вывод: отсутствие знаний - общая полицейская “хроническая болезнь”. Поэтому в 1913 г. на Всероссийском съезде сотрудников сыскной полиции остро обсуждался вопрос об открытии курсов и школ для чинов сыскной полиции. Уже говорилось, что политический сыск в России значительно превосходил общеуголовный и организационно, и технически. Практически все научные методы регистрации и учета пришли в уголовный сыск намного позже - или уже пройдя апробацию в политических полицейских структурах, или зародившись в их “кухне”. Несмотря на то, что охранным отделениям[53] предписывалось или разрешалось значительно больше того, что позволялось сыскной полиции, определенное положительное влияние на организацию и тактику ее деятельности они все же оказывали. Это проявлялось и в преемственности методов, и в технике уголовной регистрации, и, особенно, в организации зарождавшихся оперативных учетов, поскольку большая часть учетов, использовавшихся “охранкой”, носила именно оперативный характер. Последнее, в первую очередь, касалось учета лиц, представляющих оперативный интерес, сведений о их преступной деятельности, дел их разработки, похищенного или утраченного имущества (вещей, документов), а также граждан, оказывающих полиции помощь на конфиденциальной основе, и передаваемой ими информации. Таким образом, уголовный сыск в Российской империи, несмотря на определенные организационные недостатки, явился основой для создания уголовного розыска в послереволюционной России. Практика борьбы с преступлениями, совершаемыми в условиях неочевидности, требовала не только обоснования необходимости разведывательно-поисковых негласных форм деятельности, но и разработки конкретных оперативно-розыскных рекомендаций, теоретического осмысления предшествующего опыта и выработки на этой основе новых тактических приемов. § 2. Развитие оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел и появление ее теории в новой России Переход к советскому этапу развития правоприменительных органов тесно связан с революционными событиями февраля-октября 1917 г. - свержением самодержавия и переходом власти сначала к Временному, а затем к большевистскому правительству. Сыскную полицию и “охранку”, разгромленные во время февральских событий, Временное правительство пыталось “оживить” под видом “народной милиции”. Однако это были “косметические” меры, а название не отвечало сущности - она не служила интересам трудящихся, поэтому 28 октября (по старому стилю) 1917 г. Народный комиссариат внутренних дел (НКВД) РСФСР принял декрет “О рабочей милиции”[54]. Созданной 7 декабря 1917 г. Всероссийской чрезвычайной комиссии (ВЧК), во главе с Ф.Э.Дзержинским, было поручено вести борьбу не только с контрреволюцией, но и с наиболее опасными уголовными преступлениями, однако это не решало всех задач установления правопорядка и законности в такой огромной стране, как бывшая Российская империя. Преступность этого исторического периода отличалась уголовным “профессионализмом”, большой распространенностью особо опасных преступлений, тайным характером их приготовления и совершения, сокрытием следов. Естественно, что наиболее эффективным средством борьбы с преступностью могли быть негласные методы выявления и изучения антиобщественных элементов. Столь ненавистные прогрессивным слоям общества приемы и методы царских уголовной и политической полиции еще до событий 1917 г. в условиях противостояния самодержавия и оппозиционных (революционных) партий были приняты последними на вооружение. С приходом большевиков к власти создаваемые ими органы особого назначения были вынуждены прибегнуть к оперативно-розыскной деятельности как самостоятельному направлению борьбы с преступностью, имеющему непроцессуальный (преимущественно, негласный) характер. Для успешной борьбы с преступностью требовалось хорошо организованное применение негласных средств и методов: возникла необходимость в разработке общих принципов и правил разведывательной деятельности. Под руководством Ф.Э.Дзержинского были разработаны положения и инструкции, предусматривавшие использование как негласных, так и гласных методов и средств. Важную роль в правовом регулировании негласной деятельности по борьбе с преступностью сыграла 1-я конференция ВЧК, состоявшаяся в июне 1918 г. На конференции были приняты три нормативных документа: “Инструкция по борьбе со спекуляцией”, циркуляр “Обязанности работающих по политическому розыску” и памятка “Что должен помнить каждый комиссар, следователь, разведчик, работающий по розыску”[55]. В целях создания профессионального аппарата, способного одолеть массовый рост бандитизма, краж и других тяжких преступлений, в октябре 1918 г. НКВД и Народный комиссариат юстиции (НКЮ) РСФСР приняли “Инструкцию об организации Советской рабоче-крестьянской милиции”, которая учредила Главное управление милиции с рядом структурных подразделений[56]. Первой службой в системе органов внутренних дел, взявшей на вооружение разведывательные методы борьбы с преступностью, стал уголовный розыск, Центральное управление которого (Центророзыск) было учреждено 5 октября 1918 г. Коллегией НКВД было принято “Положение об организации отделов уголовного розыска”, в котором отмечалось, что эта служба создается “для охранения революционного порядка путем негласного расследования преступлений уголовного порядка и борьбы с бандитизмом”[57]. Центророзыск состоял из двух основных частей. Одна из них называлась активной частью и занималась производством дознания, другая - секретной, осуществлявшей негласные мероприятия. Такая структура аппаратов уголовного розыска сохранялась до 30-х гг. Одной из первоочередных задач органов милиции и ВЧК, особенно важной для оперативно-розыскной деятельности, была организация информационной работы, в т.ч. и уголовной регистрации, на научной основе. Однако эта работа была крайне затруднена. Те немногие научно-технические средства, которые достались советскому уголовному розыску от дореволюционных полиции и жандармерии, не могли использоваться, т.к. основная их часть была приведена в негодность, а дактилоскопические бюро и фотографические лаборатории почти полностью уничтожены. Активное участие в ликвидации регистрационных карточек и других материалов часто принимали наиболее заинтересованные лица - уголовные преступники[58]. Создавшуюся ситуацию можно зримо представить из отчета Центророзыска: “При политическом перевороте почти везде были уничтожены имевшиеся при прокурорах судебных палат кабинеты научно-судебной экспертизы, во многих бывших розыскных отделениях также уничтожены регистрационные материалы, нарушена дальнейшая дактилоскопическая и фотографическая регистрация, много старых служащих розыска ушло, штаты пополнены новичками и, несмотря на царящую во многих местах уголовную анархию, разбой “среди белого дня”, безумно дерзкие кражи, борьба с преступностью приняла какой-то кустарный характер...”[59] Первые шаги Центророзыска по организации разведывательно-информационной работы можно проследить по его следующим решениям только конца 1918 - начала 1919 гг. 10 октября в губернские управления милиции направлены два циркуляра: в первом из них органам уголовного розыска предлагалось в течение месяца представить фотографии всех без исключения преступников, во втором - предписывалось в двухнедельный срок выслать в Центророзыск подробные списки разыскиваемых лиц, подлежащих задержанию, и, впредь, предоставлять такие списки по мере поступления требований о розыске[60]. 14 октября начальник Центророзыска предложил создать в Москве трехмесячные курсы для работников уголовного розыска, где они могли бы обучаться основам советского законодательства, научным способам раскрытия преступлений, фотографической и дактилоскопической регистрации[61]. В связи с этим в документах Главного управления милиции подчеркивалось: “...настало время поставить дело сыска на научную основу и создать кадры действительно опытных работников, научных специалистов”[62]. Старые методы сбора и использования информации были отвергнуты, а новых способов и приемов оперативно-розыскной деятельности еще не было выработано (например, опросные листы, картотечный учет преступлений и лиц, их совершивших, были заменены произвольными докладами с мест), поэтому и материалы уголовной регистрации применялись примитивно. Наиболее распространенным способом предупреждения и раскрытия преступлений были облавы, в результате которых задерживались подозрительные лица, изымалось большое количество вещей. Затем и лица, и вещи проверялись по имеющимся материалам регистрации. Недостаток оперативной информации ощущался не только на тактическом, но и на управленческом уровне. В связи с этим Ф.Э.Дзержинским (решением ВЦИК РСФСР в марте 1919 г. он был утвержден наркомом внутренних дел РСФСР с оставлением его председателем ВЧК) 4 апреля и 5 мая 1919 г. были сформулированы основные “информационные задачи”, на основе которых разрабатывались принципы и система единой регистрации преступлений и оперативно-розыскных данных[63]. 7 июня 1919 г. Ф.Э.Дзержинский издал циркуляр № 4407, которым предписывалось: “...сотрудников ЧК вливать в местные уголовно-розыскные учреждения, содействуя реорганизации этих учреждений и постоянно передавая в их ведение часть функций, лежащих ныне на ЧК в области борьбы со спекуляцией, должностными преступлениями и т.д.” Такая реорганизация содействовала тому, что уголовный розыск все больше стал вооружаться опытом работы ВЧК и тем самым совершенствовать возложенную на него разведывательную деятельность по борьбе с преступностью[64]. Примитивная преступность первых послереволюционных лет, по выражению начальника научно-технического подотдела уголовного розыска НКВД РСФСР С.М.Потапова, сменилась естественным процессом специализации отдельных ее видов, “первобытные” орудия были заменены на более современные. Такое развитие преступности есть “приспособление преступной среды к современным условиям жизни и уровню знаний”[65]. В этих условиях с особой остротой встал вопрос о необходимости разработки и применения научных методов борьбы с преступностью. Совершенствовалась уголовная регистрация, увеличивалось количество ее объектов и их учетных признаков. Выделился специальный вид учета - негласный учет всех подозрительных лиц, профессиональных и непрофессиональных преступников, их организаций (шайки, банды), лиц, соприкасающихся с преступным миром, а также притонов и мест сборищ преступного элемента, проходящих по сообщениям осведомителей и донесениям разведчиков. Гласное добывание и проверка этих сведений (например, через участковых или в ходе облав), а также их открытая регистрация запрещались. Другим службам милиции рекомендовалось сообщать о них в подразделения уголовного розыска в секретном порядке. Представляется, что оценивать такой подход к работе с оперативной информацией следует двояко. С одной стороны, это действительно была вынужденная мера по защите сведений от разглашения, а кроме того она позволяла, не третируя граждан вниманием “компетентных органов”, проверить не только вероятность участия того или иного лица в преступной деятельности, но и возможность его возврата к нормальной жизни либо полной невиновности. С другой стороны, излишнее засекречивание всех аспектов деятельности уголовного розыска приводило к отторжению оперативных сотрудников от их основной опоры - народа, вело к выделению их в специальную обособленную касту, к психологической деформации[66]. Тем не менее это была новая система, организационно закреплявшаяся не только в инструкциях, но и в “Общих организационных принципах, на которых строится работа уголовного розыска Союза ССР” от 14 мая 1927 г.[67] С.М.Потапов в 1927 г. предложил создание блока учетов, в основу которых положил картотеки почерков, монодактилоскопическую и способа действия, особенно подчеркивая важность последней. Он выработал и основные принципы ведения и использования учета преступников по способу совершения преступлений, основа которого сохранена до настоящего времени[68]. В процессе функционирования оперативные аппараты развивались, структурно совершенствовались, их работа нормативно упорядочивалась. В 1937 г. в органах советской милиции были образованы аппараты по борьбе с хищениями социалистической собственности и другими хозяйственными преступлениями (БХСС), которые, ввиду особенного, скрытого, замаскированного характера преступлений в сфере экономики, сразу взяли на вооружение методы негласного их выявления и раскрытия. Этот и последующий этапы деятельности оперативных аппаратов НКВД отмечены негативными явлениями, вызванными как общеполитической ориентацией руководства страны на усиление классовой борьбы и поиск “врагов народа”, так и тесной связью с органами государственной безопасности по работе с “политическими” преступниками. Не уравновешенный демократическими институтами, выведенный из-под контроля закона, НКВД превратился в ведомство, составляющее основу репрессионного механизма. Подобно промышленности, которая всеми средствами “накручивала” показатели валового выпуска в тоннах и рублях, НКВД стремился выполнить свои “планы”. Его работники старались выявить как можно больше “контрреволюционных организаций”, “вредителей”, “шпионов”, чтобы оправдать свое существование, самим уйти от репрессий[69]. Желание показать активизацию борьбы с уголовной преступностью привело к демонстрации “снижения” количества уголовных проявлений и преувеличению числа раскрытых дел. При выявлении же подобных фактов они объяснялись вредительством и подрывной деятельностью в собственных рядах. Таким образом в 1938 г. была расценена деятельность руководства I-го спецотдела НКВД СССР - Цесарского, Шапиро и Зубкова, которые были обвинены в умышленном создании хаоса в учетных массивах, “полной неразберихе” в организации оперативных учетов, засоренности Отдела чуждыми в политическом отношении сомнительными элементами[70]. Массовые репрессии были тяжелейшим испытанием для страны, и не только потому, что в их жерновах погибли миллионы (хотя это было главным). В годы произвола прекрасно чувствовали себя, приобретали невиданную уверенность и власть прежде всего худшие представители общества. Такой размах гонений вряд ли бы был возможен, не “подключись” к карательным органам целая армия помощников. Одних принуждали к сотрудничеству с НКВД силой, другие делали это из карьеристских соображений, третьих обманывали. Именно для них проводилась беспрецедентная кампания по укреплению “бдительности”, нагнеталась истерия в выявлении “врагов”. Выступая на собрании актива Москвы в Большом театре по поводу 20-летия ВЧК-ОГПУ-НКВД, А.И.Микоян гордо заявил: “У нас каждый трудящийся - наркомвнуделец!”[71] Каждый, кто не репрессирован, - осведомитель - это был тот идеал, к которому стремилось тогдашнее руководство. С началом Великой Отечественной войны многие работники оперативных подразделений НКВД оказались на “переднем” крае борьбы с фашистскими захватчиками. Одни из них получили специальные задания на организацию гражданского населения на активное сопротивление врагу в партизанских отрядах и проведение диверсионных акций, другие - те, что не успели эвакуироваться либо отступить с частями Красной Армии, сами создавали группы сопротивления или также оказывались в партизанских отрядах. Третьи отчаянно боролись с общеуголовной преступностью и активно действовавшей в тылу Красной Армии агентурой противника. Военная обстановка изменила характер традиционной преступности. Появились совершенно новые преступления: дезертирство, членовредительство, хищение и подделка продовольственных карточек, особые виды мошенничества и т.п. В условиях войны увеличилось количество “старых” видов тяжких преступлений - убийств, разбоев, грабежей и краж. Уголовники, ряды которых возрастали за счет освобождающихся из тюрем и лагерей перед оккупацией и в ее период, вооружались, подбирая оружие в местах боев. Появились и новые уголовные “кадры” - дезертиры Красной Армии. Переходя на нелегальное положение, они укрывались в лесах, объединялись в устойчивые группы, рекрутируя в свои ряды преимущественно несовершеннолетних и женщин, и, часто имея оружие, совершали дерзкие преступления в основном корыстного характера. Военное время отразилось и на документах органов внутренних дел. По Директиве НКВД СССР от 19 ноября 1941 г. № 292/к “О борьбе с агентурой германской разведки” во всех НКВД-УНКВД были созданы оперативные учеты данных о разведывательных органах и разведывательной сети противника, выявленных оперативным путем. В период войны деятельность оперативных подразделений милиции и использование ими оперативных методов определялись рядом новых специфических направлений: борьба с уголовной преступностью и помощь органам госбезопасности по выявлению агентуры противника в местностях, объявленных находящимися на военном положении (в прифронтовой полосе); борьба с бандитизмом и другими уголовными преступлениями в районах, освобожденных от врага, при практическом отсутствии специальных архивов, уничтоженных в связи с захватом обширных территорий Союза; приход на службу в милицию новых кадров. Нормативные документы органов внутренних дел послевоенного периода регламентировали как совершенствование оперативной работы, так и изменение структуры оперативных органов. Начало 50-х гг. ознаменовалось событиями, которые привели к смене руководства страны и изменениям в политической жизни. Смерть Сталина подвела черту под целой эпохой деятельности государственного аппарата (в т.ч. его силовых органов), называемой сегодня антинародной. Показательным, в связи с этим, являлся Приказ МВД СССР от 9 июля 1954 г. о порядке изъятия из архивных фондов I-х спецотделов всех уровней учетных материалов на лиц, дальнейшее оставление которых на учете не вызывается оперативной необходимостью. Таким образом, только более чем через тридцать лет были сняты с оперативного учета отнесенные к разряду криминальных объектов, наряду с бандитами, налетчиками и ворами всех мастей, взятые на учет по отдельным анкетам в период с 1917 по 1921 г. бывшие помещики, крупные купцы, фабриканты, банкиры, а также другие категории “буржуазного населения”, имевшие ценность как заложники[72]. В число заложников входили близкие родственники (члены семьи) офицеров царской армии, воевавших не только на стороне белого движения, но и в рядах Красной Армии, известных заводчиков, сбежавших в те годы за рубеж[73]. Упразднение в январе 1960 г. Министерства внутренних дел СССР, как показала практика, было ошибочным, и прежде всего в плане организации борьбы с преступностью. Связи между республиканскими органами оказались ослабленными, исчезла возможность оперативного применения имеющегося опыта и новейших достижений науки и техники. Не было единой политики и в области организации и тактики использования оперативных средств. Это проявилось в принятии на местах нормативных актов, произвольно трактующих те или иные положения актов центральных органов, касающиеся организации и тактики оперативно-розыскной работы. И все-таки для органов внутренних дел России это не были годы провала в оперативной работе. Ряд документов ведомственного уровня этого периода имели программное значение. Они закрепили систему и структуру оперативных учетов органов милиции и во многом определили перспективу дальнейшего совершенствования всей информационной деятельности оперативных аппаратов. Министерством охраны общественного порядка (МООП) РСФСР в декабре 1962 г. был издан приказ, объявивший Наставление по организации и ведению оперативно-розыскного учета в органах милиции и Инструкцию о порядке учета разыскиваемых лиц. Эти документы были столь удачными, что опередили свое время и “действовали” более 15 лет, обеспечив таким образом стабильное становление информационной работы в системе правоохранительных органов России. Для этого этапа развития оперативных аппаратов и оперативно-розыскной деятельности как наиболее эффективного средства в борьбе с преступностью характерно появление первых разработок в области теории ОРД. Определить точно, на каком этапе эмпирического развития оперативно-розыскной деятельности возникла необходимость в ее теоретическом осмыслении, познании ее закономерностей, весьма сложно. Тем более, что и хронологические границы этапов эволюции этого вида деятельности условны. Думается (и архивные документы этому подтверждение), что подготовка таких руководящих документов дореволюционной полиции, как “Положение об охранных отделениях” (1907 г.), “Инструкция по организации и ведению внутренней агентуры” (1908 г.) и др., уже требовала соответствующего описания, обобщения и систематизации эмпирического опыта сыскной работы. Уже с первых дней существования уголовного розыска РСФСР для организации его работы необходимо было прибегать к приемам научного анализа. Изучение позитивного наследия российской уголовной полиции (наставлений, инструкций, материалов уголовной регистрации, отдельных методов оперативной работы) имело большое значение. Возникновение теории ОРД было продиктовано объективной необходимостью распространения накопленного опыта борьбы с преступностью и среди оперативных работников. Интересные теоретические предложения по изучению преступности, личности преступника, тактике применения оперативно-розыскных средств и методов содержались в работах ученых-криминалистов С.М.Потапова, П.С.Семеновского, В.Л.Санчева, И.Н.Якимова и др. Ими были обобщены особенности процесса расследования многих уголовных преступлений, результаты оперативной работы, обнаружены соответствующие закономерности, подчеркнута самостоятельность оперативно-розыскной деятельности. Профессор И.Н.Якимов, уже в то время отождествляя разведывательную (негласную) работу с розыскным искусством, отмечал: “...розыскное искусство, как всякое искусство, имеет свою теорию, может быть еще не так глубоко разработанную... и свою пока не особенно богатую литературу”[74]. На последующих этапах была начата разработка частных оперативно-розыскных теорий. Этому важнейшему направлению в становлении теории ОРД посвящены прежде всего работы А.Г.Лекаря, В.А.Лукашова, Д.В.Гребельского, Г.К.Синилова, а также В.Г.Самойлова, В.Г.Боброва, А.Ф.Возного, Л.Н.Калинковича и др. К этому времени существование теории ОРД вне рамок других юридических наук, прежде всего криминалистики, еще не было общепризнано, но активно разрабатываемые ею основополагающие начала уже играли методологическую роль. В середине 50-х гг. А.Г.Лекарь сделал вывод о самостоятельности учебного курса ОРД, имеющего свой предмет. Были сформулированы первые понятия и категории, заложен реальный теоретический фундамент дальнейшей разработки гносеологических проблем оперативно-розыскной деятельности. На этой основе к началу 70-х гг. Д.В.Гребельский, А.И.Алексеев, Г.К.Синилов убедительно обосновали необходимость и возможность признать теорию ОРД самостоятельной отраслью научного знания. Последующие годы следует отнести к периоду теоретических исследований по различным направлениям оперативно-розыскной деятельности, в т.ч. предмета и методологических основ науки, общих положений ее организации и тактики, основанных на анализе положительной и негативной практики применения оперативно-розыскных возможностей органов внутренних дел. Путь обретения самостоятельности науки был сложным. Это определялось не только непринятием, непониманием или пассивным сопротивлением со стороны практических работников новым подходам к, казалось бы известному, предмету - практической деятельности по предотвращению и раскрытию преступлений путем негласного расследования, но и настороженным отношением к проблемам новой системы знаний со стороны ученых - представителей смежных наук, имеющих с ней общий предмет исследования. Последние считали, что ОРД чисто практическая деятельность, поскольку основана на применении методов и приемов столь же разнообразных, сколь разнообразны преступления. К одной из причин такой позиции научных “собратьев” следует отнести исторически сложившуюся, зачастую неоправданную закрытость как вопросов практики, так и теоретических проблем ОРД. Это ставило насущным вопрос о разработке “кодекса ОРД” - основ оперативно-розыскного законодательства. Вместе с тем продолжалась активная разработка отдельных направлений теории оперативно-розыскной деятельности и путей их практической реализации в деятельности оперативных аппаратов ОВД. Основные работы Г.К.Синилова посвящены исследованию: правовых, организационных и информационных основ деятельности субъектов ОРД по борьбе с преступностью; методики и тактики выявления, предупреждения и раскрытия экономических преступлений; теоретических основ применения экономико-правового метода в борьбе с теневой экономикой и другими посягательствами на собственность; прогнозирования преступности; организации, методики и тактики борьбы с организованной преступностью; оперативно-розыскного обеспечения уголовного судопроизводства. С.С.Овчинским активно разрабатывается проблема информационного обеспечения органов внутренних дел. Выходят его работы по вопросам раскрытия преступлений аппаратами уголовного розыска, а также по оперативно-розыскной профилактике, выполненные на базе обобщения теории оперативно-розыскной деятельности и криминологии. В.Г.Самойлов и его последователи посвящают свои работы актуальным направлениям теории и практики оперативно-розыскной деятельности (методология оперативно-розыскной деятельности; организация и тактика работы службы по борьбе с экономическими преступлениями; оперативная разработка; организация конфиденциального сотрудничества и др.). А.Б.Утевским разрабатываются основы организации и тактики борьбы с преступностью на транспорте. Его учебники “Особенности борьбы с преступностью на железнодорожном транспорте” и “Предупреждение и раскрытие преступлений оперативными аппаратами органов внутренних дел на транспорте” являются единственными в настоящее время учебными материалами по данной проблематике и используются преподавателями и слушателями высших и средних учебных заведений МВД России и стран СНГ. Б.Е.Богданов становится одним из основоположников теории оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел в сфере борьбы с экономической преступностью, а его ученики исследуют различные проблемы этого направления ОРД: “Экономическая информация и ее использование аппаратами БХСС в борьбе с преступностью”, “Специальные экономические познания и их использование в деятельности аппаратов БХСС: организационно-тактические и правовые основы” (Ю.С.Блинов); “Информационный фонд службы БХСС. Его организация и использование”, “Выявление и раскрытие хищений нефтепродуктов”, “Использование возможностей вычислительной техники в следственной работе” (В.П.Кувалдин); “Правовые и этические проблемы оперативной работы службы БХСС” (И.И.Басецкий). Свою научную школу создает В.Г.Бобров. Он и его последователи работают над проблемами общей теории оперативно-розыскной деятельности ОВД, вопросами организации и тактики борьбы с преступностью аппаратами уголовного розыска и БЭП. Ю.Ф.Кваша разрабатывает проблематику оперативной работы в специальных учреждениях МВД (“Организационные и тактические основы предупреждения преступлений оперативными аппаратами ИТУ”, “Теория и практика оперативно-розыскной деятельности в системе исправительно-трудовых учреждений”). Известную украинскую школу теоретиков сыска представляет своими работами И.П.Козаченко. Его научные интересы лежат в сфере проблем оперативно-розыскной тактики, профилактики преступлений, правовых, организационных и тактических аспектов негласной работы оперативных подразделений органов внутренних дел. История становления и развития оперативно-розыскной деятельности отражает особенности преступности как крайне опасного, отрицательного явления в общественной жизни, приобретающего в разные исторические периоды различную направленность. В свою очередь, с изменением характера преступности менялся и характер деятельности ОВД. Накопление профессионального опыта привело к совершенствованию стратегии и тактики разведывательно-поисковой работы. Анализ преступлений показывает, что наиболее тяжкие из них готовятся и совершаются тайно, преступники изощряются в выборе средств маскировки своего преступного поведения. В последние годы отмечаются факты глубокой конспирации преступных групп, применения ими современных технических средств для совершения преступлений и ведения контрнаблюдения за работниками органов внутренних дел, а также использования иных элементов активного криминального противодействия, в т.ч. коррумпированных представителей органов власти и управления. Это подтверждает верность выбора негласных мер борьбы с преступностью в прошлом и обусловливает необходимость их использования в настоящее время, однако настоятельно требует разработки и реализации на практике современных теоретических моделей борьбы с преступностью в ее новейших проявлениях, на новых стадиях социально-экономического развития общества и государства. И если тяжесть непосредственной работы по борьбе с преступностью ложится на оперативные подразделения органов внутренних дел и их новые специализированные службы (управления по борьбе с организованной преступностью, подразделения по борьбе с незаконным оборотом наркотиков и др.), то оказывать им помощь в методическом обеспечении такой работы, в уточнении прежних и выборе новых тактических приемов противодействия преступникам и их изобличения по-прежнему призваны представители теории ОРД. Отмеченные изменения преступности нашли отражение в работах В.М.Атмажитова (“Взаимодействие аппаратов уголовного розыска с другими службами и подразделениями ГОРОВД по раскрытию преступлений”, “Реализация оперативно-розыскной информации”, “Сущность, силы, средства и методы ОРД”, “Специальная работа органов внутренних дел”, “Основы оперативно-розыскной тактики ОВД”); И.М.Дьяченко (вопросы взаимодействия оперативных служб ОВД в раскрытии хищений государственного имущества; проблемы использования в оперативно-розыскной деятельности штатных конфиденциальных сотрудников органов внутренних дел; понятие и теоретические вопросы развития организованной преступности в России и проблемы борьбы с нею; вопросы создания системы логико-информационной поддержки процесса выявления организованных преступных формирований и раскрытия преступлений, ими совершенных); В.П.Илларионова (использование возможностей переговорного процесса в борьбе с преступностью); И.А.Климова (исследование предмета, системы и методологии теории ОРД; правовых, организационных, информационных основ деятельности субъектов ОРД по борьбе с преступностью; прогнозирования преступности; организации и тактики борьбы с организованной преступностью; оперативно-розыскного обеспечения уголовного судопроизводства; обеспечения экономической безопасности и др.); Г.Г.Лаевского (проблемы распознавания лиц, представляющих оперативный интерес для органов внутренних дел; организация и тактика получения информации от лиц, находящихся в условиях камерного содержания и ограниченного передвижения; совершенствование таких методов оперативно-розыскной деятельности, как личный сыск и оперативная разработка); А.А.Фальченко (“Правовые и организацинно-тактические проблемы использования аппаратами БХСС возможностей ОРД в предупреждении хищений”, “Организация и тактика деятельности аппаратов БЭП”). В этом ряду особой актуальностью отличаются работы А.Г.Маркушина, посвященные правовым основам организации и тактики получения информации; выявлению лиц и фактов, представляющих оперативный интерес; документированию и реализации оперативных данных. Несомненной заслугой А.Г.Маркушина является разработанная им концепция обоснования объективной необходимости преподавания в юридическом вузе спецкурса основ оперативно-розыскного законодательства и, прежде всего, вопросов уголовно-процессуального использования оперативной информации в раскрытии и расследовании преступлений. Такой курс прошел экспериментальную проверку на юридическом факультете Нижегородского государственного университета и, несомненно, послужит повышению эффективности работы правоохранительных органов по борьбе с преступностью[75]. И здесь он не одинок. Бывший работник прокуратуры, а ныне Заслуженный деятель науки Российской Федерации, профессор Л.Я.Драпкин еще в начале 90-х гг. читал специальный курс об основах использования оперативно-розыскных возможностей в расследовании преступлений на кафедре криминалистики Свердловского юридического института (ныне Уральская юридическая академия). Ученые - представители теории оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел стали инициаторами подготовки и разработки не только многочисленных методических рекомендаций оперативным аппаратам и основополагающих ведомственных нормативных актов по различным направлениям оперативно-розыскной деятельности ОВД, но и проектов законов “О милиции”, “О борьбе с организованной преступностью”, “О борьбе с коррупцией”, “Об отмывании преступных доходов”, Положения о службе криминальной милиции, Концепции государственно-правовой политики в области борьбы с преступностью, а также ныне действующего Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности” (1995 г.). Первый закон “Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации”, принятый Верховным Советом РФ 13 марта 1992 г., можно без преувеличения считать событием исключительной важности в ряду практических мер, осуществляемых в последние годы в целях совершенствования правовой базы борьбы с преступностью. В законе было дано определение оперативно-розыскной деятельности; раскрыты ее содержание, задачи и принципы; сформулированы основные положения, устанавливающие правомерность, условия и порядок проведения оперативно-розыскных мероприятий, использования их результатов в раскрытии преступлений; закреплены права и обязанности лиц, связанных с оперативно-розыскной деятельностью, регламентированы вопросы их социальной и правовой защиты. Впервые ОРД был придан официальный статус государственной правовой формы борьбы с преступностью, создана ее правовая основа. Вместе с тем закон был нормативным актом переходного периода, создавался впервые и опередил по времени принятие Конституции РФ, в связи с чем ему оказались свойственны существенные недостатки, в частности, определенная декларативность, неконкретность отдельных положений (ограничение возможностей оперативных служб), слабо проработанный механизм гарантий соблюдения прав и свобод граждан при осуществлении оперативно-розыскной деятельности. Поэтому возникла необходимость внесения изменений и дополнений в названный закон, приведения его в соответствие с Конституцией РФ, насущными потребностями практики. Новый Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности” (далее - Закон об ОРД) вступил в силу с 18 августа 1995 г. Им предусмотрен ряд принципиально новых правовых установлений. К их числу можно отнести следующие основные новеллы: 1. Расширены задачи ОРД (ст.2). 2. Дополнен перечень оперативно-розыскных мероприятий (далее - ОРМ) (ст.6). 3. Более четко сформулированы основания проведения ОРМ (ст.7). 4. Установлено судебное разрешение на проведение ОРМ, ограничивающих конституционные права граждан, а также осуществляемых безотлагательно (ст.8); введен новый порядок рассмотрения судом таких материалов (ст.9). 5. Скорректированы положения закона, регламентирующие использование результатов оперативно-розыскной деятельности; установлен порядок передачи оперативно-розыскных материалов органу дознания, следователю или в суд (ст.11). 6. Конкретизированы права граждан, содействующих органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность (ст.18). 7. Расширены и конкретизированы положения в части прокурорского надзора за оперативно-розыскной деятельностью: определен круг сведений, которые не входят в предмет прокурорского надзора (ст.21). К сожалению, и в ныне действующем Законе об ОРД не в полной мере учтены современные разработки теории оперативно-розыскной деятельности и достижения передовой оперативно-розыскной практики. Поэтому авторы последовавших комментариев к Закону об ОРД вынуждены в отдельных случаях более подробно, чем это можно было бы сделать при ином решении законодателя, разъяснять нормативные предписания, давать толкование ситуациям, в которых возникающие порой правовые отношения в должной мере не урегулированы Федеральным законом[76]. Факт позднего законодательного оформления ОРД и то, что лишь в 1994 г. она была признана Высшей аттестационной комиссией в качестве научной специальности, говорят о молодости теории оперативно-розыскной деятельности и ее перспективности. Исторический экскурс, таким образом, позволяет сделать следующие основные выводы. 1. Процесс формирования и развития любого государства и его институтов обусловлен объективными потребностями общественной жизни. Наличие такого социального явления, каким является преступность, приводит к необходимости образования специальных структур для борьбы с нею. В ряду этих структур стоят и органы внутренних дел. 2. Исторически сложившейся формой практической деятельности по борьбе с преступностью стали разведывательно-поисковые методы, носящие преимущественно негласный характер. Правоохранительными органами они взяты на вооружение вследствие особенностей постоянно мимикрирующей преступности (тайный характер подготовки и совершения преступлений, а также постпреступного поведения). 3. Активное использование негласных методов в борьбе с преступностью требует углубленного изучения их природы, сущности и закономерностей функционирования, получения и использования оперативной информации в расследовании преступлений, а также научной разработки оптимальных направлений оперативно-поисковой работы в современных условиях. Лекция 2. Теоретические, правовые и иные основы оперативно-розыскной деятельности, ее задачи и принципы Известный принцип системного подхода к познанию любого явления, объекта изучения позволяет рассматривать оперативно-розыскную деятельность органов внутренних дел как совокупность двух самостоятельных систем. Во-первых, как систему научных знаний, взглядов, относительно новую научную дисциплину - теорию ОРД ОВД, которую частично представляет учебная дисциплина “Оперативно-розыскная деятельность органов внутренних дел”; во-вторых, как систему организационно-правовых, познавательно-деятельных элементов и приемов получения и использования информации непроцессуального характера в практике борьбы с преступностью. Для уяснения сущности, задач и значения каждой из этих составляющих рассмотрим их содержание последовательно. § 1. Теоретические основы оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел и их значение для практики борьбы с преступностью Возникновение теории оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел, как и любой другой науки, обусловлено потребностями общественной практики, в нашем случае - практики борьбы с преступностью с использованием специальных разведывательно-поисковых возможностей. На определенном этапе развития накопленный эмпирический материал перестал устраивать практику ОРД и она потребовала научного подхода к изучению, обнаружению необходимых закономерностей между сложившимися в этой области борьбы с преступностью отношениями, выработке единых подходов к познанию результатов применения сил, средств и методов с использованием общего языка (знаковых форм). Общеизвестно, что теория становится необходимой там и тогда, где и когда возникают научные проблемы, решение которых невозможно без теоретического исследования. Генезис такого перехода от эмпирии сыска к научному знанию о непроцессуальных возможностях ОРД в общих чертах уже был нами рассмотрен. Теория любой науки как отрасли знания описывает и объясняет некую совокупность явлений, реальных отношений, выдвигаемых концепций, сводит обнаруженные закономерности к единому началу. Гносеологическую сущность основ оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел следует представлять прежде всего через понятия и сущность теории ОРД, ее объект, предмет и методы научного познания. Специфичность этих элементов в первую очередь свидетельствует о самостоятельности науки. Попытки сформулировать понятие теории ОРД и определить ее предмет имеют принципиальное научное и практическое значение, ибо, как отмечает А.Г.Маркушин, эти фундаментальные методологические проблемы формируют не только основу общей теории, но и конкретные научно-прикладные исследования. Одно из первых понятий теории ОРД предложил В.А.Лукашов, обозначив ее как основанную на выявленных закономерностях систему знаний о формах организации оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел и тактике осуществления оперативно-розыскных мероприятий, направленных на предупреждение, раскрытие преступлений, розыск скрывшихся преступников и без вести пропавших лиц. Однако бесконечный процесс познания заставляет возвращаться к прежним, казалось бы решенным, проблемам на новом уровне развития знаний, что приводит к выводу, что подходы ко многим понятиям науки складываются по мере ее генезиса. Это касается и рассматриваемых нами понятий. Если объектом исследований теории оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел является практика борьбы с преступностью, осуществляемая специальными (непроцессуальными) средствами и методами, то предметом теории, отражающим объект, следует определить закономерности, складывающиеся в сфере ОРД. Именно это, по словам Р.С.Белкина, оправдывает существование самостоятельной науки[77]. Определение закономерностей в области ОРД также было неоднозначным по мере их изучения. Так, авторы первого учебника по курсу ОРД (кафедра Московской высшей школы, 1966 г.), под руководством А.Г.Лекаря, относили к этим понятиям: закономерные связи между тайными способами подготовки и совершения преступления и негласными методами и средствами их предотвращения и раскрытия; особенностями действий преступников и тактическими приемами их разоблачения; эффективностью осуществления оперативно-розыскных мероприятий и результатами борьбы с преступностью и иные. В современном варианте эти закономерности, исследованные А.И.Алексеевым, Г.К.Синиловым, В.А.Лукашовым, А.Ф.Возным, А.Ф.Волынским, Д.В.Гребельским, В.Г.Самойловым, наиболее удачно изложили в своих работах их последователи В.М.Атмажитов и А.Г.Маркушин. Структурно в составе теории оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел они предлагают выделить закономерности: организационного обеспечения; познавательного и деятельного аспектов; правового и нравственно-психологического характера (отношений)[78]. Закономерности, относящиеся к организационному обеспечению, влияют на подбор, профессиональную подготовку и расстановку кадров (включая конфиденциальные источники); возникновение и формирование факторов, составляющих оперативную обстановку и всех вытекающих из ее анализа и оценки состояний; обеспечение оперативных аппаратов научно-техническими средствами; выбор организационно-управленческих направлений функционирования криминальной милиции (как в целом, так и отдельных ее подразделений) и др. Закономерности познавательного аспекта содержат приемы получения на основе универсального диалектического метода, а также общенаучных и специальных методов ОРД информации непроцессуального (оперативно-розыскного) характера о той части объективной действительности, которая отражает “криминальный мир” (преступность и преступления, со всеми их проявлениями, отношениями и связями), познание которых одними гласными мерами невозможно либо затруднительно. Закономерности деятельного (прикладного) аспекта включают направления, способы и приемы (собственно тактику) использования полученной оперативно-розыскной информации для достижения цели борьбы с преступностью. Закономерности правового характера отражают законодательное и ведомственное нормативное регулирование и возникающие при этом правовые отношения. Закономерности нравственно-психологического и иного характера содержат отношения, возникающие в ходе осуществления разведывательно-поисковых действий, мероприятий (реализация познавательного и деятельного аспектов), а также организационно-правового обеспечения такой деятельности. Ни одно научное определение, естественно, не может быть признано окончательным. Однако обобщение указанных положений позволяет сделать вывод, что предмет теории ОРД составляют закономерности возникновения, функционирования информации об обстоятельствах подготовки, совершения, маскировки (сокрытия) преступлений, ее непроцессуального получения и использования в борьбе с преступностью, а также о возникающих при этом отношениях особого рода. Характер отношений, возникающих и реализующихся в данной области (носят объективный характер, через них проявляются свойства ОРД и ее специфические черты), еще предстоит определить в ходе тщательного научного изучения в процессе формирования новой отрасли права - уголовно-розыскного права. В дискуссии по этой проблеме участвует все большее число специалистов[79]. Очень важно определить место теории ОРД в системе наук, уяснить ее соотношение со смежными научными дисциплинами, обозначить области “пограничного” характера и возможности взаимного влияния и проникновения. Решение этих задач позволяет не только определить (подчеркнуть) специфику предмета теории ОРД (а значит и самостоятельность), но и сделать выводы о ее характере, содержании и перспективах развития. Не умаляя важности связи теории ОРД с конституционным, административным, уголовным, уголовно-исполнительным правом, уголовным процессом, со специальными юридическими науками - криминалистикой, криминологией, судебной медициной, а также с такими науками, как логика, психология, педагогика, остановимся на наиболее значимых из них. Теория права имеет для теории ОРД важнейшее методологическое значение. Учение о сущности и функциях государства и регулирующей роли права, такие понятия, как юридический факт, правоотношения, правопорядок, законность и др., лежат в основе теории оперативно-розыскной деятельности. История государства и права (и это уже отмечалось) имеет методологическое значение для исследования основных этапов становления, развития ОРД и использования исторических закономерностей. Научные положения уголовного права о видах и формах преступлений, основаниях уголовной ответственности, составе преступления, стадиях его развития, видах и условиях применения наказания являются базовыми (вследствие единого объекта познания - преступления) для выявления закономерностей: возникновения и обнаружения оперативно-розыскной информации на различных стадиях развития посягательства; формирования организованных преступных группировок и др. Закономерности применения норм уголовно-процессуального права (поводы и основания возбуждения уголовного дела, учение о доказательствах и др.) являются весьма важными для теории ОРД. Среди них особое значение имеют закономерности поиска источников оперативной информации, определения предмета документирования, выбора приемов и средств сбора фактических данных и возможностей их легализации. Основы криминологии позволяют теории ОРД использовать научные положения о причинах и состоянии преступности, личности преступника для закономерных выводов об оптимальности расстановки оперативно-розыскных сил и средств, их маневре с учетом криминологического прогноза, соответствующих профилактических мерах по устранению обстоятельств, способствующих совершению правонарушений, и воздействию на лиц с асоциальной направленностью. Общеизвестна органическая связь криминалистики и теории ОРД. Неоспорим тот факт, что ОРД зародилось в недрах криминалистики. Их взаимообогащение, взаимопроникновение и, в то же время, отличие обнаруживаются при сравнении предметов этих наук. Даже значительное совпадение их задач не исключает существенных различий в средствах и методах их достижения. Важнейшее значение как для теории ОРД, так и для практического применения ее сил, средств и методов имеют следующие научные положения криминалистики: учения об идентификации, уголовной регистрации, розыскных приемах. Они могут выступать методологической основой для формирования целого ряда частных оперативно-розыскных теорий (например, об организации и использовании оперативных учетов, организации личного сыска, розыскной работы и др.). Теория оперативно-розыскной деятельности, представляя собой разновидность процесса познания объективной действительности, диалектического отражения предметов и явлений материального мира в сознании людей и других закономерностей, складывающихся в сфере борьбы с преступностью, по своей познавательной сущности не отличается от других наук. Именно поэтому теория оперативно-розыскной деятельности, как и другие отрасли знания, базируется на применении совокупности методов научного исследования, включая современные - ситуационного подхода, системно-структурного анализа, конфликтного взаимодействия и игр, информации и др. Но если вопрос о главенстве всеобщего диалектического метода, являющегося базой для формирования общенаучных и специальных методов познания, общепризнан, то в вопросе о собственных методах теории ОРД у специалистов нет единого подхода. Собственно методы теории оперативно-розыскной деятельности выделяют Д.В.Гребельский, В.А.Лукашов, В.Г.Бобров, В.Г.Самойлов, С.С.Овчинский, А.Г.Маркушин и др., относя к ним опрос, наблюдение, обследование зданий, сооружений и других объектов, их исследование, оперативный эксперимент, а также методы информационно-аналитического характера (анализа и оценки оперативной обстановки, получения и обработки сведений личностного характера, обработки оперативно-технической информации), метод системного изучения и внедрения передового опыта, сравнительно-правовой и формально-логический методы толкования правовых норм ОРД. Первую группу методов, на наш взгляд, следует отнести к прикладным методам оперативно-розыскной деятельности (основанным на общенаучных методах познания), с помощью которых поставляется эмпирический материал для теоретических исследований. В отношении второй группы следует присоединиться к мнению А.И.Алексеева и Г.К.Синилова о том, что ни в какой науке нет каких-то абсолютно своих методов, а в исследовании проблем оперативно-розыскной деятельности общенаучные методы и специальные методы других наук модифицируются в зависимости от объекта исследования, принимая специфические черты, обусловленные своеобразием предмета теории ОРД. Однако они, “применительно к оперативно-розыскной специфике, пока не настолько глубоко разработаны, чтобы их можно было рассматривать в качестве частных методов теории ОРД”. Тем не менее, научно обосновано, что отсутствие собственных методов (к конкретному моменту исследования) не отрицает существования науки в целом. Перечисленные положения позволяют сделать вывод о том, что стратегической целью теории ОРД является обеспечение практических мер борьбы с преступностью научно обоснованными рекомендациями по использованию специфических непроцессуальных (прежде всего негласных) средств и методов. Вследствие этого основными задачами теории ОРД становятся: изучение истории становления и развития ОРД; изучение закономерностей и общественных отношений, составляющих предмет теории ОРД; разработка понятий, категорий и принципов ОРД, определение ее места в системе научных знаний; исследование методологических проблем теории ОРД, системы методов других наук, используемых в теории ОРД для разработки собственных современных методов; исследование правовых основ ОРД и разработка мер обеспечения законности ее осуществления; исследование теории информационного обеспечения ОРД и разработка стратегии информационно-аналитической работы в оперативных аппаратах ОВД; исследование организационно-структурных и управленческих проблем с целью совершенствования комплекса организации и управления силами и средствами ОРД; исследование теории и практики оперативной работы правоохранительных органов зарубежных стран, творческое использование передовых организационно-тактических форм и приемов борьбы с преступностью. Эти задачи возникают из накопленных знаний и опыта в науке и практике и обусловливают необходимость выявления новых проблем теории ОРД, стимулирующих ее развитие. Уже сегодня требуют научной разработки проблемы, связанные со стратегической и тактической разведкой[80], и другие организационно-тактические аспекты ОРД. В связи с этим невозможно игнорировать значение теории ОРД для практики ее реализации. В системе научных знаний, обеспечивающих профессиональную деятельность сотрудников оперативных подразделений, оперативно-розыскная теория занимает особое место. Она отражает зафиксированные в научных и профессиональных категориях теоретические, правовые, организационные, тактические и технические стороны оперативно-розыскной функции органов внутренних дел. Творчески приспосабливая современные достижения смежных правовых наук и исследуя положительный опыт оперативно-розыскных подразделений, оперативно-розыскная теория своими научными выводами и рекомендациями непосредственно обслуживает разведывательную работу органов внутренних дел в области борьбы с преступностью. Основополагающее значение теории проявляется в двух аспектах. С одной стороны, практика оперативных аппаратов выступает в качестве базы для теории, служит источником формирования научных знаний, с другой - теория оперативно-розыскной деятельности оказывает непосредственное влияние на практику. Как отрасль знания теория ОРД, описывающая и объясняющая некоторую совокупность явлений, реальных отношений, выдвинутых положений и сводящая открытые в этой области закономерности к единому объединяющему началу, имеет в конечном итоге сугубо практическую направленность, поскольку она как раз и обосновывает роль практики в познании и преобразовании действительности, тогда как практика в свою очередь оказывается предпосылкой, основой, критерием истины, средством и целью познания.[81] Таким образом, практика борьбы с преступностью является объектом исследования для теории оперативно-розыскной деятельности. Познание практики происходит на эмпирическом и теоретическом уровнях. В современных условиях процесс такого познания характеризуется тем, что накопление знаний на эмпирическом уровне переходит в формирование системы знаний на теоретическом уровне. Исследователи не ограничиваются описанием фактов, а на основе их пристального изучения, сопоставления, абстрагируясь от частностей, проникают в глубь явлений и процессов, выявляют объективные связи, отношения и закономерности. Такой уровень развития знаний в области теории оперативно-розыскной деятельности позволяет ей оказывать обратное воздействие на практику, причем не путем представления отдельных объективных умозаключений ученых, а посредством внедрения в практику научно обоснованных и всесторонне проверенных на практике рекомендаций по совершенствованию деятельности оперативных аппаратов. Поскольку каждый работник органов внутренних дел, выполняющий функции по борьбе с преступностью и охране общественного порядка, в той или иной мере использует элементы разведывательной работы, состоящей в негласном выявлении и исследовании криминогенных объектов, то оперативно-розыскная теория представляет собой фундаментальное научное знание, необходимое специалисту-профессионалу, получающему юридическое образование. Наиболее существенное воздействие на практику борьбы с преступностью теория оперативно-розыскной деятельности оказывает прежде всего путем трансформации научных положений и выводов в правовые нормы, обязательные для исполнения всеми гражданами и органами внутренних дел (начиная с Конституции РФ, Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности” и завершая ведомственными нормативными актами МВД России). Одним из основных направлений внедрения достижений теории в практику оперативных аппаратов является издание соответствующей литературы (учебников, учебных пособий, методических рекомендаций и др.). Важным направлением внедрения достижений теории в практику оперативно-розыскной деятельности является обучение слушателей, курсантов, практических работников в образовательных учреждениях МВД России и других, в т.ч. гражданских, юридических вузах, что не только содействует более активному (в соответствии с требованиями закона) применению оперативно-розыскных сил, средств и методов сотрудниками оперативно-розыскных аппаратов, но и способствует в целом более высокому уровню организационно-правового обеспечения, соблюдению законности. Это соответствует современной тенденции раскрытия сущности оперативно-розыскной деятельности в публичном праве. § 2. Оперативно-розыскная деятельность как государственно-правовая функция, ее задачи и принципы Основой познания природных и социальных явлений (в т.ч. негативных, каким является преступность), критерием истинности такого познания является практика. Она представляет собой общественную, материальную и иную целесообразную деятельность людей, направленную на достижение полезных им целей по преобразованию природы и общества. Одним из таких видов общественной деятельности является защита жизни, здоровья, собственности и других конституционных прав и свобод человека и гражданина, безопасности общества и государства. Указанная деятельность в соответствии с Конституцией РФ возложена на государственные правоохранительные органы, которые имеют самостоятельные задачи и наделены соответствующими полномочиями. Так, на органы внутренних дел на основе действующих законодательных и подзаконных актов возложено выполнение административно-правовой, уголовно-процессуальной, оперативно-розыскной и уголовно-исполнительной функций. Исследование сложной системы правоохранительных функций органов внутренних дел обнаруживает, что оперативно-розыскная функция имеет возможность защищать общество от противоправных посягательств, выявление, предотвращение и раскрытие которых классическими методами расследования недостаточно эффективно. И криминалистика, и уголовный процесс, и административная деятельность, в силу своей правовой природы, лишены возможности применять негласные методы. В то же время криминально активные лица принимают меры по нейтрализации действий правоохранительных органов путем: использования фактора внезапности; выбора или отработки изощренных способов подготовки, совершения преступлений и маскировки их следов; проведения контрразведывательных мер, не позволяющих проникнуть во внутренние структуры криминального мира, к его организаторам и вдохновителям, препятствующих получению объективного представления о процессах, протекающих в преступной среде[82]. Таким образом, автономное положение оперативно-розыскной деятельности позволяет сделать вывод, что она представляет собой самостоятельный социальный институт, обладающий определенным набором характерных признаков. Анализ этих признаков дает возможность уяснить сущность и особенности оперативно-розыскной деятельности. 1. К первой отличительной черте ОРД следует отнести ее правовой статус. Это означает, что она обеспечена широким кругом правовых источников, содержащих сложную совокупность норм права, согласованных между собой, а именно: законы (Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности”, УПК РСФСР и др.), подзаконные нормативные акты (Указы Президента РФ, постановления Правительства РФ по вопросам борьбы с преступностью), ведомственные нормативные акты МВД России (приказы, наставления, инструкции). В правовых актах государства закреплена основная цель оперативно-розыскной деятельности, ее задачи, основные направления и операциональный “инструментарий”. ОРД ведется от имени государства и в его интересах. Таким образом, она признана государством как государственно-правовая форма борьбы с преступностью. 2. Вторым признаком, отличающим ОРД от других государственно-правовых функций правоохранительной деятельности, является ярко выраженный разведывательно-поисковый характер мер, направленных на выявление лиц и фактов, представляющих оперативный интерес. Эти меры реализуются в познавательном, деятельном и организационном аспектах ОРД, их особенность проявляется в организованном особым образом применении некоторых специфических приемов оперативно-розыскной работы и научно-технических средств, в противопоставлении тайным действиям преступников оперативно-розыскных мероприятий, носящих разведывательно-поисковый, преимущественно негласный (конспиративный), характер. Первый элемент характеристики - “разведывательный” - указывает на направленность деятельности подразделений и сотрудников, ее осуществляющих, которая заключается в обследовании объектов с целью получения сведений о них. Второй элемент - “поисковый” - свидетельствует не только об активном, но и об инициативном характере такой работы, направленной на изыскание информации (сведений, данных) об объектах оперативного интереса и ее использование в целях обнаружения юридических фактов противоправного характера, своевременного предупреждения правонарушений. Главной же особенностью такой деятельности является негласность осуществления системы специальных мер. Такой конспиративный подход к достижению целей ОРД сложился исторически, на основе значительного опыта противодействия преступности, объективно свидетельствующего, что эффективно бороться с этим социальным явлением лишь одними гласными правовыми мерами невозможно. Современное состояние преступности, ее характеристики и тенденции не только подтверждают актуальность этой формы деятельности на сегодня, но и требуют ее дальнейшего совершенствования. В то же время, осуществление определенной части ОРД (например, реализация отдельных тактических приемов ряда ОРМ за счет административно-правовых полномочий, принятие мер профилактического характера, легализация фактических данных при возбуждении дел и др.) не только предполагает гласные действия, но и возможно только при разумном сочетании гласных и негласных форм. Система разведывательно-поисковых мер, а также их характер предопределяют: 1) особую организацию субъектов, осуществляющих ОРД: специально созданных и уполномоченных государством на проведение ОРД подразделений, укомплектованных специалистами, отвечающими целому ряду профессиональных требований; лиц, оказывающих подразделениям, осуществляющим ОРД, помощь на конфиденциальной основе (также имеющих свой правовой статус); 2) комплекс способов собирания оперативно-розыскной информации (совокупность приемов, действий и операций по познанию объекта воздействия); 3) совокупность технических, иных средств, а также приемов их использования в решении задач ОРД. Указанные характеристики (особенности) послужили критериями построения основной научной классификации теории ОРД ОВД, которая относит к упомянутому “инструментарию” комплекс оперативно-розыскных мероприятий (силы, средства, методы) и организационно-тактические формы ОРД. 3. Третьей отличительной характеристикой ОРД выступает ее социальная направленность, определяющая основную цель этой специфической формы деятельности органов внутренних дел как борьбу с преступностью путем эффективной защиты жизни, здоровья, прав, свобод человека и гражданина, собственности общества и государства от преступных посягательств. Поставив перед ОРД социально полезную цель, законодатель особо выделил среди прочих объектов защиты интересы “человека и гражданина”. В соответствии со ст.2 Конституции РФ человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Государство, таким образом, определяет ОРД в необходимых и допустимых случаях в качестве средства для охранения прав, свобод и других интересов человека и гражданина. С помощью оперативно-розыскных мер государство охраняет и собственность (в том числе и равным образом ее частную, государственную, муниципальную и иные формы). Однако, несмотря на категоричное предписание ч.2 ст.5 Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности” о том, что ОРД не допускается для достижения целей, не предусмотренных в законе, ОРД, так или иначе, выходит из обозначенных рамок, что не противоречит ее социально полезной направленности. В соответствии со ст.10 и 11 Закона РСФСР “О милиции” ее структуры вправе осуществлять оперативно-розыскные меры для выполнения возложенных на них обязанностей. Поскольку круг таких проблем включает сферу уголовно-процессуального и административного законодательства, а в соответствии со ст.2 Закона РФ “Об органах, исполняющих наказание” и аспекты уголовно-исполнительного права, можно сделать вывод, что ОРД фактически обеспечивает защиту общества от противоправных деяний, в числе которых и преступления, и административные правонарушения, и нарушения режима содержания в местах исполнения уголовного наказания. Основными же направлениями достижения обозначенной цели - задачами ОРД законодатель определил: выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших; осуществление розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, а также розыска без вести пропавших. Названные задачи оперативно-розыскной деятельности взаимосвязаны между собой, но каждая из них имеет характерное содержание, и поэтому они являются вполне самостоятельными. Необходимо учитывать то обстоятельство, что способы решения каждой из задач могут быть самые различные: 1. Выявление и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших, применительно к оперативно-розыскной деятельности предопределяют, что оперативно-розыскным путем необходимо установить, обнаружить, сделать явным не только само событие преступления и лиц, его совершивших, но и ряд связанных с этим событием обстоятельств. Раскрытие преступлений с помощью оперативно-розыскных сил и средств позволяет своевременно: выявлять латентные преступления, которые в ряде случаев могли остаться неизвестными для органов внутренних дел, условия и причины, способствующие совершению преступлений, и принимать меры по их устранению; устанавливать лиц, представляющих оперативный интерес, и применять к ним соответствующие меры. Задача выявления и раскрытия преступлений оперативно-розыскным путем должна рассматриваться в тесной взаимосвязи с уголовно-процессуальной деятельностью, поскольку профессионально проведенные ОРМ завершаются, как правило, возбуждением уголовного дела. Нередко сам факт обнаружения события преступления служит основанием для возбуждения уголовного дела. Это обстоятельство, в свою очередь, обязывает орган дознания установить лиц, его совершивших. В данном случае появляется реальная возможность с помощью оперативно-розыскной деятельности обеспечить соответствующей информацией уголовно-процессуальную деятельность, т.е. оперативные уполномоченные, выявляя лиц, причастных к преступлению, устанавливая обстоятельства преступления, получают фактические данные, свидетельствующие о происшедшем, и передают их следователю для дальнейшего использования в ходе расследования. В процессе оперативно-розыскной деятельности могут быть созданы условия и предпосылки, обеспечивающие получение практически всех видов доказательств. 2. Задача предотвращения преступлений (включая задачу их пресечения) состоит в принятии оперативно-розыскных мер, направленных на недопущение совершения противоправных деяний или устранение причин и условий, способствующих их совершению. Способы пресечения преступлений зависят от конкретных обстоятельств и могут быть самыми различными: возбуждение уголовного дела, задержание с поличным, применение уголовно-процессуальных мер пресечения. Само понятие пресечения преступлений означает принятие оперативно-розыскных мер к конкретному лицу или группе лиц с целью создания условий, препятствующих продолжению начатого преступления. 3. Розыск лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, без вести пропавших, в качестве задачи ОРД представляет собой систему организационных, процессуальных, оперативно-розыскных и иных специальных мероприятий, комплексное осуществление которых обеспечивает быстрое обнаружение разыскиваемых, установление негативных факторов, способствующих их длительному проживанию на нелегальном положении. Розыск, в отличие от задачи установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого по уголовному делу, осуществляется в отношении лица, установленного предварительным следствием (дознанием) в порядке ст.2, 3, 143 и 144 УПК РСФСР, но скрывающегося от органов дознания, следствия и суда, с целью определения его места нахождения. Другим объектом розыска могут быть также известные лица, уклоняющиеся от отбывания назначенного уголовного наказания. Перечисленные характеристики и особенности позволяют сделать вывод о том, что оперативно-розыскная деятельность органов внутренних дел есть государственно-правовая функция, основанная на законах и подзаконных правовых актах, осуществляемая специально на то уполномоченными подразделениями и должностными лицами ОВД в виде системы разведывательно-поисковых, преимущественно негласных, мер в целях решения задач борьбы с преступностью. Оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел, как и любой другой деятельности государственных органов, присущи определенные принципы (основополагающие начала), отражающие убеждения и взгляды общества на сущность, цели и задачи этой государственно-правовой формы борьбы с преступностью. Эти принципы являются отражением специфических закономерностей в области борьбы с преступностью, которая ведется с помощью оперативно-розыскных сил, средств и методов; будучи закрепленными в нормах закона, постановлениях правительства, ведомственных актах, они должны соблюдаться руководящими и другими работниками оперативных аппаратов в своей деятельности. Действующим Федеральным законом “Об оперативно-розыскной деятельности”, распространяющим свою юрисдикцию не только на органы внутренних дел, установлен ряд принципов, присущих и другим субъектам ОРД. Наряду с этими принципами теорией и практикой ОРД органов внутренних дел выработаны и вытекают из норм Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности” и ряда ведомственных нормативных актов “собственные” (при сохранении общих) принципы, отражающие ее специфику. Общими (присущими всей системе правоохранительных органов) являются следующие принципы: соблюдение законности, уважение прав и свобод человека и гражданина, сочетание централизованного руководства с развитием творческой инициативы местных органов, плановость, научность, гуманизм, равенство прав человека и гражданина перед законом. К специальным принципам (определяемым закономерностями оперативно-розыскной работы) относятся: оптимальное сочетание гласных и негласных методов и средств, соблюдение конспирации, высокая оперативная готовность подразделений, осуществляющих ОРД, и наступательность ОРМ. Обратимся к содержанию лишь некоторых из этих руководящих идей. Принцип законности означает прежде всего безусловное и точное исполнение законов и других нормативных актов (в т.ч. ведомственных актов МВД России), регламентирующих ОРД, всеми должностными лицами органов внутренних дел, ее осуществляющими. Этот принцип, являясь действительно основополагающим, получил закрепление не только в ст.3 Закона об ОРД (“Принципы оперативно-розыскной деятельности”), но и в целом ряде других. Например, ст.5 запрещает осуществлять оперативно-розыскную деятельность для достижения целей и решения задач, не предусмотренных законом; ст.6 устанавливает возможность изменения и дополнения перечисленных в ней оперативно-розыскных мероприятий только в законодательном порядке; ст.7 и 8 (соответственно) определяют основания и условия проведения оперативно-розыскных мероприятий, а ст.20-21 устанавливают формы контроля и надзора за осуществлением оперативно-розыскной деятельности. Положения принципа законности реализуются в соблюдении принципа уважения прав и свобод человека и гражданина. Принцип уважения прав и свобод человека и гражданина проявляется в целях оперативно-розыскной деятельности. ОРД, защищая личность от преступных посягательств, должна обеспечить условия для полной реализации прав и свобод. Таким образом, признается их приоритетность по отношению к другим социальным ценностям. Принцип одинаково распространяется на законопослушных граждан и лиц, замышляющих, подготавливающих и совершивших преступления и ставших в связи с этим объектами ОРД. Защита личности при проведении ОРД может осуществляться предусмотренными Законом об ОРД путями: запрещение либо ограничение проведения оперативно-розыскных мероприятий, нарушающих конституционные права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений; на неприкосновенность жилища (см. ч.2, 7 ст.8); соблюдение положений о постановке гражданина в известность о характере сведений о нем, если таковые имеются в распоряжении органов, осуществляющих ОРД, и это не противоречит требованиям конспирации и исключает возможность разглашения государственной тайны (см. ст.5); запрещение сообщения кому бы то ни было сведений о личной жизни гражданина, касающихся его чести, способных повредить его законным интересам, без его согласия (за исключением случаев, когда это необходимо для предотвращения преступления, а также производства по уголовным делам (см. ч.2 ст.7)). Это требование усиливается в отношении граждан, оказывающих содействие ОВД, в т.ч. на конфиденциальной основе - нарушение их прав путем придания гласности таким сведениям допускается только с их письменного согласия и в случаях, предусмотренных законодательством (см. ч.2 ст.12); обжалование незаконных (с точки зрения личности) оперативно-розыскных действий, нарушающих ее права, противоречащих ее законным интересам; осуществление ведомственного, прокурорского и судебного надзоров за ОРД, которые позволяют выявлять и устранять допущенные нарушения. Принцип сочетания централизованного руководства с развитием творческой инициативы на местах предусматривает развитие демократических начал в деятельности органов внутренних дел в целом и при осуществлении оперативных функций. Этот принцип позволяет в условиях “вертикального” подчинения установить единую ведомственную политику на основе единоначалия при возможности коллективного обсуждения наиболее крупных актуальных проблем деятельности органов внутренних дел и их оперативных аппаратов. Принцип плановости находит свое отражение в организации деятельности ОВД и их оперативных подразделений. Перспективное, текущее планирование ГОРОВД, его отдельных служб, а также личные планы должностных лиц позволяют упорядочить осуществление ОРД не только во времени и в пространстве, но и по кругу исполнителей. Принцип научности предполагает, что оперативно-розыскные меры разрабатываются с учетом последних достижений науки, проводятся в жизнь с применением современных научно-технических средств и приемов, в т.ч. компьютерной техники, при всемерном использовании обобщенного и теоретически осмысленного положительного опыта работы. Научный подход - это глубокий анализ инфраструктуры преступности и тех социально-экономических факторов, которые на нее влияют, а также эффективности применения оперативно-розыскных сил, средств и методов. Принцип научности должен соблюдаться и в нормотворческой деятельности, при обобщении передового опыта в специальных изданиях МВД России - научно-практических пособиях, методических рекомендациях, экспресс-бюллетенях и других формах информирования практических оперативных подразделений. Принцип сочетания гласных и негласных методов и средств отражает сущность оперативно-розыскной деятельности и означает, что: - отдельные оперативно-розыскные мероприятия (прежде всего заимствованные из криминалистики: опрос, наведение справок, сбор образцов для сравнительного исследования, исследование предметов и документов и др.) могут осуществляться как гласно, так и негласно; - оперативно-розыскная деятельность связана с другими видами правоохранительной деятельности (административной, уголовно-процессуальной, уголовно-исполнительной), которые используются для легализации полученной оперативно-розыскной информации и конспирации ее конфиденциальных источников. Принцип соблюдения конспирации означает необходимость и легитимность использования в процедурах осуществления ОРД правил и приемов, обеспечивающих сохранность секретности сведений о способах и источниках получения оперативной информации, принадлежности отдельных структур и сотрудников к оперативным подразделениям. Такие меры необходимы в интересах успешной борьбы с преступниками, значительная часть которых активно противодействует органам внутренних дел, используя криминальные формы. Соблюдение конспирации в деятельности оперативных аппаратов обусловлено рядом обстоятельств. 1. Оперативно-розыскная работа для того и существует, чтобы тайно, инициативно выявлять, предотвращать и раскрывать преступные действия, которые готовятся и совершаются скрыто, в так называемых условиях неочевидности. Тайным способам совершения преступлений государство противопоставляет тайные способы их раскрытия. 2. Принцип конспирации проявляется в отнесении значительного объема сведений оперативно-розыскного характера к государственной тайне. В соответствии с Законом об ОРД и Законом РФ “О государственной тайне” от 21 июля 1993 г. к сведениям, составляющим государственную тайну в области оперативно-розыскной деятельности, относятся данные: о силах, средствах, источниках, методах и планах, используемых или использованных при проведении негласных оперативно-розыскных мероприятий; результатах оперативно-розыскной деятельности; организации и тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий; лицах, внедренных в организованные преступные группы; штатных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность; лицах, сотрудничающих или сотрудничавших на конфиденциальной основе с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность; финансировании оперативно-розыскной деятельности, если эти данные раскрывают перечисленные сведения; методах и средствах защиты секретной информации. Разглашение данных сведений, как показывает опыт российских и зарубежных правоохранительных органов, приводит к негативным последствиям, препятствует выполнению задач ОРД, подрывает механизм государственного контроля за криминальными явлениями в обществе, активизирует организованную преступность и коррупцию. 3. Сотрудники, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, обязаны исключить разглашение оперативных сведений во избежание преждевременной (читай - незаконной) компрометации лиц, в отношении которых они поступили, т.к. условия получения оперативной информации зачастую не могут гарантировать ее полноту и достоверность, что не позволяет считать ее достаточным основанием для признания лица (вне установленной уголовно-правовой процедуры) причастным к совершению преступления и требует дополнительной и тщательной проверки. 4. Конспирация является в ряде случаев обязательным условием оказания гражданами помощи ОВД в борьбе с преступностью, гарантией соблюдения их конституционных прав и свобод, прав на защиту интересов собственных, общественных, государственных, в т.ч. специальных, прав на конфиденциальное содействие (см. ст.17-18 Закона об ОРД). (См. Приложения 7, 8.) 5. Условия конспирации обеспечиваются и строгим ограничением круга лиц, допущенных к оперативно-розыскным материалам указанного характера (см. п.4), и процедурами заключения контрактов, и использованием оперативных средств и др. 6. Организация и тактика ОРД регламентированы ведомственными нормативными актами ограниченного доступа, с которыми могут ознакомиться должностные лица, имеющие допуск к сведениям, составляющим государственную тайну. В этих нормативных актах принцип конспирации получил наиболее детальную конкретизацию. Информационное поле ОРД формируется из трех видов сведений: открытого характера - не имеют ограничений по кругу пользователей, проявляющих интерес к праву. Они формируются государственными органами и обнародуются через популяризацию правовых основ ОРД (Конституции, законов, указов Президента, нормативных актов, комментариев и др.) в средствах массовой информации и иных социально значимых нормах; дозированного характера - предназначены для определенного круга лиц, имеющих допуск к специальным источникам, содержащим сведения “для служебного пользования”; закрытого (секретного) характера - ограничивают круг пользователей лицами, допущенными к государственной тайне. Необходимость защиты и охраны двух последних уровней информации в силу ее важности для решения задач ОРД возведена в ранг основополагающего начала (принципа) этого вида правоохранительной деятельности. Принцип наступательности ОРМ и высокой оперативной готовности подразделений и сотрудников, осуществляющих ОРД, означает определение действий криминально активных лиц, своевременное принятие мер по устранению условий, способствующих совершению преступлений, пресечению и раскрытию совершаемых и совершенных преступлений. Постоянная оперативная готовность подразделений и должностных лиц, осуществляющих ОРД, к выполнению своих задач складывается из следующих факторов: - высокое профессиональное мастерство сотрудников и создание благоприятного психологического климата в оперативных подразделениях; - наличие специальной (криминалистической и оперативной) техники, обеспечивающей выявление, фиксацию фактов преступлений и их следов (материальных и идеальных), могущих быть доказательствами; - достаточный уровень организации ОРД, включающий: заблаговременную подготовку каналов прохождения оперативной информации о подготавливаемых, совершаемых и совершенных преступлениях от граждан в ОВД, а также информационных массивов, содержащих сведения криминального характера (о событиях, лицах и предметах); качественный подбор и расстановку штатных сотрудников оперативных подразделений и конфидентов[83] по объектам и линиям оперативного обслуживания; своевременную разработку и введение в действие типовых планов развертывания сил ОВД при необходимости “оперативного реагирования”; комплексное использование сил, средств и методов ОРД. Некоторые специалисты в области ОРД относят к ее принципам внепартийность, подконтрольность[84], всесторонность, полноту и объективность исследования обстоятельств дел оперативного учета, привлечения конфидентов[85] и др. § 3. Правовые, морально-этические и психологические основы оперативно-розыскной деятельности Правовая основа оперативно-розыскной деятельности представляет собой совокупность нормативных актов, регулирующих группы общественных отношений между государством и лицом в процессе обеспечения безопасности человека и общества путем применения специальных методов, сил и средств, если иными мерами нейтрализация угроз жизненно важным интересам человека и общества затруднена или невозможна. Такое регулирование носит функционально-служебный характер и осуществляется: федеральными законами РФ; нормативно-правовыми актами РФ; ведомственными и межведомственными подзаконными актами. К первой группе нормативных актов относится Конституция РФ как базовый источник регулирования ОРД в России. Так, в ст.2 Конституции РФ определяются основные права и свободы человека и гражданина, подлежащие защите; в ст.23 - неотъемлемые права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а в ст.25 - право на неприкосновенность жилища. Ограничение указанных прав допускается только в случаях, установленных федеральным законодательством в той мере, в какой это необходимо в целях защиты от преступных посягательств в отношении жизни, здоровья, прав и интересов других лиц, а также интересов общества и государства. Конституция же гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод (ст.46). “Ядром” правовой основы оперативно-розыскной деятельности являются правовые нормы Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”. Будучи законодательным актом, закон регулирует отношения в области оперативно-розыскной деятельности, определяет ее содержание и закрепляет систему гарантий законности при осуществлении оперативно-розыскных действий (мероприятий). К другим правовым актам этой группы относятся федеральные законы, регулирующие отношения, связанные с оперативно-розыскной деятельностью. К ним относятся: Уголовный кодекс РФ (вступил в силу 1 января 1997 г.); Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР (в ред. от 21 декабря 1996 г.); Уголовно-исполнительный кодекс РФ (от 8 января 1997 г.); Закон РФ “О частной детективной и охранной деятельности в РФ” (от 11 марта 1992 г.); Закон РФ “О государственной тайне” (от 21 июля 1993 г.); Закон РСФСР “О милиции” (от 18 апреля 1991 г., в ред. от 31 марта 1999 г.); Закон РФ “Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы” (от 21 июля 1993 г.); Федеральный закон “Об информации, информатизации и защите информации” (от 20 февраля 1995 г.); Федеральный закон “О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов” (от 20 апреля 1995 г.); Федеральный закон “О прокуратуре РФ” (от 17 января 1992 г.); Федеральный закон “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений” (от 15 июля 1995 г.); Федеральный закон “О связи” (от 16 февраля 1995 г.); Федеральный закон “О государственной дактилоскопической регистрации в РФ” (от 25 июля 1998 г.); Федеральный закон “О наркотических средствах и психотропных веществах” (от 8 января 1998 г.). Ко второй группе относятся акты Президента РФ, парламента (как представительного и законодательного органа РФ), Правительства РФ. В настоящее время действуют следующие Указы Президента РФ, связанные с ОРД органов внутренних дел: Об упорядочении организации и проведения оперативно-розыскных мероприятий с использованием технических средств (от 3 апреля 1995 г. № 334); Перечень сведений, отнесенных к государственной тайне (от 30 ноября 1995 г. № 1203); О мерах по упорядочению разработки, производства, реализации, приобретения в целях продажи, ввоза в РФ и вывоза за ее пределы, а также использования специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации (от 9 января 1996 г. № 21); О мерах по усилению борьбы с терроризмом (от 7 марта 1996 г. № 338); О координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью (от 18 апреля 1996 г. № 567); Положение о Министерстве внутренних дел РФ (от 22 апреля 1996 г. № 586); Об утверждении перечня сведений конфиденциального характера (от 6 марта 1997 г. № 188). Правительством РФ приняты следующие постановления, регламентирующие отношения в сфере оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел: Положение о Государственном фонде борьбы с преступностью (от 17 ноября 1994 г. № 1272); Об утверждении перечня предметов, запрещенных к пересылке по сети почтовой связи, и порядка их изъятия и уничтожения (от 6 марта 1996 г. № 260); О порядке выдачи оружия лицам, подлежащим государственной защите (от 17 июля 1996 г. № 831); Об утверждении Положения о Национальном центральном бюро Интерпола (от 14 октября 1996 г. № 1190); Об утверждении Положения о направлении материальных носителей, содержащих дактилоскопическую информацию, в органы внутренних дел; и др. К третьей группе относятся нормативные акты ведомств, осуществляющих ОРД либо ее контролирующих (в т.ч. совместные). Нормативные акты МВД России содержат детализацию вопросов, раскрывающих сущность сил, средств, методов и форм оперативно-розыскной деятельности, а также организацию и тактику их использования оперативными подразделениями системы МВД России в борьбе с преступностью. Значительная часть этих нормативных актов, как правило, носит закрытый (служебный или секретный) характер. Совместные ведомственные нормативные акты регулируют отношения нескольких ведомств по поводу осуществления ОРД. К ним можно отнести: Положение о совместных следственно-оперативных группах (бригадах) органов прокуратуры, внутренних дел, безопасности и налоговой полиции для пресечения и расследования деятельности организованных преступных групп (см. приложение к Приказам Генерального прокурора от 17 мая 1995 г. № 32, Министра внутренних дел от 12 мая 1995 г. № 199, директора ФСБ от 18 мая 1995 г. № 73, директора ФСНП от 22 мая 1995 г. № 278); Межведомственную инструкцию об основах организации и тактики проведения соответствующих технических мероприятий (объявлена совместным Приказом ФСБ, МВД, СВР, ФСО, СБ, ФПС, ФСНП и ГТК РФ от 19 июня 1996 г.); Указание Генерального прокурора РФ от 20 июля 1996 г. № 44/15 и Министра внутренних дел РФ от 25 июля 1992 г. № 1/12812 “О порядке представления органами внутренних дел материалов для осуществления прокурорского надзора за исполнением Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”; и др. К этой же группе относятся нормативные акты (приказы) Генеральной прокуратуры РФ, хотя и не входящие в число правовых актов, регламентирующих оперативно-розыскную деятельность, но связанные с надзором за ее осуществлением: Об организации прокурорского надзора за расследованием и раскрытием преступлений (от 29 июня 1994 г. № 31); Об организации надзора за исполнением Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности” (от 9 августа 1996 г. № 48); и др. Особую группу правовых норм, регулирующих отношения в сфере ОРД, составляют некоторые договоры и соглашения международно-правового характера. К ним следует отнести: Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод (от 4 ноября 1950 г.); Международный пакт о гражданских и политических правах (от 16 декабря 1966 г.); Конвенцию против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (от 10 декабря 1984 г.); Венскую конвенцию ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических и психотропных средств (от 1988 г.); Декларацию ООН о защите всех лиц от насильственного исчезновения (от 18 декабря 1992 г.). Разновидностью норм этой группы являются соглашения, заключенные МВД России с аналогичными министерствами государств - членов СНГ (см. Приложение 4). Кроме того, МВД России заключило двухсторонние соглашения с правоохранительными органами отдельных зарубежных стран, содержащие положения, касающиеся ОРД (см. Приложение 5), а также двухсторонние договоры о правовой помощи (в т.ч. по уголовным делам): Соглашение между Правительством РФ и Правительством Республики Узбекистан о сотрудничестве в борьбе с преступностью (от 21 июля 1995 г.); Соглашение между Правительством РФ и Правительством США о сотрудничестве по уголовно-правовым вопросам (от 6 февраля 1996 г.). Анализ правовых норм, регулирующих институты оперативно-розыскной деятельности, позволяет сделать вывод, что они определяют организационные, процессуальные (оперативно-процессуальные) и содержательные - оперативно-тактические (материальные) отношения в этой сфере деятельности ее субъектов. Морально-этические основы приобретают особую актуальность в современных условиях осуществления ОРД. Являясь непременным условием профессиональной деятельности подразделений и должностных лиц, реализующих эту государственно-правовую функцию, мораль и этика указывают на сложность и разноплановость (многоаспектность) оперативной работы. Мораль по отношению ко всем видам человеческой деятельности занимает особое место. Преступное посягательство на права и свободы личности, общества и государства с позиции морали всегда рассматривалось как социальное зло. Тяжкие, неочевидные преступления подготавливаются и совершаются, как правило, с применением оружия или новейших научно-технических средств и технологий, с маскировкой или уничтожением следов содеянного и другими ухищрениями. Поэтому государство, защищая конституционные интересы своих граждан, наделяет правоохранительные органы правом использования специальных (оперативно-розыскных) сил, средств и методов для своевременного выявления, предупреждения и раскрытия таких преступлений. В этом прежде всего и проявляется глубоко нравственный и гуманный характер оперативно-розыскной деятельности. Нравственное значение цели, средств и практического результата определяет нравственную ценность оперативно-розыскной деятельности. Причем морально-этическим критерием здесь выступает не пресловутая целесообразность, когда “цель оправдывает средства”, а интересы государства, выражающие самые разнообразные отношения между людьми. Стратегический аспект этих отношений охватывает моральные ценности (идеалы) и имеют моральную ориентированность. Вот почему в центре внимания находятся проблемы не только обоснования благородства целей, но и оправданности, допустимости средств их достижения. Морально-правовая оценка различными представителями общества применяемых в оперативно-розыскной деятельности средств никогда не была единодушной, однозначной. Напротив, она была нередко полярной, в зависимости от того, какое положение относительно преступления занимает тот или иной индивид: одна позиция у потерпевшего, другая - у преступника. Моральные, нравственно-этические аспекты борьбы с преступностью всегда вызывали и вызывают серьезные дискуссии. Инструментарий, который государство использует для защиты своих интересов, прав и свобод человека и гражданина, обычно соответствует нравственным ценностям общества. При этом использование одного и того же инструмента может быть оценено как полезное или вредное. В этом смысле негласное наблюдение, перлюстрация корреспонденции, оперативный эксперимент и подобные ОРМ находятся в определенном противоречии с нормами морали. Но в борьбе с преступностью общество вынуждено использует адекватные средства. В связи с этим задачей законодателя является разработка правового механизма их применения, методов контроля и надзора. Известны слова знаменитого русского сыщика А.Ф.Кошко: “Конечно, с этической стороны некоторые из применявшихся мною способов покажутся качества сомнительного; но в оправдание общепринятой тут практики напомню, что борьба с преступным миром, нередко сопряженная с смертельной опасностью для преследующего, может быть успешной лишь при условии употребления в ней оружия, если и не равного, то все же соответствующего “противнику”[86]. Отмеченная “полярность” имеет особое значение для оперативно-розыскной деятельности, поскольку она, будучи, по определению, преимущественно негласной, не находится под непосредственным контролем общественности и властных структур. Наиболее остро, особенно в последнее время, обсуждались нравственно-этические аспекты использования негласных разведывательных средств оперативной деятельности, в частности конфиденциального содействия граждан органам, осуществляющим ОРД. Волна дискредитации этого важнейшего государственно-правового института была вызвана, с одной стороны, непониманием многими (в т.ч. представителями СМИ) его места в противоборстве с мимикрирующей преступностью, с другой стороны, умышленным его отрицанием под флагом “демократизации и гласности” теми, кто желал бы избавиться и от этой формы социального контроля. Серьезной нравственной ошибкой в этом вопросе явилась многолетняя практика государственных органов скрывать от граждан сам факт объективной необходимости негласной работы. Тем самым была создана ситуация, когда такая работа оставалась “большим секретом” для правопослушных граждан, защищать которых она призвана, и была в большей степени известна “авторитетам преступного мира”, лицам, неоднократно судимым. Актуальность же и общественная необходимость наличия негласных средств в борьбе с преступностью в современный период, а значит и социальная ценность еще больше возросли. Государственно-правовыми, а следовательно, и морально-этическими предпосылками использования негласных средств являются прежде всего объективная потребность и социальная обусловленность оперативной работы, подтвержденная историческим опытом и направленная на защиту интересов общества и подавляющего большинства его граждан от преступных посягательств. Различие между коварным обманом и следственной хитростью рассматривается и криминалистами. По мнению Р.С.Белкина, “следственная хитрость в какой-то степени сродни военной и основана либо на заблуждении противника, либо на учете его психологического состояния. Но если военная хитрость допускает использование прямого обмана противника, игру на его низменных побуждениях, создание в его рядах атмосферы страха и паники, ибо там в буквальном смысле слова идет борьба с врагом, то пределы допустимого в следственной хитрости принципиально иные. Разрабатывая тактические приемы, основанные на следственной хитрости, криминалистика неизменно исходит из принципа законности этих приемов и соответствия их требованиям нравственности”[87]. Таким образом, рассматривая проблему сопоставления обмана и хитрости (применение негласных мероприятий и операций), можно сделать вывод, что эта проблема более нравственная, чем правовая. Усиление преступной экспансии позволяет значительную часть преступников отнести к противникам; но это не значит, что “воевать” с ними следует не считаясь с правилами (конвенциями). Право как форма общественных отношений и мораль как форма общественного сознания выполняют общую социальную функцию - регулируют поведение людей. Отсюда общность, тесное взаимодействие норм права и морали. Можно сказать, что правосознание и правовые нормы, нравственное сознание и нравственные нормы действуют в единой системе общественных отношений, хотя и регулируют стороны этих отношений специфическими средствами[88]. В нормах права, по идее, должна быть выражена высшая мораль общества. Те же закономерные признаки соотношений права и морали легли в основу регулирования общественных отношений, возникающих в сфере оперативно-розыскной деятельности. Моральность оперативно-розыскного права - это проявление его ценностной характеристики, ибо оно призвано противостоять беззаконию и произволу. Морально-этические нормы и правила, лежащие в основе оперативно-розыскной деятельности, предопределяют требования к нравственным качествам личности сотрудников, осуществляющих ОРД. Как уже говорилось, это определяется спецификой оперативно-поисковой работы, и нашло отражение в новых нормативных актах, регулирующих ОРД. Речь идет не только о принятии решения о проведении ОРМ, ограничивающих конституционные права граждан, но и недопустимости разглашения сведений, связанных с личной жизнью граждан, ставших известными в ходе ОРД. В сложных конфликтных ситуациях борьбы с преступностью с применением оперативно-розыскных мер исключительно важна жизненная позиция сотрудника, правильное определение им своего места и роли в общественной жизни. Это особенно значимо на фоне коренных социальных изменений, происходящих в стране, и связанно с переоценкой ценностей, лежащих в основе жизненной позиции сотрудников. Уходу сотрудников с оперативной работы, позиции выжидания, нейтрального наблюдателя, пассивности, потере оперативного интереса, вероятному малодушию либо прямому предательству работника в случае откровенного или скрытого воздействия путем угроз, шантажа, запугивания, подкупа, провокации, демонстрированию влиятельных связей со стороны преступников может быть противопоставлена морально-нравственная убежденность сотрудников оперативных аппаратов в правоте осуществляемого дела, развитая способность видеть общую перспективу за конкретными и частными задачами, которые им приходится решать. Реально требования морали и этики воплощение у оперативного работника в долге, обязанности и ответственности, которые выступают как служебные функции и облечены в морально-этическую форму осознанного практического выполнения оперативно-розыскных задач. Знание основ психологической науки приобретает исключительное значение для решения задач ОРД. Это предопределено следующими положениями. Главным в работе сотрудников ОВД, осуществляющих ОРД, является работа с людьми как основными источниками информации. Эта деятельность состоит из ряда взаимосвязанных аспектов: изучение и оценка людей, установление и развитие с ними психологических контактов, оказание на них влияния и т.д. Оперативному сотруднику в условиях дефицита информации и неограниченной области поиска приходится устанавливать факты и обстоятельства, вызывающие отрицательные эмоции, и постоянно общаться с людьми - носителями отрицательных психологических качеств. Это крайне затрудняет процесс познания истины и часто приводит к ошибкам. Такая работа требует специфических морально-волевых и интеллектуальных качеств. Знание психических закономерностей, применение в процессе оперативно-розыскной деятельности определенных психологических методов облегчает труд сотрудника правоохранительных органов, помогает ему регулировать и строить взаимоотношения с заинтересованными людьми, глубже понимать мотивы их поступков, познавать объективную действительность, правильно оценивать ее и использовать результаты познания в практической оперативно-розыскной деятельности. Знание психологии дает возможность контролировать собственные познавательные, волевые, эмоциональные процессы, влиять на эти процессы у других лиц, правильно принимать решения, т.е. руководить людьми. Решение задач оперативно-розыскной деятельности, как и многих других задач, значимых для жизни общества, определяется возрастающей ролью человеческого фактора. Под “человеческим фактором” здесь понимается широкий круг социально-психологических, психологических и психофизиологических свойств, которыми обладают люди и которые, так или иначе, проявляются в их конкретной деятельности, в т.ч. в оперативно-розыскной, оказывая влияние на эффективность и качество этой деятельности. Когда речь идет о человеке, его потребностях, мотивах поведения и интересах, творческих и других способностях, об интеллекте и эмоциональности, воле и характере, сознании и самосознании, социальной ориентации и ценностных установках (например, личность оперативного сотрудника как носителя профессиональных, в т.ч. психологических, качеств), неизбежно на первый план выдвигается его психика. В настоящее время уже невозможно себе представить высококвалифицированное расследование дела, сопровождающееся использованием оперативно-розыскных возможностей, без привлечения психологических познаний. Актуальным требованием времени является необходимость создания практической оперативно-розыскной психологии, способной надежно диагностировать психологические качества людей, прогнозировать их поведение и, при необходимости, управлять ими с учетом объективных и субъективных обстоятельств противоправного поведения. Общей задачей оперативно-розыскной психологии является содействие в борьбе с преступностью психологическими приемами и методами. К специальным задачам оперативно-розыскной психологии следует отнести: изучение закономерностей влияния психических явлений субъектов оперативной работы на степень эффективности их деятельности (в т.ч. по отдельным ее направлениям); изучение закономерностей влияния оперативной работы на психику осуществляющих ее субъектов; изучение закономерностей общения субъектов и объектов оперативно-розыскной деятельности; исследование личности объектов оперативно-розыскной деятельности и создание их оперативно-психологической типологии; изучение закономерностей общения сотрудников оперативных подразделений органов внутренних дел между собой и с сотрудниками взаимодействующих с ними неоперативных служб; разработка методик программ отбора и подбора субъектов оперативно-розыскной деятельности; разработка психологических основ обучения и воспитания субъектов оперативно-розыскной деятельности; разработка системы тактических приемов общения в процессе оперативно-розыскной деятельности; разработка тактико-психологических приемов руководства и управления оперативными подразделениями органов внутренних дел. Указанный перечень специальных задач не может быть исчерпывающим, поскольку по мере развития оперативно-розыскной деятельности и оперативно-розыскной психологии будет происходить их дальнейшее уточнение и дополнение. Лекция 3. Субъекты оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел и их правовое положение Теория оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел традиционно относит к субъектам (силам) ОРД подразделения и входящих в них должностных лиц органов, уполномоченных на осуществление ОРД, а также иных лиц, добровольно участвующих в подготовке или проведении оперативно-розыскных мероприятий (действий) и реализующих свое право на это в гласной или негласной форме. Будучи наделенными действующим законодательством определенными правами и взявшие на себя обязательства, они, в рамках их полномочий, становятся субъектами этой формы государственной деятельности. Государство, в свою очередь, берет на себя обязанность по их правовой, социальной и иной защите. Различное правовое положение, реальные возможности участия в ОРД позволяют разделить всех представителей указанных сил на три основные категории: штатные сотрудники подразделений органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность; лица, гласно участвующие в подготовке или осуществлении отдельных оперативно-розыскных мероприятий; лица, конфиденциально содействующие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность. Характеристике каждой категории сил и их правовому положению посвящена настоящая лекция. § 1. Подразделения органов внутренних дел, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, их задачи, компетенция. Социально-правовая защита сотрудников В соответствии с ч.1 ст.13 Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности” правом осуществления ОРД на территории РФ, наряду с оперативными подразделениями органов Федеральной службы безопасности, федеральных органов налоговой полиции, федеральных органов государственной охраны, органов пограничной службы, таможенных органов, службы внешней разведки, наделены и оперативные подразделения органов внутренних дел. Право на осуществление оперативно-розыскной деятельности отдельными подразделениями органов внутренних дел “продублировано” предписаниями ч.1 ст.118 УПК РСФСР (“Обязанности органов дознания”), ч.2 ст.8 и п.16 ст.11 Закона “О милиции” (“Права криминальной милиции”), а также положениями подзаконных нормативных актов (в т.ч. ведомственных), определяющими правовой статус конкретных подразделений. Оперативные подразделения ОВД состоят из штатных сотрудников (т.е. лиц, имеющих специальные звания милиции, внутренней службы), осуществляющих оперативно-розыскную работу гласно либо негласно в объеме, установленном для них соответствующими ведомственными нормативными актами МВД России. Таким образом, в силу специфики выполняемых задач персонал оперативных подразделений ОВД подразделяется на штатных (кадровых) сотрудников, осуществляющих оперативно-розыскные функции преимущественно легально (гласно), не конспирируя свою принадлежность к ОВД, и оперативных работников, чья принадлежность к правоохранительным органам конспирируется (т.е. их работа осуществляется только негласно). Первые вправе сочетать проведение ОРМ с административно-правовыми, уголовно-процессуальными и другими правовыми действиями, вторые применяют только разведывательные методы по добыванию информации. Кроме того, в зависимости от компетенции оперативные подразделения осуществляют и различные оперативно-служебные задачи. Указанные обстоятельства позволяют условно разделить все оперативные аппараты ОВД на две группы. В полном объеме, установленном Федеральным законом “Об оперативно-розыскной деятельности”, осуществляют ОРД подразделения и сотрудники: уголовного розыска, по борьбе с экономической преступностью, по борьбе с организованной преступностью, по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, по борьбе с преступлениями в сфере высоких технологий[89], собственной безопасности, по борьбе с преступными посягательствами на грузы органов внутренних дел на транспорте. В неполном объеме, установленном ведомственными нормативными актами МВД России, выполняя по поручению (заданию) подразделений первой группы лишь отдельные оперативно-розыскные мероприятия, осуществляют ОРД подразделения и сотрудники: оперативного поиска, оперативно-технических мероприятий, радиоэлектронной безопасности, Национального центрального бюро (НЦБ) Интерпола в России, милиции общественной безопасности (МОБ), ведущие борьбу с преступлениями в рамках своей компетенции (в т.ч. экономическими) и работу по установлению личности граждан (см. схему 1). Схема 1 Общая классификация субъектов оперативно-розыскной деятельности Общая классификация субъектов оперативно-розыскной деятельности Как видно, функциональные обязанности сотрудников оперативных служб ОВД разнообразны в зависимости от конкретных задач, выполняемых ими, но все они могут быть объединены одной главной особенностью - использованием в борьбе с преступностью оперативно-розыскных возможностей. В своей практической деятельности, независимо от осуществляемых задач, сотрудники оперативных подразделений ОВД выполняют организационно-управленческие и исполнительские функции. Реализуя первую (организационно-управленческую) функцию, они привлекают к борьбе с преступностью отдельных граждан на негласной (конфиденциальной) и гласной основе, штатных сотрудников других служб ОВД, а также представителей общественных формирований. В этих целях ими осуществляется весь управленческий цикл: намечаются цели, определяются пути их достижения, подбираются соответствующие исполнители, которым ставятся конкретные задачи, проводится обучение порядку (технологии) их выполнения, оказывается необходимая помощь, а на заключительном этапе - проводится контроль исполнения, корректируются первоначальное решение или меры по его реализации. Элементы управленческого цикла присутствуют при проведении любых сколько-нибудь сложных и объемных оперативно-розыскных мероприятий и операций. В рамках исполнительской (функциональной) деятельности сотрудники оперативных подразделений непосредственно (лично) применяют силы, средства и методы оперативно-розыскной деятельности для решения задач, входящих в их компетенцию (см. ч.4 ст.6 Закона об ОРД). В зависимости от указанных направлений деятельности и специализации оперативные подразделения ОВД выполняют различные задачи. Остановимся подробно лишь на задачах подразделений первой группы. Так, основными задачами подразделений уголовного розыска (УР) являются следующие: предупреждение и раскрытие преступлений против личности; предупреждение и раскрытие имущественных преступлений; предупреждение и раскрытие преступлений несовершеннолетних; содействие подразделениям по борьбе с организованной преступностью; содействие подразделениям по борьбе с незаконным оборотом наркотиков; осуществление розыскной работы (поиск преступников и лиц, без вести пропавших). Для подразделений по борьбе с экономическими преступлениями (БЭП) основными задачами являются: борьба с преступлениями в агропромышленном комплексе; преступлениями в промышленности и сельском хозяйстве; преступлениями во внешнеэкономической деятельности; преступлениями на потребительском рынке; преступлениями в сфере приватизации и кредитно-финансовых отношений; фальшивомонетничеством; нарушением правил валютного регулирования. Подразделения по борьбе с незаконным оборотом наркотиков (БНОН) выполняют следующие основные задачи: анализ оперативной обстановки по линии наркомании, прогнозирование тенденций этого явления, комплексное планирование борьбы с данным видом преступлений; выявление и перекрытие источников и каналов поступления в незаконный оборот наркотиков на обслуживаемой территории; обеспечение оперативного контроля за деятельностью дельцов наркобизнеса с международными и межрегиональными связями, перевозчиков и сбытчиков наркотических средств; организация работы по пресечению нарушений установленных правил производства, приобретения, хранения, учета, отпуска, перевозки наркотических и сильнодействующих лекарственных препаратов. Подразделения по борьбе с организованной преступностью (БОП) созданы для выполнения следующих задач: пресечение деятельности преступных сообществ (организаций), банд и организованных групп, имеющих региональные, межрегиональные и международные связи; изобличение в совершении преступлений их организаторов и участников; борьба с коррупцией в органах государственной власти субъектов Российской Федерации. Перед относительно новыми (в сравнении с остальными) подразделениями обеспечения собственной безопасности (служба собственной безопасности - ССБ) поставлены задачи реализации системы мер по нейтрализации потенциальных и реальных угроз: нормальному функционированию органов внутренних дел, в т.ч. подразделений, осуществляющих ОРД; личной безопасности сотрудников органов внутренних дел, членов их семей и близких, а также лиц, оказывающих содействие подразделениям, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность. Поскольку такие угрозы могут носить внутреннюю и внешнюю направленность, то и деятельность ССБ направлена на решение двух групп задач. Первая группа: выявление среди сотрудников ОВД коррумпированных лиц, а также лиц, замышляющих, подготавливающих или совершающих должностные и иные преступления; недопущение наступления вредных последствий правонарушений сотрудников для деятельности органов внутренних дел. Вторая группа: установление преступных устремлений против органов внутренних дел; обнаружение и нейтрализация деятельности лиц, замышляющих, подготавливающих или совершающих преступления против органов внутренних дел, их сотрудников и других лиц, защита которых отнесена к их компетенции[90]; выявление, предупреждение и пресечение попыток проникновения преступных элементов в систему органов внутренних дел или оказания негативного влияния на ее деятельность. Задачи оперативных подразделений ОВД воспроизводятся и конкретизируются в обязанностях, которые возлагаются на них как на структурные части милиции в целом и на службы, выполняющие специальные оперативно-розыскные функции. По содержанию ст.10 Закона РСФСР “О милиции” можно определить, что в обязанности оперативных подразделений милиции входит принятие целого ряда мер оперативно-розыскного, административно-правового и уголовно-процессуального характера. Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности” детализирует их обязанности по реализации именно оперативно-розыскных функций в ст.14 Закона об ОРД: 1) принимать в пределах своих полномочий все необходимые меры по защите конституционных прав и свобод человека и гражданина, собственности, а также в пределах своей компетенции содействовать обеспечению безопасности общества и государства. Эта обязанность следует из конституционного положения (ст.2 Конституции РФ) о том, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Поэтому признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина (в т.ч. имущественных) - первейшая обязанность государства и его органов. Однако защита конституционных прав и свобод предполагает взаимную ответственность государства и граждан. Поэтому, согласно ст.23, 25, 55 Конституции РФ, права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом (только в той мере, в какой это необходимо) в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. 2) исполнять в пределах своих полномочий поручения в письменной форме органа дознания, следователя, указания прокурора и решения суда о проведении оперативно-розыскных мероприятий по уголовным делам, принятым ими к производству. Подразделения органов внутренних дел, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность в пределах своих полномочий, обязаны исполнять поручения органа дознания, следователя, указания прокурора и решения суда о проведении оперативно-розыскных мероприятий. Причем поручения, указания и решения обязательны к исполнению в случае соответствия их следующим требованиям: 1) они должны быть даны в письменной форме; 2) должны исходить от лиц и органов, принявших уголовное дело к производству; 3) не должны определять тактику проведения мероприятий. Ответственность за законность и обоснованность проведения оперативно-розыскных мероприятий несут органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность. Поручения, указания и решения адресуются органу, уполномоченному на осуществление оперативно-розыскных мероприятий, но не конкретному сотруднику. Руководитель органа, получивший соответствующий документ, назначает сотрудника, ответственного за проведение оперативно-розыскного мероприятия. Исключения составляют ситуации, когда следователь и оперуполномоченный работают в составе одной следственно-оперативной группы. В этом случае поручения следователя, который руководит расследованием, обязательны для оперативного работника. 3) выполнять на основе и в порядке, предусмотренных международными договорами Российской Федерации, запросы соответствующих международных правоохранительных организаций, правоохранительных органов и специальных служб иностранных государств. Одним из оснований проведения оперативно-розыскных действий (мероприятий) в соответствии со ст.7 Закона об ОРД являются запросы международных правоохранительных организаций и правоохранительных органов иностранных государств на основе международных договоров Российской Федерации. Согласно этому положению выполнение таких запросов является одной из обязанностей подразделений органов внутренних дел, осуществляющих ОРД. Россия, являясь членом Интерпола, обязана в соответствии с уставом этой международной полицейской организации осуществлять обмен информацией между российскими правоохранительными органами и аналогичными органами других государств, являющимися членами Интерпола, через Национальное центральное бюро Интерпола в Российской Федерации, которое является структурным подразделением МВД России. Кроме того, будучи субъектом международных соглашений по вопросам борьбы с преступностью, Россия заключила ряд двухсторонних договоров с другими государствами о сотрудничестве в сфере предупреждения и раскрытия преступлений. Сотрудничество осуществляется путем исполнения запросов о проведении оперативно-розыскных мероприятий. Как правило, такие запросы направляются в письменном виде. В некоторых межгосударственных соглашениях определено, что в безотлагательных случаях запросы могут передаваться устно, однако впоследствии они должны быть подтверждены письменно. При возникновении сомнения в подлинности или содержании запроса может быть затребовано его подтверждение. Обычно соответствующим международным договором о сотрудничестве предусматривается, что запрос об оказании содействия должен содержать ряд данных: наименование органа, запрашивающего содействие, и органа, к которому обращен запрос; изложение существа дела; указание цели и обоснование запроса; содержание запрашиваемого содействия; имена и фамилии, клички, гражданство лиц, имеющих отношение к делу, даты и места их рождения, занятия, места жительства и пребывания; названия и места нахождения фирм и организаций, имеющих отношение к делу; описание деяния или события, а по уголовным делам - квалификация деяния в соответствии с законодательством запрашиваемого государства и текст применяемого закона; перечень вопросов, на которые необходимо получить ответ; описание особого порядка, которому необходимо следовать при исполнении запроса, и обоснование этой необходимости; любую другую информацию, которая может быть полезна для облегчения исполнения запроса. Кроме того, договорами, как правило, предусматриваются случаи, когда в оказании содействия может быть отказано полностью или частично. В качестве таких оснований чаще всего называются: возможность нанесения ущерба интересам государства; противоречие законодательству государства или его международным обязательствам, а также если деяние, в связи с которым поступил запрос, не является преступлением по законодательству запрашиваемого государства. В международном сотрудничестве Россия исходит из принципа, в соответствии с которым при исполнении запроса применяется законодательство государства запрашиваемой Стороны, однако по просьбе запрашивающей Стороны может быть применено законодательство ее государства, если это не противоречит законодательству или международным обязательствам государства запрашиваемой Стороны. Передача результатов оперативно-розыскной деятельности правоохранительным органам другого государства должна осуществляться таким образом и в таком объеме, чтобы исключить разглашение сведений, составляющих государственную тайну. На основании и в порядке, предусмотренных законодательством Российской Федерации, и в соответствии с принципом взаимности сотрудники правоохранительных органов других государств могут прибыть на территорию России для координации действий при проведении запрашиваемых оперативно-розыскных мероприятий. Однако их участие в таких мероприятиях исключается. На территории России оперативно-розыскную деятельность могут осуществлять только специально уполномоченные на это федеральным законом российские государственные органы (см. ч.1 ст.13 Закона об ОРД). 4) информировать другие органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность на территории Российской Федерации, о ставших известными фактах противоправной деятельности, относящихся к компетенции этих органов, и оказывать этим органам необходимую помощь. Обязанность обусловливается возможностью попадания в поле зрения подразделений и органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, сведений о противоправных деяниях, борьба с которыми отнесена к компетенции других служб органов внутренних дел или других органов - субъектов оперативно-розыскной деятельности на территории России. Кроме того, органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, обязаны оказывать помощь в форме совместного планирования и проведения мероприятий, ведения совместных учетов, содействия в организации каких-либо оперативно-розыскных действий и др. Обмен информацией и взаимодействие необходимы еще и в связи с тем, что некоторые мероприятия (контроль почтовых отправлений, прослушивание телефонных переговоров и др.) могут быть проведены лишь с использованием оперативно-технических сил и средств Федеральной службы безопасности и органов внутренних дел, т.е. взаимодействие в данном случае обязательно, а его порядок регламентируется межведомственными соглашениями и нормативными актами. Обмен информацией может быть организован на постоянной основе или носить разовый характер. 5) соблюдать правила конспирации при осуществлении оперативно-розыскной деятельности. Обязанность возведена в основополагающий принцип ОРД органов внутренних дел (см. ст.3 Закона об ОРД). Правила конспирации могут содержать выработанные в процессе деятельности оперативных подразделений правоохранительных органов приемы и навыки по скрытному проведению оперативно-розыскных мероприятий, направленных на добывание и использование сведений, необходимых для решения задач по обеспечению безопасности личности, общества и государства, а также ряд действий, с этим связанных. Это могут быть также рекомендации по порядку работы с документами, отражающими проведение и результаты оперативных мероприятий, изменению внешнего облика лица, морфологических, динамических признаков и признаков одежды (маскировка), осуществляемых сотрудниками оперативно-розыскных подразделений; условия использования документов зашифровки; правила работы с носителями информации (в т.ч. документальными). В законе и ведомственных нормативных актах, издаваемых органами, уполномоченными на проведение оперативно-розыскных мероприятий, нет полного перечня правил конспирации. Однако созданные на основе опыта работы оперативных служб, они изучаются в специальных учебных заведениях и в системе служебной подготовки. Сотрудники соответствующих служб допускаются к осуществлению оперативно-розыскных мероприятий лишь после специальной подготовки, стажировки и сдачи экзамена (зачета). 6) содействовать обеспечению в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, безопасности и сохранности имущества своих сотрудников, лиц, оказывающих содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, участников уголовного судопроизводства, а также членов семей и близких указанных лиц от преступных посягательств. Обязанность вытекает из положений ст.16, 18 Закона об ОРД, а также Федерального закона о государственной защите (см. Приложение 6). В соответствии с ней в органах внутренних дел созданы специальные подразделения по обеспечению собственной безопасности, на которые возложены обязанности по защите органов внутренних дел, их сотрудников, лиц, оказывающих содействие подразделениям, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, а также членов семей и близких указанных лиц от преступных посягательств. Поводом для применения мер безопасности в отношении сотрудника, его близких или иных лиц являются, как правило, их заявления (рапорт) или непосредственное получение оперативной и иной информации о наличии угрозы безопасности указанного лица. Содействие органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, в обеспечении безопасности сотрудника или его близких может выразиться в осуществлении (совместно со спецподразделением или самостоятельно) предусмотренных законом мер безопасности. К ним Федеральным законом о государственной защите отнесены: личная охрана, охрана жилища и имущества; выдача оружия[91], специальных средств индивидуальной защиты и оповещения об опасности; временное помещение в безопасное место; обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемых лицах; перевод на другую работу (службу), изменение места работы (службы) или учебы; переселение на другое место жительства; замена документов, изменение внешности. Объем мер, необходимых для обеспечения безопасности, определяется в каждом конкретном случае с учетом складывающейся обстановки. В случае принятия решения о применении мер безопасности органом, ее обеспечивающим, выносится мотивированное постановление с указанием конкретных мер, сроков их осуществления, а в необходимых случаях и органов, привлекаемых для содействия обеспечению безопасности. Порядок проведения мер защиты, осуществления оперативно-розыскных мероприятий, взаимодействия с другими подразделениями определяется ведомственными нормативными актами. Подразделения ОВД, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, могут эффективно исполнять перечисленные выше обязанности, будучи наделенными для этого соотносимыми с ними правами, определенными в ст.15 Закона об ОРД. 1. Право проводить гласно и негласно оперативно-розыскные мероприятия, перечисленные в статье 6 Федерального закона, производить при их проведении изъятие предметов, материалов и сообщений, а также прерывать предоставление услуг связи в случае возникновения непосредственной угрозы жизни и здоровью лица означает как возможность осуществления оперативно-розыскных мероприятий без сокрытия от лиц, не имеющих отношения к оперативным подразделениям ОВД, личности оперативных сотрудников, ведомственной принадлежности, целей и характера проводимых действий, так и с сокрытием этого путем реализации системы оперативных, режимных, административных, воспитательных и иных мер по сохранению в тайне всего комплекса оперативно-розыскной деятельности. Некоторые из оперативно-розыскных мероприятий могут осуществляться только негласно (например, оперативное внедрение, контролируемая поставка и др.). Негласность осуществления оперативно-розыскных мероприятий, обеспечивая принцип конспиративности, позволяет более эффективно решать задачи по борьбе с преступностью. Оптимальное же сочетание гласных и негласных мер обеспечивает использование фактических данных, полученных в ходе оперативно-розыскных мероприятий, для доказывания по уголовным делам. Ст.15 Закона об ОРД предоставляет оперативным подразделениям органов внутренних дел право на изъятие в ходе оперативно-розыскных мероприятий предметов, материалов и сообщений, имеющих значение для решения задач оперативно-розыскной деятельности. Под предметами следует понимать любое материальное образование, вещь. Предмет может изыматься в связи с тем, что он использовался при совершении преступления, содержит следы преступника, изъят из гражданского оборота (оружие, наркотики) и по другим причинам. Под материалами здесь подразумеваются прежде всего документы, содержащие сведения, представляющие интерес для органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Сообщения - это информация, передаваемая, в основном, по техническим каналам связи. Изъятие указанных объектов может быть гласным либо негласным и осуществляться в целях: а) обеспечения их сохранности до наступления момента использования в уголовном процессе (в доказывании по уголовным делам); б) исследования; в) исключения их использования при совершении преступлений (т.е. возникновении непосредственной угрозы жизни и здоровью людей, а также угроз государственной, военной, экономической или экологической безопасности России). Об изъятии предметов и материалов в ходе оперативно-розыскных мероприятий в рапорте (справке) о его проведении делается обязательная запись с описанием изъятого (по правилам предметоописания) и указанием на условия их изъятия, упаковки и хранения. В случае изъятия указанных объектов при проведении оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан (например, на тайну переписки, телефонных переговоров, неприкосновенность жилища), необходимо соблюдение двух условий: вынесение постановления руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскные мероприятия, получение разрешения судьи. Право на прерывание предоставления услуг связи возникает у подразделений, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, в случае передачи по контролируемым каналам связи информации, распространение которой представляет непосредственную угрозу жизни и здоровью людей. Технические вопросы прекращения связи определяются ведомственными нормативными актами. 2. Право устанавливать на безвозмездной либо возмездной основе отношения сотрудничества с лицами, изъявившими согласие оказывать содействие на конфиденциальной основе органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, обеспечивает оперативным подразделениям ОВД возможность вступать в гласные и негласные (конфиденциальные) отношения сотрудничества с лицами (гражданами России, иностранцами и лицами без гражданства), основанные на доверительности, а при необходимости и на конспиративности, направленные исключительно на решение задач ОРД (см. ч.2 ст.15 Закона об ОРД). Установление отношений сотрудничества между оперативными подразделениями ОВД и частными лицами обусловлено тем, что собственные (личные) возможности оперативных работников в получении необходимой информации ограничены. Законодатель, разрешая наем частных лиц, имеющих возможность содействовать оперативным аппаратам в подготовке либо осуществлении ОРМ, определил, что он может производиться как при условии оплаты либо предоставления иных услуг за оказанное содействие (возмездное содействие), так и на основе других мотивов (лояльность, патриотизм, искреннее желание помочь в защите собственных жизни, здоровья, имущества, а также прав, свобод и интересов своих близких и др.), т.е. в этом случае отношения сотрудничества могут иметь безвозмездный характер. Но в обоих случаях конфидент получает право на конфиденциальность отношений, означающее, что сведения о его личности становятся государственной тайной и огласке не подлежат. Формы такого сотрудничества могут быть различными и во многом зависят от возможностей конфидента (личных, деловых) и конкретных задач, решаемых тем или иным оперативным аппаратом ОВД в пределах своей компетенции. Категории конфидентов, порядок их найма и руководства ими определяют ведомственные нормативные акты МВД России, регламентирующие организацию и тактику оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел[92]. 3. Использование в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий по договору или устному соглашению служебных помещений, имущества предприятий, учреждений, организаций, воинских частей, а также жилых и нежилых помещений, транспортных средств и иного имущества частных лиц также является законным правом оперативных аппаратов ОВД (см. п.3 ч.1 ст.15 Закона об ОРД). Необходимость использовать это право возникает у органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, в силу потребности как в доступе, так и пребывании (кратковременном или длительном) в помещениях, принадлежащих физическим или юридическим лицам, с целью подготовки либо осуществления оперативно-розыскных мероприятий (их комплексов и операций). Это могут быть организация засады, наблюдение за объектом, конспиративная встреча и др. В ходе осуществления оперативно-розыскной деятельности у сотрудников оперативных подразделений возникает необходимость в использовании для этих же целей транспортных средств[93] и вещей. Законодатель установил форму реализации такого права - заключение договора либо устное соглашение об аренде зданий, сооружений, транспортных средств и имущества. Договор (соглашение), в соответствии со ст.158 и др. ГК РФ, может быть заключен только на основе согласия лиц, являющихся собственниками имущества либо имеющих законное право владения или распоряжения им, в письменной и устной форме[94]. 4. Соблюдение принципа конспирации в ходе проведения оперативно-розыскной деятельности требует принятия целого ряда мер, направленных на сокрытие факта осуществления, истинной сущности оперативно-розыскных мероприятий, а также лиц, в них участвующих. В связи с этим законодатель наделил подразделения органов внутренних дел, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, правом использования в целях конспирации документов, зашифровывающих личность должностных лиц, ведомственную принадлежность предприятий, учреждений, организаций, подразделений, помещений и транспортных средств органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а также личность граждан, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе (см. п.4 ч.1 ст.15 Закона об ОРД). Главное назначение этих мер заключается в сокрытии (зашифровке) личности субъектов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Тем самым обеспечивается их перевоплощение в обычных граждан, в т.ч. и тех, личностные особенности которых обеспечивают их проникновение в криминальную среду[95]. Такая зашифровка требует особого качества и может включать в себя: выбор легенды прикрытия, определение соответствующей линии поведения, обеспечение необходимыми документами, проведение мер по убеждению окружающих в истинности легенды. Наряду с зашифровкой личности субъекта оперативно-розыскной деятельности (сотрудника оперативного подразделения либо граждан, сотрудничающих с ним на конспиративной основе) органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, имеют право зашифровать принадлежность к тому или иному оперативному аппарату создаваемых ими предприятий, иных юридических лиц, под прикрытием которых действуют оперативные сотрудники. Документы прикрытия, являясь одним из условий эффективности оперативно-розыскных мероприятий, а также гарантией безопасности лиц, их осуществляющих, могут быть использованы только в целях решения задач оперативно-розыскной деятельности. Степень зашифрованности объекта периодически проверяется. 5. Для реализации задач оперативно-розыскной деятельности подразделения ОВД наделены правом создавать в установленном законодательством Российской Федерации порядке предприятия, учреждения, организации и подразделения[96]. Названные объекты позволяют скрыть принадлежность к оперативным аппаратам сотрудников ОВД и других лиц, использующих разведывательные методы добывания оперативно-значимой информации, создают оптимальные организационные предпосылки для борьбы с опасными преступлениями. Легендированное юридическое лицо создается на основании постановления руководителя одного из оперативных подразделений ОВД, утвержденного прокурором, осуществляющим надзор за законностью деятельности этого подразделения, только в тех случаях, когда иным путем невозможно обеспечить достижение задач ОРД. 6. На основании Закона РСФСР “О милиции” сотрудники криминальной милиции, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, имеют право требовать от физических и юридических лиц выполнения либо отказа от выполнения определенных действий. Главное условие предъявляемых требований - законность. В случае их невыполнения при осуществлении оперативно-розыскной деятельности может наступить ответственность, предусмотренная законодательством России, в частности ст.165 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях, а также ст.330 УК РФ и др. Выполнение обязанностей и реализация прав сотрудников оперативных подразделений требуют от них проявления персональных личностных качеств. Эти качества могут быть врожденными либо приобретенными в течение жизни, либо специально выработанными для успешной профессиональной деятельности. Психологи совместно со специалистами-практиками (еще раз подчеркнем неразрывную связь ОРД и психологии) выработали психограмму, включающую три основные группы требований к оперативному работнику. Социально-демографические требования включают в себя половозрастные, образовательные и некоторые другие характеристики оперативного работника. Так, при подборе будущих сотрудников оперативных аппаратов преимущество могут иметь лица мужского пола. Это прежде всего связано с тем, что женщина, чаще всего, не воспринимается способной решать проблемы конфликтного взаимодействия, а также, в силу ее физиологических особенностей, не готовой к значительным трудностям физического характера. Тем не менее это не означает полного отказа от использования женского персонала в деятельности оперативных подразделений. Как правило, на оперативную работу принимаются лица в возрасте 25-35 лет. Лица старшего возраста, имеющие опыт оперативной работы, должны выполнять не столько исполнительские, сколько управленческие функции. Из числа претендентов на должность оперативного сотрудника предпочтение должно отдаваться, во-первых, местным жителям (либо адаптировавшимся к местным условиям), которые хорошо знают специфику конкретного региона (не только его географические характеристики, но и национальные обычаи, исторические, культурные ценности и особенности проявления криминала); во-вторых, тем, кто отслужил в армии; в-третьих, лицам, имеющим диплом об окончании юридического учебного заведения либо прошедшим специальную подготовку. Медико-биологические требования. Известно, что люди с отклонением в физическом или психическом развитии испытывают стремление к выбору профессий, которые бы компенсировали их недостатки. И если первые специально выбирают внешне романтическую, но суровую работу, которая буквально “заставляет” их регулировать свои физические возможности путем специальных тренировок, то вторые подсознательно выбирают социально приемлемую для них “безопасную” профессию, в том числе службу в силовых структурах. По данным специалистов-психиаторов, работавших в комиссиях по приему на службу в МВД, 11% из числа лиц, изъявивших желание работать в милиции, страдали различными отклонениями психики, пограничными с серьезными заболеваниями, а у 30% обнаружены психофизические симптомы, которые при неблагоприятных условиях могут привести к серьезным ЧП, связанным с неадекватными проявлениями жестокости, агрессии[97]. Поэтому серьезное внимание при приеме на работу в милицию, а тем более в оперативные аппараты, должно уделяться не просто медицинскому отбору, а специальным психофизическим исследованиям кандидатов. Психофизические и психологические требования. Основное внимание здесь должно уделяться психологическим особенностям личности кандидата. К ним относятся особенности сенсорной, мыслительной, моторной (двигательной) деятельности, а также особенности памяти, внимания, эмоционально-волевой сферы. Обратим внимание на основные из них. 1. Коммуникативные особенности. Оперативная работа в большей части есть процесс группового взаимодействия, называемый общением. Поскольку коммуникация проходит в ситуации напряжения, с людьми разного пола, возраста, социального статуса и психических особенностей, а неуравновешенность и раздражительность не только препятствуют межличностному взаимодействию, но могут нанести невосполнимый вред выполнению оперативно-розыскных задач, то оперативный сотрудник должен уметь: проявлять терпимость к людям, в каких бы негативных качествах (состояниях) они себя не проявляли; устанавливать и поддерживать контакт с различными категориями населения; оказывать влияние на людей, с которыми происходит профессиональное общение (менять их состояние, намерения, установки, мнения, активность), даже в конфликтных условиях, и возбуждать в них нужные эмоциональные переживания, способствующие укреплению контакта; переводить агрессивный “наскок” в конструктивный диалог; согласовывать свою работу с взаимодействующими субъектами; подражать чужой деятельности; и, в то же время, иметь малую внушаемость, устойчивость к чужому влиянию. 2. Эмоционально-волевые особенности требуют от оперативного работника выработки и развития умений: сохранять работоспособность в условиях стресса; адаптироваться в быстро меняющихся условиях, что позволит в самых неожиданных ситуациях (испуг, сильные впечатления) не поддаться панике; обладать хорошей памятью, в том числе зрительной; повышать концентрацию и менять направление внимания в нужный момент; подавлять чувствительность к влияниям погодных условий, недостатку пищи и сна; развитой интуиции, позволяющей с успехом справляться с профессиональными задачами, не поддающимися формализации. 3. Особенности поисковой деятельности сотрудника оперативного подразделения требуют от него знания психологических особенностей работы с информацией, организации деятельности и умений: вычленять из массы сведений об окружающей действительности оперативно-значимую информацию; адекватно воспринимать (понимать смысл) и оценивать полученные сведения; самостоятельно думать и целесообразно распределять отдельные рабочие фазы по месту, времени и исполнителям; в экстренных случаях взять на себя ответственность при принятии оперативного решения (прежде всего в условиях, характеризующихся значительной долей риска); скрывать свои истинные цели, мотивы, а часто и принадлежность к субъектам правоприменительной деятельности, используя артистические способности; использовать паралингвистические (жестикуляция, сленг, мимика) и вещественно-знаковые (одежда, документы и др.) средства коммуникации. Гарантии социальной и правовой защиты должностных лиц органов внутренних дел, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, призваны обеспечить эффективность выполнения ими задач по борьбе с преступностью. На них распространяются положения раздела VI Закона РСФСР “О милиции”, устанавливающие гарантии социальной и правовой защиты работников милиции, а также отдельные положения уголовного и административного законодательства. Как самостоятельный вид правовой защиты сотрудников ОВД, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, следует расценивать их право на обеспечение личной безопасности в соответствии с Федеральным законом “О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов”. Рассмотрим основные виды и формы реализации этих гарантий, учитывая специфический характер оперативно-розыскной деятельности. Оперативные подразделения ОВД и представляющие их сотрудники при решении стоящих перед ними задач руководствуются Конституцией РФ, Законом об ОРД, другими законами и ведомственными нормативными актами. Они самостоятельно принимают решения о заведении дел оперативного учета и производстве по ним; планируют ОРМ, определяют основания, организацию и тактику их проведения; принимают другие решения и несут за это ответственность. При исполнении служебных обязанностей, являясь представителями власти, они находятся под защитой государства. Их деятельность носит публичный характер. Такое положение подразделений и лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, определяет, что никто не вправе вмешиваться в законные действия должностных лиц и органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, за исключением лиц, прямо уполномоченных на то федеральным законом (ч.2 ст.16 Закона об ОРД). Законные требования должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, обязательны для исполнения физическими и юридическими лицами, к которым такие требования предъявлены, а их неисполнение либо воспрепятствование законному осуществлению ОРД влекут ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации (ст.15 Закона об ОРД). Должностное лицо ОВД, осуществляющее оперативно-розыскную деятельность, в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий подчиняется только непосредственному и прямому начальнику. Указанное положение Закона об ОРД подчеркивает самостоятельность подразделений ОВД и их должностных лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и подчиненность только непосредственному и прямому начальству. В законные действия органов и сотрудников, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, не вправе вмешиваться (давать указания, препятствовать выполнению действий и др.) ни должностные лица, ни какие-либо органы государства, прямо не уполномоченные на то федеральным законом. Например, следователь при даче поручений и указаний органам, осуществляющим ОРД, о производстве оперативно-розыскных действий (в порядке ст.127 УПК РСФСР) должен ставить только задачу, а способы, организацию и тактику ее решения определяют органы и должностные лица, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность. Следователь вправе также установить сроки выполнения его поручений и указаний, однако не вправе требовать конкретных данных о характере применяемых оперативно-розыскных мер, их организации и тактике проведения. И хотя оперативно-розыскная деятельность - деятельность творческая, которую еще ее основоположники относили к величайшему из искусств[98], следует помнить, что она строится на основе единоначалия и подчиненности. В процессе оперативно-служебной деятельности взаимоотношения между начальником и подчиненным строятся на основе таких определенных в законе принципов, как взаимоуважение, доверие, разделение компетенции, персональная ответственность за правомерность принимаемых решений и совершаемых действий. Вместе с тем оперативно-розыскная деятельность немыслима без управления, которое осуществляется, в частности, методом приказа. В ходе оперативно-розыскной деятельности наряду с приказами издаются предписания, распоряжения, указания и др. Различие между ними заключается в характере разрешаемых вопросов и правовом положении лиц, имеющих право на их принятие. Основная черта приказов - обязательность исполнения лицами, которым они адресованы. Пределы выполнения приказа об оперативно-розыскной деятельности определяются рамками ее соответствия закону. Поэтому, в случае получения должностным лицом приказа или указания, противоречащего закону, указанный сотрудник обязан руководствоваться законом (ч.3 ст.16 Закона об ОРД). Причем не имеет значения, в какой форме - устной или письменной - получен приказ (указание). В Законе “О милиции” определен порядок реагирования на приказы, которые противоречат закону. При сомнении в законности полученного для исполнения распоряжения лицо, наделенное правом осуществлять оперативно-розыскную деятельность, должно незамедлительно сообщать об этом в письменной форме своему непосредственному руководителю и руководителю, давшему распоряжение. В случае, если вышестоящий по должности начальник письменно подтверждает данное распоряжение, оперативный сотрудник обязан его исполнить. Ответственность за последствия исполнения незаконного распоряжения несет подтвердивший это распоряжение руководитель[99]. В то же время следует помнить, что оценка законности получаемых приказов возлагается на исполнителей. Определенные обстоятельства осуществления оперативно-розыскной деятельности допускают вынужденное причинение вреда правоохраняемым интересам должностным лицом органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, либо лицом, оказывающим ему содействие, совершаемое при правомерном выполнении указанным лицом своего служебного или общественного долга (ч.4 ст.16 Закона об ОРД). Такое причинение вреда признается правомерным при наличии следующих условий: общественной признанности и допустимости конкретных действий в рамках социально необходимой и полезной деятельности; действии закона или иного нормативного акта, регламентирующего этот вид профессиональной или иной общественно значимой деятельности и содержащего указание на возможность совершения конкретных действий при определенных обстоятельствах; невозможности иными, без причинения ущерба правоохраняемым отношениям, средствами выполнить служебные обязанности или общественный долг в конкретной обстановке; выполнении действий, составляющих должностную функцию или общественную обязанность, в конкретной обстановке специально уполномоченным на то законом или иным нормативным актом лицом; соблюдении всех необходимых для конкретного случая правил, закрепленных в нормативном акте, регулирующем данный вид служебных обязанностей, деятельности или общественного долга; причинении вреда значительно менее важным интересам, чем те, которые бы пострадали при невыполнении профессиональной функции или иной другой юридической обязанности. Так, ст.23 Закона РСФСР “О милиции” указывает, что сотрудники милиции не несут ответственности за моральный, материальный и физический вред, причиненный нарушителю применением, в предусмотренных законодательством случаях, физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия, если причиненный вред соразмерен силе оказываемого противодействия; а ст.24 напоминает, что на деятельность работника милиции распространяются действия института о необходимой обороне и крайней необходимости (ст.37, 38 УК РФ). Следует полагать, что указанная норма Закона об ОРД распространяется и на те объективно противоправные действия лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность (должностных лиц ОВД и лиц, оказывающих им содействие), которые заключаются в имитации преступной деятельности либо совершения административных правонарушений. Как форму правовой защиты рассматриваемой категории сотрудников ОВД следует рассматривать условия правовой оценки сведений, сообщаемых ими в административном и уголовном процессе. Ст.26 Закона РСФСР “О милиции” оценивает показания сотрудника милиции по делу о преступлении или административном правонарушении наравне с другими доказательствами, полученными в установленном законом порядке. Правовая защита сотрудников ОВД, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, обеспечивается и целым рядом норм уголовного кодекса, защищающих их как лиц, производящих дознание, работников правоохранительных органов, а также представителей власти (см. ч.2 ст.294, ст.295, ч.2 ст.296, ч.2 ст.298, ст.317, 318 УК РФ). Самостоятельным видом социальной защиты органов и лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, следует рассматривать возможность зачета времени выполнения должностными лицами органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, специальных заданий в организованных преступных группах, а также время их службы в должностях штатных негласных сотрудников указанных органов подлежит зачету в выслугу лет для назначения пенсии в льготном исчислении в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации (ч.5 ст.16 Закона об ОРД). Основанием этому являются служебные документы о выполнении специальных заданий в названных преступных формированиях и прохождении службы в соответствующих должностях (приказы, постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность), а также постановления Правительства, определяющие конкретный порядок исчисления выслуги лет сотрудникам, выполняющим специальные задания указанного характера. В целях закрепления кадров в определенных регионах, дополнительного стимулирования их работы, создания надлежащих условий для выполнения ими функциональных обязанностей органы власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления вправе устанавливать дополнительные виды социальной защиты должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Право сотрудников криминальной милиции, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, на личную защиту корреспондируется с положениями настоящей лекции о задачах и компетенции подразделений ОВД, осуществляющих собственную безопасность указанных органов. § 2. Лица, гласно участвующие в оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел, их правовое положение и формы содействия В соответствии с действующим законодательством и сложившейся практикой подразделения ОВД, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, могут привлекать отдельных лиц с их согласия к участию в подготовке и осуществлению оперативно-розыскных мероприятий в гласной форме (на гласной основе). Привлечение отдельных лиц к подготовке и проведению оперативно-розыскных мероприятий на гласной основе может выражаться, например, в использовании помощи этих лиц для проведения проверочных закупок, наблюдения, наведения справок, отождествления личности, консультирования по отдельным вопросам, требующим специальных познаний, и др. Содержание сотрудничества определяется особыми условиями осуществления оперативно-розыскной деятельности. В последующем полученные оперативные данные могут быть приданы гласности, а сами участники такого содействия могут стать заявителями и свидетелями по конкретному уголовному делу. Комплекс правовых норм, определяющих статус лиц, гласно содействующих подразделениям, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, полно изложен в Законе об ОРД. Предельно ясно и четко перечислены задачи, для решения которых привлекается данная категория граждан, а также их права и обязанности. Разъяснения же касаются отдельных деталей, связанных с особенностями использования возможностей таких лиц в решении задач оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел. Наиболее оправдавшими себя на практике формами гласного участия общественности в борьбе с правонарушениями и преступностью в прошлом являлись специализирующиеся по определенным направлениям деятельности служб ОВД подразделения народной дружины[100], а также внештатные сотрудники милиции[101]. Однако реальность доказала, что ориентированность первых в основном на охрану общественного порядка на определенных территориях, где объем их работы даже по сравнению с сотрудниками наружной службы составил немногим более 1%[102], организационная самостоятельность и др. не позволяют всерьез рассчитывать на их помощь оперативным аппаратам ОВД. Институт же внештатных сотрудников доказал свою эффективность, поскольку имел ряд принципиальных отличий. 1. Внештатное сотрудничество граждан с органами внутренних дел в борьбе с преступностью регламентировано не только документами законодательного уровня, но и ведомственными нормативными актами. 2. Внештатное сотрудничество предполагает обязательную специализацию участия граждан в оперативно-розыскной деятельности. При этом такое сотрудничество предусматривает: а) организационную самостоятельность оперработников ОВД по руководству деятельностью общественников (определение линии работы, ее режима, технической обеспеченности, пределов тактической активности и др.); б) право работников оперативных подразделений самостоятельно подбирать кандидатов для внештатного сотрудничества; в) полную подотчетность и подконтрольность внештатных работников штатному составу оперативных подразделений ОВД. Внештатные сотрудники подбираются оперсоставом подразделений ОВД из числа совершеннолетних граждан, добровольно изъявивших желание оказывать помощь в решении задач, входящих в компетенцию этих подразделений, и проявивших необходимые для этого личные качества и возможности. К основным таким качествам и возможностям следует отнести: честность, обостренное чувство справедливости и ответственности, непримиримость к попранию закона, смекалку, волю, способность активно участвовать в подготовке либо проведении оперативно-розыскных мероприятий, умение пойти на оправданный риск. Указанные качества и возможности позволяют внештатным сотрудникам соответствовать определенным требованиям и условиям сотрудничества. Так, неотъемлемым условием внештатного сотрудничества с подразделениями ОВД, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, является обязанность сохранения в тайне сведений, ставших известными внештатным сотрудникам в ходе подготовки либо осуществления оперативно-розыскных мероприятий. Это положение обусловлено несколькими факторами: во-первых, тем, что негласность оперативно-розыскных мероприятий есть мера по достижению их наибольшей эффективности; во-вторых, тем, что внештатным сотрудникам в процессе специального обучения, а также в ходе их привлечения к подготовке или осуществлению оперативно-розыскных мероприятий так или иначе раскрываются какие-либо конкретные объекты оперативного внимания, оперативные цели, а также отдельные приемы и методы оперативно-розыскной деятельности. В связи с этим пределы доступа каждого внештатного сотрудника к информации, содержащей служебную или иную тайну, и участию в тех или иных оперативно-розыскных мероприятиях определяет оперативный сотрудник, с которым он “работает” и который отвечает как за законность даваемых ему поручений, так и за их результативность. При этом оперативный работник должен опираться на знание личных качеств и черт каждого своего помощника и руководствоваться правилом: “Внештатный сотрудник при получении поручения, связанного с участием в оперативно-розыскных мероприятиях, должен узнать только ту информацию и только в том ее объеме, которые необходимы для успешного выполнения поручения”. Таким образом, внештатным сотрудникам доверяется информация, которая может составлять служебную или даже государственную тайну в области оперативно-розыскной деятельности, в связи с чем на них распространяются требования ч.1 ст.17 Закона об ОРД. Обязательным требованием, предъявляемым к категории лиц, содействующих решению задач оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел, является добросовестность такого сотрудничества. Реализация добросовестности сотрудничества, априори, должна базироваться на добровольности и личном желании оказания помощи в решении указанных задач. Однако внештатных сотрудников следует предупредить о недопустимости предоставления оперативным подразделениям заведомо ложной информации (например, сведений, содержащих клевету либо оговор кого-либо, в т.ч. объекта внимания оперативно-розыскных аппаратов). Для исключения негативных последствий использования ложной информации, полученной от внештатных сотрудников, предусматривается их предварительное изучение, определение степени порядочности, честности и объективности (п.4 ч.2 ст.7 Закона об ОРД). Важно также, что сведения от них не должны приниматься на веру, а тем более использоваться в соответствующей правовой форме без тщательной предварительной проверки. Высокие требования в связи с этим предъявляются к добросовестности и профессиональной компетентности оперативных сотрудников. Если внештатный сотрудник в силу субъективных причин может добросовестно заблуждаться, неверно оценивать то или иное событие, поступок, то сотрудник оперативного аппарата как профессионал ни заблуждаться, ни ошибаться не имеет права. Обязанность выполнения поручений оперативных подразделений - непременный элемент правового статуса внештатного сотрудника. Объем и направленность поручений зависят от компетенции того оперативного аппарата, внештатным сотрудником которого (по собственному желанию) является тот или иной гражданин. Так, внештатные сотрудники подразделений уголовного розыска самостоятельно, по поручению и под контролем штатных сотрудников либо с их участием осуществляют: отдельные несложные оперативно-розыскные мероприятия, не связанные с ограничением конституционных прав граждан (наведение справок, наблюдение, проверочная закупка и др.); выявление лиц, подлежащих постановке на профилактический учет и оперативный контроль; проверку образа жизни и поведения лиц, взятых на учет, по месту проживания; индивидуальную профилактическую деятельность в отношении конкретных лиц, требующих профилактического контроля и воздействия; выявление причин и условий, способствующих совершению преступлений, и содействие их устранению; выявление очевидцев преступлений, а также потерпевших от них лиц; установление лиц, подготавливающих и совершающих преступления; поисковые мероприятия в местах вероятного появления лиц, заподозренных в совершении преступлений (по местам сбыта похищенного, концентрации криминального элемента и пр.). Широко распространенным является привлечение внештатных сотрудников в качестве понятых, а также водителей личного транспорта с целью решения различных оперативно-служебных задач (последнее также соответствует положениям законодательства об оперативно-розыскной деятельности - см. п.3 ч.1 ст.15 Закона об ОРД). Кроме этого к обязанностям внештатных сотрудников следует отнести соблюдение принципа законности. Эта обязанность основана на главном назначении сотрудничества оперативных аппаратов ОВД с гражданами - использование его только для достижения задач оперативно-розыскной деятельности. Соблюдение законности в деятельности внештатных сотрудников имеет две стороны: 1) законность поручений, даваемых оперативным сотрудником, не должна противоречить требованиям материального и процессуального законодательства, а также общепринятым нормам морали; 2) законность действий самих внештатных сотрудников в процессе выполнения отдельных оперативно-розыскных мероприятий как по поручению, так и по собственной инициативе. В связи с этим внештатный сотрудник не должен: быть участником актов насилия; быть инициатором или подстрекателем преступления; принимать участие в противозаконной деятельности; осуществлять незаконные либо несанкционированные оперативным сотрудником оперативно-розыскные действия; нарушать иные требования оперативно-розыскного законодательства. Инициатива и творчество в выполнении поручений оперативного сотрудника по подготовке и осуществлению оперативно-розыскных мероприятий могут быть проявлены внештатным сотрудником в тех же рамках законности. Рассматриваемая форма сотрудничества, в соответствии с ч.1 ст.17 Закона об ОРД, может быть реализована в виде: безвозмездного внештатного сотрудничества (т.е. на общественных началах); внештатного сотрудничества на основе трудового договора (договора найма) - контракта. Контракт о такой форме сотрудничества может заключаться, например, с бывшими сотрудниками оперативных аппаратов, которые своим участием в подготовке и осуществлении оперативно-розыскных мероприятий и других действий позволят начинающим оперработникам приобрести необходимые профессиональные навыки, уверенность в собственных силах и наработать собственный опыт; с внештатными консультантами[103], а также с другими лицами, чья платная помощь необходима ОВД. Указанные виды такого содействия будут определяющими при оформлении соответствующих документов о правовом закреплении внештатного сотрудничества. Для лиц, намеревающихся оказывать помощь безвозмездно, такими документами будут: заявление гражданина, желающего систематически оказывать помощь оперативному аппарату в качестве внештатного сотрудника; две фотографии размером 5х6 см; автобиография; сведения о наличии (отсутствии) судимости; характеризующие документы (с места работы, бывшего места службы, в т.ч. об участии в охране общественного порядка, иной помощи ОВД и т.д.); справка о результатах проверки по месту проживания; сведения о родственниках и других близких людях; рапорт оперативного сотрудника о возможностях внештатного сотрудника и направлениях его будущего использования в решении задач подразделения. Для лиц, изъявивших желание внештатно сотрудничать с оперативными аппаратами по трудовому договору и подтвердивших это систематической и результативной помощью, основным документом будет являться контракт. В контракт вносятся все необходимые юридические атрибуты, отражающие обязательства сотрудничающих сторон: органа внутренних дел в лице его начальника - с одной стороны и гражданина - с другой. (Более подробно содержание контракта будет рассмотрено в § 3 настоящей лекции.) О зачислении гражданина внештатным сотрудником соответствующего оперативного подразделения издается приказ по ОВД, а ему вручается удостоверение внештатного сотрудника. Таким образом, внештатные сотрудники милиции, наделенные определенными Федеральным законом “Об оперативно-розыскной деятельности” и ведомственными нормативными актами правами и обязанностями, становятся субъектами оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел. Эффективность же их содействия в решении задач оперативных подразделений зависит от верной организации их деятельности со стороны руководящих ими оперработников. § 3. Лица, содействующие органам внутренних дел, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, на конфиденциальной основе Как уже говорилось, опасность преступных посягательств заключается прежде всего в их скрытом, замаскированном характере, не позволяющем реализовать общепревентивный смысл принципа неотвратимости наказания за их совершение. Этим предопределяется тот факт, что решить сколь-либо эффективно специфические задачи оперативных подразделений ОВД без использования негласных сил, средств и методов невозможно. Вековая практика использования этих оперативных возможностей полицейскими и специальными службами разных стран в борьбе с политической и общеуголовной преступностью показывает, что первое место среди них, даже при результативности современной электронной разведки, справедливо занимает агентурный метод (см. Приложение 9). Понятие “агентурный метод” происходит от термина “агент”, что означает “действующий”, т.е. лицо, действующее по поручению (в интересах) кого-либо[104]. В отличие от Англии и США, где термин “агент” означает официальных кадровых работников полиции и других спецслужб (так было и в ВЧК, и в уголовном розыске Советской России в 20-х гг.), в российском разговорном обиходе этот термин воспринимается как тайный, негласный сотрудник. Таким образом, в нашем случае, это человек, тайно (негласно) добывающий необходимую информацию в интересах подразделений, осуществляющих ОРД, а агентурный метод - метод негласного получения оперативной информации путем использования “своих” людей в “чужой” (противоборствующей, противостоящей) среде[105]. “...Их называют по-разному. Уважительно - разведчиками, тайными или специальными агентами, полупрезрительно - информаторами, осведомителями, сексотами (секретными сотрудниками) и презрительно - “подсадными утками”, филерами, стукачами. Настоящие сыщики заслуженно называют их своими помощниками. Их боятся не только преступники, но и те милицейские и прочие чины, у которых теплые связи с уголовным миром. Меня, например, восхищала работа так называемых “призраков” отдела, созданного в 1945 г. заместителем начальника Скотланд-Ярда Рональдом Хоу, - рассказывает Ю.Г.Федосеев, бывший начальник МУРа. - Еще бы! Три десятка тщательно отобранных мужчин и женщин, проникнув сразу после войны в преступный мир Лондона, буквально развалили этот мир. Тысяча арестованных бандитов за четыре года и ни одной потери в стане “призраков” - таков итог работы отдела! Чуть позднее, когда еще мальчишкой бегал по одесским улицам, такими “призраками”, по воле командующего Одесским военным округом маршала Г.К.Жукова, стали некоторые офицеры, как правило, бывшие фронтовые разведчики. Из трофейных запасов им были выданы дорогие костюмы и было приказано гулять по ночам, разумеется, с припрятанным оружием. И бандиты клюнули на этих “подсадных уток”, кинувшись раздевать новоявленных “иностранцев”. В течение короткого времени прекратили свое существование такие шайки, как “Черная кошка”, которую возглавляла, как говорят, какая-то знойная женщина - “Голубая змейка”, различные воровские притоны. Среди числящихся агентами людей, - отмечает Юрий Григорьевич, - большое число добропорядочных, законопослушных граждан, волею судеб оказавшихся в криминогенных точках (работники ресторанов, комиссионных магазинов, вокзалов, таксопарков; соседи, знакомые, а иногда и родственники активно действующих преступников), значительная прослойка представителей групп риска (проститутки, наркоманы, барыги). Но есть и преступники. Информация, поступающая от последних, особо ценна тем, что идет непосредственно из преступной среды, от соучастника совершенного преступления или очевидца. Работа с такими агентами - это постоянная борьба, бесконечная шахматная партия со своим дебютом - вербовкой, наработанными методиками-комбинациями, жертвами, форами, промежуточными победами, рокировками, ошибками-зевками и не всегда удачным эндшпилем. Из рассказа бывшего агента, работавшего на милицию более 25 лет и раскрывшего более 70 убийств (в т.ч. 13 детей в одном из городов России), узнаем оклад секретного сотрудника, постоянно рискующего жизнью, в пределах 600 тысяч рублей (на май 1997 г. - С.М.). Раньше платили премию за каждое разоблачение, теперь - нет. Узнаем, что даже за раскрытие самых тяжких преступлений тайных агентов не представляют к награде. Почему? Никто не знает. Возможно, боятся “засветить” агента. Звучит рассказ о том, как человек, проработавший секретным сотрудником 20 лет, упредивший немало тяжких преступлений, умер в нищете. На похороны скинулись оперативники, его знавшие. Разумеется, хоронили его без громких речей о делах покойного... ...Но есть оперативная милицейская работа, в которой без разведки не обойтись, а, значит, и не обойтись без людей, ее осуществляющих”[106]. Агентурный метод является формой реализации права органов, осуществляющих ОРД, на привлечение к подготовке и проведению оперативно-розыскных мероприятий отдельных лиц на конфиденциальной основе, граждане имеют возможность использовать право на защиту своих прав от преступных посягательств (см. Приложение 10). Если в прошлом конфиденциальное сотрудничество[107] граждан с оперативными подразделениями ОВД осуществлялось на основе закрытых ведомственных актов МВД, то сейчас право органов, осуществляющих ОРД, на привлечение граждан к такой форме содействия и право граждан на это закреплены в законодательном акте: в ст.6, 15, 17, 18 Закона об ОРД. Таким образом, закон признает социальную необходимость и значимость подобного сотрудничества. Не делают секрета из факта использования конфиденциального сотрудничества граждан и нормативные акты, регламентирующие оперативно-розыскную деятельность ФБР США, криминальной полиции ФРГ . В США, например, сотрудника криминальной полиции оценивают прежде всего по тому, как работают его осведомители. Каждому полицейскому внушают, что если он способен создать и сохранить работоспособность своего “негласного аппарата”, он лучший среди коллег, образец для подражания. Вся работа с осведомителями ставится в жесткие правовые рамки. Например, сотруднику ФБР его служебная инструкция при работе с осведомителем диктует обязательно учитывать: в какой степени деятельность осведомителя может противоречить конституционным гарантиям прав граждан и тем самым не скомпрометирует ли он (с точки зрения законности) проводимое расследование либо последующее уголовное преследование в суде; насколько надежен конкретный осведомитель с точки зрения его информации; способно ли ФБР непосредственно контролировать и направлять деятельность этого осведомителя, а также в какой степени ценность информации, полученной с помощью осведомителя, оправдывает расходы ФБР на ожидаемое осведомителем вознаграждение за сотрудничество. При подборе осведомителя в США уделяют внимание не только вопросам доступности данного лица к интересующим полицию сведениям, возможности проникновения в различные преступные группы, но и состоянию здоровья информатора, его возрасту, образованию, особенностям характера, привычкам, хобби... В пособиях, изданных для полиции ФРГ, довольно подробно указывается, в какой среде и при каких обстоятельствах надо подбирать и вербовать негласных сотрудников. Так, в главе “Вербовка доверенных лиц” пособия Г.Бауэра “Современная борьба с преступностью” определяются круг лиц, в сфере которых можно найти будущего информатора, а также возможности использования различных мотиваций к сотрудничеству с полицией[108] (см. Приложение 10). Конфиденциальное сотрудничество граждан с органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, должно носить исключительно добровольный, осознанный характер и выражаться в их согласии на такое сотрудничество. Однако это не означает обязательную реализацию названного права во всех случаях изъявления отдельными лицами такого желания. Решение данного вопроса является прерогативой органов внутренних дел. Следовательно, реализация права граждан на содействие органам внутренних дел в осуществлении оперативно-розыскной деятельности возможна только при обоюдном согласии. Добровольность согласия на сотрудничество исключает применение со стороны ОВД в отношении лиц, привлекаемых к конфиденциальному содействию, методов запугивания, физического устрашения, насилия или других противоправных способов склонения их к сотрудничеству. Конфиденциальность содействия может быть установлена как по инициативе оперативного аппарата, когда орган внутренних дел в лице своих штатных должностных лиц из тактических соображений целесообразности или безопасности предлагает гражданам, привлекаемым к подготовке или проведению оперативно-розыскных мероприятий, конфиденциальность такого содействия, так и по волеизъявлению гражданина, когда вовлекаемый в оперативно-розыскной процесс сам выступает инициатором конфиденциальности своих отношений с органами внутренних дел. Форма выражения согласия на оказание содействия в подготовке или проведении оперативно-розыскных мероприятий может носить устный, письменный или иной характер. Мотивация сотрудничества отдельных (частных)[109] лиц с подразделениями ОВД, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, как уже говорилось, может иметь различную основу: от лояльного отношения к оперативным аппаратам, ведущим борьбу с преступностью, и персональных симпатий к лицу, осуществляющему оперативно-розыскную деятельность, до материальной и иной заинтересованности. Многое зависит от личности оперативного сотрудника и будущего конфидента. Здесь должны быть учтены закономерности, проявляющиеся в оперативно-розыскной практике, которые указывают - важно опереться на мотив, который сам по себе, естественно, побуждает отдельных граждан в той или иной форме содействовать аппаратам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность. Однако уловить такой мотив может только профессионально пригодный для работы с людьми человек. Поэтому органы внутренних дел осуществляют тщательный подбор, обучение и специальную процедуру допуска оперативного персонала, работающего в указанной сфере применения оперативно-розыскной деятельности. Черты такого профессионализма проявляются в высоком авторитете его носителя среди граждан и коллег, завоеванном порядочностью, честным отношением к порученному делу, к таким неизменным общечеловеческим понятиям, как справедливость и несправедливость, добро и зло, в умении понять других и держать данное слово. Опыт оперативной работы свидетельствует, что успешно устанавливать отношения сотрудничества могут работники ОВД, обладающие: хорошей репутацией среди окружающих, вызванной этичным поведением при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий, базирующемся на общем уровне культуры; разносторонней правовой подготовленностью, позволяющей правильно ориентироваться в различных ситуациях, складывающихся при выполнении ими оперативных функций; знанием особенностей поведения, субкультуры лиц криминальной направленности на территории и объектах обслуживания; высоким уровнем коммуникабельности, позволяющим устанавливать доверительные отношения с различными категориями лиц; способностью к анализу и точной оценке ценности полученной информации. Указанные качества, как правило, позволяют оперативным сотрудникам преодолеть даже негативное отношение к себе и сотрудничеству с правоохранительными органами в деле борьбы с преступностью со стороны отдельных лиц, перевести его в нейтральное, а затем - позитивное и установить деловые взаимоотношения. При этом ими должны быть обязательно учтены не только субъективные способности и объективные возможности, но и мотивация отдельных лиц к отрицанию возможности сотрудничества. В основу таких мотивов могут быть положены недоверие лично к оперативному работнику либо в целом к ОВД, страх перед разоблачением и отмщением за сотрудничество, клеймо позора за “сексотство”[110] и т.п. Забвение этого может разрушить все планы по использованию возможностей такого лица для содействия подразделениям, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность. Конфиденциальное сотрудничество может устанавливаться с совершеннолетними дееспособными лицами независимо от их гражданства, национальности, пола, социального, должностного и имущественного положения, образования, принадлежности к общественным объединениям, политических и религиозных убеждений. Особое значение здесь играет отсутствие ограничений по критерию гражданства. К сотрудничеству могут привлекаться: граждане России, которые являются таковыми или были признаны гражданами России в соответствии с Законом о гражданстве; лица, имеющие двойное гражданство (одновременно состоящие в гражданстве другого государства); лица без гражданства (не являющиеся российскими гражданами и гражданами других государств); иностранцы (граждане и подданные иностранных государств). Конфиденциальная (негласная) форма содействия граждан органам внутренних дел в осуществлении оперативно-розыскной деятельности прежде всего означает, что сведения о лицах, оказывающих подобное содействие, не подлежат оглашению. Это требует от отдельных лиц, вступивших в отношения сотрудничества, в качестве непременного условия сохранения в тайне сведений, полученных ими в ходе подготовки и проведения оперативно-розыскных мероприятий. Такое требование определяется характером самой ОРД, осуществляемой скрыто, а также тем, что разглашение сведений, которые могут стать им известными в силу выполнения поручений и заданий (вне зависимости, составляют они государственную тайну либо конфиденциальны), может нанести непоправимый ущерб осуществлению конкретных оперативно-розыскных мероприятий либо оперативно-розыскной деятельности в целом. А кроме того, разглашение указанных сведений связано еще с одним видом риска - под угрозу ставится личная безопасность и жизнь частного лица, содействующего органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность. В связи с этим конфиденциальность предполагает: - специальный допуск к работе с конфидентами только узкого круга лиц, определенного их специальной компетенцией, в порядке, специально установленном для этого в ведомственных нормативных актах МВД России; - установление специальных правил документооборота в подразделениях ОВД, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность; - обеспечение специальных мер защиты сведений, функционирующих в оперативных подразделениях и сосредоточенных в информационных массивах ОВД. Оперативные сотрудники предпринимают целый ряд мер, конспирирующих истинный характер взаимоотношений между ОВД и лицами, сотрудничающими с ними, а также обучают последних приемам конспирации. Это могут быть меры по тщательному легендированию их внедрения в преступные формирования, использованию специальных мест, условий и способов для осуществления встреч и передачи полученной оперативной информации, а также иные меры, предусмотренные ведомственными нормативными актами МВД России. Утрата же конфиденциальности сотрудничества непременно ведет к потере доверия населения к органам внутренних дел, что негативно сказывается на контактах с лицами, чья негласная помощь крайне необходима для эффективной деятельности ОВД (см. Приложение 11). Федеральный закон (как уже говорилось) требует от лиц, оказывающих содействие ОВД, представления объективной оперативно-значимой информации. Это означает, что они не должны предоставлять в ходе сотрудничества заведомо ложные данные. Добросовестное же заблуждение конфидента в силу субъективного восприятия того или иного события (явления) не может быть оценено как заведомо ложное. В связи с этим работники оперативных аппаратов должны обучать лиц, оказывающих конфиденциальную помощь, не только приемам выполнения поручений и заданий, но и верному юридическому распознанию (квалификации) этих событий. В этих целях они: информируют конфидентов об оперативной обстановке; инструктируют о способах и методах решения поставленной задачи; определяют порядок взаимосвязи; проверяют, правильно ли поняты задание и способ его выполнения; контролируют ход выполнения задания, правильность действий и поведения; проверяют полноту и достоверность сообщаемых данных. При выявлении тех или иных недостатков выясняется их причина и принимаются меры по устранению. При необходимости с конфидентами могут проводиться специальные занятия по основам права, формам и методам конфиденциального содействия и др. Поскольку конфиденциальное сотрудничество отражает не только волеизъявление двух указанных сторон - органа внутренних дел в лице оперативного сотрудника и отдельного (частного) лица, но и конкретную обстановку, в которой они заключили договоренность о сотрудничестве, а также личные и деловые возможности частных лиц и задачи оперативно-розыскной деятельности, решаемые с их помощью, то такое сотрудничество может носить различный характер. Во-первых, разной может быть цель привлечения граждан к конфиденциальному сотрудничеству. Одни из них привлекаются для подготовки оперативно-розыскных мероприятий, другие - для непосредственного участия в их осуществлении. Первые подбираются из числа специалистов, обладающих познаниями в различных отраслях науки, техники, экономики, а также среди других категорий лиц, располагающих необходимыми возможностями и доступом к местам (объектам), нужным для подготовки к проведению оперативно-розыскных мероприятий. Чаще всего это касается наиболее значимых, трудоемких оперативно-розыскных мероприятий, требующих дополнительных и благоприятных условий их организации (проведение оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан; подготовка конспиративных мест и условий встреч с конфидентами и т.п.). Однако такое назначение не исключает их участия и в проведении других оперативно-розыскных мероприятий. Второй вид содействия граждан органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, предусматривает непосредственное их участие в проведении оперативно-розыскных мероприятий, направленных на решение конкретных задач оперативно-розыскной деятельности. Например, оперативное внедрение в криминальные сообщества и участие в их разработке. Во-вторых, конфиденциальное сотрудничество может быть кратковременным или длительным (устойчивым), что означает вступление в отношения сотрудничества для достижения одной конкретной, разовой недлительной по времени задачи либо достаточно устойчивое по времени содействие в подготовке или проведении ряда оперативно-розыскных мероприятий, обеспечивающих осуществление долговременных оперативных задач. Конфиденциальное сотрудничество отдельных (частных) лиц с органами внутренних дел различается и по форме. Прежде всего это конфиденциальное сотрудничество граждан с органами внутренних дел по контракту (т.е. волеизъявление граждан в установлении конфиденциальных отношений проявляется в письменной форме в виде контракта). Эти лица ведут по заданиям органов внутренних дел активную разведывательно-поисковую деятельность. Причем, конфиденциальное сотрудничество гражданина с органами внутренних дел и получение за это вознаграждений и других выплат являются для него одним из источников существования. Главная отличительная черта конфиденциального сотрудничества на контрактной основе - длительность, устойчивость отношений между гражданином и органом внутренних дел. Кроме того, оказывающий содействие органам внутренних дел на контрактной основе должен отвечать ряду специальных требований, которые определяются ведомственными нормативными актами МВД России. Контракт в этом случае - максимально индивидуализированное соглашение о сотрудничестве органа внутренних дел, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, с отдельным лицом, привлекаемым к подготовке и проведению оперативно-розыскных мероприятий. Содержание сведений, излагаемых в контракте, носит индивидуальный характер и зависит от личных и деловых качеств конфидента, характера выполняемых им заданий, а также реальных возможностей в решении задач оперативно-розыскной деятельности. Такой контракт может заключаться только с совершеннолетним дееспособным лицом, самостоятельно осуществляющим в полном объеме свои права и обязанности. В соответствии со ст.60 Конституции РФ гражданин получает такие права и обязанности с 18-летнего возраста. С этого возраста гражданин своими действиями не только приобретает права, но и создает юридические обязанности, а равно способен нести ответственность за последствия своих действий. Следовательно, органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, вступают с отдельными гражданами в специфические гражданско-правовые и трудовые отношения. Поэтому контракт как разновидность договора имеет определенные правовые последствия для обеих сторон и должен отвечать юридически значимым требованиям. Структура контракта должна содержать следующие элементы. 1. Правовая основа сотрудничества отдельного (частного) лица с подразделением ОВД, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность. Например: нормативные документы, положенные в основу заключения контракта; данные договаривающихся сторон; срок, на который контракт заключается; порядок, условия и основания продления, приостановления и прекращения сроков действия контракта либо внесения в него добавлений, изменений. 2. Права и обязанности сторон. Например: задачи, для решения которых привлекается лицо (заключается договор); формы содействия частных лиц в подготовке или осуществлении ОРМ; формы и виды предоставления информации в процессе сотрудничества (устной, письменной, иной; в виде образцов документов, изделий, материалов и др.); сохранение в тайне факта заключения контракта, его условий, а также сведений, ставших известными в процессе сотрудничества; создание необходимых благоприятных условий для выполнения заданий; организация специальной психологической подготовки - обучения конфидента (в т.ч. приемам получения, передачи информации, правилам конспирации и др.). 3. Условия расчетов и иных компенсаций. Например: форма, размер и порядок выплаты вознаграждения за выполнение взятых по договору обязательств; форма и размер иных расчетов и компенсаций в зависимости от мотивов сотрудничества. 4. Ответственность сторон за несоблюдение условий договора. Например: формы и характер ответственности сторон; возмещение понесенного в связи с подготовкой и осуществлением оперативно-розыскных мероприятий материального и морального ущерба; условия досрочного прекращения действия контракта. 5. Особые условия контракта. Например: пределы использования оперативной информации; меры социального обеспечения конфидента и членов его семьи; обязанности по обеспечению личной безопасности конфидента и членов его семьи; иные обстоятельства в соответствии с действующим законодательством (ГК РФ, Закон об ОРД). Контракт должен быть изложен понятным языком и не быть двусмысленным. В контракте запрещается указывать сведения, составляющие государственную тайну. Контракт составляется в письменном виде, в одном экземпляре и подписывается конфидентом и руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. Подписи скрепляются гербовой печатью органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, после чего контракт вступает в законную силу. Письменная форма заключения контракта (при наличии перечисленных реквизитов) является гарантией взаимных обязательств сторон. Основаниями для прекращения сотрудничества с частным лицом, работающим по найму (контракту), являются: нарушение условий контракта; окончание срока действия контракта, если стороны не высказывают намерение о его продлении. К досрочному расторжению контракта стороны прибегают при неисполнении его условий одной из сторон либо по иным обстоятельствам (например, выезд конфидента на постоянное место жительства в другую местность; увольнение оперативного работника, осуществляющего сотрудничество, и т.п.). В этом случае контракт считается прекращенным через 30 суток после уведомления одной стороны другой о его прекращении. Основаниями для досрочного расторжения контракта о сотрудничестве со стороны ОВД могут быть: разглашение сведений о конфиденциальном сотрудничестве либо грубое нарушение требований конспирации, чреватое расшифровкой конфиденциального сотрудничества; приобретение конфидентом статуса народного депутата, судьи, прокурора, адвоката, священнослужителя или полномочного представителя официально зарегистрированного религиозного объединения; совершение конфидентом преступления (в частности, вступление в преступный сговор с лицами, подозреваемыми в подготовке, совершении и сокрытии преступления); использование конфиденциального сотрудничества для сокрытия преступной деятельности; утрата конфидентом возможности оказывать содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность; неудовлетворительное состояние здоровья и другие нарушения условий контракта лицом, содействовавшим подразделениям, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность. В случае временной невозможности конфидента выполнять свои обязательства допускается приостановление работы по контракту на срок до шести месяцев. Отмечая добровольность изъявления согласия гражданина на конфиденциальное сотрудничество с подразделениями ОВД, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, как форму реализации своего права на защиту от преступных посягательств, закон (см. ч.3 ст.17 Закона об ОРД), тем не менее, запретил установление такого содействия по контракту с определенной категорией лиц. К ним отнесены народные депутаты, судьи, прокуроры, адвокаты, священнослужители и полномочные представители официально зарегистрированных религиозных объединений. В обоснование такого запрета положены следующие доводы. Первое: депутаты, судьи и прокуроры, являясь государственными служащими, не вправе заниматься другой оплачиваемой деятельностью, кроме педагогической, научной и иной творческой деятельности[111]. Второе: материально-зависимое положение, в которое попадают лица, наделенные законодательными, судебными и надзорными функциями, адвокаты и священнослужители, которым конфиденциальная информация стала известна в процессе защиты подозреваемого (обвиняемого) или тайной исповеди верующего, а также иные представители религиозных объединений, в случае заключения ими контракта о содействии с подразделениями ОВД, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, не должно быть использовано: для оказания негласного регулирующего воздействия на законотворческую деятельность и независимую работу судов и надзорную функцию прокуратуры; негласного влияния на подзащитных, верующих; воздействия на содержание и характер деятельности общественных, коммерческих, государственных и международных организаций, где они являются полномочными представителями официально зарегистрированных религиозных объединений. Однако этот запрет не распространяется на установление конфиденциального сотрудничества с представителями указанных категорий лиц, с их добровольного согласия, на бесконтрактной основе, а также со священнослужителями, другими лицами из религиозных организаций (не зарегистрированных органами власти в установленном законом порядке) и лицами, занимающимися противоправной деятельностью, относящейся к компетенции субъектов оперативно-розыскной деятельности ОВД. Виды конфиденциального содействия граждан органам внутренних дел и его документальное оформление определяются ведомственными нормативными актами МВД России. § 4. Организация содействия граждан подразделениям органов внутренних дел, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, их социальная и правовая защита Повышение уровня организации и управления силами и средствами ОРД является одним из основных направлений совершенствования деятельности оперативных подразделений органов внутренних дел. В организацию содействия граждан подразделениям органов внутренних дел, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, входят следующие функции: обеспечение профессиональной подготовки оперативного состава ОВД; анализ оперативной обстановки на участке (зоне, объекте, линии) оперативного обслуживания; планирование сотрудничества; подбор граждан для сотрудничества с оперативными работниками; расстановка внештатных сотрудников по участкам (зонам, объектам, линиям) деятельности; обучение и воспитание внештатных работников милиции в процессе решения ими оперативно-служебных задач; создание оптимального режима работы общественников и обеспечение надлежащей связи с работниками органов внутренних дел; учет работы, анализ содержания и результатов сотрудничества; контроль за деятельностью субъектов сотрудничества. Профессиональная подготовленность подразумевает высокий уровень способности оперативного работника к работе с лицами, изъявившими желание содействовать ОВД в борьбе с преступностью. Этот уровень должен не только подтвердить его сформировавшееся позитивное отношение к решению проблем активного сотрудничества с населением в любых его формах, но и обеспечить специальный допуск сотрудника оперативного аппарата к такой работе в соответствии с порядком, установленным ведомственными нормативными актами, а также эффективное руководство сотрудничеством. Планирование работы с внештатными сотрудниками осуществляется на основе анализа оперативной обстановки на обслуживаемом участке (оперативной зоне, объекте, линии), а также возможностей оперработника по руководству ими. Это позволяет определить реальную потребность в их количестве, места применения их возможностей и т.д., что особенно важно в условиях сегодняшней ориентации не на формально количественные показатели, а на действительное качество участия граждан в решении задач оперативно-розыскной деятельности. Планирование должно также учитывать специализацию содержания и направленность деятельности “внештатников” по известным организационным принципам обслуживания оперативных зон (территорий), объектов и линий, базирующуюся на том из них, по которому работает курирующий их оперработник. Непосредственная работа внештатных сотрудников, имеющих постоянные поручения, планируются на квартал. Планы составляются под руководством сотрудников оперативных аппаратов и, как правило, включают мероприятия по участию в профилактическом воздействии на объекты контроля (лиц, места повышенного криминального внимания и т.п.), в плановых рейдах, поисковых операциях и др. Подбор кандидатов во внештатные сотрудники должен осуществляться с учетом половозрастного, мировоззренческого, медицинского, интеллектуального и профессионального критериев. Если общие возрастные критерии установлены законом и определяются психической и физической способностью и возможностью лица к сотрудничеству, то остальные критерии подбора конкретного лица будут определяться той задачей, на решение которой оно нацеливается оперативным работником. Как показывает практика, большая часть внештатных сотрудников принадлежит к мужскому полу, но разнообразие и характер тактических задач, которые им приходится выполнять в ходе подготовки или участия в оперативно-розыскных мероприятиях, указывают на возможность и необходимость привлечения к этой работе женщин. Одним из параметров подбора внештатного сотрудника является его отношение к необходимости борьбы с преступностью, к формам достижения этой цели оперативно-розыскной деятельности и личному участию в такой работе. Обязательно должны быть учтены уровень и характер социальной активности, морально-нравственные установки. Как уже говорилось, в основе изъявления желания к сотрудничеству могут лежать не только патриотические, но и материальные и иные мотивы. Главное, чтобы они не привели их носителей к использованию своего участия в ОРД в преступных целях. В ходе сотрудничества, под влиянием оперативного работника, мотивация может измениться. Относительно медицинского критерия следует сказать, что внештатным работником не может быть гражданин, состоящий на учете в медицинском учреждении по поводу психического заболевания либо наркомании, а также имеющий ярко выраженные дефекты речи и заболевания, при которых физические и психологические нагрузки противопоказаны. Под интеллектуальным уровнем развития подразумевается соответствующий уровень образованности, а также способности к анализу, обобщениям и другие умственные возможности индивида. Немаловажно и наличие природной смекалки, которая, может быть, не менее существенна, чем глубина познания в какой-либо отрасли науки и практики. Учет профессионального критерия предполагает оценку уровня готовности лица к выполнению обязанностей, т.е. его возможности без предварительной дополнительной подготовки выполнять отдельные правоохранительные действия, в т.ч. оперативно-розыскного характера. При таком подходе приоритетное положение среди кандидатов должны занимать бывшие работники милиции и прежде всего те из них, кто знаком с оперативной работой. Однако не следует думать, что занятие в прошлом ОРД автоматически дает право на сотрудничество с оперативными аппаратами ОВД. Отечественный и зарубежный опыт использования такого содействия определил следующие основные этапы подбора и привлечения отдельных лиц к сотрудничеству: подбор кандидата, пригодного по своим возможностям для решения конкретных оперативно-тактических задач; проверка и изучение кандидата (его личностных и деловых способностей и возможностей); привлечение кандидата к выполнению отдельных поручений несложного характера при участии оперативного сотрудника, преимущественно профилактической направленности (например, участие в охране общественного порядка); правовое закрепление (оформление) внештатного сотрудничества; обучение некоторым приемам выполнения поручений по решению задач оперативно-розыскной деятельности; привлечение к подготовке или осуществлению отдельных оперативно-розыскных мероприятий под руководством оперработника; самостоятельное выполнение поручений по подготовке или осуществлению оперативно-розыскных мероприятий (под контролем оперработника). В зависимости от конкретной ситуации установления сотрудничества, личных характеристик внештатных помощников, этап оформления сотрудничества может следовать сразу за их проверкой и изучением (т.е. приближен к начальной фазе подбора и привлечения). Результативность сотрудничества с внештатными помощниками, как показывает практика, обеспечивается компетентным руководством со стороны работников оперативных аппаратов ОВД, которое содержит два основных компонента. Первый: верная организация деятельности внештатных сотрудников предусматривает не только оптимальность их расстановки по участкам (зонам, объектам и линиям) деятельности, но и создание для них необходимого режима работы. Здесь следует исходить не только из реальных возможностей и личных способностей “внештатников” выполнять предполагаемую работу, но и наличия для этого времени. В связи с этим основной формой организации работы конкретного внештатного сотрудника по выполнению поручений оперативного работника может стать одна из предложенных ниже форм: 1) индивидуальная, предусматривающая самостоятельную деятельность по выполнению поручений под контролем оперативного работника; 2) групповая, когда внештатный сотрудник действует в группе с другими такими же сотрудниками, оказывая помощь в подготовке либо осуществлении оперативно-розыскных мероприятий с участием или под контролем сотрудника ОВД; 3) смешанная, при которой внештатный работник осуществляет оперативно-розыскные мероприятия или иное действие вместе с сотрудником оперативного аппарата. Второй включает в себя планирование их работы (о чем уже говорилось), дачу им конкретных поручений, обучение методам и тактике их выполнения, оказание на них необходимого воспитательного воздействия, контроль за правильностью и законностью действий по выполнению поручений. Поручение внештатному сотруднику, как правило, дает тот работник оперативного подразделения, за которым он закреплен в связи с обслуживанием последним оперативной зоны (территории), объекта или линии деятельности. Сотрудник ОВД информирует внештатного помощника об элементах оперативной обстановки, которые могут помочь ему в выполнении поручения, инструктирует о способах и методах его выполнения, определяет линию поведения, формы непосредственной связи, а также взаимодействия с другими внештатными сотрудниками и работниками ОВД. В завершении инструктажа проверяется, как внештатный сотрудник понял поручение и уяснил способы достижения его выполнения. В процессе инструктирования осуществляется и обучение внештатных помощников формам и методам работы по борьбе с преступностью. Однако оно может проходить и во время специальных занятий, проводимых их непосредственным руководителем либо другими наиболее подготовленными сотрудниками ОВД, прокуратуры, суда, преподавателями учебных заведений. При необходимости использования в ходе выполнения поручений специальных познаний к занятиям могут привлекаться специалисты различных отраслей знаний. С учетом возможностей использования различных форм обучения внештатных сотрудников такие занятия должны проходить по специальной программе, включающей общую, юридическую и специальную подготовку. В общую подготовку следует включать изучение комплекса вопросов, связанных с психологией и этикой общения, педагогикой, психиатрией, оказанием медицинской помощи и пр. Юридическая подготовка должна предусматривать изучение основ административного и уголовного права, уголовного процесса, организации и тактики защиты личности, собственности, чести и достоинства граждан. Внештатные помощники должны иметь четкое представление о содержании институтов необходимой обороны и крайней необходимости. Их следует научить составлять протоколы (акты) об административных правонарушениях, получать письменные объяснения от граждан. Специальная подготовка включает изучение основ предупреждения, раскрытия преступлений и розыска преступников, тактики сбора оперативно-значимой информации, распознания преступников по поведению и внешности, одежде и другим признакам, а также приемов самообороны, задержания лиц, подозреваемых в совершении преступлений. Воспитательное воздействие на внештатных сотрудников оказывается в процессе общения с ними при даче поручений, инструктажах о порядке их выполнения, обучении, а также при осуществлении контроля и должно быть основано на неукоснительном соблюдении законности, выполнении гражданского долга и взятых обязательств по участию в борьбе с преступностью, сохранению в тайне сведений, ставших известными в процессе содействия подразделениям милиции, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность. За оказание активной помощи в борьбе с преступностью внештатные сотрудники могут поощряться руководством органа внутренних дел. Вопросы социальной и правовой защиты граждан, содействующих органам, осуществляющим ОРД, требуют особого внимания, т.к. впервые закреплены законодательно (ст.18 Закона об ОРД). Особенность правовых отношений органов внутренних дел и лиц, взявших на себя обязанности по оказанию им помощи в осуществлении оперативно-розыскной деятельности, обусловлена спецификой выполнения таких обязательств. Отношения конфиденциального и иного сотрудничества контролируются и охраняются государством. Таким образом, государство гарантирует лицам, сотрудничающим с подразделениями, осуществляющими ОРД, социальную и правовую защиту. Это положение означает, что государство в лице ОВД обязано неукоснительно выполнять все предусмотренные Законом об ОРД предписания, связанные с обеспечением законных интересов лиц, содействующих указанным органам в борьбе с преступностью как на контрактной, так и на бесконтрактной основе. При получении сведений о возникновении реальных угроз жизни, здоровью, имуществу таких лиц, а также членов их семей или близких органы внутренних дел в лице их специальных оперативных подразделений обязаны принять достаточные меры по предотвращению противоправных действий. Если же такие действия уже совершены, то предпринимаются меры оперативно-розыскного, уголовно-процессуального и иного характера по установлению виновных и привлечению их к ответственности. Сведения о лицах, конфиденциально содействующих оперативным аппаратам ОВД в борьбе с преступностью, отнесены законодательством к сведениям, составляющим государственную тайну[112]. Поэтому материалы, содержащие данные о таких лицах, не могут быть представлены суду (судье), рассматривающему дело по жалобе граждан о нарушении их прав и свобод в ходе оперативно-розыскной деятельности. Разглашение таких сведений не допускается и при использовании результатов ОРД. Они не могут также приобщаться к открытым материалам оперативно-розыскного процесса и уголовным делам. Факт сотрудничества лица с органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, может быть предан гласности только с письменного согласия такого лица либо в случае расследования уголовного дела по преступлению, совершенному лицом при оказании конфиденциального содействия. Но и тогда эти сведения могут быть отражены в материалах дела и использованы в установленном законом порядке, ограничивающем круг лиц, осведомленных об участии такого лица в оперативно-розыскной деятельности, а дело должно рассматриваться в закрытом судебном заседании. Должностные лица ОВД вне зависимости от того, непосредственно ли они сотрудничают с лицами на негласной основе или только знают об этом, обязаны обеспечить их конфиденциальность. Поэтому сотрудникам оперативных подразделений органов внутренних дел следует помнить, что в случае нарушения правил конспирации в ходе оперативно-розыскной деятельности, осуществляемой с участием лиц, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, они подвергают последних особому риску, а оперативное подразделение утрачивает и эффективность своей деятельности, и авторитет населения (см. Приложение 12). Определенные гарантии правовой защиты предполагают, что лицо “из числа членов преступной группы, совершившее противоправное деяние, не повлекшее тяжких последствий, и привлеченное к сотрудничеству с органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, активно способствовавшее раскрытию преступлений, возместившее нанесенный ущерб или иным способом загладившее причиненный вред”, освобождается от уголовной ответственности (см. ч.4 ст.18 Закона об ОРД). Данное положение закона допускает освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием по основаниям ст.75 УК РФ. Ее расширительное толкование дает основания претендовать на освобождение от уголовной ответственности не только лицам из числа членов преступной группы, но и лицу, впервые совершившему преступление небольшой тяжести, деятельное раскаяние которого проявилось в форме оказания содействия подразделениям ОВД, осуществляющим ОРД. Как видно, решающим условием применения данного положения является согласие лица, деяние которого формально подпадает под признаки ч.4 ст.18 Закона об ОРД и ст.75 УК РФ, сотрудничать с оперативным подразделением ОВД (вне зависимости от формы оформления такого сотрудничества). Определяющее значение в данном случае будет играть не столько сам факт сотрудничества, сколько результативность контакта, приведшего к раскрытию преступления, иное активное способствование сбору доказательств для изобличения преступников. Кроме того, виновный во многих случаях может не только обеспечить возмещение причиненного ущерба и заглаживание нанесенного вреда, но и предотвратить более серьезный вред, чем причиненный преступлением, участником которого был привлекаемый к уголовной ответственности. Это “решающее условие”, однако, должно быть подкреплено обязательным выполнением и других названных условий, без чего не может быть принято решение об освобождении от уголовной ответственности вследствие действия института деятельного раскаяния. Указанный институт содержит правовые предпосылки для решения целого ряда оперативно-розыскных задач, в числе которых: создание правовых условий для привлечения к конфиденциальному сотрудничеству лиц, совершивших преступления; осуществление на основе конфиденциального сотрудничества таких оперативно-розыскных мероприятий, как оперативное внедрение в криминальные сообщества, контролируемая поставка и др. Освобождение от уголовной ответственности по указанным основаниям возможно и в случаях, когда лицо было привлечено к сотрудничеству до совершения им преступления. Дополнительным условием для вступления названной нормы в силу здесь будет являться “вынужденность” совершения преступления в целях исключения своей расконспирации. В соответствии с ч.5 ст.18 Закона об ОРД лица, оказывающие содействие органам внутренних дел в осуществлении оперативно-розыскной деятельности, имеют право получать вознаграждение и другие выплаты, на что из федерального бюджета по статье сметы “Особые расходы” выделяются финансовые средства. Если в отношении лиц, оказывающих конфиденциальную помощь оперативным подразделениям ОВД без оформления контракта, моральное и материальное стимулирование их результативной работы может осуществляться только в разовом порядке, то иной порядок оплаты такой деятельности установлен для тех, кто сотрудничает с указанными органами на контрактной основе. Поскольку для таких лиц сотрудничество с ОВД является основным родом занятий, то они имеют право на ежемесячное денежное содержание, а период их содействия по контракту по их желанию включается в общий трудовой стаж. При этом исчисление трудового стажа может устанавливаться в льготном порядке. Это, в свою очередь, в соответствии с законодательством о государственных пенсиях обусловливает возможность их пенсионного обеспечения. Размер ежемесячного денежного содержания лицам, заключившим контракт о сотрудничестве с ОВД, определяется их руководителями, имеющими на это право. Оформление трудового стажа и пенсии не должно придавать гласности факт конфиденциальности сотрудничества граждан с органами внутренних дел. Кроме указанных форм стимулирования помощи лиц, оказывающих содействие ОВД в борьбе с преступностью, могут применяться и другие. Например, оплата путевок по санаторно-курортному лечению и проезда к месту отдыха, выдача ценных подарков и т.п. Разовыми выплатами (ценными подарками) могут поощряться и лица, не имеющие постоянной конфиденциальной связи с ОВД, но предоставляющие в разовом порядке информацию, имеющую ценность для предотвращения, раскрытия преступлений и розыска преступников. Размер вознаграждений (ценность подарков) определяется на основе реальных результатов оперативно-розыскной деятельности, достигнутых при участии лиц, оказывающих негласное содействие, продолжительности времени, затраченного ими на участие в подготовке либо осуществлении оперативно-розыскных мероприятий, проявленных при этом находчивости, инициативы, самоотверженности и др. Все перечисленные выплаты налогом не облагаются и в декларации о доходах не указываются. Специальным видом социальной защиты лиц, содействующих ОВД по контракту, являются выплаты, возмещающие вред, нанесенной их здоровью, либо ущерб, нанесенный их имуществу, а также в связи с их гибелью в процессе такого сотрудничества (см. ч.8 и 9 ст.18 Закона об ОРД). Компенсация производится в виде выдачи единовременного пособия (в размере 5-летнего денежного содержания этого лица) и назначения пенсии по инвалидности в случае травмы, ранения, контузии или увечья лицу, оказывающему такое содействие, либо пособия (в размере 10-летнего денежного содержания) и назначения пенсии семье, а также лицам, находящимся на иждивении, в случае его гибели в связи с участием в проведении оперативно-розыскных мероприятий. Виды, размеры, порядок выдачи вознаграждений, подарков, пособий и других выплат, а также подготовки документов, необходимых для органов социального обеспечения, устанавливаются ведомственными нормативными актами МВД России. Федеральным законодательством и ведомственными нормативными актами МВД России предусмотрен ряд специальных мер, направленных на защиту лиц, содействующих правоохранительным органам в осуществлении оперативно-розыскной деятельности (вне зависимости от формы закрепления такого содействия), и членов их семей. Такие специальные мероприятия могут быть реализованы в виде физической охраны, предоставления квартир-убежищ, смены места жительства, замены паспортов с изменением фамилий и других необходимых и установленных законом мер. Лекция 4. Способы получения оперативно-розыскной информации § 1. Сущность оперативно-розыскных мероприятий, основания и условия их проведения Оперативно-розыскная деятельность представляет собой процесс познания скрытых от правоохранительных органов криминальных событий, который осуществляется на основе использования системы взаимосвязанных друг с другом всеобщих, частных и специальных методов. Всеобщим методом познания объективного мира, используемым в ОРД, является диалектический материализм - наука о наиболее общих законах движения и развития природы, общества и мышления. Философской основой познания в ОРД является учение о познаваемости объективной действительности, о развитии, взаимосвязи и взаимообусловленности явлений. Преступление как явление объективной действительности имеет с ней разнообразные связи и, благодаря свойству отражения, оставляет в ней множество следов. Эти связи и следы служат исходным материалом для уяснения сущности каждого факта в отдельности и познания совокупности обстоятельств, характеризующих событие преступления в целом. Теория познания, законам которой подчинено исследование фактических обстоятельств преступления в ходе его раскрытия, исходит из диалектического единства чувственного и рационального уровней знания. Оперативно-розыскные мероприятия позволяют оперативному работнику получить определенные чувственные впечатления от восприятия выявленных и обнаруженных им разнообразных фактов и событий. Чтобы отобрать из их множества те, которые связаны с противоправными действиями разрабатываемых, приходится проделывать сложную мыслительную работу, основанную на профессиональных знаниях и предшествующем опыте раскрытия преступлений. Напомним, что всеобщность диалектико-материалистического метода заключается в том, что он включает в себя в обобщенном виде методологию любой творческой деятельности человека, выражает общие методологические принципы процесса познания, позволяет сконструировать систему методов любой разновидности практической деятельности. Частные методы составляют второе звено в системе методов познания в ОРД. Частными они называются потому, что представляют собой сочетание не всех, а лишь некоторых познавательных приемов, которые и отличают один метод от другого. Частные методы познания широко применяются как в научных исследованиях, так и в разнообразной практической деятельности. Среди частных методов чувственного познания, применяемых в ОРД, следует назвать наблюдение, опрос, сравнение, моделирование и эксперимент. Кроме того, в ОРД используется ряд частных научных методов логического мышления: анализ и синтез, индукция и дедукция, обобщение и конкретизациия, абстрагирование и т.д. На основе частных методов научного познания практика борьбы с преступностью выработала специальные методы познания в ОРД, которые были названы законодателем оперативно-розыскными мероприятиями и закреплены в ст.6 Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”. Согласно этой норме при осуществлении ОРД могут проводиться следующие оперативно-розыскные мероприятия: 1. Опрос. 2. Наведение справок. 3. Сбор образцов для сравнительного исследования. 4. Проверочная закупка. 5. Исследование предметов и документов. 6. Наблюдение. 7. Отождествление личности. 8. Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств. 9. Контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений. 10. Прослушивание телефонных переговоров. 11. Снятие информации с технических каналов связи. 12. Оперативное внедрение. 13. Контролируемая поставка. 14. Оперативный эксперимент. Оперативно-розыскные мероприятия являются структурным элементом оперативно-розыскной деятельности, состоящим из системы взаимосвязанных действий, направленных на решение конкретных тактических задач. Оперативно-розыскные мероприятия носят разведывательно-поисковый характер и направлены на получение информации о лицах, замышляющих, подготавливающих и совершающих преступления, наличии материальных следов противоправной деятельности, местонахождении лиц, скрывающихся от следствия и суда, а также без вести пропавших. Таким образом, сущность оперативно-розыскных мероприятий состоит в собирании информации о различных сторонах познаваемого объекта. В основе каждого, из числа указанных в законе, оперативно-розыскного мероприятия лежит какой-то определенный частный метод познания, имеющий при этом ряд специфических черт, обусловленных особенностями сферы его применения. Например, такое оперативно-розыскное мероприятие, как опрос, основывается на частном методе познания идеальных следов: в процессе опроса лицо, располагающее информацией, побуждается к воспроизведению хранящихся в его памяти сведений и передаче их опрашивающему в форме устного сообщения. В результате опроса информация, недоступная ни прямому, ни косвенному наблюдению, преобразуется в речь, т.е. приобретает объективную форму, благодаря чему восприятие становится возможным. В то же время опрос в ОРД зачастую применяется в условиях возможного противодействия опрашиваемой стороны, поэтому этот частный метод познания обогащается приемами, направленными на преодоление или нейтрализацию возможного противодействия. Так, по способу установления контакта с опрашиваемым наряду с гласным опросом применяется негласный, а при необходимости сокрытия истинных целей опроса применяются зашифрованные формы постановки вопросов. В теории и практике ОРД этот специальный метод познания получил название разведывательный опрос. Следует иметь в виду, что некоторые специальные методы познания, сложившиеся на практике, такие, например, как личный сыск, не получили закрепления в Законе об ОРД. Их сущность также заключается в осуществлении целенаправленных действий по собиранию криминальной информации, но они основываются уже не на одном частном методе познания, а, как правило, на нескольких. Например, в процессе личного сыска оперативный работник может применять такие методы, как наблюдение, опрос, сравнение, моделирование и эксперимент; в ходе оперативной установки - опрос, наблюдение и сравнение. Такие методы ОРД, пользуясь терминологией закона, можно назвать комбинированными оперативно-розыскными мероприятиями или комплексами оперативно-розыскных мероприятий. В связи с тем, что они включают в свою структуру предусмотренные законом мероприятия, нет необходимости дополнительно закреплять их в законе, и их применение на практике следует признать правомерным. Некоторые оперативно-розыскные мероприятия имеют немалое сходство со следственными действиями, предусмотренными уголовно-процессуальным законодательством. Это сходство обусловливается, прежде всего, использованием одних и тех же частных методов познания, что позволяет вести речь о сущностной аналогии ряда оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий. Так, опрос по своему содержанию и используемому методу познания во многом аналогичен такому следственному действию, как допрос; сбор образцов для сравнительного исследования - процессуальному получению образцов; отождествление личности - опознанию и т.д. Однако указанные оперативно-розыскные мероприятия в то же время принципиально отличаются от следственных действий по основаниям проведения, юридическим последствиям и процессуальной форме. Как известно, следственные действия проводятся только по возбужденному уголовному делу, в то время как осуществление оперативно-розыскных мероприятий не связано с обязательным заведением дел оперативного учета. Информация, полученная в результате следственных действий, имеет доказательственное значение, в то время как оперативно-розыскные данные могут стать доказательствами только после закрепления их процессуальным путем. Следственные действия имеют строго установленную законом процедуру осуществления, а порядок проведения оперативно-розыскных мероприятий устанавливается ведомственными нормативными актами. Вместе с этим целый ряд оперативно-розыскных мероприятий не имеет никакого сходства ни с какими следственными действиями и присущ только ОРД. К числу таких ОРМ можно отнести проверочную закупку, наблюдение, оперативное внедрение, контролируемую поставку и некоторые другие. Используемые в них методы познания базируются на тайных способах получения информации, которые неприемлемы в уголовном процессе, носящем гласный характер. Основания для проведения оперативно-розыскных мероприятий закреплены в ст.7 Закона об ОРД. В первой части данной статьи перечислено шесть оснований для проведения любых (без каких-либо ограничений) оперативно-розыскных мероприятий. Первым в этом перечне указано наличие возбужденного уголовного дела. Для проведения оперативно-розыскных мероприятий по данному основанию не имеет значения, кем (органом дознания или следователем) возбуждено дело и в чьем производстве оно находится. По возбужденным уголовным делам, находящимся в производстве следователя, оперативно-розыскные мероприятия могут проводиться как по его поручению, так и без такового. Если уголовное дело возбуждено по факту неочевидного преступления, то оперативные аппараты, являясь одновременно органом дознания, обязаны в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства принять необходимые оперативно-розыскные меры для установления преступника. В таких случаях даже отсутствие поручения не должно сковывать инициативы и активности оперативных работников. О результатах проводимых оперативно-розыскных мероприятий по возбужденному уголовному делу оперативные аппараты должны уведомлять следователя. Следует признать правомерным также самостоятельное (т.е. без поручения следователя) проведение ОРМ по уголовному делу, где известно лицо, совершившее преступление. Установление факта совершения известным лицом преступления - вполне достаточное основание подозревать его в причастности к другим преступлениям и проводить в отношении его оперативно-розыскные мероприятия с целью получения необходимой проверочной информации. Возложенная на оперативные аппараты органов внутренних дел задача по раскрытию преступления не снимается с них после установления лица, его совершившего, и ее выполнение не может ставиться в зависимость от решений следователя. Следующим основанием для проведения оперативно-розыскных мероприятий является получение оперативным аппаратом органа внутренних дел сведений о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных оснований для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. К этому же основанию закон относит получение сведений о лицах, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда или уклоняющихся от уголовного наказания, а также о лицах, без вести пропавших, и об обнаружении неопознанных трупов. Сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления могут содержаться в письмах, сообщениях и заявлениях граждан, должностных лиц предприятий, учреждений и организаций, средствах массовой информации, а также сообщениях конфиденциального характера. Это, как правило, первоначальные сведения о признаках преступления, которые нуждаются в проверке с помощью оперативно-розыскных мероприятий. Сведения о лицах, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда или уклоняющихся от уголовного наказания, могут содержаться в сводках-ориентировках органов внутренних дел, розыскных заданиях, постановлениях о розыске обвиняемого, оперативно-справочных учетах, а также в информации, полученной из конфиденциальных источников. Третьим основанием для проведения оперативно-розыскных мероприятий является поручение следователя, органа дознания, указание прокурора или определение суда по уголовным делам, находящимся в их производстве. Согласно уголовно-процессуальному законодательству такие поручения, указания и определения должны даваться в письменном виде. Уголовно-процессуальным законом не предусмотрено право органов дознания давать поручения органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, однако у тех органов дознания, которые в соответствии с законом не наделены полномочиями на проведение оперативно-розыскных мероприятий, такая потребность может возникнуть. Есть необходимость в даче подобных поручений и у специализированных подразделений дознания милиции общественной безопасности. В тех случаях, когда уголовное дело находится в производстве органа дознания, наделенного полномочиями на осуществление оперативно-розыскной деятельности, решение о проведении мероприятий, предусмотренных ст.6 Закона об ОРД, принимается им по собственному усмотрению. Указания прокурора о проведении ОРМ в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством могут быть даны по любым делам, находящимся в производстве у него либо у следователя прокуратуры. Если уголовное дело находится в производстве следователя ОВД, прокурор обязан дать указание следователю, который может конкретизировать его в своем поручении органу, осуществляющему ОРД. Поручения и указания органам, осуществляющим оперативно-розыскные мероприятия, не должны содержать предписаний о проведении конкретных ОРМ, их месте, времени и тактике. Все эти вопросы оперативные работники решают самостоятельно. Выполнение таких поручений согласно ст.14 Закона об ОРД - обязанность органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Четвертым основанием для проведения ОРМ являются запросы других органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Такие запросы должны быть оформлены в письменном виде и подписаны руководителем органа внутренних дел соответствующего уровня. В запросе указываются (перечисленные в ч.1 ст.7 Закона об ОРД) основания, а также называются конкретные оперативно-розыскные мероприятия, которые надлежит провести. Если оперативно-розыскное мероприятие требует вынесения постановления соответствующего должностного лица или судебного решения, то все необходимые документы должны направляться вместе с запросом. Пятым основанием для проведения ОРМ являются постановления о применении мер безопасности в отношении защищаемых лиц, осуществляемых уполномоченными на то государственными органами в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации. В соответствии с Федеральным законом “О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов” от 20 апреля 1995 г. на органы внутренних дел возлагается осуществление мер безопасности судей, народных и присяжных заседателей, прокуроров, следователей, должностных лиц контролирующих органов и органов внутренних дел. Поводами для применения мер безопасности в отношении защищаемого лица являются: заявление должностного лица, в отношении которого имеется угроза посягательства на его жизнь, здоровье или имущество в связи с его служебной деятельностью; обращение председателя суда либо руководителя соответствующего правоохранительного органа; получение органом, обеспечивающим безопасность, оперативной и иной информации о наличии угрозы в отношении должностного лица. Фактическим основанием для применения мер безопасности является наличие достаточных данных, свидетельствующих о реальности угрозы безопасности должностного лица. Органы внутренних дел, получив заявление (обращение, информацию) о наличии угрозы безопасности должностного лица, обязаны в течение трех суток принять решение о применении либо об отказе в применении мер безопасности, а в случаях, не терпящих отлагательства, применить их незамедлительно. В случае принятия решения о применении мер безопасности выносится мотивированное постановление с указанием конкретных мер безопасности и сроков их осуществления, которое следует рассматривать как юридическое основание для применения оперативно-розыскных мероприятий. Обеспечивая безопасность защищаемых лиц, оперативные аппараты обязаны ставить их в известность о намечаемых мероприятиях, а проведение при этом оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права защищаемых лиц, допускается без судебного решения, при наличии их письменного согласия либо по их заявлению. Последним, шестым основанием для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются запросы международных правоохранительных организаций и правоохранительных органов зарубежных стран в соответствии с международными договорами Российской Федерации. По таким запросам могут проводиться только те оперативно-розыскные мероприятия, которые не требуют судебного решения. В случае необходимости проведения оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, а также на неприкосновенность жилища, следует в порядке, предусмотренном ст.9 Закона об ОРД, получить решение судьи по месту проведения мероприятия. Во второй части ст.7 Закона об ОРД определены основания для осуществления отдельных оперативно-розыскных мероприятий в целях сбора сведений, необходимых для принятия решений: 1) о допуске к сведениям, составляющим государственную тайну; 2) допуске к работам, связанным с эксплуатацией объектов, представляющих повышенную опасность для жизни и здоровья людей, а также для окружающей среды; 3) допуске к участию в оперативно-розыскной деятельности или о доступе к материалам, полученным в результате ее осуществления; 4) установлении или о поддержании с лицом отношений сотрудничества при подготовке и проведении оперативно-розыскных мероприятий; 5) обеспечении безопасности органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность; 6) выдаче разрешений на частную детективную и охранную деятельность. Сбор данных, необходимых для принятия решений, перечисленных в п.1-3 этой нормы закона, осуществляется подразделениями ФСБ. Органы внутренних дел вправе проводить отдельные оперативно-розыскные мероприятия для сбора необходимых сведений при установлении или поддержании с лицом конфиденциального сотрудничества. Выдача разрешений на частную детективную и охранную деятельность осуществляется подразделениями лицензионно-разрешительной системы органов внутренних дел, которые проводят сбор необходимых сведений. В соответствии со ст.6 Закона РФ “О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации” от 11 марта 1992 г. органы внутренних дел вправе устанавливать достоверность изложенных в представленных документах сведений, чтобы принять решение о выдаче лицензии, в т.ч. путем собеседования с гражданином, претендующим на ее получение. Кроме того, они обязаны проверить его по учетам психиатрических и наркологических лечебных учреждений, оперативно-справочным учетам органов внутренних дел, установить причины увольнения с прежнего места работы. В целях сбора информации для принятия вышеперечисленных решений не могут применяться оперативно-розыскные мероприятия, ограничивающие конституционные права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также право на неприкосновенность жилища. В то же время для обеспечения собственной безопасности оперативных аппаратов органов внутренних дел могут проводиться любые оперативно-розыскные мероприятия, предусмотренные ст.6 Закона об ОРД. Под условиями проведения оперативно-розыскных мероприятий следует понимать закрепленную в законе совокупность принципов и правил, обеспечивающих баланс, с одной стороны, интересов личности, имеющей право на неприкосновенность частной жизни, а с другой - общества, заинтересованного в эффективной борьбе с преступностью. Основные условия проведения оперативно-розыскных мероприятий закреплены в ст.8 Закона об ОРД. Согласно части первой этой статьи гражданство, национальность, пол, место жительства, имущественное, должностное и социальное положение, принадлежность к общественным объединениям, отношение к религии и политические убеждения отдельных лиц не являются препятствием для проведения в отношении их оперативно-розыскных мероприятий. В указанной норме конкретизирован конституционный принцип равенства всех перед законом. Однако этот принцип имеет некоторые исключения, связанные с провозглашенной Конституцией РФ неприкосновенностью Президента, депутатов Федерального Собрания, судей и прокуроров. Согласно ст.91 Конституции РФ Президент РФ обладает неприкосновенностью, хотя действующее законодательство не дает понятия и пределов уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной неприкосновенности Президента. Неприкосновенность Президента в соответствии с Федеральным законом “О государственной охране” от 27 мая 1996 г. охраняется федеральными органами государственной охраны. Это делает невозможным нарушение его неприкосновенности иными органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность. На основании ст.98 Конституции РФ члены Совета Федерации и депутаты Государственной Думы обладают неприкосновенностью в течение всего срока их полномочий. В соответствии со ст.18 Федерального закона “О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации” от 8 мая 1994 г. неприкосновенность депутата распространяется на его жилье, служебное помещение, багаж, личные и служебные транспортные средства, переписку, используемые им средства связи, а также на принадлежащие ему документы. Из смысла статьи вытекает, что оперативно-розыскные мероприятия, нарушающие указанные права на неприкосновенность, проводиться не могут, хотя не исключается возможность проведения других оперативно-розыскных мероприятий, не затрагивающих эти права. Кроме того, институт неприкосновенности в соответствии с постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 20 февраля 1996 г. № 5-П должен ограничиваться лишь сферой депутатской деятельности указанных лиц, что предполагает возможность осуществления любых оперативно-розыскных мероприятий при совершении ими преступных деяний, не связанных с выполнением депутатских обязанностей. Неприкосновенность судей закреплена в ст.122 Конституции РФ. В соответствии со ст.16 Закона РФ “О статусе судей в Российской Федерации” от 26 июля 1992 г. проникновение в жилище либо служебное помещение судьи, личный или используемый им транспорт, прослушивание его телефонных переговоров, досмотр его корреспонденции могут производиться только в связи с производством по уголовному делу в отношении этого судьи. Отсюда вытекает, что оперативно-розыскные мероприятия в отношении судьи, ограничивающие указанные права, могут проводиться только в случае возбуждения против него уголовного дела. Однако это не исключает возможности проведения других оперативно-розыскных мероприятий, не затрагивающих названных прав. Например, следует признать допустимым и правомерным применение аппаратуры прослушивания и записи переговоров, находящейся у лица, которое посещает жилище либо служебное помещение судьи с его согласия. Неприкосновенность прокуроров закреплена в Федеральном законе “О прокуратуре Российской Федерации” (в ред. от 17 ноября 1995 г.), где определено, что любая проверка сообщения о факте правонарушения, совершенного прокурором или следователем прокуратуры, является исключительной компетенцией органов прокуратуры. При получении оперативными аппаратами сведений о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного прокурором или следователем прокуратуры противоправного деяния они должны уведомить об имеющихся сведениях вышестоящего прокурора, который с целью проведения проверки может поручить провести необходимые оперативно-розыскные мероприятия. Отсюда можно сделать вывод, что прокуроры и следователи прокуратуры также обладают неприкосновенностью в сфере ОРД. Особые условия предусмотрены для проведения оперативно-розыскных мероприятий, которые ограничивают конституционные права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища. Их осуществление в соответствии со ст.23 и 25 Конституции РФ допускается только на основании судебного решения. Кроме того, их применение возможно не по всем категориям дел, а только по тем, где обязательно производство предварительного следствия. Перечень преступлений, по которым обязательно предварительное расследование, определяется уголовно-процессуальным законодательством. Порядок судебного рассмотрения материалов об ограничении конституционных прав граждан при проведении оперативно-розыскных мероприятий предусмотрен ст.9 Закона об ОРД. В соответствии с ним рассмотрение материалов об ограничении конституционных прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, на неприкосновенность жилища осуществляется судом, как правило, по месту проведения ОРМ или по месту нахождения органа, ходатайствующего об их проведении. Указанные материалы рассматриваются уполномоченным на то судьей единолично и незамедлительно. Судья не вправе отказать в рассмотрении таких материалов в случае их представления. Основанием для решения судьей вопроса о проведении оперативно-розыскного мероприятия, ограничивающего конституционные права граждан, является мотивированное постановление одного из руководителей органа, уполномоченного на осуществление ОРД. По требованию судьи ему могут представляться также иные материалы, касающиеся оснований проведения оперативно-розыскного мероприятия, за исключением сведений, составляющих государственную тайну. По результатам рассмотрения указанных материалов судья разрешает проведение соответствующего оперативно-розыскного мероприятия либо отказывает в его проведении, о чем выносит мотивированное постановление. Постановление, заверенное печатью, выдается инициатору проведения оперативно-розыскного мероприятия одновременно с возвращением представленных им материалов. Срок действия вынесенного судьей постановления исчисляется со дня его вынесения и не может превышать шести месяцев, если иное не указано в самом постановлении. При необходимости продления срока действия постановления судья выносит судебное решение на основании вновь представленных материалов. В случае если судья отказал в проведении оперативно-розыскного мероприятия, орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, вправе обратиться по этому же вопросу в вышестоящий суд. При проведении оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционное право граждан на неприкосновенность жилища, немаловажное значение имеет правильное толкование понятия жилища. В нормативных актах МВД России со ссылкой на Закон РФ “О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения и жительства в пределах Российской Федерации” от 25 июня 1993 г. под “жилищем” предлагается понимать жилое помещение, в котором гражданин проживает постоянно или преимущественно, а места временного проживания (гостиницы, санатории, дома отдыха и т.д.) к жилым помещениям не относятся. Такой подход в значительной степени сужает содержание понятия “жилище”, данного в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 5 сентября 1986 г. № 11 “О судебной практике по делам о преступлениях против личной собственности”, новой редакции ст.139 УК Российской Федерации[113], а также доктринальным толкованием ст.25 Конституции РФ, изложенным в различных научно-практических комментариях Основного закона. Данное обстоятельство обусловливает необходимость соблюдения предельной осторожности при проведении оперативно-розыскных мероприятий, связанных с вторжением в помещения, принадлежность которых к категории жилища является спорной (см. Приложение 13). Общие правила проведения оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан, в соответствии с ч.3 ст.8 Закона об ОРД имеют исключения в случаях, которые не терпят отлагательства и могут привести к совершению тяжкого либо особо тяжкого преступления. В таких ситуациях на основании мотивированного постановления руководителя органа, осуществляющего ОРД, допускается проведение оперативно-розыскных мероприятий, требующих судебного санкционирования, с обязательным уведомлением судьи в течение 24 часов. Одновременно, в течение 48 часов, необходимо получить судебное разрешение на осуществление такого оперативно-розыскного мероприятия либо прекратить его проведение. В ч.4 ст.8 Закона об ОРД предусмотрены особые условия прослушивания телефонных переговоров в случае возникновения угрозы отдельным гражданам, которые подробно будут рассмотрены ниже. В числе юридических условий проведения некоторых оперативно-розыскных мероприятий Закон об ОРД предусматривает вынесение постановления, утверждаемого руководителем органа, осуществляющего ОРД. Так, на основании постановления должны проводиться проверочная закупка и контролируемая поставка предметов и веществ, свободная реализация которых запрещена либо оборот которых ограничен; оперативный эксперимент и оперативное внедрение. Проведение оперативного эксперимента, кроме того, допускается только в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия тяжкого или особо тяжкого преступления, а также в целях выявления и установления лиц, его подготавливающих, совершающих или совершивших. В зависимости от юридических условий проведения все оперативно-розыскные мероприятия можно условно разделить на три группы: мероприятия, требующие судебного разрешения (мероприятия судебного санкционирования); мероприятия, требующие вынесения постановления руководителя органа, осуществляющего ОРД (мероприятия ведомственного санкционирования); мероприятия, проводимые по решению непосредственно сотрудника оперативного аппарата (несанкционируемые мероприятия). (См. схему 2.) Схема 2 Классификация оперативно-розыскных мероприятий по виду их санкционирования Классификация оперативно-розыскных мероприятий по виду их санкционирования Предлагаемая классификация носит условный характер, поскольку некоторые оперативно-розыскные мероприятия с одинаковым основанием могут быть отнесены одновременно к различным группам в зависимости от тактики их проведения и объекта, в отношении которого они проводятся. Так, гласное обследование места совершения преступления следует отнести к несанкционируемому оперативно-розыскному мероприятию, поскольку оно может проводиться по собственному решению оперативного работника. Если проводится негласное обследование служебного помещения со вскрытием запирающих устройств, то для его проведения необходимо вынесение постановления, утверждаемого руководителем органа внутренних дел, и, таким образом, оно уже попадает в группу оперативно-розыскных мероприятий ведомственного санкционирования. Для проведения же негласного обследования жилого помещения необходимо судебное решение. Несмотря на свою условность, предлагаемая классификация оперативно-розыскных мероприятий позволяет глубже уяснить условия их проведения, зависящие от целого ряда других важных факторов, и положена в основу при рассмотрении их организации и тактики. § 2. Оперативно-розыскные мероприятия, требующие судебного решения К данной группе относятся оперативно-розыскные мероприятия, ограничивающие конституционные права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, на неприкосновенность жилища и требующие судебного решения на их проведение. В их число входят четыре оперативно-розыскных мероприятия: обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств; контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений; прослушивание телефонных переговоров и снятие информации с технических каналов связи. Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств - это оперативный (непроцессуальный) осмотр жилых и служебных помещений, транспортных средств и других объектов в целях обнаружения следов преступной деятельности, орудий совершения преступления, разыскиваемых преступников, а также получения иной информации, необходимой для решения задач оперативно-розыскной деятельности. В теории и практике ОРД данное мероприятие традиционно называлось оперативным осмотром, поэтому термины “обследование” и “оперативный осмотр” представляется вполне правомерным употреблять в качестве равнозначных названий одного и того же мероприятия. По своей познавательной сущности, используемым методам познания оперативный осмотр имеет много общего со следственным осмотром, но по юридическим основаниям, форме проведения и правовым последствиям они в корне отличаются друг от друга. С помощью оперативного осмотра решается целый ряд частных задач оперативно-розыскной деятельности: установление следов преступной деятельности, предметов и документов, которые могут стать судебными доказательствами (например, обнаружение на рабочем месте материально ответственного лица черновых записей, фиксирующих противоправные действия); получение информации о личности преступника, его местонахождении и связях (например, путем осмотра личных вещей, записных книжек, писем, документов); обнаружение мест сокрытия похищенного имущества; обеспечение сохранности материальных объектов, могущих выступать в качестве доказательств, путем их перемещения, фотографирования, копирования; создание условий для следообразования путем пометки объектов с помощью специальных химических веществ; принятие мер по предупреждению преступлений путем приведения в негодное состояние орудий, других средств их совершения и т.д. Основные виды объектов оперативного осмотра перечислены в названии этого оперативно-розыскного мероприятия: помещения, здания, сооружения, участки местности и транспортные средства. Кроме этого объектами осмотра могут быть документы, личные вещи, одежда, животные или человек, на теле которого могут быть следы преступления. Правовые условия осмотра объектов зависят от их принадлежности и назначения. Так, условия осмотра помещений будут зависеть от того, является ли оно жилым, служебным или общественным. В зависимости от организационно-тактических форм проведения можно выделить три основных вида оперативного осмотра: гласный, зашифрованный и негласный. Гласный оперативный осмотр проводится непосредственно сотрудником оперативного подразделения с привлечением при необходимости других должностных лиц, специалистов, а также граждан, оказывающих гласное содействие. При проведении такого осмотра его участники не скрывают от окружающих целей своих действий. Гласное обследование жилища, личных вещей, частного автотранспорта, приусадебных участков может проводиться только с согласия лиц, чьи права при этом затрагиваются. Зашифрованный оперативный осмотр предполагает сокрытие истинных целей действий оперативного работника либо легендирование его должностного положения с использованием документов, зашифровывающих личность. При таком обследовании обязательно согласие владельца объекта, а также участие представителя организации, от имени которой оно проводится. Для этого вида осмотра могут использоваться самые разнообразные предлоги. Например, осмотр автомобилей может проводиться в процессе проверки их технического состояния или соответствия груза сопроводительным документам; осмотр помещений - при обследовании их противопожарного состояния, ревизии сантехнического оборудования, оценке стоимости страхуемого имущества; осмотр жилых помещений - в процессе проверки сообщений о преступлениях, проведения профилактических бесед, проверки паспортного режима и т.д. Зашифрованный оперативный осмотр - достаточно сложное мероприятие, поэтому оно требует тщательной подготовки, включающей в себя определение конкретных целей и задач, выбор времени проведения, подготовку необходимых специальных технических средств, подбор исполнителей, разработку легенды и экипировки, изготовление документов прикрытия, определение тактики его проведения. Негласному обследованию, проводимому в тайне от владельцев осматриваемых объектов и заинтересованных лиц, присуща особая процедура, предусмотренная ведомственными нормативными актами. Осуществляется оно с использованием оперативно-технических сил и средств органов внутренних дел при участии инициатора мероприятия либо по его инициативному заданию. Негласное обследование, связанное с ограничением конституционного права граждан на неприкосновенность жилища, в соответствии с ч.2 ст.8 Закона об ОРД допускается только на основании судебного решения. О проведении негласного обследования жилого помещения выносится постановление, утверждаемое руководителем МВД (УВД) субъекта Российской Федерации. При негласном оперативном осмотре должна обеспечиваться сохранность первичной обстановки на обследуемом объекте. Вместе с этим, в исключительных случаях допускается изъятие или замена отдельных обнаруженных предметов (оружия, наркотиков, документов) при наличии разрешения руководителя, утвердившего постановление на проведение мероприятия. Результаты гласного, а при определенных условиях и зашифрованного оперативного осмотра оформляются рапортом, справкой или актом, которые впоследствии могут передаваться следователю для использования в процессе доказывания. Негласный оперативный осмотр оформляется справкой установленной формы, которая может приобщаться только к делам оперативно-розыскного производства. Физические носители информации, по постановлению руководителя органа, осуществляющего ОРД, могут передаваться следователю, прокурору или в суд для использования в качестве доказательств при условии неразглашения сведений, составляющих государственную тайну, в порядке, предусмотренном ст.11 Закона об ОРД. Контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений - это способ получения информации о преступной деятельности подозреваемых лиц путем негласного просмотра почтовой, телеграфной и иной корреспонденции, передаваемой по сетям электрической и почтовой связи. В теории и практике ОРД вскрытие и просмотр почтовых отправлений издавна называлось перлюстрацией корреспонденции, однако современные средства передачи информации все в большей степени используют различные возможности электрической связи вместо традиционной почтовой. В связи с этим следует признать, что употребляемое в законе название данного оперативно-розыскного мероприятия значительно шире понятия перлюстрации корреспонденции. Данное мероприятие является оперативно-техническим и, поскольку оно вторгается в сферу конституционного права граждан на тайну переписки, почтовых, телеграфных и иных сообщений, закрепленного в ст.23 Конституции РФ, осуществляется только на основании судебного решения. Проведение оперативно-технических мероприятий, связанных с контролем почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений в интересах органов внутренних дел, осуществляют органы федеральной службы безопасности. Порядок проведения оперативно-технических мероприятий, связанных с контролем почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, и оформления их результатов регламентируется специальными межведомственными и ведомственными нормативными актами, принятыми в установленном порядке. Кроме того, необходимо иметь в виду, что в соответствии с ч.1 ст.14 Федерального закона “О связи” предприятия связи независимо от ведомственной принадлежности и форм собственности, операторы связи, действующие на территории РФ, при разработке, создании и эксплуатации сетей связи обязаны в соответствии с законодательством РФ оказывать содействие и предоставлять органам, осуществляющим ОРД, возможность проведения ОРМ на сетях связи, принимать меры к недопущению раскрытия организационных и тактических приемов проведения указанных мероприятий. Объектами контроля могут выступать письма, телеграммы, посылки, бандероли, денежные переводы и иная корреспонденция, передаваемая по сетям электрической и почтовой связи. Контролю может подвергаться корреспонденция, адресованная конкретному лицу или исходящая от него, а также вся корреспонденция, поступающая в конкретный адрес или исходящая из него. Цензура корреспонденции осужденных и лиц, содержащихся под стражей; досмотр посылок, передач и бандеролей в условиях учреждений по исполнению наказаний не являются оперативно-розыскными мероприятиями, и порядок их осуществления регламентируется уголовно-исполнительным законодательством Российской Федерации. В соответствии с Федеральным законом “О наркотических средствах и психотропных веществах” от 8 января 1998 г. для осуществления контроля за хранением, перевозкой или пересылкой наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров правоохранительные органы наделены правом производства досмотра почтовых и багажных отправлений при наличии достаточных оснований полагать, что осуществляются незаконные операции с наркотиками. Такой досмотр также не является оперативно-розыскным мероприятием и не требует судебного решения, однако может использоваться для решения задач ОРД. По своей познавательной сущности контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений имеет некоторое сходство с таким следственным действием, как арест и выемка почтово-телеграфной корреспонденции. Вместе с этим, они имеют и ряд существенных отличий: наложение ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию заключается в запрещении доставлять ее адресату без разрешения следователя, т.е. почтовая связь между объектами прерывается; исполнение постановления об аресте поручается сотрудникам почтового ведомства, а не оперативно-техническим подразделениям ФСБ России; задержанная почтово-телеграфная корреспонденция подвергается осмотру непосредственно следователем, вынесшим постановление об ее аресте, в присутствии понятых. Максимальный срок оперативного контроля почтовых отправлений не может превышать шести месяцев и указывается в судебном постановлении. При необходимости продления контроля судья принимает об этом отдельное решение на основании вновь представленных материалов. При необходимости с почтовых отправлений снимаются копии, фотографируется содержимое посылок, отбираются образцы для исследования. Материальные носители информации, полученные в результате проведения данного мероприятия, на основании постановления руководителя ОВД и с согласия исполнителя, могут быть переданы лицу, в чьем производстве находится уголовное дело, для использования в процессе доказывания (см. Приложения 14, 15). Прослушивание телефонных переговоров (ПТП) - это оперативно-техническое мероприятие, заключающееся в негласном прослушивании и аудиозаписи телефонных переговоров проверяемых лиц, ведущихся по абонентским телефонным линиям связи, осуществляемое с использованием специальных технических средств. ПТП является мероприятием ограниченного применения, допускается только в отношении лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении тяжких или особо тяжких преступлений, а также лиц, которые могут располагать сведениями об указанных преступлениях, и может осуществляться только на основании решения судьи. Для принятия судьей соответствующего решения выносится мотивированное постановление руководителя МВД (УВД) субъекта Российской Федерации. В постановлении на проведение ПТП указываются данные контролируемого объекта, его абонентский номер телефона, вопросы, подлежащие выяснению, а также предполагаемое использование результатов прослушивания в доказывании по уголовным делам. По окончании мероприятия судебное решение возвращается его инициатору. Данное мероприятие, как правило, проводится оперативно-техническими подразделениями ОВД или ФСБ в порядке, определенном межведомственными нормативными актами или соглашениями между органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность. ОРМ с подключением к стационарной аппаратуре предприятий, учреждений и организаций независимо от формы собственности, других юридических и физических лиц, предоставляющих услуги связи, осуществляется с использованием оперативно-технических средств ФСБ (Указ Президента и Межведомственная инструкция). Срок проведения ПТП не может превышать шести месяцев со дня принятия судебного решения. При необходимости его продления судья выносит дополнительное решение на основании вновь представленных материалов. В случае возникновения угрозы жизни, здоровью, собственности отдельных лиц по их заявлению или с их согласия в письменной форме разрешается прослушивание переговоров, ведущихся с их телефонов, на основании постановления, утвержденного руководителем органа внутренних дел, с обязательным уведомлением соответствующего судьи в течение 48 часов. О возникновении угрозы жизни, здоровью и собственности отдельных граждан может быть известно от них самих либо из других источников, в т.ч. конфиденциальных. В заявлении или письменном согласии гражданина должно быть указано, на какой срок он разрешает поставить свой телефон на прослушивание и согласны ли на это проживающие с ним совершеннолетние члены семьи. При прослушивании телефонных переговоров по заявлению граждан звукозаписывающая аппаратура может включаться только при вызове абонента для фиксации поступающих в его адрес угроз. Прослушивание телефонных переговоров по заявлению граждан может проводиться непосредственно сотрудником оперативного подразделения с привлечением при необходимости технических специалистов. По результатам прослушивания составляется рапорт или акт прослушивания телефонных переговоров с приложением произведенной аудиозаписи, которые могут передаваться следователю в соответствии с установленной процедурой (ст.11 Закона об ОРД) для использования в процессе доказывания. В ходе ПТП могут контролироваться не только проводные линии связи, но и радиотелефонные каналы, в т.ч. сотовой, радиорелейной и космической связи. Прослушиваться могут переговоры двух и более абонентов, а также односторонняя передача информации одного абонента на автоматическое записывающее устройство другого. Прослушивание телефонных переговоров, как правило, сопровождается фиксацией получаемой информации на магнитные носители. Фонограммы, полученные в результате прослушивания телефонных и иных переговоров, должны храниться в опечатанном виде в условиях, исключающих возможность их прослушивания и тиражирования посторонними лицами. При возбуждении уголовного дела в отношении лица, телефонные и иные переговоры которого прослушиваются, фонограмма и бумажный носитель записи контролируемых переговоров направляются следователю для приобщения к уголовному делу в качестве вещественных доказательств по постановлению, утвержденному руководителем МВД (УВД) субъекта Российской Федерации, в указанном порядке, в случае необходимости использования в процессе доказывания, если при этом не будут разглашены сведения, составляющие государственную тайну (см. Приложения 15, 16). Дальнейший порядок их использования определяется уголовно-процессуальным законодательством Российской федерации. Фонограммы и другие материалы, полученные в результате прослушивания телефонных и иных переговоров лиц, в отношении которых не было возбуждено уголовное дело, подлежат уничтожению в течение шести месяцев с момента прекращения прослушивания, о чем должен быть составлен протокол[114]. Снятие информации с технических каналов связи - это оперативно-техническое мероприятие, заключающееся в контроле и перехвате с помощью специальных средств открытой (незашифрованной) информации, передаваемой проверяемыми лицами по техническим каналам связи. Уяснение сущности данного мероприятия зависит от правильного понимания содержания термина “технические каналы связи”, который кроме Закона об ОРД в других законодательных актах не встречается. В ведомственной инструкции, объявленной Приказом МВД России от 10 июня 1994 г., к техническим каналам отнесены телексные, факсимильные, селекторные, радиорелейные каналы передачи данных, а также линии абонентского телеграфирования и т.п. Правомерным будет к этой группе отнести и компьютерные сети, и различные радиопереговорные устройства, основанные на использовании радиоволн. Однако в данном нормативном акте мероприятие носит название “контроль технических каналов связи”, что следует рассматривать в качестве синонима законодательному термину. В соответствии с Наставлением об основах организации и тактики оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел данное мероприятие осуществляется только на основании соответствующего судебного решения с использованием оперативно-технических сил и средств органов внутренних дел и федеральной службы безопасности. Порядок снятия информации с технических каналов связи и оформление его результатов регламентируется отдельными межведомственными, ведомственными нормативными актами и соответствует порядку проведения ПТП. В Наставлении предусмотрено два основных вида снятия информации с технических каналов связи: негласное и зашифрованное. Негласное снятие информации производится с помощью специальных технических средств подразделениями оперативно-технических мероприятий. Контроль радиопереговоров проверяемых лиц осуществляется силами подразделений радиоэлектронной безопасности. Порядок негласного снятия информации с технических каналов связи и оформление его результатов регламентируется отдельными межведомственными и ведомственными нормативными актами. Зашифрованное снятие информации проводится непосредственно сотрудником оперативного подразделения с привлечением при необходимости соответствующих специалистов. При проведении мероприятия обязательно участие представителя организации, от имени которой оно проводится. Его результаты оформляются справкой или рапортом оперативного работника, а при участии других лиц и специалистов - актом. Магнитные носители информации, полученной в результате проведения этого мероприятия, могут быть представлены следователю для использования в процессе доказывания при условии неразглашения сведений, составляющих государственную тайну (см. Приложение 15). § 3. Оперативно-розыскные мероприятия ведомственного санкционирования К данной группе относятся оперативно-розыскные мероприятия, которые, согласно Закону об ОРД, должны проводиться на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего ОРД. В их число входят четыре оперативно-розыскных мероприятия: проверочная закупка, оперативное внедрение, контролируемая поставка и оперативный эксперимент. Проверочная закупка - это совершение мнимой сделки купли-продажи с лицом, заподозренным в противоправной деятельности (обмане потребителей, торговле предметами, изъятыми из гражданского оборота, мошенничестве и т.д.), с целью установления фактов и способов противоправной деятельности, их участников и других обстоятельств для использования информации в ходе решения задач ОРД. Предметом проверочной закупки могут быть вещи и предметы, как находящиеся в гражданском обороте, так и изъятые из него (оружие, боеприпасы, наркотики и т.д.). Проверочная закупка обычных предметов и вещей осуществляется на основании рапорта сотрудника оперативного аппарата с обоснованием необходимости ее проведения и предполагаемых затрат, который утверждается руководителем оперативного аппарата. Для проведения проверочной закупки предметов и вещей, свободная реализация которых запрещена либо оборот которых ограничен, необходимо вынести постановление, требующее утверждения руководителя органа внутренних дел. Проверочная закупка может быть проведена сотрудником оперативного аппарата или любым другим лицом, действующим по его поручению, в т.ч. оказывающим конфиденциальное содействие. В зависимости от целей и организационно-тактических форм проведения этого оперативно-розыскного мероприятия можно выделить три основных вида проверочной закупки: легендированная, контрольная, негласная. Легендированная проверочная закупка проводится оперативным работником, легендирующим свою принадлежность к органам внутренних дел, либо по его поручению другими лицами с целью выявления фактов незаконной торговли, владения запрещенными предметами, сбыта похищенного имущества, мошенничества и других противоправных действий проверяемых лиц. Результат проверочной закупки в случае обнаружения признаков правонарушения, как правило, легализуется немедленно и может служить основанием для привлечения лица к уголовной либо административной ответственности. Факт совершенной сделки купли-продажи оформляется актом проверочной закупки, в котором указываются время, место, обстоятельства совершения сделки, участвующие в ней лица, а также вид, размер, вес и особенности приобретенного товара. Купленный товар должен быть упакован и опечатан для дальнейшего направления его на исследование или экспертизу. Если факт продажи товара содержит в себе состав преступления или административного правонарушения, то продавец может быть задержан и доставлен в помещение ОВД, где с него берется объяснение либо составляется протокол опроса и проводятся необходимые проверочные действия. Контрольная проверочная закупка проводится на предприятиях торговли и общественного питания с целью предупреждения и выявления фактов обмана потребителей. Ее отличительной особенностью является то, что она, во-первых, давно и широко используется в деятельности не только подразделений по борьбе с экономической преступностью, но и других контролирующих органов, не являющихся субъектами ОРД; во-вторых, в большей степени имеет профилактическую направленность; в-третьих, для контрольных закупок могут использоваться не только мнимые, но и действительные сделки купли-продажи, осуществляемые обычными покупателями. Контрольная закупка легализуется, как правило, немедленно после завершения сделки купли-продажи. Получив товар, лицо, проводящее закупку, объявляет продавцу о цели своих действий с предъявлением документов, удостоверяющих должностное положение, и в присутствии понятых производит контрольное взвешивание. Результаты контрольной закупки оформляются актом с соблюдением требований, установленных ведомственными нормативными актами контролирующих органов. Негласная проверочная закупка, в отличие от предыдущих, имеет своей главной целью выявление и документирование преступных действий разрабатываемых лиц. Ее результаты оформляются справкой оперативного работника, при необходимости объяснениями (протоколом опроса) привлеченных к ее проведению граждан, а также сообщениями лиц, оказывающих конфиденциальное содействие. К письменным документам должны приобщаться приобретенные образцы товара. В отличие от предыдущих видов проверочных закупок, негласная закупка не предусматривает немедленную легализацию и реализацию ее результатов. Полученные в ходе негласной проверочной закупки материалы анализируются и приобщаются к материалам дел оперативного учета для последующего использования. Предметы, приобретенные в процессе проверочной закупки, могут использоваться в качестве доказательств по уголовному делу; оприходоваться для решения других задач ОРД; реализовываться для возмещения понесенных затрат либо уничтожаться по акту в случае невозможности их дальнейшего использования. Оперативное внедрение - это комплекс целенаправленных действий по легендированному вводу сотрудников оперативных подразделений и лиц, оказывающих им конфиденциальное содействие, в криминогенную среду или объекты в целях разведывательного сбора информации, необходимой для решения задач оперативно-розыскной деятельности. В силу своей сложности оперативное внедрение представляет собой тактическую операцию, требующую тщательного планирования как подготовительных действий, так и мер обеспечивающего и защитного характера. В постановлении на его проведение должны обосновываться необходимость, имеющиеся возможности для осуществления, решаемые задачи, сроки внедрения, линия поведения внедряемого лица, пределы активности при имитации преступной деятельности, варианты действий в экстремальных ситуациях. Оперативное внедрение штатных сотрудников органов внутренних дел осуществляется, как правило, по имеющимся в производстве делам оперативного учета, а при их отсутствии по разрешению федерального министра или его заместителей. Субъектами оперативного внедрения могут выступать штатные негласные сотрудники оперативных подразделений, принадлежность которых к органам внутренних дел зашифрована; сотрудники оперативных подразделений, исполняющие свои должностные обязанности на гласной основе; другие сотрудники органов внутренних дел; лица, оказывающие конфиденциальное содействие органам, осуществляющим ОРД. Сведения о субъектах оперативного внедрения составляют государственную тайну и могут быть преданы гласности лишь с их согласия в письменной форме. В процессе оперативного внедрения для обеспечения конспирации его субъекты могут использовать документы, зашифровывающие личность, а также ведомственную принадлежность используемых помещений и транспортных средств. Для установления доверительных отношений с представителями криминогенной среды лица, внедренные в преступные формирования, сталкиваются с необходимостью имитации преступной деятельности, при этом на основании ч.4 ст.16 Закона об ОРД они наделены правом вынужденного причинения вреда интересам других лиц при правомерном осуществлении служебного долга. Федеральным законом “О наркотических средствах и психотропных веществах” от 8 января 1998 г. для имитации преступной деятельности разрешается безлицензионное использование наркотических средств и психотропных веществ. Вместе с этим, при осуществлении оперативного внедрения запрещается принимать негласное участие в работе федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, а также в деятельности зарегистрированных политических партий и объединений в целях оказания влияния на характер их деятельности. Организация и тактика оперативного внедрения регламентируются специальными ведомственными нормативными актами. Информация, полученная в результате оперативного внедрения, оформляется рапортом либо справкой сотрудника оперативного аппарата или сообщением лиц, оказывающих конфиденциальное содействие. Сотрудники оперативных аппаратов, исполняющие свои основные должностные обязанности на гласной основе и участвовавшие в оперативном внедрении, в случае необходимости могут выступать в качестве свидетелей в уголовном процессе (см. Приложение 18). Контролируемая поставка - это оперативно-розыскное мероприятие, обеспечивающее контролируемое перемещение (перевозку, пересылку) предметов и веществ, изъятых из гражданского оборота либо являющихся объектами или орудиями преступных посягательств, в целях получения информации, имеющей значение для решения задач ОРД. Данное оперативно-розыскное мероприятие до недавнего времени не имело правовой основы в отечественном законодательстве, поэтому в практике органов внутренних дел применялось достаточно редко. Впервые законодатель легализовал его в Таможенном кодексе Российской Федерации 1993 г., разрешив таможенным органам допускать под своим контролем ввоз, вывоз и транзит через территорию Российской Федерации наркотических средств и психотропных веществ, а также других предметов, являющихся орудием или средством совершения преступления; предметов, добытых преступным путем и контрабандных товаров. Вслед за Таможенным кодексом новый Закон об ОРД (1995 г.) включил в свой перечень оперативно-розыскных мероприятий контролируемую поставку, поэтому в настоящее время ее могут проводить все без исключения правоохранительные органы, осуществляющие ОРД. Появление в российском законодательстве разрешения на проведение контролируемых поставок во многом обусловлено требованиями норм международного права. Необходимость использования контролируемой поставки как метода выявления лиц, участвующих в незаконном обороте наркотиков, определена в Венской конвенции ООН “О борьбе против незаконного оборота наркотических и психотропных средств” (1988 г.). В ряде других международно-правовых актов, регулирующих взаимодействие государств по борьбе с преступностью, декларируется возможность применения этого метода не только для пресечения незаконного оборота наркотиков, но и оружия, культурных ценностей и других предметов. С помощью контролируемой поставки решаются задачи, которые затруднительно либо невозможно решить в ходе других оперативно-розыскных мероприятий, в частности: выявление и разоблачение заказчиков и организаторов торговли запрещенными предметами; выявление источников приобретения и мест незаконного изготовления запрещенных предметов; перекрытие каналов нелегального оборота запрещенных предметов; выявление коррумпированных лиц в правоохранительных органах, способствующих незаконному обороту запрещенных предметов; документирование преступных действий всех участников преступных сообществ. С точки зрения уголовного права действия оперативных аппаратов по осуществлению контролируемой поставки можно рассматривать как разновидность института крайней необходимости. В данном случае законодатель разрешает не пресекать выявленное преступление, а наблюдать за его завершением и допускать совершение новых, являющихся звеньями криминальной цепи, с тем, чтобы раскрыть другие преступления, лежащие в основе уже известных. Контролируемая поставка предметов и вещей, изъятых из гражданского оборота, проводится только на основании мотивированного постановления, утвержденного руководителем органа внутренних дел. Оригинал постановления в период проведения контролируемой поставки должен находиться у одного из сотрудников оперативного подразделения, обеспечивающих контролируемое перемещение объектов, и может при необходимости использоваться для устранения возникающих в ходе мероприятия препятствий (например, вмешательство других правоохранительных органов). Объекты контролируемой поставки можно разделить на две группы: предметы и вещества, свободная реализация которых запрещена или оборот которых ограничен; предметы, находящиеся в свободном обороте. К первой группе относятся оружие, боеприпасы и взрывчатые вещества; наркотические средства, психотропные, сильнодействующие и ядовитые вещества; валютные ценности; специальные технические средства, предназначенные для негласного получения информации; драгоценные металлы, природные драгоценные камни или жемчуг; радиоактивные материалы и т.д. За совершение сделок, передачу и пересылку данных предметов без соответствующих разрешений (лицензий) государственных органов Уголовным кодексом Российской Федерации предусмотрена ответственность. Ко второй группе объектов контролируемых поставок относятся предметы, являющиеся орудием или средством совершения преступления (например, оборудование для химической лаборатории, с помощью которого можно изготавливать наркотические средства); предметы, добытые преступным путем (например, похищенный автомобиль), либо грузы, денежные средства, ценные бумаги, которые являются или могут являться объектами преступных посягательств. В зависимости от местонахождения исходного и конечного пунктов перемещения объектов контролируемые поставки можно разделить на три вида: внутренние, внешние, транзитные. К внутренним относятся поставки, осуществляемые на территории Российской Федерации. Их проведение должно согласовываться с руководителями тех органов внутренних дел, по территории которых перемещается контролируемый объект. К внешним относятся контролируемые поставки на территорию иностранного государства. Внешние поставки проводятся по согласованию с соответствующими международными правоохранительными организациями и правоохранительными органами иностранных государств по поручению (указанию) Министра внутренних дел или его заместителей, к их проведению привлекаются таможенные органы, ФСБ и органы пограничной службы. Контролируемая поставка - достаточно сложное в организационном плане оперативно-розыскное мероприятие, поэтому для его проведения в обязательном порядке составляются целевые комплексные планы, утверждаемые руководителем ОВД и согласованные с руководителями органов и подразделений, привлеченных к проведению данных мероприятий. Комплексный план на проведение контролируемой поставки состоит из двух разделов: в первом указываются мотивированные основания, цели и задачи проведения мероприятия; во втором - используемые силы и средства, за исключением сведений о личности штатных негласных сотрудников и лиц, оказывающих конфиденциальное содействие; мероприятия по обеспечению легенды и конспирации; потребность в денежных расходах; мероприятия по документированию и реализации полученных данных. Если контролируемая поставка осуществляется непосредственно лицом, оказывающим конфиденциальное содействие, то ему дается под расписку письменное задание или поручение. Перед началом проведения контролируемой поставки предметов и веществ, свободная реализация которых запрещена либо оборот которых ограничен, все участвующие в ней лица должны быть ознакомлены с соответствующим постановлением. Тактика проведения контролируемой поставки зависит от способов перемещения предметов, среди которых можно выделить три наиболее распространенных: курьерский, грузовой (контейнерный) и почтовый. Контроль за курьерской поставкой осуществляется, как правило, путем визуального наблюдения за перевозчиком товара с использованием специальных технических средств. При этом следует учитывать, что преступники в ряде случаев не посвящают курьеров в свои дела и не раскрывают характер груза, который просят перевезти за вознаграждение. Грузовой способ используется для перемещения большого количества контрабандного товара, который, как правило, маскируется под легальный груз. При этом перевозка может быть комбинированной, с использованием различных видов транспорта: железнодорожного, автомобильного, водного, воздушного. Для осуществления контроля такой перевозки могут применяться специальные технические средства, позволяющие контролировать через радиоэфир весь маршрут перемещения товара. Установление контроля за почтовым способом перемещения предметов имеет свои особенности. В данном случае возникает необходимость ограничения конституционного права граждан на тайну почтовых отправлений, а поэтому проведение такой поставки требует получения судебного разрешения. В процессе контролируемой поставки при наличии судебного разрешения можно проводить вскрытие, осмотр, фиксацию и взятие образцов для сравнительного исследования. При документировании факта получения посылки следует иметь в виду возможность участия в этом подставных лиц и поэтому не следует торопиться с их задержанием. Ввиду разнообразия способов проведения контролируемой поставки документальное оформление ее результатов может быть различным: акты осмотра предметов, фото- и видеоматериалы, объяснения граждан и т.д. Кроме того, по завершении всего мероприятия инициатором должна составляться итоговая справка о его результатах с указанием возможных источников доказательств и приложением к ней всех промежуточных отчетных документов. Справка не должна содержать сведений, составляющих государственную тайну, с тем, чтобы ее можно было передать лицу, производящему расследование, для приобщения к уголовному делу (см. Приложения 17, 18). Оперативный эксперимент - это способ получения информации, заключающийся в воспроизведении негласно контролируемых условий и объектов для проявлений противоправных намерений лиц, совершающих тяжкие и особо тяжкие преступления. Оперативный эксперимент проводится с целью выявления и задержания лиц, совершающих серийные преступления, а также документирования преступных действий лиц, обоснованно подозреваемых в противоправной деятельности. В зависимости от конкретных целей проведения можно выделить два основных вида этого оперативно-розыскного мероприятия. К первому следует отнести оперативный эксперимент, направленный на выявление неизвестных лиц. Его суть заключается в использовании “приманок” (“ловушек”) - специально подготовленных и взятых под контроль объектов, аналогичных тем, на которые обычно покушаются преступники. Приманки помещаются или направляются в места наиболее частого совершения преступлений. Так, для выявления лиц, совершающих кражи автотранспорта, в качестве приманки используется “автомобиль-ловушка”, который ставится на неохраняемую стоянку. В исключительных случаях для выявления лиц, совершающих уличные разбои и грабежи, преступления, посягающие на половую неприкосновенность, в качестве приманки могут использоваться экипированные соответствующим образом сотрудники органов внутренних дел, которые направляются в места наиболее частого совершения аналогичных нападений. При проведении этого вида эксперимента важное значение имеет обеспечение негласного контроля за объектами-приманками, в качестве которых выступают люди. В таких случаях на первый план должны ставиться безопасность жизни и здоровья участников эксперимента, а поэтому при наличии сомнения в обеспечении их полной безопасности, от проведения такого оперативного эксперимента следует отказаться. Второй вид оперативного эксперимента имеет своей целью документирование преступных действий, задержание с поличным лиц, обоснованно подозреваемых в подготовке или совершении преступлений, т.е. он проводится в отношении конкретных лиц. Чаще всего этот вид эксперимента применяется для разоблачения взяточников. В качестве взяткодателя-приманки могут выступать как оперативные работники, легендирующие свою личность, так и лица, у которых взятка вымогается подозреваемым. Такой эксперимент может проводиться и в отношении лиц, обоснованно подозреваемых в незаконном сбыте наркотиков, оружия и других предметов, изъятых из гражданского оборота. В качестве покупателя-приманки могут выступать оперативные работники под соответствующей легендой либо негласные сотрудники. Целью оперативного эксперимента является обнаружение у продавца запрещенных предметов и их изъятие. Для обеспечения законности при проведении оперативного эксперимента необходимо соблюдать следующие требования: 1) условия и объекты для проявления преступных намерений, воспроизводимые в ходе эксперимента, должны обеспечивать возможность выбора того или иного варианта поведения заподозренных лиц; 2) в процессе эксперимента должны, как правило, использоваться методы пассивного наблюдения (например, при проведении операции с автомашинами-ловушками) или выражения сомнения и уточнения характера совершаемых действий, размера незаконного вознаграждения (например, при выявлении взяточников); 3) при проведении эксперимента запрещается провоцировать или принуждать лицо к совершению противоправных действий; ставить его в обстоятельства, затрудняющие удовлетворение своих потребностей законными способами. Для того чтобы исключить возможность провокации при проведении оперативного эксперимента в отношении конкретных лиц, рекомендуется соблюдать ряд дополнительных условий, вытекающих из опыта деятельности правоохранительных органов: первое - прежде чем принять решение о проведении оперативного эксперимента, необходимо получить абсолютно достоверную и, желательно, из разных источников информацию о совершении лицом противоправных деяний (например, при проведении эксперимента в отношении взяткополучателя целесообразно иметь показания не менее двух человек, у которых взятка вымогалась); второе - инициатива в замысле и подготовке преступления должна исходить от заподозренного субъекта (например, лицо должно само высказать намерение приобрести оружие или наркотики, имея при этом необходимые средства); третье - желание заподозренного субъекта совершить противозаконную сделку должно быть зафиксировано с помощью материальных носителей информации, которые могут использоваться в процессе доказывания. Оперативный эксперимент, несмотря на некоторое сходство, имеет ряд принципиальных отличий от следственного эксперимента. Во-первых, различны цели проведения этих мероприятий: следственный эксперимент, как известно, направлен на проверку собранных и получение новых доказательств, а оперативный - на обнаружение преступных проявлений. Во-вторых, они отличаются по своим временным характеристикам: если следственный эксперимент направлен на проверку событий, имевших место в прошлом, то оперативный - на настоящие и будущие действия преступников. Отсюда следует, что если выбор времени проведения следственного эксперимента не имеет принципиального значения, то оперативный должен проводиться именно в то время, когда вероятность проявления преступных намерений максимальна. В-третьих, следственный эксперимент не порождает новых уголовно-правовых отношений, а оперативный - направлен на их возникновение. Оперативный эксперимент имеет некоторое сходство с оперативной комбинацией, определенной в теории ОРД как способ решения оперативно-тактических задач путем искусственного создания условий для наступления прогнозируемых событий. Однако следует иметь в виду, что понятие оперативной комбинации шире, т.к. круг решаемых ею задач характеризуется значительным разнообразием, и, более того, оперативный эксперимент может выступать в качестве структурного элемента оперативной комбинации, т.е. быть ее составной частью. В соответствии с законом оперативный эксперимент проводится на основании постановления, утвержденного руководителем органа внутренних дел. Перед его осуществлением составляется план, в котором указываются основания проведения, содержание, время, место, используемые силы и средства, тактические приемы и методы. Результаты оперативного эксперимента оформляются рапортом оперативного работника, а в случае выявления и задержания лиц, совершивших преступление, - актом, который по форме и содержанию в максимально допустимых пределах должен соответствовать требованиям, предъявляемым к составлению протокола следственного эксперимента, без указания в нем сведений, составляющих государственную тайну. К акту должны приобщаться физические носители информации, полученные в результате применения специальных технических средств. Результаты оперативного эксперимента в случае совершения проверяемым лицом действий, содержащих признаки преступления, могут служить основанием для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. В этом случае акт оперативного эксперимента с объяснениями и рапортами участвующих в нем лиц, а также постановление о его проведении должны передаваться следователю для использования в процессе доказывания. § 4. Несанкционируемые оперативно-розыскные мероприятия К несанкционируемым оперативно-розыскным мероприятиям относятся те, которые согласно Закону об ОРД могут проводиться по решению непосредственно оперативного работника без вынесения постановления на их осуществление. В их число можно включить шесть оперативно-розыскных мероприятий: опрос, наведение справок, сбор образцов для сравнительного исследования, исследование предметов и документов, наблюдение и отождествление личности. Опрос - это специальная беседа, проводимая с лицами, которым могут быть известны сведения, необходимые для решения задач ОРД. В теории и практике ОРД это мероприятие традиционно называется “разведывательный опрос”, что указывает на его исследовательский, поисковый характер, направленность на получение информации, скрытой от правоохранительных органов. Опрос является одним из наиболее распространенных способов собирания информации о лицах, фактах и обстоятельствах, представляющих оперативный интерес, а также получения иных сведений, необходимых для решения задач борьбы с преступностью. Опрос может проводиться как по месту нахождения опрашиваемых, так и в служебном помещении органа внутренних дел при условии их добровольного согласия на беседу. Субъектами опроса могут выступать непосредственно оперативные уполномоченные, а также действующие по их поручению сотрудники других служб органов внутренних дел, внештатные сотрудники и иные лица, оказывающие содействие оперативным аппаратам. Объектами опроса могут быть любые лица, располагающие оперативно-значимой информацией, независимо от возраста, должностного и социального положения, религиозных убеждений и любых других обстоятельств. В зависимости от целей, условий, личности опрашиваемого и ряда других факторов в ОРД могут применяться следующие виды опросов: гласный; зашифрованный; негласный; легендированный; опрос с использованием полиграфа. Гласный опрос проводится в тех случаях, когда нет необходимости скрывать от окружающих факт его проведения и интересующие оперативных работников сведения. Чаще всего такой опрос применяется для получения информации, необходимой для раскрытия совершенных преступлений и задержания подозреваемых лиц. В этих случаях оперативный работник четко формулирует цель беседы, и опрашиваемый отдает себе отчет в том, что сообщаемая им информация будет использована для раскрытия преступлений. Зашифрованный опрос является более сложным видом опроса и имеет в ряде случаев гораздо большие возможности в получении оперативно-значимой информации. Суть его заключается в использовании различных приемов, вводящих опрашиваемого в заблуждение относительно истинных целей беседы, с тем, чтобы, отвечая на вопросы, лицо не осознавало значимости сообщаемых им сведений для раскрытия преступления. Зашифровка цели производится, как правило, в тех случаях, когда у оперативного работника возникает сомнение в искренности опрашиваемых лиц; при опросе граждан, находящихся в близких отношениях с лицами, причастными к преступной деятельности; при опросах представителей криминальной среды. В зависимости от конкретных обстоятельств и хода беседы опрос без сокрытия его целей по усмотрению оперативного работника может превратиться в зашифрованный, и наоборот. Негласный опрос предполагает сохранение в тайне от окружающих и, в первую очередь, от тех лиц, о которых собирались сведения, как факта беседы, так и содержания разговора. Такие опросы без зашифровки цели используются, как правило, в тех случаях, когда осведомленное лицо согласно передать информацию на условиях конфиденциальности. При наличии сомнений в искренности собеседника и сохранении им в тайне факта беседы цели негласного опроса могут быть зашифрованы. Легендированный опрос - наиболее сложный вид опроса, требующий высокого профессионализма опрашивающего и проведения ряда подготовительных действий. Суть легендирования заключается в сокрытии опрашивающим лицом своей принадлежности к правоохранительным органам и введении опрашиваемого в заблуждение относительно истинных целей беседы. Легендированный опрос применяется для негласного сбора сведений о лицах, представляющих оперативный интерес, и в силу сложности проводится, как правило, специально подготовленными сотрудниками оперативных аппаратов. Опрос с использованием полиграфа - специального устройства, регистрирующего психофизиологические реакции опрашиваемого на задаваемые вопросы и позволяющего выявить тщательно скрываемые им факты - может проводиться только с согласия опрашиваемого лица специально подготовленными сотрудниками оперативных аппаратов, имеющими допуск к работе с полиграфными устройствами. Ввиду технических и организационных сложностей данный вид опроса используется, как правило, при раскрытии тяжких и особо тяжких преступлений. По результатам использования полиграфа оформляется заключение оператора, которое самостоятельного доказательственного значения не имеет, но может передаваться следователю для использования в процессе расследования. В отдельных случаях для раскрытия особо тяжких преступлений, когда свидетели или потерпевшие в силу объективных факторов затрудняются воспроизвести наблюдаемые ими события, с их добровольного согласия для проведения опроса могут привлекаться врачи-гипнологи, которые с помощью репродукционного гипноза помогают восстанавливать и извлекать информацию из глубин памяти опрашиваемых. Сеанс гипнорепродукции в обязательном порядке фиксируется на магнитофон, при этом желательно применение видеозаписи. Результаты опроса с применением репродукционного гипноза оформляются актом судебно-психологического исследования по экспериментально-суггестивному потенцированию памяти, который может передаваться лицу, производящему расследование. Результативность опроса во многом зависит от тактики его проведения, общие положения которой достаточно подробно изложены в специальной литературе[115]. Результаты опроса при согласии опрашиваемых могут быть оформлены объяснением (протоколом опроса), заявлением или явкой с повинной, справкой либо рапортом оперативного работника. Эти материалы впоследствии могут быть переданы следователю для приобщения к уголовному делу. Если информация получена при условии конфиденциальности, то справка (рапорт) хранятся и используются по правилам секретного делопроизводства и следователю не передаются. Наведение справок - это способ собирания информации, необходимой для решения задач ОРД, путем непосредственного изучения документов (в т.ч. архивных), а также направления запросов в государственные органы, предприятия, учреждения и организации, имеющие информационные системы. Наведение справок предполагает сбор сведений о биографии проверяемого лица, его родственных связях, образовании, роде занятий, имущественном положении, месте проживания, фактах допущенных в прошлом правонарушений и других данных, позволяющих установить причастность к противоправной деятельности. В Законе об ОРД отсутствуют какие-либо ограничения на получение в процессе наведения справок информации конфиденциального характера, однако следует учитывать, что действующим российским законодательством установлены специальные режимы сбора и хранения достаточно большого объема сведений, содержащих коммерческую, журналистскую, банковскую, врачебную, нотариальную и ряд других видов тайн. Представление таких сведений без согласия граждан допускается только по официальному запросу суда, прокуратуры, органов предварительного следствия и дознания в связи с находящимися в их производстве уголовными или гражданскими делами. Наведение справок путем изучения документов в зависимости от целей, условий и иных обстоятельств может осуществляться сотрудником оперативного аппарата либо по его поручению другим лицом. При этом цели изучения документов могут зашифровываться, а личность наводящего справки - легендироваться. Виды документов, необходимых для наведения справок, а также места их получения определяются непосредственно сотрудниками оперативного аппарата. Наибольшее количество информации, представляющей оперативный интерес, содержится в документах органов внутренних дел и других правоохранительных органов: уголовных делах, делах оперативного учета, отказных материалах и др. Кроме того, немало ценной информации при решении конкретных задач ОРД можно получить из документов других организаций и ведомств: бухгалтерских отчетов, личных дел сотрудников, регистрационных журналов, историй болезней и т.д. Для наведения справок в информационных системах прежде всего используются банки данных различных служб органов внутренних дел: Главного Информационного Центра (ГИЦ) МВД России, Информационных центров (ИЦ) МВД (УВД), информационных подразделений уголовного розыска и БЭП, подразделений по борьбе с организованной преступностью и незаконным оборотом наркотиков, ГИБДД, паспортно-визовой службы, лицензионно-разрешительных подразделений, дежурных частей и др. Важное значение имеет получение сведений из информационных систем других ведомств: прокуратуры, судов, службы судебных приставов, налоговой полиции, таможенных органов, банков, страховых компаний, медицинских учреждений, частных охранных агентств и т.д. Для этого оперативные аппараты ОВД должны подготовить обоснованные письменные запросы с указанием требуемых сведений, исходных данных для проверки, а также юридических оснований для наведения справок со ссылкой на соответствующие законодательные акты. Запросы, направляемые в другие ведомства, должны подписываться руководителями ОВД, а для получения справок по банковским счетам, кроме того, - согласовываться с прокурором. Результаты наведения справок в информационных системах, полученные на основании официальных запросов, не содержащие сведений, составляющих государственную тайну, могут передаваться следователю для приобщения к материалам уголовных дел. Результаты изучения документов при наличии информации, представляющей оперативный интерес, оформляются справкой или рапортом оперативного работника с приложением полученных оригиналов документов или их копий и могут, в случае необходимости, приобщаться к материалам уголовных дел. Сбор образцов для сравнительного исследования включает в себя действия, направленные на получение материальных объектов, являющихся носителями информации о признаках преступной деятельности. Виды образцов, собираемых для сравнительного исследования, могут быть самыми разнообразными, их можно разделить на две большие группы: объекты, используемые в качестве эталонов для сравнительного исследования; объекты, являющиеся составной частью целого, подлежащей непосредственному исследованию. К первой группе прежде всего относятся физиологические компоненты человека (кровь, слюна, запах, отпечатки пальцев, волосы, голос, почерк), следы обуви и транспортных средств, микрочастицы. Ко второй группе относятся предметы, изъятые из гражданского оборота (оружие, взрывчатые вещества, наркотики), сырье, полуфабрикаты и готовая продукция; документы бухгалтерского учета; похищенное имущество и др. Сбор образцов для сравнительного исследования может осуществляться гласно, негласно либо зашифрованно (в зависимости от решаемых задач). Гласный сбор образцов проводится при условии добровольного согласия лиц, располагающих необходимыми образцами. Если факт сбора образцов важно сохранить в тайне от проверяемых лиц, то используются негласные приемы для их получения, организация и тактика которых регламентирована ведомственными нормативными актами. При сборе образцов может зашифровываться цель мероприятия или принадлежность выполняющего его лица к правоохранительным органам. Данное мероприятие проводится сотрудниками оперативного аппарата с привлечением при необходимости специалистов, обладающих научными, техническими и иными специальными познаниями, либо по его поручению другими лицами, в т.ч. оказывающими конфиденциальное содействие. Основанием для сбора образцов является рапорт оперативного работника, утвержденный соответствующим руководителем. В процессе сбора образцов запрещается совершать действия, создающие угрозу здоровью граждан, унижающие их честь и достоинство; создавать без оперативной необходимости условия, затрудняющие нормальное функционирование предприятий и организаций, а также нарушающие жизнедеятельность отдельных лиц. При производстве гласного сбора образцов объекты упаковываются для их сохранности и опечатываются печатью предприятия, учреждения или организации, либо к ним прикрепляется бирка (ярлык), заверенная подписями участников мероприятия. Результаты гласного сбора образцов оформляются актом, дактилоскопической картой или иными официальными документами. Акт сбора образцов для сравнительного исследования должен содержать ссылку на то, что данное мероприятие проводится в соответствии с п.3 ч.1 ст.6 и ст.7 Закона об ОРД в целях сравнительного исследования. По форме и содержанию он в максимально допустимых пределах должен соответствовать требованиям, предъявляемым к составлению протокола выемки. В заключительной части акта делается разъяснение о порядке обжалования законности данного мероприятия соответствующему руководителю ОВД, прокурору или в суд. Акт составляется в трех экземплярах. Первый экземпляр с образцами направляется для сравнительного исследования и в дальнейшем может использоваться в процессе доказывания по уголовному делу; второй - вручается под расписку владельцу образцов или его представителю, а третий - приобщается к материалам оперативной проверки либо к делу оперативного учета. Результаты негласного сбора образцов для сравнительного исследования оформляются рапортом или справкой исполнителя мероприятия, к которым прилагаются в упакованном виде полученные образцы, или сообщением конфидента (с приложением образцов). Если после возбуждения уголовного дела будут утрачены объекты, с которых брались образцы для сравнительного исследования, то результаты данного оперативно-розыскного мероприятия могут испольховаться в расследовании, за исключением случаев получения образцов от лиц, оказывающих конфиденциальное содействие. Исследование предметов и документов - это непроцессуальное криминалистическое, научно-техническое или иное исследование объектов, полученных в результате других оперативно-розыскных мероприятий, проводимое, как правило, до возбуждения уголовного дела с целью выявления признаков преступной деятельности и причастности к ней конкретных проверяемых лиц. С помощью исследования решаются следующие задачи: получение информации о назначении, технологии, месте, времени изготовления и качественных характеристиках предмета; идентификация следов преступной деятельности; определение принадлежности и отождествление биологических объектов (кровь, слюна, волосы и т.д.); определение иных свойств предметов, имеющих значение для решения задач оперативно-розыскной деятельности. Исследование проводится по письменному поручению оперативных аппаратов, подписанному руководителем органов внутренних дел, экспертно-криминалистическими службами ОВД, а также специалистами научно-исследовательских учреждений других министерств и ведомств. В письменном поручении ставятся вопросы, интересующие инициатора исследования, а также могут излагаться сведения об обстоятельствах получения предметов и документов. При невозможности получения образцов объектов оперативные аппараты могут привлечь специалистов для проведения исследований на месте нахождения предметов. Отдельные лица, обладающие специальными научными, техническими и иными познаниями, могут привлекаться к проведению исследований на контрактной основе. При наличии стандартизированных методик исследования могут проводиться и самим оперативным работником (например, определение наркотического вещества с помощью экспресс-анализатора). Обязательным условием исследования предметов, веществ и документов, полученных негласным путем и служащих потенциальным источником доказательств по уголовному делу, является их сохранность в прежнем виде и качестве (неизменность), обеспечивающая возможность проведения последующей экспертизы. Результаты исследования объектов, проведенного в учреждениях системы МВД, оформляются справкой, составленной специалистом, его осуществляющим, а проведенные в иных учреждениях - документами, предусмотренными их ведомственными нормативными актами. Результаты исследования могут быть представлены дознавателю, следователю, прокурору, судье, в чьем производстве находится уголовное дело, за исключением случаев, когда исследуемый объект был получен с помощью конфиденциального источника либо его исследование проводилось при условии конфиденциальности. Наблюдение - это негласное слежение за лицами, подозреваемыми в преступной деятельности, используемыми ими транспортными средствами, местами их нахождения с целью получения информации о признаках преступной деятельности, возможных соучастниках, местах хранения орудий совершения преступлений и похищенного имущества. Специфической особенностью наблюдения является его исключительно негласный характер, т.е. проверяемое лицо не должно знать о проводимом за ним наблюдении. Это мероприятие в определенной степени ограничивает конституционное право граждан на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, однако закон не предусматривает каких-либо особых условий его применения за исключением случаев, когда наблюдение сопряжено с вторжением в жилище граждан. Наблюдение может быть физическим, электронным либо комплексным, т.е. сочетающим в себе элементы того и другого. Физическое наблюдение (основанное на визуальном способе слежения) может осуществляться самим оперативным работником, иными лицами, действующими по его поручению, а также сотрудниками оперативно-поисковых подразделений, специализирующимися на этих методах работы. В случаях, требующих привлечения к наблюдению значительных сил и средств, а также финансовых затрат, данное мероприятие проводится на основании рапорта оперативного работника, утвержденного руководителем органа внутренних дел. Наблюдение, проводимое сотрудниками специализированных подразделений, может осуществляться по решению руководителя оперативного аппарата МВД (УВД) субьекта федерации, как правило, за лицами, подозреваемыми в совершении тяжких и особо тяжких преступлений. В процессе физического наблюдения могут проводиться негласные фото-, кино- или видеосъемка, и в этом случае оно становится комплексным. Электронное наблюдение (основанное на применении специальных технических средств для слежения за действиями и разговорами проверяемых лиц в помещениях и транспортных средствах) ведется сотрудниками специальных оперативно-технических подразделений правоохранительных органов. Электронное наблюдение, связанное с ограничением конституционных прав граждан на неприкосновенность жилища, может проводиться только на основании решения судьи. В процессе электронного наблюдения, как правило, осуществляется видео- или аудиозапись на магнитные носители информации. Организация и тактика наблюдения специально уполномоченными на это мероприятие подразделениями, порядок оформления полученных результатов регламентируются ведомственными нормативными актами МВД России. Результаты наблюдения, осуществляемого оперативным работником либо другими лицами по его поручению, оформляются рапортом, актом наблюдения или объяснениями иных участников наблюдения с приложением полученных фотографий, аудио- или видеокассет. Эти материалы в соответствии с ч.3 ст.11 Закона об ОРД могут передаваться следователю либо судье, в чьем производстве находится уголовное дело. Результаты наблюдения, проводимого специализированными подразделениями оперативных аппаратов, а также лицами, оказывающими конфиденциальную помощь, используются только для решения задач оперативно-розыскной деятельности. Отождествление личности - это способ установления лиц, причастных к преступной деятельности либо находящихся в розыске, заключающийся в непроцессуальном опознании личности по ее внешности, голосу, запаху и другим идентифицирующим признакам. Отождествление личности может носить непосредственный или опосредованный характер. Непосредственное отождествление осуществляется лицами, ранее встречавшимися с разыскиваемым и запечатлевшими в своей памяти его индивидуальные особенности (внешность, голос, одежду). Опосредованное отождествление осуществляется лицами, ранее не вступавшими в контакт с разыскиваемым и располагающими лишь его описанием, изображением либо фотографией. В зависимости от характера, организационно-тактических форм и условий проведения можно выделить несколько основных видов отождествления личности: непосредственное отождествление личности по фотовидеоучетам органа внутренних дел; непосредственное отождествление личности в ходе оперативного поиска в местах вероятного появления разыскиваемого лица, а также среди правонарушителей, задержанных органом внутренних дел; опосредованное отождествление личности по словесному портрету, фотороботу, рисунку, фотографии, особым приметам среди множества незнакомых людей; опосредованное отождествление личности путем поиска в оперативно-справочных учетах органов внутренних дел по признакам внешности, особым приметам, способу совершения преступления; отождествление личности по запаховым следам с помощью служебно-розыскной собаки. При отождествлении личности запрещается оказывать воздействие на опознающих и искусственно создавать условия, вследствие которых может быть допущена ошибка; совершать действия, исключающие в дальнейшем проведение процессуального опознания; привлекать к мероприятиям граждан, физические и психические качества или состояние которых ставят под сомнение его результаты. Результаты непосредственного отождествления личности оформляются рапортом оперативного работника либо объяснением (протоколом опроса) участника отождествления, опознавшего разыскиваемого. Результаты опосредованного отождествления личности оформляются рапортом оперативного работника, протоколом задержания разыскиваемого, справкой учетных подразделений о результатах поиска в информационных системах. Результаты отождествления по запаховым следам оформляются актом применения служебно-розыскной собаки. Все указанные документы могут передаваться следователю для использования в процессе доказывания. В Федеральном законе “Об оперативно-розыскной деятельности”, как уже отмечалось ранее, оказались закрепленными не все сложившиеся в практике и ставшие традиционными методы ОРД. В их числе следует, в первую очередь, назвать личный сыск. Личный сыск - это метод ОРД, заключающийся в негласном непосредственном (личном) распознании (выявлении) лиц, фактов и предметов, представляющих оперативный интерес, путем применения комплекса различных оперативно-розыскных мероприятий в целях предупреждения, раскрытия преступлений и розыска преступников. Применение данного метода, как правило, не требует санкции руководства, и он может использоваться по решению сотрудника оперативного аппарата. В учебной и научной литературе используются разнообразные определения личного сыска, но все они в том или ином варианте воспроизводят следующие его характерные черты: 1) комплексный характер рассматриваемого метода, т.е. использование различных оперативно-розыскных мероприятий: наблюдения, отождествления личности, оперативного осмотра, опроса граждан, оперативного внедрения и оперативного эксперимента. 2) негласный, легендированный характер личного сыска: его субъекты маскируют свою принадлежность к органам внутренних дел, чтобы преждевременно не вспугнуть преступников и сохранить естественность их поведения. 3) непосредственный характер восприятия происходящих событий оперативным работником, который сам оценивает значимую для решения задач ОРД информацию, принимает решение о путях реализации полученной информации, имеет возможность активно вторгаться в события, изменяя их ход в необходимом направлении путем пресечения преступления, задержания с поличным и т.д. Субъектами личного сыска могут выступать не только оперативные работники, но и гласные сотрудники любых других служб органов внутренних дел, по указанию их руководителей. С помощью личного сыска решается ряд конкретных задач оперативно-розыскной деятельности: выявление и задержание с поличным карманных воров, мошенников и других лиц, совершающих латентные преступления; поиск преступников по приметам внешности в местах их вероятного появления (при раскрытии преступлений по “горячим следам”); поиск преступников по уликам поведения в местах вероятного совершения преступлений (например, поиск квартирных воров в жилых массивах, где наиболее часто совершаются квартирные кражи); поиск похищенного имущества в местах вероятного сбыта (на вещевых рынках, золотоскупках, в ломбардах и т.д.); выявление и задержание разыскиваемых преступников; выявление лиц, представляющих оперативный интерес, с целью их дальнейшей оперативной проверки; выявление лиц, располагающих разведывательными возможностями, для привлечения их к конфиденциальному сотрудничеству. Организация личного сыска включает в себя комплекс мер по созданию условий для эффективного использования данного метода в решении задач ОРД. Одной из наиболее значимых организационных мер является создание специализированных подразделений, работающих преимущественно методом личного сыска. Так, в крупных городах со сложной криминогенной обстановкой создаются подразделения по борьбе с карманными кражами, по оперативному обслуживанию мест сбыта похищенного, в органах внутренних дел на транспорте существуют подразделения по сопровождению поездов. В числе главных условий эффективности личного сыска следует рассматривать профессиональную подготовку сотрудников, овладение ими практическими навыками ведения скрытого наблюдения, отождествления личности, ведения опросов, установления легендированных оперативных контактов. К сожалению, в учебных центрах УВД, где проходят первоначальную профессиональную подготовку сотрудники уголовного розыска, не проводится целенаправленное обучение методам личного сыска, поэтому необходимые знания и навыки приобретаются путем специализации в практической работе. Одним из условий эффективности личного сыска является создание и использование оперативных гардеробов, включающих в себя наборы верхней одежды, головных уборов, париков, очков, грима и других аксессуаров, позволяющих оперативным работникам изменять внешность и оставаться незаметными для преступников. Оперативные гардеробы зарекомендовали себя необходимым средством в работе уголовного розыска с незапамятных времен. Так, А.Ф.Кошко - начальник московской сыскной полиции начала XX в. - в своих воспоминаниях отмечал, что при сыскной полиции того времени был обширнейший гардероб всевозможного форменного, штатского, дамского платья и даже свои парикмахер и гример. Эффективность личного сыска во многом зависит от знания поисковых признаков криминального контингента. Сотрудники уголовного розыска, специализирующиеся на методе личного сыска, должны хорошо знать так называемую субкультуру различных категорий преступников, их поведенческие признаки, жаргон, используемые условные знаки (жестикуляцию), уметь определять основные значения татуировок, знать внешность активно действующих преступников из числа карманных воров, мошенников, скупщиков краденого, а также приметы разыскиваемых лиц. В этих целях необходимо регулярно изучать имеющиеся в органах внутренних дел фотоальбомы, фототеки, видеотеки, ориентировки о разыскиваемых лицах. В ту пору, когда отсутствовала видеотехника и фотография, сыщики уголовной полиции для запоминания внешности преступников приходили в тюрьмы и наблюдали за ними во время прогулок. Важное значение в организации личного сыска имеет использование средств связи и специальных технических средств фиксации информации. Выявление преступников в момент покушения на преступление и их задержание с поличным требуют четкой координации действий членов оперативно-поисковых групп, что становится возможным при наличии и умелом использовании средств радиосвязи. С целью документирования противоправных действий лиц, выявленных в процессе личного сыска, оперативные работники могут производить негласную фото- или видеосъемку, а также аудиозапись разговоров, очевидцами или участниками которых они становятся. Результаты применения специальных технических средств фиксации информации могут передаваться следователю для использования в процессе доказывания. Немаловажным условием эффективности личного сыска является правильное определение места и времени его применения. Для этого проводится систематический анализ состояния оперативной обстановки на закрепленной территории с целью выявления мест и времени наиболее частого совершения преступлений. Учитывая, что правонарушители в целях своей безопасности периодически меняют места совершения преступлений и сбыта похищенного имущества, в процессе анализа оперативной обстановки необходимо своевременно выявлять изменение “географии” совершаемых преступлений и направлять оперативно-поисковые группы в наиболее пораженные преступностью места. На эффективности личного сыска отражается правильный выбор оперативными работниками легенды и приемов собственной маскировки. Легенда должна соответствовать цели, месту и времени проводимых поисковых мероприятий. Работая личным сыском на рынке, оперативные работники могут брать на себя роли покупателей или продавцов, а на вокзале они могут представляться пассажирами или встречающими. При этом они должны уметь убедительно объяснить любым лицам, с которыми вступают в легендированные контакты, причины и цели своего нахождения в данном месте. В целях маскировки рекомендуется предпринимать определенные действия, подкрепляющие легенду (например, легенда покупателя на рынке должна подкрепляться примериванием вещей, выяснением цены и качества товара и т.д.), а также использовать атрибутику, соответствующую легенде (например, легенда пассажира на вокзале требует наличия сумки или чемодана). Одним из существенных преимуществ личного сыска в сравнении с другими методами ОРД является возможность реализации полученной информации непосредственно в ходе его осуществления. Например, если оперативный работник в ходе личного сыска выявил лицо, сбывающее похищенную вещь, он может расшифроваться и задержать подозреваемого для установления его личности и проверки принадлежности вещи. Реализация полученной информации может выступать основанием для возбуждения уголовного дела, например, при задержании лица в момент совершения карманной кражи (см. Приложение 18). Лекция 5. Информационное обеспечение оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел Специфика прикладного, деятельного характера оперативно-розыскной деятельности предполагает ее постоянное обеспечение информацией стратегического и тактического уровней. В этих целях, в соответствии с ч.1 ст.10 Закона об ОРД, органы, осуществляющие ОРД, для решения задач, возложенных на них, могут создавать и использовать информационные системы, а также заводить дела оперативного учета. Информационное обеспечение оперативно-розыскной деятельности включает в себя сбор, систематизацию, анализ и использование различных видов сведений, часто не связанных с конкретным преступлением. К таким сведениям следует отнести правовую информацию, криминальную информацию, а также ориентирующую информацию иных видов, позволяющую решать задачи оперативно-розыскной деятельности. Для определения роли и места каждого из видов информации в борьбе с преступностью рассмотрим их подробнее. Правовая информация - это нормативные акты, сведения, которые содержатся в нормах различных отраслей права, а также сведения о различных юридических событиях, фактах, явлениях и связанных с ними процессах (например, сведения о результатах правоприменительной практики, судебных решениях). Эта информация носит предписывающий характер. Нормы права выступают в качестве носителя и источника информации о должном, дозволенном или запрещенном поведении субъектов правоотношений, об условиях, при которых это поведение может или должно осуществляться, а также о неблагоприятных последствиях невыполнения требований государства. Информационное значение норм права выражается в том, что они не только доводят до сведения соответствующих лиц позицию государства по какому-либо вопросу, но и указывают на существование определенных, одобренных обществом целей и средств их достижения, сообщают о возможных последствиях регулируемого ими поведения в случае его неосуществления либо ненадлежащего осуществления. Нормативная информация выполняет три функции: ориентирующую (содержит сведения об условиях деятельности); программную (указывает на содержание, последовательность, характер деятельности), прогностическую (позволяет составить представление о результатах, последствиях деятельности). В ходе реализации норм Закона об ОРД используется информация, содержащаяся в нормах различных отраслей права. Однако наиболее часто используется уголовно-правовая и уголовно-процессуальная информация, содержащаяся в УК, УПК, приказах и указаниях Генерального прокурора, руководителей МВД, постановлениях Пленумов Верховного Суда РФ и других подзаконных актах[116]. Законы и подзаконные акты, регулирующие поисково-познавательную деятельность, содержат ориентирующую, программную и прогностическую информацию, указывающую на задачи, средства и условия их решения в уголовном судопроизводстве как общего порядка, так и по отдельным видам деятельности, некоторым проблемам и вопросам. Помимо законов и подзаконных актов, непосредственно регулирующих поисково-познавательную деятельность субъектов, последние реализуют в своей деятельности и иную правовую информацию. Имеются в виду сведения, содержащиеся в нормативных документах, регламентирующих различные отношения, касающиеся тех событий, которые являются объектом практического познания в силу какой-либо их связи с преступлением. Информация, содержащаяся в различных правилах (поведения на транспорте, деятельности в сфере строительства и т.д.), инструкциях, приказах, прочих правовых источниках, имеющих отношение к познаваемому событию (поведению, деятельности, какой-либо акции и т.п.), позволяет определить круг обстоятельств, подлежащих установлению, разработать поисковые версии, определить тактику действий, решить вопрос о том, какие специалисты могут быть приглашены для участия в них, требуется ли какая-либо криминалистическая или иная техника для фиксации результатов намеченных действий. Кроме того, такая информация помогает своевременно выявить и надлежащим образом оценить “плюсы” и “минусы” профессиональной деятельности, действий должностных лиц, контролирующих какие-либо сферы отношений, инстанций и т.д. Таким образом, правовая информация имеет отношение ко всем существенным моментам практики ОРД. Она создает правовую базу для выявления, предупреждения, пресечения, раскрытия преступлений, осуществления розыскной работы, а также решения вопросов организационного и иного обеспечения поиска и познания в оперативно-розыскном процессе. Для того чтобы хорошо ориентироваться в мире нормативной информации, грамотно анализировать содержание нормативных документов и квалифицированно применять на практике почерпнутые знания, субъекты оперативно-розыскной деятельности должны регулярно знакомиться с необходимой правовой литературой (монографиями, статьями, комментариями к УК и УПК, другим законам и т.д.). Особое значение в этом плане имеет изучение публикаций по правовой тематике в юридических периодических изданиях (журналах “Российская юстиция”, “Законность” и др.), бюллетеней нормативных актов, обзоров из области оперативно-розыскной, следственной и судебной практики и т.д. Для информационного обеспечения оперативно-розыскной деятельности органы внутренних дел создают и используют различные информационные системы, в основе которых лежит оперативный учет точных сведений о разнообразных объектах, попадающих в сферу оперативно-розыскной деятельности. Следует, однако, иметь в виду, что информационному обеспечению ОРД способствуют также учеты (информационные системы) других государственных и негосударственных предприятий, организаций России[117], а также международных полицейских организаций и органов зарубежных государств, взаимодействующих с российскими правоохранительными органами на основе международных договоров. § 1. Криминальные учеты как средство информационного обеспечения оперативно-розыскной деятельности Учеты органов внутренних дел[118], в которые входят криминалистический, криминологический, оперативный, оперативно-справочный, розыскной, профилактический и административный, являются одним из средств ОРД. Каждый из них имеет свой характер, свои объекты и обеспечивает необходимыми сведениями правоохранительные функции различных подразделений и служб органов внутренних дел. Однако наиболее полно удовлетворяют информационные потребности ОРД оперативно-справочные, розыскные, криминалистические и оперативные учеты, их можно интегрировать под общим названием “криминальные учеты”. Таким образом, криминальные учеты - это систематизированные особым образом информационные массивы данных (сведений) о лицах, фактах (событиях), предметах по их признакам, предназначенные для эффективного информационного обеспечения задач оперативно-розыскной деятельности; они формируются в виде картотек (в т.ч. фото-, кино-, видеотек), коллекций, дел, автоматизированных банков данных (АБД). Положения ч.3 ст.6, ч.1 ст.10 и др. Закона об ОРД конкретизируют конституционное положение о том, что хранение определенных сведений о личной жизни граждан без их согласия возможно только на основании федерального закона[119]. Порядок формирования и пользования информационными системами определяется ведомственными нормативными актами МВД России[120]. Назначение криминальных учетов принято рассматривать в трех направлениях: - управленческое, обеспечивающее руководителей всех уровней информацией о структуре и динамике преступности, результатах борьбы с ней, силах и средствах ОВД, участвующих в этой деятельности; - оперативно-розыскное, необходимое для повышения эффективности работы по выявлению лиц и фактов, представляющих оперативный интерес, проведению профилактических мероприятий, раскрытию и расследованию преступлений, розыску преступников и похищенного имущества; - оперативно-служебное, обеспечивающее сбор, обработку, хранение и выдачу справочной информации. К ведению учетов предъявляются такие требования, как: - точность - каждый объект должен быть подробно описан по всем присущим ему одному признакам; - своевременность - необходимо своевременно выявлять и регистрировать объекты, подлежащие учету; - полнота - должны быть учтены все объекты, подлежащие учету; - простота и удобство - наличие унифицированных, несложных для заполнения, но охватывающих все признаки объекта учета документов, карточек; широкое применение автоматизированно-поисковых систем; - целенаправленность - четкое разграничение сведений в зависимости от информационной потребности субъектов ОРД и выбор оптимального управленческого уровня системы МВД для организации учета. К объектам криминального учета относится информация: - о лицах (в т.ч. неопознанных трупах); - событиях (фактах, явлениях); - предметах (вещах и имуществе). Наибольший массив учета занимают лица, совершившие правонарушения и представляющие в связи с этим оперативный интерес; психически больные, представляющие опасность для окружающих (состоящие на специальном учете органов здравоохранения); без вести пропавшие, преступники, объявленные в розыск, больные и дети, которые в силу болезненного состояния или возраста не могут сообщить о себе сведений; неопознанные трупы граждан; лица, сотрудничающие с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность (в т.ч. на конфиденциальной основе). События как объекты учета - это факты зарегистрированных (в любом виде) правонарушений (в т.ч. преступлений), факты блокирования объектов оперативного обслуживания (установки специальных средств, расстановки специальных сил) и др. Предметы - вещи и иное имущество, похищенное, изъятое, выявленное в ходе следственных, оперативно-поисковых и иных мероприятий (утраченные документы, оружие, предметы антиквариата, орудия преступления, автомототранспорт, грузы, домашние животные, имеющие индивидуальные номера или отличительные особенности). Система организации криминальных учетов соответствует трехуровневой системе построения ОВД. 1. На уровне горрайлинорганов - местные учеты, ведущиеся аналитической группой или специально выделенным сотрудником и экспертом-криминалистом (экспертно-криминалистические учеты). 2. На уровне МВД, ГУВД, УВД субъектов федерации, УВДТ (ОВДТ) - региональные учеты, которые ведутся, соответственно, в информационном центре (ИЦ) и экспертно-криминалистическом подразделении (ЭКП) МВД, ГУВД, УВД, УВДТ (ОВДТ). 3. На уровне МВД России - федеральные учеты, ведущиеся в Главном информационном центре (ГИЦ) и Экспертно-криминалистическом центре (ЭКЦ) МВД России (см. схему 3). Два “верхних” уровня учетов называются централизованными. Схема 3 Система организации криминальных учетов Система организации криминальных учетов Практика регистрации информации выработала следующие основные формы ведения учетов: картотеки; фото(видео)теки (видеобанки); дела; коллекции и следотеки; автоматизированная информационно-поисковая система (АИПС), АБД (или банк криминальной информации - БКИ). Особенности некоторых видов учета обусловливают использование на местном уровне устаревшей формы учетов - журналов. Структура местных учетов представлена следующими объектами и формами. 1. Картотека лиц, представляющих оперативный интерес (формируется из алфавитно-справочных карточек - АСК): а) взятых на учет по розыскным делам; б) разыскиваемых по ориентировкам других органов; в) взятых на учет по делам предварительной оперативной проверки; г) требующих оперативного контроля, наблюдения и предупредительных мер: привлекаемых к уголовной ответственности, в отношении которых избрана мера пресечения, не связанная с заключением под стражу; осужденных к лишению свободы условно или с отсрочкой исполнения приговора; осужденных к мерам наказания, не связанным с лишением свободы; освобожденных от уголовной ответственности по амнистии; освобожденных из мест лишения свободы; находящихся под административным надзором; сбывающих наркотические вещества; психически больных, представляющих опасность для окружающих (состоящих на учете в органах здравоохранения); несовершеннолетних, состоящих на учете в инспекции по делам несовершеннолетних (ИДН); иных лиц, учет которых предусмотрен нормативными актами МВД России. Алфавитно-справочные карточки заполняют сотрудники, принявшие решение о постановке указанных лиц на учет. Одновременно они же составляют информационно-поисковую карточку (ИПК), а на особо опасных рецидивистов и квалифицированных преступников - идентификационную карту (ИК) для направления в ИЦ МВД, ГУВД, УВД (постановка на централизованный учет), а также материальный носитель в фотовидеотеку горрайлиноргана. Фототека (видеотека) используется для опознания преступников и установления лиц, представляющих оперативный интерес. В целях обеспечения быстрого поиска необходимой информации, по усмотрению руководителя горрайлиноргана, из дубликатов АСК могут формироваться дополнительные массивы по признакам: “Кличка (прозвище)”, “Способ совершения преступления”, “Особые приметы” и др. 2. Картотека нераскрытых преступлений позволяет выявлять преступления, совершенные аналогичным способом, а также проверять причастность к преступлениям лиц, проходящих по оперативным и иным материалам, доставленных в ОВД, задержанных и арестованных. Картотека формируется из справочных карточек на нераскрытое преступление (СК-НП в ОВД и ИПК-ПР в автоматизированный банк данных ИЦ). 3. Картотека похищенных, бесхозных, изъятых, выявленных вещей и имущества (оружия, автомототранспортных средств, скота и др.) дает возможность устанавливать их принадлежность, что способствует раскрытию преступлений. Картотека формируется из карточек “на вещь” (СК-В в ОВД и ИПК-В в ИЦ). 4. Картотека огнестрельного (в т.ч. охотничьего) оружия, находящегося в организациях (предприятиях, учреждениях), а также у граждан на законном основании, позволяет целенаправленно проводить предупредительные мероприятия, устанавливать принадлежность изъятого и выявленного оружия; ведется в ОВД инспекторами разрешительной системы и состоит из карточек на зарегистрированное оружие. Для постановки на учет в АБД МВД, ГУВД, УВД направляется ИПК-Р (для формирования АИПС “Оружие”). Экспертно-криминалистические учеты на местном уровне представлены в двух формах: дактилокарты лиц, представляющих оперативный интерес (картотека)[121]; фотоснимки следов рук (пальцев, ладоней) с мест нераскрытых преступлений (следотека). Региональные учеты Структура региональных учетов представлена оперативно-справочными, криминалистическими и розыскными учетами. Оперативно-справочные учеты 1. Учет лиц (пофамильный и дактилоскопический): совершивших преступления, материалы на которых без возбуждения уголовных дел направлены для применения мер общественного воздействия; совершивших общественно опасные деяния, помещенных по решению суда в психиатрические больницы для принудительного лечения; проходящих по делам оперативного учета (в соответствии с Законом об ОРД и нормативными актами МВД России); иностранцев, проживающих за границей, находящихся под следствием; арестованных и отбывающих наказание в России (АИС “Криминал И Наказание”). Объектами учета являются граждане России, иностранцы и лица без гражданства (ЛБГ), обвиняемые в совершении преступлений и осужденные за их совершение. 2. Учет преступлений и правонарушений: преступлений с участием иностранцев и ЛБГ (АИС “Криминал И Преступление”); административных правонарушений иностранцев и ЛБГ (АИС “Криминал И АДМпрактика”); дорожно-транспортных происшествий с их участием (АИС “Криминал И ДТП”). Учеты ведутся в виде картотек, составляющих региональный банк криминальной информации (РБКИ), а также информации, введенной в АБД “Республика”, “Область”. Формами учетных документов для АБД являются алфавитная и дактилоскопическая карточки на осужденного (арестованного). Криминалистические учеты 1. Учет лиц (антропофизиологические, социально-психологические и криминальные портреты): особо опасных и квалифицированных преступников; без вести пропавших, неизвестных больных и детей; неопознанных трупов граждан. 2. Учет преступлений (обстоятельства и способ совершения) с окраской: межрегиональная и международная направленность; особая жестокость и серийность; в отношении детей. В рамках РБКИ ведутся следующие подсистемы криминалистического учета преступников и преступлений: а) подсистема “Досье” - концентрирует сведения на особо опасных и квалифицированных преступников. В подсистеме “Досье” могут создаваться более мелкие системы учета обозначенных категорий преступников. Так, Федеральный банк криминальной информации приступил к формированию ИС “Досье-Мошенник”[122]: на лиц, совершивших на территории России хищения путем мошенничества; юридических лиц, подозреваемых в заключении заведомо невыполнимых договоров на поставку товаров. Данные подсистемы “Досье” интегрированы с централизованной фотовидеотекой ГИЦ МВД России. б) подсистема “Насилие” - содержит сведения о нераскрытых и раскрытых особо опасных (квалифицированных) насильственных преступлениях, если есть основания ожидать повторения их теми же лицами или обученными ими другими правонарушителями. По согласованию со службами криминальной милиции следователи могут передавать в подсистему данные о подозреваемых, потерпевших, погибших, свидетелях, связях виновных лиц как дополнительную информацию о событии преступления. в) подсистема “Сейф” - ведется в целях централизации сведений о хищениях ценностей из металлических хранилищ и формируется: из идентификационной карты на преступление - ИК-1; идентификационной карты на лицо - ИК-2. Карты заполняются при участии трех заинтересованных в учете этой информации сторон (следователя, оперативного работника и эксперта-криминалиста) на всех лиц, принимавших участие в данном преступлении, в т.ч. проходящих по оперативной и иной достоверной информации (учет осуществляется отдельно, в соответствии с Законом об ОРД и ведомственными нормативными актами МВД России). Криминалистический учет лиц, пропавших без вести, неопознанных трупов, неизвестных больных и детей ведется в ИЦ МВД России, УВД субъектов федерации и ГИЦ МВД России в виде картотек и АБД (АИПС “Опознание”). Учету подлежат граждане России, иностранцы и ЛБГ, находящиеся на территории России: исчезнувшие без видимых на то причин, место нахождения и судьба которых неизвестны; потерявшие связь с родственниками; несовершеннолетние, ушедшие из дома, школ-интернатов, детских домов, других учреждений, бежавшие из детских приемников-распределителей, специальных школ и училищ; психически больные, а также находящиеся в беспомощном состоянии, ушедшие из дома или медицинских учреждений; неопознанные трупы граждан; лица, находящиеся в психоневрологических диспансерах и иных медицинских учреждениях, не могущие сообщить о себе сведений. Основанием для учета является заведение: уголовного дела; розыскного дела; дела по установлению личности. В экспертно-криминалистических подразделениях (управлениях, отделах) МВД, ГУВД, УВД, УВДТ (ОВДТ) регионального уровня ведутся: коллекции пуль, гильз и патронов со следами оружия, изъятых с мест преступлений (пулегильзотеки); картотеки поддельных денежных знаков и ценных бумаг; картотеки поддельных документов, изготовленных полиграфическим способом; дактилоскопические картотеки (массивы иных материальных носителей)[123]; фонотеки голоса и речи лиц, представляющих оперативный интерес. По усмотрению руководителей ЭКП могут вестись и иные коллекции и картотеки. Например: коллекция поддельных медицинских рецептов на наркотикосодержащие и сильнодействующие лекарственные средства; картотека следов рук (пальцев, ладоней), изъятых с мест совершения преступлений. Розыскные учеты В соответствии с инструкциями МВД России по организации и тактике оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел, а также об организации и тактике розыскной работы в органах внутренних дел розыскные учеты содержат сведения о лицах, объявленных в местный, федеральный и международный розыск, предметах (имуществе), похищенных, изъятых и выявленных иным способом. 1. Учет лиц, объявленных в федеральный и местный розыск, формируется данными: о совершивших преступления и скрывающихся от дознания, следствия и суда; бежавших из-под стражи и мест лишения свободы; исчезнувших без видимых на то причин (без вести пропавших)[124]; уклоняющихся от выплат денежных сумм предприятиям и гражданам. Основанием для централизованного учета является заведение розыскного дела на указанные категории лиц. Автоматизированный учет осуществляется в АИПС “ФР-Оповещение”. 2. Учет похищенных и изъятых предметов содержит несколько самостоятельных массивов. а) утраченное и выявленное нарезное огнестрельное оружие: боевое, служебное, гражданское (охотничье, спортивное) нарезное огнестрельное (стрелковое) оружие всех моделей; гранатометы и огнеметы; портативные ствольные и реактивные артиллерийские системы; взрывные устройства дистанционного, электромеханического и ручного управления. Идентификационные карты на такое оружие направляются в АИПС “Оружие”. б) похищенный и бесхозный автотранспорт учитывается в зависимости от его класса и делится по объектам федерального и регионального учетов. На региональный учет ставятся: автотранспорт, подлежащий федеральному учету; мотоциклы, мотороллеры, мотоколяски. Федеральному учету подлежат: легковой и грузовой транспорт; автобусы; прицепы и полуприцепы. Основанием для постановки на учет является заявление (сообщение) о хищении, выявлении, обнаружении, изъятии автомототранспорта. Формой учета разыскиваемого и выявленного транспортного средства является идентификационная карта - ИК-ТС, направляемая в АИПС “Автопоиск”. в) предметы антиквариата и культурные ценности - утраченные и выявленные предметы, представляющие историческую, художественную, научную и культурную ценность[125]. Формой их централизованного учета является идентификационная карта ИК-П.2. Основанием для постановки на учет является хищение предметов антиквариата и культурных ценностей, а также их обнаружение. При возбуждении уголовного дела по факту хищения ИК заполняется следователем (дознавателем), в других случаях - сотрудниками органов внутренних дел или таможни, осуществляющими оперативную проверку, или уполномоченными на проведение акции изъятия предметов. Карточки не позднее семи суток с момента возбуждения уголовного дела или получения сведений о предметах направляются в ИЦ МВД, ГУВД, УВД, после обработки оригинал карточки направляется в ГИЦ МВД России. Автоматизированный учет указанных предметов должен соответствовать требованиям, предъявляемым к АИПС “Антиквариат”. г) номерные вещи и документы общегосударственного обращения. Объектами учета являются: - похищенные и изъятые (выявленные) номерные вещи; - документы и ценные бумаги общегосударственного обращения (ваучеры, акции, сертификаты акций и пр.) в связи с совершенными преступлениями, подлежащими регистрации в банках криминальной информации (РБКИ, ФБКИ). Учет производится по ИК-П.4 по сообщениям (другим данным) подразделений органов внутренних дел, ФСБ, прокуратуры, таможни, суда и формирует АИПС “Вещь”. Если номерная вещь (по окраске преступления) подлежит регистрации в ФБКИ, то заполняются два экземпляра ИК. Оба документа направляются в ИЦ МВД, ГУВД, УВД, а после проверки один из экземпляров пересылается в ГИЦ МВД России. При региональном учете вещи заполняется один экземпляр карточки, копия остается в уголовном деле. В подразделениях транспортной милиции (УВДТ-ОВДТ) ведутся картотеки, имеющие как криминалистический, так и розыскной характер: преступников-гастролеров, совершивших характерные для транспорта преступления, и лиц, подозреваемых в их совершении (криминалистические); нераскрытых преступлений, совершенных в подвижном составе (криминалистические); похищенных у пассажиров вещей и грузов, имеющих индивидуальные номера или отличительные особенности (розыскные). Оперативные учеты В настоящее время оперативные учеты как разновидность криминального учета есть специализированная информационно-поисковая система данных об объектах, представляющих оперативный интерес, формируемая оперативными аппаратами органов внутренних дел для использования в выявлении, предупреждении, раскрытии преступлений и розыске преступников. Субъектами формирования и потребителями данных учетов являются субъекты оперативно-розыскной деятельности в рамках их компетенции. К объектам оперативного учета относятся: 1) лица, представляющие интерес для оперативных аппаратов органов внутренних дел: - проверяемые и разрабатываемые по делам оперативного учета; - содействующие органам внутренних дел в осуществлении оперативно-розыскной деятельности в соответствии с Законом РФ “Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации”; 2) явления, факты, внешне не содержащие криминальных признаков (элементов состава преступления), но характеризующие проверяемого, разрабатываемого, преступное сообщество или в совокупности с другими событиями указывающие на преступный характер деятельности, или связанные с преступлением; 3) предметы (вещи, имущество), проходящие по оперативной информации как похищенные, а также как орудия или иные средства совершения преступления. К основным формам оперативного учета относятся: картотеки, фотовидеотеки (на проверяемых, разрабатываемых, разыскиваемых), журналы, дела оперативного учета, АБД, БКИ оперативно-розыскного назначения. На местах (в ГОРОВД и линорганах транспортной милиции) ведутся: 1. Картотеки: лиц, проходящих по делам предварительной оперативной проверки; разыскиваемых лиц (в т.ч. и по ориентировкам других горрайлинорганов); иц, событий и предметов, проходящих по материалам оперативной проверки, сведениям, полученным от лиц, оказывающих конфиденциальное содействие, а также в результате ОРМ (ведутся по правилам секретного делопроизводства). 2. Фотовидеотеки: на всех лиц, представляющих оперативный интерес (в т.ч. проходящих по делам оперативного учета или иной оперативной информации). 3. Дела оперативного учета: дело предварительной оперативной проверки (ДПОП); оперативное дело (ОД); оперативно-поисковое дело (ОПД); розыскное дело (РД)[126]. 4. Журналы учета: лиц, оказывающих ОВД конфиденциальное содействие в осуществлении ОРД[127]; информации, поступающей от лиц, оказывающих конфиденциальное содействие ОВД; дел оперативного учета, находящихся в производстве оперсостава. 5. Автоматизированный банк данных оперативно-розыскного назначения (АБД “Область”, “Республика”, “Центр”) содержит сведения: о лицах, состоящих на учетах органов внутренних дел; способах совершения нераскрытых преступлений и известных приметах лиц, скрывшихся с мест их совершения; разыскиваемых, выявленных вещах (предметах, имуществе), имеющих заводские номера или характерные особенности. Выдача информации АБД осуществляется по любому поисковому признаку, имеющемуся в информационно-поисковых картах, являющихся первичным учетным документом АБД (см. схему 4), или по любой совокупности таких признаков. По запросам из АБД можно получить следующую информацию: установление факта наличия в АБД информации о проверяемом объекте; сведения биографического характера; сведения о признаках внешности, особых приметах и татуировках, видах и способах совершения преступлений; сведения о кличках и прозвищах интересуемого лица; фотоизображения лиц, информация о которых получена в результате поиска по заданным признакам; сведения о номерных, а также неномерных вещах, имеющих отличительные особенности, поставленных на учет в связи с розыском или превентивно. При составлении запросов на поиск информации в АБД необходимо пользоваться терминами, установленными нормативными актами МВД России для заполнения ИПК. Схема 4 Информационная структура АБД “Республика”, “Область” нформационная структура АБД “Республика”, “Область” Учеты федерального уровня Федеральные учеты составляют дубликаты оперативно-справочных, розыскных и криминалистических региональных учетов с незначительными изменениями в объектах регистрации и их объемах, необходимых для этого уровня системы учетов. Так, если оперативно-справочные, криминалистические и розыскные учеты, практически, составляют сумму информации региональных ИЦ, то экспертно-криминалистические учеты ЭКЦ МВД России содержат только следующие коллекции: пуль, гильз и патронов, изъятых с мест совершения преступлений; поддельных бумажных денег; поддельных документов, изготовленных полиграфическим способом. Самостоятельное значение имеет учет лиц, представляющих криминальный (оперативный) интерес, по признакам внешности на базе видеозаписей (видеобанки и видеотеки). В ГИЦ МВД России может вестись федеральный учет таких категорий преступников, как “воры в законе”, авторитеты преступной cреды, и других лиц, представляющих оперативный интерес. Такой учет информационно связан (интегрирован) в ГИЦ с федеральной картотекой особо опасных преступников, разыскиваемых лиц и неопознанных трупов. Видеотеки регионального уровня могут создаваться инициативно в экспертно-криминалистических или розыскных подразделениях МВД, УВД, имеющих соответствующие технические возможности. Учет визуальной информации служит целям опознания граждан в ходе оперативно-розыскных и следственных действий. В федеральном видеобанке (ГИЦ МВД России) массивы видеозаписей на особо опасных преступников ведутся по категориям, соответствующим подсистеме “Досье” ФБКИ. Значение криминальных учетов состоит в том, что они имеют возможность не только обеспечивать справочной информацией многократно множество субъектов правоохранительной деятельности (в т.ч. не входящих в систему органов внутренних дел - суд, прокуратура, налоговая полиция, таможня, органы юстиции и др.) о конкретных объектах учета, но и выдавать аналитические данные на базе прикладных программ стратегического (прогностического) и тактического характера. Решение проблем информационного обеспечения деятельности служб и подразделений, занимающихся предупреждением, раскрытием и расследованием преступлений и розыском преступников, в современных условиях зависит от их технической оснащенности, компьютеризации, реализации новых информационных технологий и связано с ростом профессионального мастерства всех служб, участвующих как в сборе необходимой информации, так и в насыщении информационных систем и использовании этих сведений в решении задач ОРД. § 2. Учеты иных государственных и негосударственных организаций, учреждений, используемые в информационном обеспечении оперативно-розыскной деятельности Для организации оперативно-розыскной деятельности может быть использована информация других российских правоохранительных органов, а также правоохранительных органов зарубежных стран, что осуществляется на основе межведомственных нормативных актов и межгосударственных договоров о правовой помощи. Информационные массивы других государственных и негосударственных организаций могут быть использованы на основе п.4 ст.11 Закона “О милиции”, а также на договорной основе. Формы информационного взаимодействия сложились исторически и традиционно отлажены (прокуратура, суд, ФСБ), однако иногда обмен информацией носит односторонний характер либо только налаживается. Так, Закон РФ “О федеральных органах налоговой полиции” предусматривает право этого правоохранительного органа осуществлять учет лиц, предметов и фактов в пределах его полномочий, а также право на проведение оперативно-розыскных мероприятий, что отражается на характере и содержании информации, сосредоточиваемой в учетных массивах этих подразделений[128], которые во многом совпадают с учетами оперативных аппаратов органов внутренних дел. Объектами такого учета являются: 1) лица (физические и юридические): совершившие преступления в сфере налогового законодательства, уклоняющиеся от налогов, нарушающие налоговое законодательство в других формах, оказывающие конфиденциальную помощь органам налоговой полиции в борьбе с нарушениями в области налогового законодательства; 2) факты: совершения преступлений в сфере налогового законодательства, уклонения от налогов, иных нарушений налогового законодательства; 3) предметы: документы, отражающие правонарушения в сфере налогового законодательства или являющиеся средством таких нарушений, сырье, материалы, готовая продукция, являющиеся средством или предметом нарушений налогового законодательства. Часть сведений об объектах, носящих оперативно-справочный, розыскной и криминалистический характер, подразделения налоговой полиции обязаны представлять в Федеральный банк криминальной информации МВД России на централизованные учеты, которые “созданы, исходя из практических потребностей всех правоохранительных органов”[129]. Другая часть - данные оперативного порядка - будет являться внутренней информацией, с ограниченным числом пользователей. Думается, что при соответствующей организации информационного взаимодействия оперативные аппараты органов внутренних дел и федеральные органы налоговой полиции выработают формы обмена и этими сведениями. Общие интересы в борьбе с преступностью международного характера органы внутренних дел имеют с таможенными органами, которые также являются частью правоохранительной системы Российской Федерации и наделены оперативно-розыскной функцией. Содействуя осуществлению мер по защите законных прав и интересов граждан, предприятий, учреждений и организаций, охране общественного порядка, таможенные органы обязаны в установленном порядке обеспечивать “иные” государственные органы информацией, которой они располагают. Они, в свою очередь, наделены правом использовать в таможенных целях их информацию (в т.ч. сведения органов внутренних дел), соблюдая требования защиты государственной, коммерческой, банковской тайны и иных конфиденциальных сведений. В силу своей компетенции таможенные органы не только ведут специальную таможенную статистику, но и имеют информационные системы учета объектов, представляющих интерес для таможенного дела[130]. Информационного взаимодействия органов внутренних дел и таможни в настоящее время требуют хищнический вывоз за рубежи России национальных художественных ценностей, а также преступные “манипуляции” с автотранспортными средствами. Уже сейчас отдельные информационные массивы органов внутренних дел, и в первую очередь упоминавшиеся АИПС “Антиквариат” и АИПС “Розыск”[131], должны быть согласованы с автоматизированными учетными системами таможни. Информационное взаимодействие органов внутренних дел и таможенных органов должно получить новое содержание в нынешних условиях, когда очевидна тенденция роста транснациональных преступлений. Число информационных систем таможни, интегрированных в общие учеты правоохранительных органов, должно быть увеличено. По запросам органов внутренних дел обязаны предоставлять информацию о финансовом положении, источниках доходов на объекты их оперативного интереса из своих учетных массивов и подразделения государственной налоговой службы[132]. Органы внутренних дел и структуры частного сыска и охраны связаны общей целью: противостоянием преступности в общегосударственном масштабе. Законом РФ “О частной детективной и охранной деятельности в РФ” от 11 марта 1992 г. (п.1 ст.7) частным детективным и охранным объединениям запрещено скрывать от правоохранительных органов известную им информацию о фактах готовящихся или совершенных преступлений. В свое время подразделениям органов внутренних дел (ГИЦ и ФЭУ МВД России) было предложено изучить вопрос о предоставлении частным детективным и охранным подразделениям информации на возмездной основе[133]. На сегодня вопрос о предоставлении “милицейской” информации, не носящей закрытого характера, положительно решен только в отношении охранно-сыскных структур банков[134]. Характер деятельности частных детективных и охранно-детективных объединений таков, что они, несмотря на запрет “собирать сведения, связанные с личной жизнью гражданина...”[135], руководствуясь ст.5, содержащей перечень действий детективов, и ст.3, определяющей виды частной детективной и охранной деятельности, так или иначе вынуждены не только собирать такую информацию, но и учитывать ее для последующей деятельности. В обладании определенной ее частью заинтересованы оперативные службы органов внутренних дел. Однако ни видов информации, ни форм обмена ею не определено. Этому мешает противоречие между запретом скрывать от правоохранительных органов факты известной им преступной деятельности и вето на разглашение “собственных” сведений о клиентах и использование их вопреки интересам клиента или третьих лиц. Прежде чем вырабатывать формы обмена информацией между указанными государственной и негосударственной структурами, предстоит устранить взаимоисключающие положения, заложенные в тексте (п.3 ст.7 и ст.5) Закона РФ “О частной детективной и охранной деятельности”. Опыт подсказывает, что пробелы или недостатки законодательства тотчас используются в неправовых целях. В плане обмена информацией с полицейскими органами нашим частным детективам следует взять на вооружение опыт их зарубежных коллег. Например, в США, согласно законодательным предписаниям, владелец лицензии частного детектива, штатный сотрудник или руководитель сыскного агентства обязаны давать представителям правоохранительных органов (полиции либо окружному прокурору) любую требуемую ими информацию относительно уголовных преступлений. По закону, информация, добытая частным детективом по расследуемому им событию, хранится четыре года. Затем она может храниться в учетах частного бюро неограниченное время. Официально пользоваться криминальными учетами полиции частный сыщик не может. Огромным подспорьем в решении общих задач розыска преступников и раскрытия преступлений территориальной и транспортной милицией должны стать усовершенствованные и вновь разрабатываемые информационно-поисковые системы транспортных и других ведомств. Запущенная в эксплуатацию еще в 80-х гг. АИПС “Аэропорт-2” не могла работать результативно, т.к. лента с данными о пассажирах и их документах из билетно-кассовой системы “Сирена-2” обрабатывалась в местном информационном центре лишь по требованию заинтересованных работников милиции. Введенная ныне в эксплуатацию модернизированная АИПС “Аэропорт-3” осуществляет проверку в реальном временном масштабе, что позволит обеспечить оперативный контроль за разыскиваемыми лицами и утраченными документами более эффективно. Не менее полезной должна стать новая информационно-поисковая система под условным названием “Гостиница”, действие которой основано на этом же принципе. С введением новых правил продажи билетов на проезд по железной дороге разработана ИПС, согласованная с системой “Экспресс-2”, позволяющая получать сведения о разыскиваемых преступниках - железнодорожных пассажирах. Более активно должна использоваться информация медицинских учреждений. Она позволяет: 1) получить данные на известных органам дознания и следствия лиц: о состоянии психики проверяемых, разрабатываемых, очевидцев, подозреваемых, свидетелей и других участников криминальных событий, а также разыскиваемых; возможных мотивах содеянного; 2) получить данные на неизвестных лиц, совершивших общественно опасное деяние: по отклонениям в психике, которые могли бы способствовать совершению общественно опасного деяния (императивные галлюцинации, некоторые формы бреда и т.п.); имеющимся у них заболеваниям, аномалиям тела и пр., если такие данные известны (например, по показаниям очевидцев, потерпевших или по оперативной информации); 3) установить личности трупов неизвестных граждан по особенностям строения тела, имеющимся (или имевшимся) следам заболевания и лечения. Имеется несколько основных форм учета лиц, обращавшихся в медицинские учреждения или находившихся там по инициативе последних. Следует иметь в виду, что в последнее время многие крупные медицинские учреждения переходят на автоматизированный учет пациентов, однако названные здесь формы учета сохранены. Назовем здесь только наиболее значимые для информационного обеспечения оперативно-розыскной деятельности формы медицинских учетов[136] и места их ведения: 1. В стационарных медицинских учреждениях: медицинская карта стационарного больного (Ф.003-У); карта записи оперативных вмешательств (Ф.008-У); карта приема беременных, рожениц и родильниц (Ф.002-У); карта прерывания беременности (Ф.003-У); карта записи родов в стационаре (Ф.010-У); акт констатации биологической смерти (Ф.017-У). 2. В поликлиниках и амбулаториях: медицинская карта амбулаторного больного (Ф.025-У); медицинская карта ребенка (Ф.026-У); журнал записи амбулаторных операций (Ф.069-У); журнал регистрации амбулаторных больных (Ф.074-У). 3. Диспансерное наблюдение: амбулаторная карта здорового, но подлежащего диспансерному наблюдению лица (Ф.025-У); медицинская карта больного, подлежащего диспансерному наблюдению (Ф.030-У). Формируется (маркируется) по формам заболеваний. 4. Периодические медицинские осмотры: амбулаторная карта лиц, подлежащих предварительным (при поступлении на работу) и периодическим осмотрам (Ф.025-У). 5. Стоматологическая помощь: медицинская карта стоматологического больного (Ф.043-У). Эти же сведения могут заноситься в карточку амбулаторного больного (Ф.025-У). 6. Учет психически больных лиц (в психоневрологических диспансерах и других медицинских учреждениях названного профиля): амбулаторная карта больного; контрольная карта диспансерного наблюдения за психически больным лицом (Ф.030-У) [137]. Каждый диспансер имеет архив, в котором содержатся карты больных, снятых с учета в связи со стойким улучшением здоровья; выехавших в другой район; переданных под наблюдение в другое психоневрологическое учреждение МЗ РФ; снятых с учета в связи с неподтверждением диагноза психического заболевания; других больных, о которых в течение года не поступало никаких сведений. При снятии больного с диспансерного учета психоневрологического учреждения на него заполняется статистический талон (Ф.030-У). Карта больного, убывшего из психоневрологического стационарного учреждения (Ф.066-У), хранится в его архиве. Сведения о больных в возрасте до 14 лет концентрируются у участкового детского педиатра, а с 15 до 17 лет - у участкового подросткового психиатра. Контрольные карты диспансерного наблюдения лиц с общественно опасными действиями в анамнезе либо выделяются в отдельную картотеку, либо маркируются путем пометки в верхнем углу “СУ” (специальный учет) красным цветом. Психоневрологический диспансер обязан в течение трех дней с момента принятия решения о постановке на спецучет направить в орган внутренних дел по месту жительства больного карточку-сообщение о постановке на специальный учет психически больного, представляющего общественную опасность. Такая же карточка направляется в ОВД и в случае принятия решения о снятии с учета. Кроме того, во многих диспансерах имеются не предусмотренные приказом Министерства здравоохранения алфавитная книга, карточки, которые заводятся на каждый год раздельно и служат в основном для облегчения поисков сведений и могут быть использованы при необходимости дать ответ на запрос правоохранительных органов. 7. Учет наркологических больных. Диспансерный учет наркологических больных[138] ведется наркологическими диспансерами, наркологическими кабинетами и фельдшерскими пунктами при промышленных предприятиях, строительных организациях, на транспорте и др. В качестве учетной формы используется контрольная карта диспансерного наблюдения за психически больным лицом (Ф.030-У). На больного с впервые выявленным диагнозом “наркомания” медицинское учреждение (диспансер, наркологический кабинет и т.п.) направляет в наркологический диспансер (больницу) извещение (Ф.091-У). Кроме того, наркологические диспансеры имеют архивы, содержание которых аналогично содержанию архивов психоневрологических диспансеров. 8. Учет венерологических больных. В настоящее время в медицинских учреждениях (в кожно-венерологических диспансерах) учитываются больные с выявленными заболеваниями, передающимися половым путем (ЗППП). На месте учет ведется в форме карты больного венерологическим заболеванием (Ф.065-У), а на больного грибковым заболеванием - карта Ф.065-IV. На впервые выявленного больного составляется и направляется в областной кожно-венерологический диспансер извещение Ф.89V-93. 9. Учет туберкулезных больных. На местах, в больницах и туберкулезных диспансерах на лиц с туберкулезными заболеваниями ведутся медицинские карты больного туберкулезом (Ф.061-У). На впервые выявленных лиц с такими заболеваниями в областной туберкулезный диспансер направляется извещение Ф.089-У. 10. Документация учреждений судебно-медицинской экспертизы: акт судебно-медицинского освидетельствования (Ф.11-3V); заключение эксперта (экспертиза освидетельствования - Ф.174-У); акт судебно-медицинского исследования трупа (Ф.171-У); заключение эксперта (экспертиза трупа - Ф.172-У); журнал регистрации трупов в судебно-медицинском морге (Ф.181-У); заключение эксперта (экспертиза вещественных доказательств - Ф.174-У). Срок хранения всех перечисленных документов в медицинских учреждениях и их архивах в зависимости от значимости колеблется от 1 года до 50 лет. Работникам органов внутренних дел следует знать и о возможностях поиска необходимой им информации в учетах военных комиссариатов Министерства обороны России. Сведения таких учетов могут быть использованы: 1) для розыска (местного, федерального, международного) установленных лиц, местонахождение которых неизвестно; 2) установления неизвестных лиц (преступников, больных или престарелых, в силу беспомощного состояния или возраста не могущих сообщить о себе сведений) по признакам, которые могут содержаться в документах военных комиссариатов (антропометрические данные, физические недостатки и др.); 3) изучения личности известных лиц (проверяемых, подозреваемых, обвиняемых, свидетелей, потерпевших и др.); 4) выявление лиц, имеющих психические расстройства, но не состоящих на учете в медицинских учреждениях. Перечисленные данные могут находиться в учетах: лиц, призываемых на действительную военную службу; офицеров запаса; солдат, матросов, сержантов, старшин, прапорщиков и мичманов запаса. Активное внедрение технических средств сбора, обработки, анализа и передачи информации во многие области жизни общества стимулировало появление программных комплексов в других государственных и негосударственных структурах, что позволяет рассчитывать на получение информации, значимой для раскрытия и расследования преступлений, из их “памяти”. К таким организациям, учреждениям следует отнести органы социального обеспечения, нотариаты, кадровые аппараты и т.п. Например, в органах ЗАГСа развивается автоматизированная система сбора, хранения и обработки данных - “ЗАГС-Ар”, предполагающая обмен информацией между заинтересованными пользователями[139]. Органам внутренних дел подобные системы позволят получать сведения о добрачных и новых фамилиях преступников, за которыми они собираются “укрыться” от уголовного преследования, а также иные данные поискового характера. Не менее значимой информацией могут располагать государственные службы наблюдения за состоянием природной среды, государственного экологического контроля и их специализированных природоохранительных подразделений[140]. Так, в Приморском крае действует подразделение под названием “Тигр”. Созданное для борьбы с браконьерским отстрелом и вывозом за рубеж диких животных, оно собирает и использует информацию о местах стоянок, маршрутах передвижения браконьеров, их связях среди местных жителей, охотников и рыбаков. Результативность работы таких структур зависит от верного выбора ими форм взаимодействия с органами внутренних дел и, в первую очередь, от обмена информацией. В этом контексте еще раз вспомним об идее разработки закона, регламентирующего создание и функционирование единого общефедерального банка правовой информации. Недобросовестные попытки руководителей некоторых финансово-кредитных учреждений “закрыть” доступ оперативным подразделениям ОВД к их учетным массивам под предлогом защиты коммерческой тайны[141] легко преодолеваются на основе положений законодательства. Во-первых, постановлением Правительства РСФСР от 5 декабря 1991 г. № 35 установлен Перечень сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну (см. Приложение 22, 23). Во-вторых, режим коммерческой тайны не распространяется на доступ государственных органов, их должностных лиц, действующих в пределах их компетенции при выполнении ими контрольных, надзорных или правоохранительных функций. Действующее законодательство разрешает передачу конфиденциальной информации, в т.ч. сведений, связанных с коммерческой деятельностью, доступ к которым ограничен в соответствии с ГК РФ и федеральными законами (коммерческая тайна) в установленном порядке, т.е. по официальным мотивированным письменным запросам в связи с возбужденным уголовным делом или проведением проверки в порядке ст.109 УПК РСФСР. Целям же информационного обеспечения решения задач оперативно-розыскной деятельности соответствует заведение органами, осуществляющими ОРД, дел оперативно-розыскного учета (см. ст.10 Закона об ОРД), в рамках которых обеспечивается документирование процедур оперативно-розыскного производства (см. лекцию 7). Лекция 6. Финансовое, техническое и иное обеспечение оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел § 1. Финансовое обеспечение оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел Оперативно-розыскная деятельность, как и любая другая правоохранительная деятельность, требует не только затрат физических и моральных сил оперативных работников, но и определенных финансовых расходов. Для функционирования оперативных аппаратов и решения стоящих перед ними задач по борьбе с преступностью необходима соответствующая материальная база, а поэтому важным и необходимым условием осуществления оперативно-розыскной деятельности выступает ее финансовое обеспечение. В условиях перехода к рыночной экономике деньги становятся одним из главных стимулов процесса общественного развития. Поскольку оперативно-розыскная деятельность в этом вопросе не является исключением, то можно констатировать, что ее финансовое обеспечение в современной действительности приобретает все большее значение. Не случайно Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности” в отдельном разделе (ст.19) закрепил нормы, регулирующие финансовое обеспечение ОРД. В действующих нормативных актах, к сожалению, не раскрывается содержание используемого законодателем термина “финансовое обеспечение”, отсутствует его определение также в научной и учебно-методической литературе по теории ОРД. Это обстоятельство предполагает необходимость рассмотрения сущности используемого понятия. Словосочетание “финансовое обеспечение”, применяемое в названии ст.19 Закона об ОРД, ближе всего по содержанию термину “финансирование”, под которым в финансовом праве понимается безвозмездно и безвозвратное направление денежных ресурсов на определенные цели[142]. Под обеспечением же в русском языке понимается предоставление достаточных материальных средств, снабжение чем-либо в нужном количестве[143]. Важным признаком, требующим отражения в определении, является также нормативное закрепление порядка предоставления и использования финансовых ресурсов. С учетом изложенного, под финансовым обеспечением следует понимать предоставление оперативным аппаратам в установленном порядке необходимых и достаточных денежных средств для решения стоящих перед ними задач. Правовой основой финансового обеспечения ОРД следует считать, прежде всего, ст.19 Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”. Отдельные вопросы финансового обеспечения оперативно-розыскной деятельности регламентируются нормативными актами МВД России. Закон об ОРД называет закрытый (исключительный) перечень источников финансового обеспечения оперативно-розыскной деятельности ОВД, придавая им легитимность. К таким источникам закон относит: федеральный бюджет Российской Федерации (ч.1 ст.19 Закона об ОРД); бюджеты субъектов Российской Федерации (ч.2 ст.19 Закона об ОРД); внебюджетные целевые фонды (ч.2 ст.19 Закона об ОРД). Федеральный бюджет, являясь основным источником финансирования оперативно-розыскной деятельности ОВД, основывается на положениях Закона РСФСР от 10 октября 1991 г. “Об основах бюджетного устройства и бюджетного процесса в РСФСР”, в соответствии с которым федеральные органы исполнительной власти Российской Федерации, правомочные осуществлять такую деятельность, получают финансовые средства на ее проведение из республиканского бюджета России. Главным распорядителем финансовых средств является Правительство Российской Федерации, которое обеспечивает проведение в РФ единой финансовой, кредитной и денежной политики в соответствии с нормами п.б ч.1 ст.114 Конституции РФ. Ассигнования, выделяемые Правительством РФ на оперативно-розыскную деятельность ОВД, составляют часть всех финансовых средств, направляемых ведомствам, являющимся субъектами ОРД (см. ст.13 Закона об ОРД), на планируемый период, и отражаются в таком финансовом документе, как смета. Смета составляется на основе предложений руководителей оперативных служб о необходимости того или иного объема расходов конкретного подразделения и утверждается руководителем ведомства. Предполагаемые суммы расходов определяются размерами территории, обслуживаемой органом внутренних дел, количеством и активностью оперативных подразделений, а также состоянием оперативной обстановки. На руководителей органов внутренних дел, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, возложена обязанность по своевременному представлению соответствующих предложений в МВД России о выделении необходимых средств на финансирование оперативных расходов. Финансовые средства, выделенные государственным органам, оперативные подразделения которых уполномочены осуществлять оперативно-розыскную деятельность, расходуются в порядке, устанавливаемом руководителем этих органов. Порядок расходования указанных средств в Законе об ОРД с учетом принципа конспирации[144] не определен, но подчинен следующим нормам (правилам): 1) руководитель ведомства, осуществляющего ОРД, устанавливая механизм расходов, должен действовать в строгом соответствии с действующим федеральным законодательством, не превышая своей компетенции; 2) механизм расходования финансовых средств, выделяемых на ОРД, устанавливается ведомственными нормативными актами. В системе МВД России главным распорядителем кредитов (финансовых средств), ежегодно получаемых от Министерства финансов Российской Федерации, является Министр внутренних дел. Им в нормативных актах МВД России определяется перечень подразделений, правомочных осуществлять оперативно-розыскную деятельность, их компетенция, структура и организация работы, порядок финансирования оперативных расходов. Под порядком расходования следует понимать установление конкретных видов расходов, их предельные размеры, основания и условия использования денежных средств, учет расходуемых средств, а также их документальное оформление. Все эти вопросы регламентируются ведомственными нормативными актами, утверждаемыми приказами Министра внутренних дел. Вместе с тем необходимо отметить, что некоторые виды расходов на оперативно-розыскную деятельность прямо предусмотрены в самом Законе об ОРД. Так, в ч.5 ст.18 этого законодательного акта установлено право лиц, сотрудничающих с оперативными аппаратами, на получение вознаграждений и других выплат за оказание помощи в раскрытии преступлений. Кроме того, ч.8 и 9 этой статьи предусматривают выплаты единовременных пособий в случае получения травм и ранений либо гибели лица, сотрудничающего с органами внутренних дел на контрактной основе. В соответствии с ведомственными актами денежные средства, необходимые для финансирования ОРД органов внутренних дел, выделяются по статье “Особые расходы” сметы МВД России и учитываются в финансовых органах ведомства (МВД России, МВД, ГУВД-УВД субъектов федерации, УВДТ-ОВДТ, подразделениях Восьмого главного управления, горрайлинорганов) специальными сотрудниками, допущенными к сведениям, составляющим государственную тайну. Собственные бюджеты и внебюджетные целевые фонды органов законодательной и исполнительной государственной власти субъектов Российской Федерации могут служить дополнительными источниками финансового обеспечения и стимулирования оперативно-розыскной деятельности. В то же время субъекты Российской Федерации, обладая всей полнотой государственной власти в пределах своего ведения[145], могут исполнять предписание положений ч.2 ст.19 Закона об ОРД, при наличии аналогичной нормы в собственном законодательстве. Руководители органов внутренних дел, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, должны своевременно вносить соответствующие предложения об использовании средств в органы государственной власти субъектов Российской Федерации в процессе формирования ими собственных бюджетов, целевых внебюджетных фондов, разработки и утверждения региональных программ по усилению борьбы с преступностью и охране общественного порядка. Наряду с этим в целях дополнительного финансирования ОРД разрешается использовать средства, поступающие в виде добровольных взносов и пожертвований от граждан, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений и организаций. При этом вносители и пожертвователи могут предварительно объявлять устанавливаемые ими размеры вознаграждений и их целевую направленность. Аналогичный подход к дополнительному привлечению финансовых средств обеспечения оперативно-розыскной деятельности обнаруживается при изучении законодательства об ОРД в Республике Казахстан[146]. Более того, финансирование ОРД здесь осуществляется также за счет отчислений от сумм возмещенного государству ущерба, поступающих от реализации имущества, обращенного в доход государства на основании приговоров суда (в порядке, определяемом законодательством республики). Кроме того, в целях материально-технического обеспечения органов, осуществляющих ОРД, допускается передача им конфискованных по решению суда автотранспорта, радиоэлектронных средств, аудио- и видеотехники, электронно-вычислительных устройств, оргтехники и другого имущества[147]. Летопись отечественных органов уголовного сыска зафиксировала подобную практику финансовой поддержки и активизации оперативной работы полиции, не нашедшую отражения в нормативных документах того времени. Так, в период с 1866 по 1908 г. в целях повышения эффективности деятельности сотрудников и агентов сыскной полиции им вручались премиальные из взносов благодарных клиентов, которым стараниями сыщиков было возвращено похищенное у них добро[148]. Самостоятельного финансового обеспечения требуют: содержание отдельных оперативных подразделений ОВД; содержание имеющихся и строительство новых зданий - мест дислокации указанных подразделений ОВД, а также их оснащение, служебные командировки и прочие расходы; проведение оперативно-розыскных мероприятий; содержание и другие выплаты лицам, оказывающим конфиденциальную помощь подразделениям органов внутренних дел, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность; решение иных задач ОРД. 1. Расходы на содержание отдельных оперативных аппаратов и подразделений предусматривают выплату денежного содержания штатным сотрудникам оперативных аппаратов, сотрудникам оперативно-поисковых и оперативно-технических подразделений и оплату оперативных расходов, связанных с проведением оперативно-розыскных мероприятий. Так, ст.17 Федерального закона “Об основах государственной службы в Российской Федерации” относит к денежному содержанию государственного служащего должностной оклад, надбавку к должностному окладу за квалифицированный разряд, особые условия службы, выслугу лет, а также премии по результатам работы. Это положение корреспондируется с Положением о службе в органах внутренних дел РФ (см. ст.6, 11, 36, 45-54, 63, 64), а также с иными правовыми актами, регулирующими финансовое и медицинское обеспечение сотрудников органов внутренних дел. 2. Расходы на содержание имеющихся и строительство новых зданий дислокации оперативно-поисковых и оперативно-технических подразделений ОВД предусматривают финансовые вложения: в эксплуатацию имеющихся зданий и сооружений; проектно-изыскательские работы; отвод земельных участков; непосредственно строительные и иные работы (например, благоустройство и озеленение территории); работы по капитальному и текущему ремонту зданий и сооружений; технический и авторский надзор. 3. Самостоятельную группу расходов составляют затраты на служебные командировки, оплату почтовых услуг, телефонной и телеграфной связи, расходы на автотранспорт, радиоэлектронные устройства, аудио- и видеотехнику, электронно-вычислительную и оргтехнику. Затраты на оснащение оперативных аппаратов, оперативно-поисковых и оперативно-технических подразделений предусматривают приобретение, оборудование и содержание жилых, служебных и подсобных помещений специального назначения, приобретение квартир-убежищ, предназначенных для обеспечения безопасности лиц, оказывающих конфиденциальное содействие органам внутренних дел, в случаях возникновения угроз их жизни, здоровью или имуществу со стороны преступников. Такие расходы предусматривают оплату покупок средств маскировки служебного автотранспорта, предметов экипировки и оперативного гардероба. В них входят оплата кратковременного или неоднократного предоставления гражданами и должностными лицами жилья, нежилых и служебных помещений, используемых для достижения оперативных целей, а также финансирование мероприятий по созданию легендированных предприятий, учреждений, организаций и подразделений, необходимых для решения задач оперативно-розыскной деятельности ОВД. 4. Финансирование оперативно-розыскных мероприятий (перечень которых установлен ст.6 Закона об ОРД) предусматривает материальные (в т.ч. денежные) затраты на подготовку и осуществление прежде всего сложных дорогостоящих операций, а также затраты на создание условий, необходимых для проведения проверочной закупки, контролируемой поставки, оперативного эксперимента, оперативного внедрения штатных негласных сотрудников в организованные преступные группы и выполнения специальных заданий. К ним следует отнести финансовое обеспечение оперативных комбинаций, связанных с проверкой и документированием преступных действий проверяемых лиц и решением частных оперативно-тактических задач; оплату посещений сотрудниками оперативных аппаратов и подразделений зрелищных заведений, платных мест отдыха, оплату их проезда на такси и автотранспорте индивидуальных владельцев. К затратам на этот вид расходов относятся приобретение образцов для сравнительного исследования, материальных ценностей, необходимых для подтверждения легенды, и др. 5. Значительного финансирования требует оплата услуг лиц, оказывающих оперативным аппаратам органов внутренних дел конфиденциальную помощь в решении задач ОРД. Возможность получения ими денежного содержания, вознаграждений и других выплат предусмотрена п.2 ч.1 ст.15 и ст.18 Закона об ОРД. Нормативные акты МВД России определяют различные виды вознаграждений, выплат и компенсаций материальных и иных затрат, связанных с особыми условиями выполнения такими лицами поручений и заданий оперативных служб ОВД. К ним могут быть отнесены: ежемесячное денежное содержание лицу, сотрудничающему с ОВД по контракту; разовая денежная выплата в случае потери трудоспособности, болезни, беременности, а также за период частично оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком; денежное вознаграждение или ценный подарок, выдаваемые за оказание помощи в раскрытии преступлений или установлении лиц, их совершивших; денежное вознаграждение, выдаваемое за содержание жилых и служебных помещений, используемых для решения оперативно-розыскных задач; единовременное пособие, выплачиваемое в случае гибели лица, сотрудничавшего с ОВД по контракту, его семье и лицам, находящимся на его иждивении; единовременное пособие, выплачиваемое лицу, сотрудничающему с ОВД по контракту, при получении травм, ранения, контузии, увечья, наступивших в связи с его участием в проведении оперативно-розыскных мероприятий. Кроме того, граждане, оказывающие содействие на конфиденциальной основе, имеют также право на оплату затрат и расходов, связанных с выполнением заданий в командировках, обеспечением их личной безопасности и безопасности членов их семей. 6. Иные расходы могут быть связаны с приобретением, хранением и ремонтом имущества оперативного гардероба, оплатой исследований предметов и документов, проведенных по поручению ОВД специалистами научно-исследовательских учреждений министерств и ведомств, не входящих в систему МВД России, оплатой по трудовому соглашению услуг переводчиков, консультантов и других специалистов, выплатой компенсаций эксплуатационных затрат за использование сотрудниками оперативных аппаратов и подразделений в служебных целях автомобилей, находящихся в их собственности, а также другими финансовыми затратами, установленными нормативными актами МВД России. К ним, например, могут быть отнесены оплата судебных издержек на разбирательство по жалобам юридических и физических лиц в соответствии со ст.5 Закона об ОРД. Размеры постоянного денежного содержания, разового денежного вознаграждения, выплат и компенсаций гражданам, оказывающим содействие на конфиденциальной основе, устанавливаются Министром внутренних дел. Руководители органов внутренних дел субъектов федерации и другие распорядители финансовых средств, выделяемых по статье “Особые расходы”, имеют право устанавливать указанным лицам дифференцированную оплату, которая не может быть ниже минимальной заработной платы рабочих и служащих. Ежемесячное денежное содержание граждан, привлеченных к сотрудничеству на контрактной основе и имеющих другое постоянное место работы, устанавливается в размере до 80% от максимальной суммы. Превышение предельных размеров выплат и других расходов денежных средств, предусмотренных ведомственными нормативными актами, регламентирующими размеры и порядок их выплаты, а также использование валютных средств допускается только с письменного разрешения Министра внутренних дел России и его заместителей, курирующих оперативно-розыскную деятельность, если размеры выплат не были установлены физическими или юридическими лицами, перечислившими их в качестве целевых добровольных взносов и пожертвований. Контроль за расходованием финансовых средств, выделенных оперативному аппарату или подразделению, в соответствии с ч.3 ст.19 Закона об ОРД возлагается на первого руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. Такой контроль осуществляется им или его заместителем, курирующим это направление деятельности органов внутренних дел, в процессе реализации форм ведомственного контроля, а также специальными комиссиями, создаваемыми для этого в органе либо подразделении (более подробно см. в следующем параграфе). На основе требований ведомственных нормативных актов все оперативные подразделения ОВД один раз в квартал направляют в финансово-экономическое подразделение МВД, ГУВД, УВД субъектов федерации, УВДТ (ОВДТ), Восьмого Главного управления авансовые отчеты по установленной форме о расходах по статье “Особые расходы” сметы МВД России. К ним прилагаются все документы, подтверждающие произведенные расходы, за исключением тех, в которых содержатся установочные данные граждан, оказывающих содействие на конфиденциальной основе. Непосредственный контроль за обоснованностью расходования средств по статье “Особые расходы” сметы в оперативных подразделениях всех уровней возлагается на КРУ и ФЭУ МВД России и соответствующие подчиненные им аппараты. Правовой основой контроля, помимо Закона об ОРД, служат законодательные акты, регулирующие оборот финансовых средств, и ведомственные акты (приказы, указания), регламентирующие оперативно-розыскную деятельность и расход денежных средств по статье “Особые расходы” сметы МВД России. Кроме того, контроль за расходованием финансовых средств, выделенных на обеспечение оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел, возложен (см. ч.3 ст.19 Закона об ОРД) на специально уполномоченных на то представителей Министерства финансов России. Их права и обязанности предусмотрены законодательством Российской Федерации и нормативными актами Минфина России. Однако представители Минфина перед началом проверок должны пройти установленную процедуру допуска к сведениям, составляющим государственную тайну. Только после этого их наделяют полномочиями, позволяющими знакомиться с соответствующими финансовыми документами в полном объеме. В соответствии с требованиями нормативных актов выделенные на проведение оперативно-розыскной деятельности ассигнования должны расходоваться эффективно, рационально и не превышать установленных нормативов. По каждому факту незаконного использования финансовых средств по статье “Особые расходы” производится внутреннее (служебное) расследование с участием руководителя проверяемого либо вышестоящего оперативного аппарата или подразделения. По результатам такого расследования виновные привлекаются к материальной, дисциплинарной, а при наличии оснований - к уголовной ответственности. После “обревизования” и по истечении сроков хранения документы о финансовых и иных расходах по статье “Особые расходы” уничтожаются в установленном порядке в присутствии членов специальной комиссии, назначаемых приказом соответствующего руководителя. § 2. Техническое и иное обеспечение оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел В соответствии с Федеральным законом “Об оперативно-розыскной деятельности” в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий, установленных в законе, используются информационные системы, видео- и аудиозапись, кино- и фотосъемка, а также другие технические и иные средства, не наносящие ущерб жизни и здоровью людей и не причиняющие вред окружающей среде (ч.3 ст.6 Закона об ОРД). Указанные средства теория оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел относит к средствам оперативно-розыскной деятельности, традиционно включая в них криминальные учеты, оперативную технику и розыскных собак. По нашему мнению, названный перечень средств оперативно-розыскной деятельности должен быть дополнен сегодня специальными помещениями[149]. Органы внутренних дел, ведущие борьбу с преступностью, в своей деятельности активно используют разнообразные технические средства. В соответствии с основными функциями органов внутренних дел все технические средства можно классифицировать по направлениям их использования: административная, криминалистическая и оперативная техника. Оперативная техника применяется в целях гласного и негласного получения и закрепления (фиксации) определенных событий, предметов, что необходимо для последующего использования фактических данных в доказывании по уголовным делам. К оперативной технике могут быть отнесены общеиспользуемая бытовая техника, а также специально изготовленные или приспособленные технические средства негласного получения информации, называемые специальными техническими средствами (СТС). Таким образом, оперативную технику можно определить как специальную группу технических средств, негласно применяемых при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий в целях решения задач оперативно-розыскной деятельности. Следует иметь в виду, что это понятие охватывает не только определенные виды приборов, приспособлений и технических средств, но и их тактико-технические данные, а также приемы их использования в практической деятельности оперативных аппаратов. Основными требованиями, предъявляемыми к применению оперативной техники, являются: соблюдение законности; обеспечение конспирации; целесообразность, наступательность использования. Требования законности означают: использование оперативной техники базируется на правовых актах, регламентирующих применение специальных мер в деятельности органов внутренних дел; применение специальных технических средств только субъектами оперативно-розыскной деятельности и только для решения задач борьбы с преступностью (в отношении лиц, обоснованно подозреваемых в совершении преступлений; не нарушая законных прав и интересов граждан; не нанося вреда их жизни, здоровью и окружающей среде); действия и приемы по использованию технических средств должны соответствовать нормам морали; применение средств оперативной техники подлежит документальному оформлению. Оперативно-технические средства оперативно-розыскной деятельности применяются только в ходе оперативно-розыскных мероприятий, осуществляемых на основаниях, установленных Законом об ОРД (ст.7). Часть 6 ст.6 Закона об ОРД содержит запрет на проведение оперативно-розыскных мероприятий и использование специальных и иных технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации, не уполномоченными на то настоящим Федеральным законом физическими и юридическими лицами. В связи с этим нелишним будет напоминание положений ст.138 УК РФ, которая предусматривает уголовную ответственность на незаконное использование, незаконное производство, сбыт или приобретение в целях сбыта СТС, предназначенных для негласного получения информации. На упорядочение разработки, производства, реализации, приобретения и использования специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, направлены меры Указа Президента[150], а также Положения “О лицензировании деятельности физических и юридических лиц, не уполномоченных на осуществление оперативно-розыскной деятельности...”, связанной с СТС[151]. Перечень видов специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации в процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности, установлен Правительством Российской Федерации (см. Приложение 24). СТС, применяемые при проведении ОРМ, должны иметь государственную сертификацию, подтверждающую безопасность их для жизни и здоровья людей, а также окружающей среды. В случае применения СТС в соответствующих оперативно-служебных документах, составленных по результатам ОРМ, должны быть отражены данные о технических характеристиках этих средств, условиях и порядке их использования. Это является одной из важных гарантий установления объективных связей полученных материальных носителей информации с обстоятельствами и фактами, подлежащими доказыванию. Наиболее сложные оперативно-розыскные мероприятия, связанные с ограничением конституционных прав граждан и требующие использования специальной аппаратуры, осуществляются оперативно-техническими подразделениями ОВД или ФСБ по заданиям оперативных аппаратов. Задания утверждаются руководством МВД, ГУВД, УВД субъекта федерации. Компетенция этих подразделений и порядок их работы определяются подзаконными и ведомственными нормативными актами[152]. Требование конспиративности означает, что использование технических средств должно осуществляться преимущественно негласно или легендированно (использование камуфлирующей защиты и других тактических приемов). Целесообразность использования оперативной техники при осуществлении ОРМ определяется, с одной стороны, необходимостью оперативного документирования, а с другой - исходя из возможности ее применения в каждом конкретном случае. Наступательность заключается в активном, комплексном применении средств оперативной техники на основе общего плана оперативно-розыскных мероприятий, с учетом прогнозирования преступного поведения разрабатываемого (проверяемого) лица или преступной группы. Следует иметь в виду, что в настоящем курсе “Основы оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел” рассматриваются преимущественно практические возможности применения технических средств и приемов в сочетании с другими силами, средствами и мероприятиями оперативно-розыскной деятельности. Вопросы, относящиеся к тактико-техническим данным, конструктивным особенностям приборов и устройств, рассматриваются в рамках курса “Специальная техника ОВД и ее применение”. К основным видам оперативной техники ОВД относятся: средства негласной фотокиносъемки; средства оперативной аудио- и видеозаписи; средства оперативной идентификации; специальные химические вещества (СХВ); радиостанции и устройства акустического контроля; поисковые приборы; приборы визуального наблюдения; специальное средство “Полиграф”. 1. Негласная фотокиносъемка и видеозапись заключается в скрытно проводимой фиксации внешних признаков проверяемых и разрабатываемых лиц, их действий, а также предметов и документов, представляющих оперативный интерес. Негласная фотокиносъемка и видеозапись производится двумя методами: метод скрытой съемки - предполагает использование замаскированной фото-, кино- и видеоаппаратуры или скрытое от окружающих размещение оперативных работников с аппаратурой; метод легендированной съемки - “зашифровывает” не процесс съемки, а действия оперативных работников, его осуществляющих. Для целей оперативной фотокиносъемки и видеозаписи используют как бытовую фотокинотехнику и технику видеозаписи, так и специально изготовленную, замаскированную под иные предметы. Достижения в области такой техники позволяют использовать цифровые фотоаппараты, видеокамеры с различными разрешающими возможностями. 2. Оперативная аудиозапись (магнитная звукозапись) производится в ходе различных оперативно-розыскных мероприятий (например, при опросе граждан, в процессе мероприятий личного сыска, в т.ч. при прослушивании телефонных и иных переговоров и т.п.) с помощью бытовой аудиоаппаратуры, а также специальных технических средств негласной фиксации информации (малогабаритные магнитофоны, диктофоны и др.) с выходом на негласные средства получения информации (сетевые закладки, направленные радиомикрофоны, стетоскопы и т.д.[153]). 3. Средства оперативной идентификации используются в целях негласного определения тождества сравниваемых (сопоставляемых) объектов, которыми могут быть личность (см. п.7 ч.1 ст.6 Закона об ОРД “Отождествление личности”), предметы, документы (их части). К техническим средствам оперативной идентификации относятся средства и приемы дактилоскопирования, технические средства составления композиционных портретов и “фотороботов”, а также АИПС “Опознание”[154]. 4. Специальные химические вещества применяются для решения задач оперативно-розыскной деятельности, поскольку обладают определенными свойствами, которые позволяют придать помечаемым объектам (чаще всего - объектам преступного посягательства) специфические признаки, позволяющие выделить их из группы однородных объектов. Это достигается путем нанесения трудносмываемых цветных (или невидимых, но легко обнаруживаемых с помощью специальных приборов или иным путем) меток на одежду, открытые части тела, материальные ценности, денежные знаки и др. (например, в ходе обследования помещений, зданий и других объектов). По своим свойствам СХВ делятся на четыре группы: красящие вещества, люминисцирующие вещества, индикаторы, запаховые вещества. Использование СХВ регламентируется нормативными актами МВД России, которые устанавливают порядок их нанесения, формы документирования этого процесса, фиксации результатов применения для последующего использования в доказывании по уголовному делу[155]. 5. Радиостанции и устройства акустического контроля. В оперативно-розыскной деятельности для обеспечения управления силами и средствами, участвующими в проведении ОРМ и оперативных операциях, используются радиостанции различных модификаций. Такие радиостанции должны отвечать ряду современных требований: ударопрочность, вибростойкость, влаго- и пылезащищенность, оптимальная дальность ведения радиообмена, возможность скрытого ношения, установки кодирующих устройств (скремблеров и др.). Устройства акустического контроля предназначены для акустического отслеживания разговоров, ведущихся в помещении, и передачи информации по радиоканалу. Прием радиосигналов с них ведется на сканирующие приемники и специализированные устройства. Для акустического контроля помещений снаружи используются стетоскопы. 6. Поисковые приборы негласно используются для обнаружения материальных носителей информации о признаках преступлений (предметы, орудия и иные следы преступлений). К поисковым приборам относятся: металлоискатели, малогабаритные рентгеновские установки, приборы ультразвуковой индикации, детекторы взрывчатых веществ, эндоскопы, пустотоискатели, источники ультрафиолетовых лучей, комплекты досмотровых зеркал и др. К специальным поисковым приборам следует отнести системы контроля радиоэфира и проводных линий, предназначенные для обнаружения и локализации каналов утечки информации (спектральные корреляторы, детекторы нелинейных переходов, передатчиков, диктофонов, нейтрализаторы прослушивания, скремблеры и другие устройства для обнаружения скрытого съема информации и их подавления). 7. Приборы визуального наблюдения используются для наблюдения за интересующими объектами в условиях естественного освещения и при отсутствии такого (ночное время, неосвещаемые помещения и т.п.). В этих целях применятся бинокли, стереотрубы, монокулярные приборы, а также приборы ночного видения с большой кратностью увеличения (от 8 до 40). 8. Специальное средство “Полиграф” (лай-детектор, вариограф, плетизмограф) представляет собой комплекс приборов, обеспечивающих множественную регистрацию физиологических параметров организма человека, связанных с возникновением эмоций. В основном полиграфные испытания проводятся в рамках расследования уголовных дел. С помощью полиграфа решаются следующие задачи: определение непосредственного участия в преступлении или иной к нему причастности; подтверждение факта совершения преступления; выявление доказательств преступной деятельности; определение местонахождения доказательств по делу; проверка достоверности сведений, сообщаемых участниками процесса[156]. Однако результаты полиграфных проверок являются только ориентирующей информацией, не имеют доказательственного значения и не могут использоваться в суде. Для их проведения необходимо добровольное согласие гражданина, исключающее процедурным путем какое-либо давление в целях получения такого согласия. К проведению испытаний на полиграфе допускаются только операторы, прошедшие специальную подготовку (допуск)[157]. Их заключение по результатам проверки доводится до инициатора испытаний и испытуемого (или представителей его защиты). Результаты полиграфной проверки могут быть закреплены правовым путем с помощью доказательств, предусмотренных УПК, в процессе дальнейшего расследования преступления. Опыт зарубежных специалистов подтверждает высокую эффективность исследований, проводимых с полиграфными устройствами[158]. Отечественные полиграфные устройства (компьютерный вариант, с возможностью записи хода и результата опроса на винчестер и выхода на принтер) выпускаются фирмами “Авикс” и “Инекс”. Специальные помещения. Розыскные собаки В целях обеспечения эффективного решения задач оперативно-розыскной деятельности Закон об ОРД кроме технических разрешает применять и иные средства, не наносящие ущерба жизни и здоровью людей и не причиняющие вреда окружающей среде. К таким средствам, нашедшим активное применение в практике оперативно-розыскной работы и отражение в теории ОРД, следует отнести специальные помещения и розыскных собак. Специальные помещения как средство оперативно-розыскной деятельности органов, ведущих негласную борьбу с преступностью, активно используются с незапамятных времен. Так, с именем известного начальника французской тайной полиции (Сюрте) - Эжен Франсуа Видока (XIX в.) связано применение такого оперативного средства, как квартиры-ловушки[159]. Упоминаются они и в нормативных актах российской уголовной полиции конца XIX - начала XX в. Применение квартир-ловушек как средства выявления лиц, совершающих преступления, заключается в заблаговременной и скрытой подготовке таких помещений в местах наиболее вероятного их появления либо совершения преступлений для оперативного получения информации через конфиденциальных сотрудников или посредством скрытой аудиовидеозаписи, а также последующего внезапного задержания. Использование такой ловушки - своеобразный оперативный эксперимент, который состоит в искусственном создании условий, способствующих проявлению истинного лица и намерений проверяемого (разрабатываемого) и контроля за его поведением. Это помогает выявить его подлинные цели, сообщников и другие обстоятельства, подлежащие документированию. Актуально их применение и в настоящее время: МВД России настоятельно рекомендует более эффективное использование таких квартир в борьбе с преступностью. К истокам розыскного искусства уходит начало применения помещений для негласных встреч с источниками информации и другими конфидентами. Криминализация общества, в частности активизация преступников, переходящих от защиты к активному наступлению, вынуждает аппараты криминальной милиции и подразделения собственной безопасности прибегать к использованию и конспиративных помещений нового назначения - квартир-убежищ. Помещения подобного типа необходимы для “временного помещения в безопасное место” лиц, подлежащих государственной защите, для укрытия, в случае необходимости, граждан, содействующих органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, а также при наличии угрозы жизни и здоровью субъектов уголовного процесса и их близких родственников[160]. Такие квартиры должны подбираться заблаговременно и использоваться по мере необходимости либо консервироваться до времени возникновения надобности. Закон об оперативно-розыскной деятельности, закрепив за органами, осуществляющими ОРД, право использования в целях решения задач борьбы с преступностью по договору или устному соглашению служебных помещений предприятий, учреждений, организаций, воинских частей, а также жилых и нежилых помещений частных лиц, создал условия для официального закрепления в теории ОРД такого инструментария, как специальные помещения. Таким образом, специальные помещения различного характера и направлений использования оперативными подразделениями органов внутренних дел, являются средством, обеспечивающим эффективное решение задач их оперативно-розыскной компетенции. В связи с этим следует: 1) объединить их общим определением “специальные помещения” и отнести к средствам ОРД органов внутренних дел; 2) придать им соответствующий статус в теории ОРД органов внутренних дел; 3) обеспечить правовую регламентацию их целевого практического использования в нормативных актах МВД России. Розыскные собаки являются одним из средств, активно используемых органами внутренних дел в работе по предупреждению, раскрытию преступлений и розыску преступников. В этих целях используются их полезные качества, превосходящие возможности человека, - более острый слух, зрение, обоняние, быстрый бег, неприхотливость. Высокая чувствительность обонятельных анализаторов собаки позволяет не только обнаруживать запахи, но и по их индивидуальной принадлежности тому или иному человеку, растению и другому объекту точно распознавать их в различных смесях. Собака запоминает запах следа (на земле, вещах), идет по этому следу или выбирает по запаху, оставленному на вещи, человека из группы. Для этого используется не только “свежий” след с места происшествия, но и “консервированный” запаховый след (из специального хранилища)[161]. Правовой основой применения розыскных собак в оперативно-розыскной деятельности ОВД является ч.3 ст.6 Закона об ОРД, разрешающая использование в ходе проведения ОРМ “иных средств”, а также ведомственные нормативные акты МВД России, регламентирующие направления и порядок использования собак в решении оперативно-служебных задач ОВД[162]. Являясь самостоятельным средством оперативно-розыскной деятельности ОВД, розыскные собаки под руководством инспектора-кинолога принимают участие: в выездах на места происшествий; осмотрах жилых помещений, строений, прочесывании местности; выборке людей (вещей); поиске наркотических и взрывчатых веществ; в оборологических исследованиях (собаки-детекторы); преследовании преступников; охране задержанных; проведении оперативных комбинаций. Одним из основных направлений использования розыскных собак является применение их по горячим следам (“следовая” работа). Для этого инспекторы-кинологи включаются в состав дежурных или постоянно действующих следственно-оперативных групп по раскрытию отдельных видов преступлений. Для повышения результативности “следовой” работы розыскных собак используются специальные химические препараты - запаховые вещества с люминисцентными или иными добавками. Это позволяет не только обеспечить устойчивость запаха следа (до 10 суток), но и “пометить” преступников для последующего их установления с помощью других поисковых средств. Неоценимую помощь оперативным сотрудникам оказывают розыскные собаки в борьбе с наркоманией. Они находят широкое применение при обыске (оперативном осмотре) жилых, подсобных, производственных помещений, приусадебных участков и местности, транспортных средств, багажа, грузовых контейнеров и т.д. с целью обнаружения наркотиков, а также выборке лиц, подозреваемых в преступлениях, связанных с наркотиками. Специально подготовленные розыскные собаки применяются для обнаружения оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ, находящихся в различных хранилищах и укрытиях. Практическими работниками отмечено активное использование розыскных собак в мероприятиях (операциях) по задержанию преступников. Однако необходимо иметь в виду, что применение собак при задержании женщин с видимыми признаками беременности, несовершеннолетних, когда их возраст очевиден либо известен (за исключением случаев, когда они оказывают вооруженное сопротивление), граждан, имеющих при себе детей, лиц, противоправные действия которых влекут применение к ним мер административного воздействия, запрещено. Результативность использования розыскных собак в предупреждении, раскрытии преступлений, розыске лиц и вещественных доказательств обеспечивается соблюдением ряда условий: своевременным прибытием на место происшествия; принятием мер по сохранению запаховых следов; профессиональным мастерством инспектора-кинолога и взаимодействием его с другими членами следственно-оперативной группы; подготовленностью собаки для действий в различных ситуациях (выносливость, хватка, натренированность на выстрелы и т.п.). Факт и результаты применения розыскных собак определяются в специальном акте либо справке, где фиксируются следующие обстоятельства: описание преступления (номер уголовного дела или оперативного учета); способ применения собаки (по следу, на выборку, обыск местности, задержание и т.д.); условия, в которых проходила работа (погода, температурный режим, оживленность движения пешеходов, транспорта, иные препятствующие или благоприятствующие условия); описание хода работы собаки (исходная точка, маршрут движения, препятствия и др.); результаты применения собаки (обнаруженные следу, имущество, орудие преступления, преступник и пр.). Акт подписывается инспектором-кинологом и руководителем оперативной или следственно-оперативной группы. Лекция 7. Оперативно-розыскное производство и использование результатов оперативно-розыскной деятельности § 1. Оперативно-розыскное производство как реализация организационно-тактических форм оперативно-розыскной деятельности В целях информационного обеспечения решения задач выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений, а также установления лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших, розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, без вести пропавших, органы внутренних дел заводят дела оперативного учета, в рамках которых обеспечивают документирование процедур оперативно-розыскной деятельности в виде оперативно-розыскного производства. Оперативно-розыскное производство следует определить как процесс накопления, систематизации и использования оперативно-розыскной информации в целях решения задач оперативно-розыскной деятельности. В отличие от процессуального документирования процедур дознания или предварительного следствия, которые осуществляются по возбужденным уголовным делам, оперативно-розыскное производство осуществляется в форме проверочных материалов либо дел оперативного учета, виды которых установлены ведомственными нормативными актами МВД России. Необходимость информационного обеспечения и оперативного производства по материалам и делам оперативного учета возникает в случаях: поступления в органы внутренних дел информации (заявлений, сообщений и др.) о подготавливаемых, совершаемых или совершенных противоправных действиях, не полно характеризующей признаки преступления, что обусловливает необходимость сбора оперативно-розыскным путем дополнительных данных для принятия обоснованного решения о направлениях использования этих сведений (в порядке ст.11 Закона об ОРД); оперативно-розыскного обеспечения производства дознания или предварительного следствия, осуществляемого по уголовным делам в интересах их оптимального разрешения и привлечения виновных лиц к установленной законом ответственности; применения комплекса возможностей оперативно-розыскной деятельности в отношении отдельных лиц, преступных сообществ, занимающихся замаскированной преступной деятельностью, в целях пресечения их преступной деятельности и изобличения в совершенных преступлениях; исполнения постановлений о применении мер безопасности в отношении защищаемых лиц; исполнения запросов других органов, осуществляющих ОРД (по основаниям ст.7 Закона об ОРД), а также запросов международных правоохранительных организаций и правоохранительных органов иностранных государств (в соответствии с международными договорами РФ). Здесь, со всей необходимостью, возникает вопрос о тех организационно-тактических формах[163], в которых протекает оперативно-розыскной процесс. Как известно (см. лекции 1 и 2), ОРД реализуется в двух основных аспектах: познавательном и деятельном. При этом познавательный аспект направлен на получение необходимой информации о “криминальном мире”, а деятельный - на проверку этих сведений и использование полученных и проверенных данных в целях решения задач ОРД. Этим аспектам соответствуют и организационно-тактические формы ОРД. К ним теория ОРД традиционно относит: оперативный поиск, оперативную проверку и профилактику, а также оперативную разработку. Оперативный поиск. Выявление лиц, фактов и других объектов, представляющих оперативный интерес Оперативный поиск как начальная организационно-тактическая форма оперативно-розыскной деятельности есть система оперативно-розыскных мероприятий, осуществляемых органами внутренних дел в целях обнаружения лиц, фактов, предметов (в т.ч. имущества), документов, представляющих оперативный интерес. Анализ борьбы с преступностью позволяет сделать вывод о том, что оперативный поиск чаще всего направлен на выявление информации о следующих категориях объектов: лицах, представляющих оперативный интерес; событиях преступления; обстоятельствах, способствующих совершению преступлений; имуществе, похищенном в результате совершения преступления; документах, орудиях преступлений, а также иных предметах, следах и местах, имеющих розыскное значение или запрещенных к пользованию, ношению или хранению. Субъектами оперативного поиска являются сотрудники оперативных аппаратов и других служб ОВД; граждане, оказывающие им содействие, в т.ч. на конфиденциальной основе. В целях поиска необходимых сведений используются определенные Законом об ОРД оперативно-розыскные мероприятия, технические и иные средства. Мероприятия оперативного поиска могут осуществляться в постоянном режиме (на объекте оперативного обслуживания), периодически (на всех, нескольких, одном объекте) либо выборочно (локально, на интересующей части объекта). Результативность сбора информации, представляющей оперативный интерес, во многом зависит от знания оперативным составом сущности оперативного распознания, поисковых признаков, тактических приемов оперативного поиска. В зависимости от поискового свойства признаки, по которым можно осуществлять оперативное распознание, делятся на две основные группы: групповые, указывающие на групповую принадлежность объекта распознания, и индивидуальные, присущие конкретному лицу, предмету или событию. К основным поисковым признакам объектов, представляющих интерес для оперативно-розыскной деятельности, относятся: приметы внешности человека (в т.ч. заподозренного, очевидца и др.); следы, оставшиеся на месте преступления; следы, оставшиеся на теле, одежде лиц, находившихся на месте преступления (в т.ч. на виновных и очевидцах); приметы похищенного имущества; способ совершения преступления (modus operandi); клички и прозвища преступников и их соучастников. Основными направлениями реализации этой организационно-тактической формы ОРД является поиск: среди граждан, проживающих на обслуживаемой органом внутренних дел территории, в местах вероятного совершения преступлений; в криминогенных группах (среди лиц, ранее судимых, занимающихся наркоманией, злоупотребляющих спиртными напитками, и т.д.); среди привлекаемых к уголовной ответственности за совершенные ими преступления; на объектах государственной, муниципальной и иной собственности, на которых возможно совершение преступлений; в местах концентрации лиц, представляющих оперативный интерес, а также в местах предполагаемого сбыта похищенного. Необходимо отметить, что оперативный поиск по каждому из названных направлений имеет свои организационные и тактические особенности, которые обязательно следует учитывать при его проведении и отражать в планах тактического порядка. При осуществлении поисковых мероприятий оперативным сотрудникам значительную помощь в получении сведений, представляющих оперативный интерес, могут оказать сотрудники других служб органов внутренних дел и представители общественности. Первичные сведения (информация), не нуждающиеся в дополнительной проверке, подлежат использованию (реализации) в целях решения задач ОРД и других оперативно-служебных задач ОВД. Под реализацией первичных сведений понимается их использование для принятия к лицам, совершившим противоправные действия, мер, предусмотренных законом, а также устранения причин и условий, способствующих совершению правонарушений. Первичная информация может быть реализована несколькими путями, определяемыми ее содержанием и полнотой: а) принятием мер общепрофилактического характера; б) осуществлением мероприятий, направленных на предупреждение и пресечение конкретных замышляемых или подготавливаемых преступлений; в) возбуждением уголовного дела или передачей проверенных первичных сведений в следственный аппарат для производства предварительного следствия и принятием оперативно-розыскных мер, направленных на раскрытие совершенных преступлений (п.1 ст.3, ст.109, 112 УПК РСФСР); г) отказом в возбуждении уголовного дела или решением вопроса о применении установленных мер общественного воздействия к конкретному лицу (п.2 ч.3 ст.109, ст.113 УПК РСФСР); д) направлением материалов другому органу (учреждению) внутренних дел или иному субъекту ОРД. Приемы реализации сведений зависят от их содержания и избранного пути использования информации. Информация, в значительной степени неопределенная, не позволяющая принять решения об использовании указанными путями, нуждается в предварительной проверке, в т.ч. оперативным путем. Оперативная проверка и специальная профилактика Предварительная оперативная проверка представляет собой оперативно-розыскные мероприятия (действия) субъектов оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел, направленные на установление (проверку) достоверности первичной оперативной и иной информации, а также на сбор дополнительных сведений об объектах оперативного интереса (лицах, фактах и др.), необходимых для принятия решения об их использовании для решения задач оперативно-розыскной деятельности. Необходимость проверки достоверности первичной информации, поступающей в органы внутренних дел, вызвана тем, что с ее помощью оперативные аппараты получают возможность: удостовериться в наличии объективных признаков, присущих преступному деянию, о котором стало известно в результате осуществления оперативного поиска, для принятия в последующем соответствующих мер, урегулированных нормами права; оценить имеющуюся информацию, убедиться в полноте или недостаточности имеющихся сведений, необходимых для направления материалов по подследственности, подсудности, подведомственности или территориальности; сделать обоснованный вывод о том, как ведет себя выявленное лицо, представляет ли оно оперативный интерес (есть ли реальное опасение, что оно может встать на преступный путь) и, в зависимости от ситуации, какие меры оперативного, профилактического или иного характера необходимо предпринять для предупреждения, пресечения его противоправных действий; принять решение о процессуальном использовании сведений (в соответствии со ст.109 УПК РСФСР); заведении дел оперативного учета или ином использовании информации. Проверка первичной информации должна отвечать определенным требованиям, выработанным теорией и практикой оперативно-розыскной деятельности. К основным из них относятся: соблюдение законности, полнота и объективность, активность проверки и обеспечение конспирации. Ситуация информационного дефицита, определяемая содержанием и полнотой первичной информации, а также объемом ОРМ, необходимых для ее проверки и сбора дополнительных сведений о криминальных событиях (фактах), содержащих признаки противоправных деяний, а также лицах, замышляющих, подготавливающих или совершающих их (см. п.2 ч.1 ст.7 Закона об ОРД), приводит к возникновению оснований к ведению специального оперативного производства (которое осуществляется в рамках проверочных материалов либо дела предварительной оперативной проверки). В тех случаях, когда в процессе предварительной проверки первичной оперативной информации установлены лица, замышляющие либо подготавливающие противозаконные действия, факты таких действий, а также обстоятельства (причины и условия), способствующие их совершению, возникает необходимость в принятии мер оперативной профилактики. Оперативная профилактика, являясь организационно-тактической формой ОРД, выступает в качестве государственно-правовой реакции оперативных аппаратов на факты противоправного поведения лица (индивидуальная профилактика) или криминогенную ситуацию (общая профилактика), с учетом особенностей применения оперативно-розыскных сил, средств и возможностей. Особенность оперативной профилактики заключается в том, что ее воздействие на объекты реализуется в скрытом виде: от получения негласной информации до комбинирования оперативно-розыскных возможностей по устранению противоправного поведения, противоправной ситуации (обстановки), недопущению наступления общественно опасных последствий. Оперативная профилактика базируется на Законе об ОРД(см. ст.2, 7, 10, 11), ведомственных актах МВД России[164]. Законность профилактических мер состоит в том, что субъекты профилактического воздействия (оперативные аппараты и их сотрудники) прибегают к предупредительным действиям не только на основе обязанности использования оперативной информации об антиобщественном поведении лица или негативном развитии криминогенной ситуации, но и на основании обязанности препятствовать наступлению преступного результата. Таким образом, оперативная профилактика как самостоятельная форма ОРД есть целостная система оперативного контроля и профилактического воздействия в отношении лиц, криминогенной обстановки, с целью предупреждения замышляемых, подготавливаемых преступлений, а также устранения их причин и условий с использованием оперативно-розыскных сил, средств и методов. Содержание оперативной профилактики включает в себя: оперативно-розыскные и иные предусмотренные законом меры (в т.ч. специальные приемы, методы) деятельности оперативных аппаратов на уровне общества, группы, индивида; нормативное регулирование отношений, возникающих в связи с профилактикой преступлений, наличие специального оперативно-профилактического производства; показатели результативности профилактического воздействия на явления, порождающие правонарушения, и лиц, замышляющих или подготавливающих преступления. Все объекты профилактического воздействия можно разделить на следующие группы: причины преступности в целом; условия, способствующие совершению отдельных видов преступлений; личность и поведение правонарушителя. Для устранения (или хотя бы нейтрализации) причин преступлений возможностей конкретного сотрудника оперативного аппарата и даже в целом органа внутренних дел явно недостаточно. Для этого необходим комплекс общепрофилактических мероприятий, частью которого будет участие сил и возможностей ОВД. Принятие же мер специальной профилактики в отношении конкретных лиц, конкретных условий криминальной обстановки с целью недопущения перерастания преступного замысла в подготовительные действия, а подготовки в покушение на преступление - вполне реальная задача для оперативных аппаратов органов внутренних дел. Основаниями, вызывающими необходимость специальной оперативной профилактики, являются: устойчивое антиобщественное (преступное) поведение лица, отбывшего наказание за ранее совершенное преступление; антиобщественное поведение ранее не судимого лица, свидетельствующее о реальной возможности совершения преступления. Известно, что переход от правопослушного поведения к антиобщественному, а затем к преступному имеет определенные этапы (уровни): формирование умысла; подготовка совершения преступления (изучение обстановки, создание условий, облегчающих достижение преступных целей, выбор и подготовка средств и др.); покушение на преступление. Оперативно-розыскные возможности позволяют выявить ранние стадии развития противоправного поведения и своевременно начать оперативную профилактику: выявление лиц, от которых можно реально ожидать совершения преступлений; постановка их на учет (профилактический, оперативный); оказание на них профилактического воздействия; в необходимых случаях - пресечение преступной деятельности. В зависимости от уровня развития противоправного (преступного) поведения лица, его характеристики и криминогенной ситуации выбираются соответствующие оперативно-розыскные силы, средства, методы и приемы воздействия на лицо и изменения обстановки. Формами и методами специальной профилактики общего характера являются: проведение систематических обследований объектов и комплексных мероприятий, рейдов, смотров, целевых проверок (“Сигнал”, “Арсенал”, “Подросток” и др.), направленных на выявление и устранение обстоятельств, способствующих совершению преступлений и др. правонарушений, лиц, их совершающих, в т.ч. в процессе проверки оперативных сведений или их использования; правовоспитательная работа (беседы, лекции на правовые темы) с использованием возможностей средств массовой информации, направленная на воздействие на правосознание, нравственность личности путем создания стимулов к законопослушному поведению и применения мер принуждения при отклонении от такового. Значительный правовоспитательный эффект имеют любые правомерные действия сотрудников оперативных подразделений органов внутренних дел и, в первую очередь, по раскрытию преступлений и изобличению лиц, их совершающих. Одной из основных задач специальной профилактики индивидуального характера является воздействие на антисоциальную направленность личности, с использованием специфических оперативно-розыскных приемов. К методам индивидуально-профилактического воздействия относятся убеждение и принуждение в отношении лиц, склонных к совершению преступлений. Эти методы выступают в неразрывном единстве, носят конкретно-исторический, социальный и правовой характер. В оперативно-розыскной профилактике эти методы применяются чаще всего задолго до возникновения уголовно-правовых отношений (в рамках проверки поступившей информации; ведения дел оперативного учета, с целью склонения лиц к отказу от подготавливаемого преступления). Убеждение в оперативно-розыскной профилактике - процесс воздействия на сознание и поведение лиц, включающий мероприятия, направленные на склонение правонарушителей к отказу от подготавливаемых преступлений и преступных намерений. Практика оперативной работы позволяет рекомендовать следующие основные формы применения методов убеждения в оперативной профилактике: а) проведение общепрофилактических и оперативно-розыскных мероприятий, демонстрирующих силу законов и правоохранительной системы; б) индивидуальная разъяснительная и воспитательная беседа оперативного работника с лицами, на которых распространяется действие юридических норм и санкций в связи с фактами их прошлого и настоящего противоправного поведения; в) развитие положительных качеств профилактируемых лиц, переориентирование их на иные жизненные ценности и, в связи с этим, на достижение иных значимых для них результатов через родителей, других членов семьи, иных лиц, пользующихся у них авторитетом; г) убеждение профилактируемых лиц через других сотрудников ОВД в неотвратимости наказания, формирование у них сознательного желания к отказу от антиобщественного (преступного) поведения, склонение к явке с повинной. Принуждение является вспомогательным методом профилактики и представляет собой процесс психического или физического воздействия на сознание и волю, поступки и поведение лиц, состоящих на оперативном учете органов внутренних дел. При этом психическое принуждение направлено на подавление отрицательных волевых устремлений, а в ряде случаев на ломку психологии, привычек, поведения. Физическое принуждение применяется при нарушении профилактируемыми ограничений, установленных санкцией нарушенной нормы права (при определении состава преступления или административного проступка в подготовительных действиях и т.п.) в виде ограничения свободы передвижения, в пределах административного района, и т.п. В одних случаях оперативные сотрудники лично применяют меры принуждения в соответствии с законодательством, в других - выступают инициаторами применения таких мер. Формам профилактического принуждения являются: привод для регистрации; официальное предостережение о недопустимости нарушения законодательства: задержание и доставление в ОВД подозреваемых в совершении правонарушений; установление административного надзора; оформление материалов на ограничение дееспособности; дактилоскопирование[165], фотографирование, использование иных способов фиксации признаков профилактируемого лица (взятие образцов слюны, крови и т.п.)[166]; принудительное направление лица на медицинское освидетельствование; изъятие предметов и документов, являющихся средством преступления; истребование декларации об источниках доходов; запрещение по представлению оперативных служб осужденным лицам занимать определенную должность или заниматься определенной деятельностью, права на которые он лишен по приговору суда; привлечение к административной ответственности; привлечение к уголовной ответственности за подготовительные действия, когда они содержат состав преступления; привлечение к уголовной ответственности за менее тяжкое преступление. Использование иных тактических приемов специального предупреждения регламентируется нормативными актами МВД России. Оперативная разработка Оперативная разработка как форма осуществления оперативно-розыскной деятельности ОВД занимает особое место в решении задач борьбы с преступностью. Необходимость в оперативной разработке обусловливается рядом обстоятельств. 1. Первичная информация, полученная в процессе оперативного поиска, бывает недостаточной для правовой характеристики преступления и лиц, причастных к его совершению. 2. Предварительная проверка первичной информации (по материалам или по делам предварительной оперативной проверки) приближает оперативных сотрудников к необходимому объему сведений о подготавливаемом, совершаемом (совершенном) преступлении, а также лицах, причастных к его подготовке, совершению, либо разыскиваемых преступниках, позволяет на этой основе решить отдельные задачи оперативно-розыскной деятельности по предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, розыску преступников, когда для этого не требуется выполнения комплекса оперативно-розыскных мероприятий. Оперативная разработка, на основе более достоверных, углубленных сведений, полученных часто “изнутри” преступных групп (формирований, сообществ), позволяет: верно оценить характер исследуемых событий; определить степень их общественной опасности; установить круг лиц, занимающихся замаскированной преступной деятельностью (в первую очередь “идейных” вдохновителей-организаторов); определить оптимальные пути достижения целей пресечения, раскрытия преступлений и розыска преступников. В ходе оперативной разработки могут решаться и задачи профилактического характера. Главная же задача оперативной разработки - обнаружение и раскрытие тяжких, замаскированных преступлений, а также розыск преступников, уклоняющихся от дознания, следствия и отбывания назначенного наказания. С помощью оперативной разработки удается проникать в тайны преступников, устанавливать факты и обстоятельства, необходимые для их изобличения, получать информацию, обобщение которой способствует совершенствованию оперативно-розыскной тактики. Оперативная разработка заключается в осуществлении комплекса негласных оперативно-розыскных мероприятий, проводимых при наличии обоснованных данных о признаках подготавливаемых или совершенных (совершаемых) преступлений для их пресечения или раскрытия, а также в отношении скрывшихся преступников для их розыска, когда иным путем достичь указанных целей невозможно либо крайне затруднительно. Оперативная разработка осуществляется в рамках дел оперативной разработки: оперативного, оперативно-поискового и розыскного. Основания заведения и тактические основы их ведения регламентируются ведомственными актами МВД России. Разрешение на осуществление оперативной разработки и ведение дел дают руководители органов внутренних дел, определяемые нормативными актами МВД России. Конечные цели оперативной разработки достигаются последовательным (или параллельным) решением ее основных задач: установлением и документированием преступных действий разрабатываемых; недопущением продолжения преступных действий, разрабатываемых в период осуществления оперативно-розыскных мероприятий; выявлением и устранением причин преступлений и условий, способствующих их совершению; созданием условий для обеспечения возмещения материального ущерба, нанесенного преступными действиями разрабатываемых. Данный перечень задач четко отражает направленность оперативной разработки. В любом случае главным направлением является полное установление преступной деятельности разрабатываемых, кем бы они не были: лицами, подозреваемыми в совершении преступлений, скрывшимися или разыскиваемыми преступниками. Так, установив по оперативно-поисковому делу лицо, виновное в совершении преступления, по факту которого это дело заведено, оперативные работники не должны ограничиваться только мерами, направленными на изобличение данного лица именно в этом преступлении, а должны проверять его причастность к другим преступлениям. Оперативная разработка по розыскному делу также не ограничивается лишь обнаружением скрывшегося преступника: он проверяется на причастность к преступлениям, которые мог совершить в период укрывательства. В свою очередь в ходе оперативной разработки по оперативным делам устанавливается причастность разрабатываемых к ранее совершенным преступлениям, оставшимся нераскрытыми, их связь с лицами, находящимися в розыске, и др. Таким образом, все виды оперативной разработки направлены на решение нескольких задач оперативно-розыскной деятельности: от выявления преступлений и лиц, их совершивших, предотвращения, раскрытия преступлений до розыска преступников. Эффективность же решения указанных задач обеспечивается документированием фактов, действий и иных обстоятельств, представляющих оперативный интерес. Документирование фактов, действий и обстоятельств, представляющих оперативный интерес, по делам оперативного учета Прежде чем говорить о документировании как оперативно-розыскной процедуре необходимо уяснить точный смысл понятия “документирование”. Оно происходит от слова “документировать”, что означает “обосновать документами”[167]. В свою очередь, обосновать - значит подкрепить доказательствами[168]. Доказательства же есть фактические данные об обстоятельствах, имеющих значение для разрешения уголовного либо гражданского дела[169]. Известно, что обязательным элементом документирования является фиксация информации (данных) на материальных носителях. Таким образом, можно сделать вывод, что оперативное документирование - выявление и фиксация на материальных носителях информации, представляющей оперативный интерес, с соблюдением требований, обеспечивающих возможность использования сведений в оперативно-розыскном и уголовном процессе. В связи с этим следует согласиться с мнением о том, что употребляемое в Законе об ОРД словосочетание “документирование оперативно-розыскной деятельности”[170] неточно отражает рассматриваемое тактическое направление теории и практики ОРД. Более адекватно отражает его словосочетание “документирование противоправных (преступных) действий проверяемых и разрабатываемых”. Правовой основой оперативного документирования являются ст.118 УПК РСФСР и ст.10 Закона об ОРД. Документирование преступных действий разрабатываемых лиц подчинено исключительно задачам доказывания по уголовному делу и осуществляется, как правило, в рамках дел оперативного учета. Необходимость оперативного документирования определяется неочевидным, замаскированным, а часто и организованным характером совершения преступлений. Негласный характер документирования обеспечивает успешное собирание фактических данных, способствующих установлению события преступления, совершивших его лиц, и других связанных с ним обстоятельств, а также мест пребывания разыскиваемых. Таким образом, документирование, предмет которого совпадает с предметом процессуального доказывания (ст.68 УПК РСФСР - установление круга участников преступления, места, времени и способа его совершения, характера и размера причиненного ущерба и др.), по существу является процессом “оперативного” доказывания и состоит из двух элементов: 1) выявление фактических данных: об эпизодах (фактах) противоправной деятельности лиц, на которых заведено дело оперативного учета (время, место, способ и др. обстоятельства совершения преступления); о лицах, могущих располагать информацией о подготовке или совершении противоправного деяния; предметах (документах, имуществе), являющихся предметами преступного посягательства, нажитыми преступным путем ценностями, орудиями преступления; обстоятельствах, смягчающих и отягчающих ответственность; характере и размере ущерба, причиненного действиями лиц, на которых заведено дело оперативного учета; причинах и условиях, способствовавших совершению противоправного деяния. Для выявления фактических данных применяется широкий спектр указанных в Законе об ОРД сил, средств и мероприятий. Затем следует убедиться в относимости выявленных данных к предмету доказывания. 2) обеспечение возможности использования фактических данных в ходе процессуального расследования путем: фиксации (закрепления) установленных фактических данных в определенных формах - носителях информации (справки, сообщения, рапорты, сводки, акты, фото-, видеодокументы, аудиозаписи и др.); обеспечения сохранности установленных источников информации и создания возможностей для их процессуального оформления и использования в процессе расследования (фотографирование, копирование, установление негласного наблюдения, оперативное изъятие или перемещение, а также укрытие). Документирование и доказывание имеют сходство в том, что они основываются на фактических данных, свидетельствующих о преступной деятельности разрабатываемых лиц, и преследуют единую цель - борьбу с преступностью. Вместе с тем документирование существенно отличается от доказывания, и это отличие заключается в следующем: документирование преступных действий разрабатываемых проводится негласно, путем применения оперативно-розыскных сил, средств и методов, в то время как доказывание осуществляется гласным путем, производством следственных действий; принятие оперативно-розыскных мер хотя и является прямой обязанностью органов дознания, вытекающей из уголовно-процессуального закона, но их содержание, организация и тактика регламентируются Законом об ОРД, нормативными актами МВД России, а следственные действия - уголовно-процессуальным законом; фактические данные, на основе которых следственным или судебным путем устанавливается общественная опасность деяния, виновность лиц и иные обстоятельства, будут являться доказательствами по уголовному делу (ч.1 ст.69 УПК РСФСР); в свою очередь фактические данные, полученные в результате применения оперативно-розыскных мероприятий, без соответствующего процессуального оформления (закрепления) доказательствами по уголовному делу быть не могут; документирование преступных действий разрабатываемых лиц осуществляется в процессе оперативной разработки как до начала производства по уголовному делу, так и параллельно с последним, тогда как доказывание до возбуждения уголовного дела недопустимо. К оперативному документированию предъявляются требования, соответствующие его характеру: соблюдение законности, конспирация, своевременность и полнота. Учитывая большое значение вещественных доказательств в процессе оперативной разработки, необходимо широко принимать меры, обеспечивающие выявление как можно большего количества предметов и документов, которые при расследовании могут быть доказательствами по уголовному делу. Рассматриваемые мероприятия, как правило, проводятся с привлечением представителей общественности и с использованием специальных технических средств (фотографирование, киносъемка, аудио-, видеозапись), а также негласного нанесения химическими и иными веществами меток на предметы и документы, могущие стать доказательствами по уголовному делу. Результаты документирования по делам оперативных разработок оформляются в виде справок, рапортов, актов, объяснений возможных очевидцев, исследований и т.д. Полученные сведения и документы концентрируются в делах оперативного учета. Содержание производства по делам оперативного учета состоит в осуществлении комплекса различных (в зависимости от фактического основания заведения, а значит и вида дела оперативного учета) оперативно-розыскных мероприятий, организация и тактика которых должны обеспечить решение задач ОРД. Объем и характер проводимых оперативно-розыскных мероприятий определяется фактическими основаниями заведения дела. Так, если оперативное производство осуществляется в целях проверки фактов криминального характера, когда информация о них не является полной либо поступила из ненадежных (не проверенных) источников, либо обладает высокой степенью неопределенности, что не позволяет сделать точный вывод о признаках преступления, то в целях получения необходимой информации используются, как правило, ОРМ, минимально связанные с негласным вторжением в частную жизнь граждан (минимально ограничивающие их конституционные права). В оперативном производстве по фактам криминального характера, свидетельствующим о совершении или подготовке совершения тяжкого или особого тяжкого преступлений, допускается осуществление любых оперативно-розыскных мероприятий, при соблюдении условий, предусмотренных ст.8 и 9 Закона об ОРД. Дела оперативного учета Дела оперативного учета заводятся в соответствии с ч.2 ст.10 Закона об ОРД в целях собирания, систематизации, проверки и оценки результатов ОРД, а также использования полученных результатов для принятия соответствующих решений органом, осуществляющим документирование. Виды дел оперативного учета установленными ведомственными нормативными актами МВД России. Юридические основания заведения дел оперативного учета в органах внутренних дел содержатся в п.1-6 ст.7 Закона об ОРД и являются общими для всех оперативных подразделений ОВД. 1. Наличие возбужденного уголовного дела. 2. Ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения: о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела; событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации; лицах, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда или уклоняющихся от уголовного наказания; лицах, без вести пропавших, и об обнаружении неопознанных трупов. 3. Поручения следователя, органа дознания, указания прокурора или определения суда по уголовным делам, находящимся в производстве. 4. Запросы других органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, по указанным основаниям. 5. Постановление о применении мер безопасности в отношении защищаемых лиц, осуществляемых уполномоченными на то государственными органами в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации. 6. Запросы международных правоохранительных организаций и правоохранительных органов иностранных государств в соответствии с международными договорами РФ. Фактическими основаниями для заведения дел оперативного учета могут послужить ставшие известными органам внутренних дел сведения: о криминальных событиях, классифицируемых по п.2 ч.1 ст.7 Закона об ОРД, когда информация об этих фактах не является полной, поступила из ненадежных (непроверенных) источников и не позволяет сделать точного вывода о признаках преступления, что вызывает необходимость осуществления значительного объема оперативных и иных мероприятий по ее проверке; совершении преступления в условиях неочевидности, когда уголовное дело, возбужденное по этому факту, принятыми следственными действиями и ОРМ не раскрыто, а виновный остался неустановленным; совершении, подготовке конкретным лицом или группой лиц преступления (преступлений), предусмотренных уголовным законом, когда объективная фактическая основа для возбуждения уголовного дела отсутствует либо недостаточна для установления всех обстоятельств расследуемого уголовного дела; о том, что лицо, совершившее преступление, скрывается от органов дознания, следствия, суда или уклоняется от отбывания уголовного наказания. Если в результате оперативной проверки по материалам будет установлен состав преступления, то при наличии доказательств орган дознания или следователь, которому будут направлены материалы, возбуждают уголовное дело. А при их отсутствии оперативный аппарат осуществляет комплекс оперативно-розыскных мероприятий по выявлению законспирировавшихся преступников и документированию их преступной деятельности с целью установления фактических данных (доказательств) для их последующего использования в уголовном процессе. При отсутствии в проверяемом событии криминального характера, проверка по делу (материалу) прекращается. В случае необходимости по ее результатам осуществляются профилактические и иные правовые меры. По делам оперативного учета, заведенным по указанным фактическим основаниям, свидетельствующим о подготовке или совершении преступления(ий) известными лицами, при отсутствии оснований для возбуждения уголовного дела, оперативное производство необходимо для документирования преступной деятельности объектов ОРД, сбора фактических данных, которые после соответствующего процессуального оформления могут быть использованы для подготовки и принятия следственных и судебных решений, проведения последующих оперативно-розыскных мероприятий в порядке, предусмотренном ст.10 Закона об ОРД. Для информационного обеспечения решения задач оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел кроме указанных дел оперативного учета могут заводиться дополнительные накопители информации оперативно-розыскного характера, формы, сроки и порядок ведения которых также установлены ведомственными нормативными актами. Такие досье заводятся по постановлению оперативного сотрудника либо указанию руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность: в целях сбора, систематизации, анализа и использования сведений: на пораженные преступностью или контролируемые организованными группами (сообществами) отрасли производственно-хозяйственной деятельности, предприятия, учреждения, организации вне зависимости от форм собственности; на авторитетов преступной среды и “воров в законе”, а также других лиц, судимых за совершение тяжких и особо тяжких преступлений, по месту нахождения (в местах постоянного проживания, отбывания наказания). Дело оперативного учета представляет собой собрание оперативно-служебных документов (досье), которые, исходя из содержания, можно разделить на четыре следующих блока: 1) постановления, выносимые о заведении дела, его прекращении в случае решения задач ОРД, либо истечения сроков, отведенных на проведение ОРМ, либо установления обстоятельств, свидетельствующих об объективной невозможности решения этих задач; 2) планы, отражающие решение инициатора по направлениям работы по делу в соответствии с выдвинутыми им оперативно-розыскными версиями; планы выполнения отдельных оперативно-розыскных мероприятий, дополнительные планы работы, составляемые при выполнении мероприятий первоначального плана; 3) справки, сводки, сообщения, акты, протоколы и др. документы, отражающие ход и результаты проведения отдельных оперативно-розыскных мероприятий; 4) поручения (указания) следователя, прокурора и суда о проведении тех или иных ОРМ, которые подлежат приобщению к делу оперативного учета и хранятся вместе с другими оперативными материалами, как основания к их осуществлению (прекращению и т.п.). Перед окончанием производства по делу оперативного учета в связи с реализацией его материалов или прекращением все собранные в нем оперативно-служебные документы систематизируются, подшиваются и вносятся в опись. Порядок систематизации оперативно-служебных документов в материалах дел оперативного учета устанавливается нормативными актами, регламентирующими организацию и тактику оперативно-розыскной деятельности в ОВД. Приобщение к уголовному делу негласно добытых документов или их копий, негласной киносъемки или видеозаписи, свидетельствующих о преступных действиях разрабатываемых лиц и не нарушающих принцип конспирации работы оперативного аппарата, производится на основе постановления руководителя органа, осуществляющего ОРД. В этом документе обязательно должно быть указано, что полученные данные (копии, кинопленки или магнитные ленты с записью и др.) добыты в результате осуществления оперативно-розыскных мер, проведенных в соответствии со ст.118 УПК РСФСР и положениями Закона об ОРД (ст.11). Следователь, исходя из доказательственного значения полученных материалов, вправе вынести мотивированное постановление о приобщении их к уголовному делу в качестве вещественных доказательств. По мере необходимости оперативные работники и представители общественности, участвовавшие в документировании преступных действий разрабатываемых лиц, могут быть допрошены в качестве свидетелей. Организация производства по делам оперативного учета начинается с придания материалам, полученным в ходе осуществления оперативно-розыскной деятельности, формы соответствующего дела оперативного учета. Право на придание материалам оперативной проверки формы соответствующего дела оперативного учета принадлежит руководителю органа внутренних дел, ведающего оперативно-розыскной деятельностью (начальник ОВД, его заместитель), который утверждает постановление о заведении такого дела. В постановлении о заведении дела оперативного учета указываются фамилия и должность лица, вынесшего его, дата вынесения постановления, основание для завершения дела и принятое решение. Дела оперативного учета подлежат обязательной регистрации в учетно-регистрационных подразделениях на местах (журналы регистрации дел оперативного учета), а также в ИЦ МВД, ГУВД, УВД субъектов федерации, УВДТ в соответствии с порядком, установленным ведомственными нормативными актами МВД России. Сроки ведения каждого из видов дел оперативного учета также определены нормативными актами МВД России. Режим ведения дел оперативного учета, их передача (пересылка) должны соответствовать правилам ведения секретного делопроизводства. Факт заведения дела оперативного учета не является основанием для ограничения каких-либо конституционных прав и свобод человека и гражданина. Только при наличии информации о признаках подготовки, совершения противоправного деяния, по которому обязательно проведение предварительного следствия; о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших такие противоправные деяния, а также о событиях и действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности РФ, на основании судебного решения или соблюдения других установленных законом процедур (см. ч.2 ст.8 Закона об ОРД) конституционные права на тайну переписки, телефонных разговоров, почтовых и иных отправлений, а также право на неприкосновенность жилища могут быть ограничены. Дела оперативного учета прекращаются по соответствующему постановлению на основании: 1) достижения цели их заведения: выявление, предупреждение, пресечение или раскрытие преступления, а также выявление и установление лиц, его подготавливающих, совершивших или совершающих; установление местонахождения лица, скрывавшегося от органов дознания, следствия, суда, уклоняющегося от уголовного наказания, а также без вести пропавшего. 2) невозможности достижения цели их заведения: неподтверждение данных, на основании которых заведено дело оперативного учета, или отсутствие в них признаков состава преступления; отказ лица, членов преступной группы от совершения подготавливаемого преступления, для пресечения которого было заведено дело оперативного учета, если фактически совершенные ими деяния не содержат состава иного преступления; смерть либо тяжелая и продолжительная болезнь лица, на которого было заведено дело; вступление в силу акта амнистии, если он устраняет применение наказания за преступные деяния лица, на которого было заведено дело оперативного учета. 3) истечение сроков ведения, установленных ведомственными актами МВД России. Дела оперативного учета, заведенные в отношении лиц, виновность которых в совершении преступлений не доказана в установленном законом порядке, должны храниться в течение одного года, а затем могут быть уничтожены, если служебные интересы или правосудие не требуют иного. За три месяца до уничтожения материалов, отражающих результаты оперативно-розыскных мероприятий, осуществленных на основании судебного решения, об этом должен быть уведомлен соответствующий судья (см. ч.6 ст.5 Закона об ОРД). Производство по делам оперативного учета осуществляется под контролем руководителя органа, непосредственно ведущего оперативно-розыскную работу, а также руководителей вышестоящих отраслевых служб либо вышестоящего органа (МВД России, ГУВД-УВД субъектов федерации, УВДТ), имеющих соответствующие полномочия. Контроль может осуществляться в следующих формах: проверка материалов, послуживших основанием для заведения дел оперативного учета; утверждение постановлений и планов по делу оперативного учета; проверка поступающих оперативно-служебных документов и дача указаний о направлениях работы по делу и выполнении соответствующих оперативно-розыскных мероприятий; заслушивание оперативных работников, ведущих производство по делам оперативного учета и др. (см. ст.22 Закона об ОРД). Кроме того, в пределах, предусмотренных ст.21 Закона об ОРД, надзор за производством по делам оперативного учета осуществляют уполномоченные на это прокуроры. § 2. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел Результаты оперативно-розыскной деятельности - это оперативно-розыскные данные (информация, сведения), полученные в процессе использования сил, средств и оперативно-розыскных мероприятий (действий) в сфере и инфраструктуре преступности, т.е. фактические данные, устанавливающие обстоятельства, связанные с подготавливаемым или совершенным преступлением, розыском лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от исполнения наказания и без вести пропавших. Они могут содержаться в оперативно-служебных документах, фиксирующих ход оперативно-розыскных мероприятий и составляемых в соответствии с ведомственными нормативными актами; в материалах фото-, киносъемки, в звуко-, видеозаписях, произведенных в процессе оперативных мероприятий; в сообщениях конфиденциальных источников. Показания допрошенных в качестве свидетелей лиц, проводивших оперативно-розыскные мероприятия или принимавших в них участие, надлежит считать уголовно-процессуальными доказательствами (при условии их относимости к делу). Правовой основой использования результатов оперативно-розыскной деятельности являются уголовно-процессуальный закон, Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности” (ст.11), нормативные правовые акты федеральных органов государственной власти, регулирующие отношения в сфере осуществления оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной деятельности[171]. Результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть использованы: 1) для подготовки и осуществления следственных и судебных действий; 2) как повод и основание для возбуждения уголовного дела; 3) для доказываний по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации; 4) проведения оперативно-розыскных мероприятий по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, выявлению и установлению лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших, а также для розыска лиц, скрывшихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от исполнения наказания и без вести пропавших; 5) при решении вопроса: о допуске к сведениям, составляющим государственную тайну, допуске к работам, связанным с эксплуатацией объектов, представляющих повышенную опасность для жизни и здоровья людей, а также для окружающей среды, допуске к участию в оперативно-розыскной деятельности или доступе к материалам, полученным в результате ее осуществления, установлении или поддержании с лицом отношений сотрудничества при подготовке и проведении оперативно-розыскных мероприятий, выдаче разрешений на частную детективную и охранную деятельность; 6) для обеспечения безопасности органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Анализ получаемой в ходе оперативно-розыскной деятельности информации позволяет разделить ее на стратегическую и тактическую. Первая (стратегическая) информация позволяет определить тенденции развития противоправной деятельности (в т.ч. распределение по регионам страны, межгосударственный характер, изменение по видам и направленности, поражению различных слоев и категорий населения и другие элементы инфраструктуры), вторая (тактическая) - содержит сведения о конкретных лицах, преступных группировках, событиях, подлежащих изучению, проверке и использованию. В свою очередь оперативная информация тактического характера традиционно подразделяется на следующие виды: 1) имеющая непосредственное доказательственное значение (фактические данные); 2) носящая вспомогательный характер (указывает на возможные источники фактических данных, служит для выбора организационных и тактических приемов проведения следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий). Результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть получены в ходе оперативного поиска, а также в рамках конкретного дела оперативного учета и зафиксированы в различных оперативно-служебных материалах: в рапортах (справках) сотрудника оперативного подразделения, осуществляющего оперативно-розыскные мероприятия; в сообщениях лиц, оказывающих помощь на конфиденциальной основе; в заключениях (справках) специалистов; в документах, истребованных и полученных оперативным сотрудником у юридических, должностных и физических лиц; в разнообразных материальных носителях информации (фото-, киносъемки, видео-, аудиозаписи, магнитные и лазерные диски, слепки и др.), произведенных в процессе оперативно-розыскных мероприятий, а также изъятых в ходе их осуществления. Разделение результатов оперативно-розыскной деятельности на виды послужило основой для различных вариантов их использования в оперативно-служебной и процессуальной деятельности: во-первых, правовая природа оперативно-розыскной информации указывает на необходимость ее использования прежде всего в сфере оперативно-розыскной деятельности, что вполне закономерно, т.к. содержание полученных сведений может потребовать дополнительных данных, указывать на необходимость проведения других ОРМ (см. ч.1 ст.11 Закона об ОРД); во-вторых, оперативно-розыскные сведения тактического характера могут быть использованы как фактические данные в уголовном процессе. Таким образом, указание закона на то, что результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть использованы при проведении оперативно-розыскных и уголовно-процессуальных действий, нужно рассматривать как общее дозволение. Применительно к следственным и судебным действиям сама возможность и пределы использования результатов оперативно-розыскной деятельности определяются уголовно-процессуальным законом, поскольку именно в нем регламентированы основания производства соответствующих следственных и судебных действий. Результаты ОРД могут служить основой для всех видов доказательств, создавать условия и предпосылки для их установления[172]. В уголовном судопроизводстве в первую очередь интересна та информация, которая содержит сведения доказательственного значения. Из оперативных служб она поступает разными путями: в ходе ознакомления с делом оперативного учета, из рапортов оперативных сотрудников, справок, сопроводительных писем и т.п. Для использования ее в уголовном судопроизводстве необходимо, чтобы она была оформлена в соответствии с требованиями закона. На этапе подготовки к проведению следственных действий оперативно-розыскная информация имеет важное значение преимущественно в организационно-тактическом аспекте: с ее помощью орган дознания, следователь могут наиболее оптимально определить время, место, участников производства следственного действия, привлечь необходимые научно-технические и транспортные средства, конкретных специалистов, оперативных работников для оказания содействия, правильно спланировать выбор и последовательность тактических приемов проведения следственных действий. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности на этом этапе ничем, кроме необходимости обеспечить соблюдение правил конспирации, не ограничено. Здесь необходимо сделать оговорку, касающуюся использования в сфере уголовного процесса результатов оперативно-розыскной деятельности, которые ст.12 Закона об ОРД относит к государственной тайне. Первое. Результаты ОРД, полученные с использованием гласных сил, средств и приемов (действий), не могут быть отнесены к государственной тайне. Второе. Результаты, полученные при проведении некоторых оперативно-розыскных мероприятий, не подлежат оглашению только на этапе ведения дела оперативного учета. После его реализации сведения, представленные органу дознания, следователю для использования в уголовном процессе, по постановлению руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, расконспирируются и перестают носить негласный характер. Третье. Часть результатов оперативно-розыскной деятельности, даже после завершения производства по делам оперативного учета, не подлежит приданию гласности как составляющая государственную тайну. Их расконспирация в соответствии с ч.2 ст.12 Закона об ОРД допускается с письменного согласия соответствующих лиц и в случаях, предусмотренных федеральными законами. Под использованием результатов оперативно-розыскной деятельности для осуществления следственных действий понимается возможность учета названных результатов: а) при принятии решения о производстве этих действий, б) при непосредственном их проведении. Принципиальная возможность использования оперативно-розыскной информации при принятии решения о проведении следственных действий заложена в самом уголовно-процессуальном законодательстве. При конструировании оснований производства следственных действий законодатель исходит из того, что основанием для проведения любого следственного действия (а значит, и для принятия решения об этом) является совокупность фактических данных, указывающих на возможность достижения определенных целей, получения новых сведений об обстоятельствах, имеющих значение для дела. Некоторые следственные действия (например, очная ставка) проводятся только на основании фактических данных (доказательств), содержащихся в уголовном деле. Основанием проведения других следственных действий может служить совокупность доказательств и фактических данных, почерпнутых из оперативно-розыскных источников. Так, в соответствии со ст.168 УПК РСФСР обыск производится при наличии “достаточных оснований полагать”, что в определенном месте находятся объекты, имеющие значение для дела, т.е. закон не связывает проведение обыска с наличием исключительно доказательств. Оперативно-розыскные данные могут дополнять имеющуюся совокупность процессуальных сведений о нахождении в определенном помещении или месте, у какого-либо лица объектов, устанавливающих обстоятельства, подлежащие доказыванию по делу. Если, например, задержанный за кражу на допросе показал, что он приезжий, постоянно в городе не проживает, временно остановился у знакомых, то оснований для производства обыска в квартире знакомых в данном случае недостаточно. При получении же не вызывающего сомнений в достоверности сообщения конфиденциального источника о том, что задержанный совершил ряд краж и похищенное находится в помещении, где он временно проживает, эти совокупные фактические данные (процессуальные и оперативно-розыскные) являются достаточными для принятия решения о производстве обыска. Таким образом, оперативно-розыскная информация, дающая достаточные основания полагать, что в каком-либо помещении (ином месте) или у какого-либо лица находятся орудия преступления, предметы и ценности, добытые преступным путем, а также другие объекты, могущие иметь значение для дела, служит основанием для производства обыска, если такая информация соответствует (не противоречит) установленным по делу обстоятельствам и не вызывает сомнений в достоверности. Аналогично оперативно-розыскная информация может использоваться для принятия решения о производстве осмотра, назначения экспертизы, получения образцов для сравнительного исследования и некоторых других следственных действий. Применительно к такому следственному действию, как задержание подозреваемого, в качестве иных сведений, дающих основания подозревать лицо в совершении преступления, наряду с доказательствами, рассматриваются и полученные в ходе оперативно-розыскной деятельности[173]. Таким же образом оперативно-розыскная информация о намерении противодействовать расследованию, в т.ч. путем уклонения от дознания и следствия, может быть использована для принятия решения об избрании или изменении меры пресечения. Вызов и допрос свидетеля могут осуществляться на основе одних лишь оперативно-розыскных данных, поскольку уголовно-процессуальный закон практически не ограничивает круг лиц, могущих быть свидетелями по делу, и не устанавливает каких-либо оснований для их вызова. Поэтому если соображения конспирации не препятствуют вызову на допрос в качестве свидетеля лица, об осведомленности которого в обстоятельствах дела сообщил конфиденциальный источник, такой вызов и допрос не противоречат уголовно-процессуальным нормам, а значит, допустимы. Использование оперативно-розыскных данных непосредственно при проведении следственных действий носит в основном тактический характер. На базе оперативной информации в процессе следственных действий могут приниматься промежуточные решения, не требующие оформления в виде специального постановления (например, решение о производстве личного обыска лица, зашедшего в помещение, в котором производятся обыск или выемка). Часть 1 ст.11 Закона об ОРД декларирует юридическую возможность использования результатов оперативно-розыскной деятельности для подготовки и осуществления не только следственных, но и судебных действий. К последним относятся традиционно понимаемые процессуальные действия, проводимые в рамках судебного следствия. В связи с этим на них распространяются приведенные выше положения, относящиеся к следственным действиям. Однако использование результатов оперативно-розыскной деятельности на стадии рассмотрения уголовного дела в суде весьма ограничено, случаев представления оперативно-розыскной информации в суд фактически не бывает. В то же время практика порождает нестандартные ситуации, не всегда “вписывающиеся” в правовые нормы. Рассмотрим только два примера. Так, в выездном судебном заседании (в клубе населенного пункта) слушалось дело по незаконному производству аборта (ст.123 УК РФ). В период предварительного следствия не был обнаружен имеющий значение вещественного доказательства медицинский шприц, при помощи которого, по версии следователя, были совершены действия, инкриминируемые подсудимой. В процессе судебного слушания, которое “всколыхнуло общественность”, в адрес государственного обвинителя и судьи от присутствующих в зале граждан поступила неофициальная информация о месте нахождения этого шприца. Направление уголовного дела на дополнительное расследование (ст.258 УПК РСФСР) вряд ли бы привело к обнаружению вещественного доказательства, т.к. оно могло быть перепрятано либо уничтожено. По нормам УПК в рамках судебного следствия суд в этой ситуации лишен правовой возможности направить в адрес органов дознания отдельное поручение для осуществления оперативно-розыскных мероприятий. Суд оказался в тупике. По другому уголовному делу о разбойных нападениях на граждан, которые подсудимый совершал в камуфляжной одежде, не обнаруженной в ходе предварительного следствия, но имеющей доказательственное значение, в ходе судебного следствия подсудимый неожиданно изъявил желание указать ее место нахождения. Сложилась ситуация, аналогичная приведенной в первом примере. Выход, вместе с тем, был найден. В обоих случаях начальники отделов внутренних дел действовали верно, на основании ст.11 Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности” и п.2 Межведомственной инструкции “О порядке предоставления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд” от 13 мая 1998 г.. По их постановлениям суды в закрытых судебных заседаниях санкционировали проведение обследований помещений (жилищ), где предположительно находились ранее названные предметы (медицинский шприц и камуфляжная одежда). Проведя соответствующие оперативно-розыскные мероприятия (ОРМ), сотрудники ОВД обнаружили искомые вещественные доказательства и представили их в судебные заседания вместе со служебными документами (актами) об осуществлении ОРМ. На основании положений УПК данные акты, также как и свидетельские показания участников ОРМ, наряду с другими доказательствами были использованы для обоснования вины подсудимых (осужденных) в текстах приговоров[174]. При расширительном толковании понятия “судебные действия” непроцессуальные (оперативные) сведения могут быть учтены судом при решении вопроса об изменении меры пресечения подсудимому (например, при обнаружении оперативным путем фактов противодействия подсудимых в установлении истины). Кроме того результаты оперативно-розыскных мероприятий, осуществляемых по розыскному делу для установления местонахождения без вести пропавшего лица, могут быть использованы судом при принятии решения о признании гражданина безвестно отсутствующим (в порядке ст.42 ГК РФ) или объявлении его умершим (в порядке ст.45 ГК РФ). Результаты оперативно-розыскной деятельности, выразившиеся в непосредственном обнаружении признаков преступления, могут служить поводом к возбуждению уголовного дела. Закон об ОРД дополняет в этой части п.6 ст.108 УПК РСФСР, в которой речь идет об обнаружении признаков преступления властными участниками уголовного процесса. Здесь же они обнаруживают признаки преступления, в т.ч. опосредованно: в результате получения конфиденциальной информации. Особенность непосредственного обнаружения признаков преступления как повода к возбуждению уголовного дела заключается в том, что к моменту составления рапорта совокупность фактических данных, указывающих на признаки преступления, достаточна для возбуждения уголовного дела и не требует проверки в порядке ст.109 УПК РСФСР. В тех случаях, когда орган дознания, наделенный правом осуществления оперативно-розыскной деятельности, в процессе ее проведения обнаруживает признаки преступления, то он вправе, при наличии на то оснований, самостоятельно возбудить уголовное дело, не дожидаясь поступления информации от иного источника. Поскольку первичный источник информации о преступлении подлежит регистрации, результаты оперативно-розыскной деятельности, содержащие сведения о признаках преступления, должны быть обобщены в отдельном рапорте сотрудника, непосредственно проводившего оперативно-розыскную деятельность, адресованном начальнику органа дознания. Когда органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, направляют фактические данные, полученные оперативным путем, следователю или прокурору с обобщающим рапортом или служебной запиской, такие источники сведений о преступлении надлежит рассматривать в качестве сообщений должностных лиц (п.3 ст.108 УПК РСФСР). Рапорт или служебная записка регистрируются в установленном порядке. При необходимости поступившая следователю или прокурору информация проверяется в порядке ст.109 УПК РСФСР. Предписание ч.2 ст.11 Закона об ОРД о том, что результаты оперативно-розыскной деятельности могут служить основанием для возбуждения уголовного дела, вполне согласуется с уголовно-процессуальным законом (ч.2 ст.108 УПК РСФСР), в котором обоснованность возбуждения дела связывается с наличием достаточных данных, указывающих на признаки преступления. Юридическая природа этих данных (доказательства; оперативно-розыскная информация; сведения, полученные в ходе административной деятельности органов внутренних дел) законом не определена. На основе оперативных сведений орган дознания, как правило, возбуждает дела об экономических преступлениях, о преступлениях, связанных с наркотиками, и некоторых других, носящих латентный характер. Результаты оперативно-розыскной деятельности должны быть достаточны для вывода о наличии в деянии признаков преступления. Поэтому полноценное основание для возбуждения уголовного дела, как правило, образует совокупность оперативно-розыскных данных. При возбуждении уголовного дела органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, подобная совокупность может состоять из фактических данных, впоследствии приобретающих статус доказательств по делу, так и из тех (сообщения конфиденциальных источников), которые не легализируются и в уголовном деле не фигурируют. При оценке законности и обоснованности решения о возбуждении уголовного дела прокурор обязан учитывать всю совокупность имеющихся данных. Действующее законодательство не исключает возможность возбуждения органом дознания уголовного дела по результатам собственной оперативно-розыскной деятельности, зафиксированным исключительно в сообщениях конфиденциальных источников. Однако нужно стремиться (практически это выполнимо) к приобщению к первичным материалам сведений, подлежащих гласному использованию. Если уголовное дело возбуждается следователем или прокурором, то в качестве оснований для принятия решения выступают те оперативно-розыскные данные, которые можно подвергнуть официальной проверке. Под представлением результатов оперативно-розыскной деятельности в орган дознания, следователю или в суд, в производстве которого находится уголовное дело, следует понимать их передачу (направление) в эти органы в порядке ч.2 ст.70 УПК РСФСР для использования в качестве доказательств по делам, находящимся в их производстве. Согласно этой статье доказательства могут быть представлены широким кругом участников уголовного процесса, а также любыми гражданами, предприятиями, учреждениями и организациями. Уголовно-процессуальный закон не содержит препятствий для представления органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, ее результатов в орган дознания, следователю или в суд (т.е. в те органы, которые занимаются процессуальным производством в соответствии с положениями УПК). Порядок представления доказательств (предметов, документов) уголовно-процессуальным законом не установлен. Он регламентируется Межведомственной инструкцией о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд, утвержденной совместным Приказом ФСНП, ФСБ, МВД, ФСО, ГТК и СВР РФ от 13 мая 1998 г., согласованной с Генеральной прокуратурой Российской Федерации и зарегистрированной в Министерстве юстиции 3 сентября 1998 г. Результаты ОРД, представляемые органу дознания, следователю, прокурору или в суд, должны отвечать следующим требованиям: - сведения, содержащиеся в представляемых результатах, должны позволять сделать вывод о наличии события и его противоправности; - результаты ОРД, представляемые для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, должны содержать достаточные данные, указывающие на признаки преступления, а именно, сведения о том, где, когда, какие признаки и какого именно преступления обнаружены, при каких обстоятельствах имело место обнаружение признаков преступления, сведения о лице (лицах), его совершившем (если оно известно), очевидцах преступления (если они известны), о местонахождении следов преступления, документов и предметов, которые могут стать вещественными доказательствами, о любых других фактах и обстоятельствах, имеющих значение для решения вопроса о возбуждении уголовного дела; - результаты ОРД, представляемые для подготовки и осуществления следственных и судебных действий, должны содержать сведения о лицах, скрывающихся от органов расследования и суда, о возможных источниках доказательств, лицах, которым известны обстоятельства и факты, имеющие значение для уголовного дела, о местонахождении орудий и средств совершения преступления, денег и ценностей, нажитых преступным путем, предметах и документах, связанных с обстоятельствами предмета доказывания, и о других фактах и обстоятельствах, позволяющих определить объем и последовательность проведения следственных действий, выбрать наиболее эффективную тактику их производства, выработать оптимальную методику расследования по конкретному уголовному делу; - результаты ОРД, представляемые для использования в доказывании по уголовным делам, должны удовлетворять требованиям уголовно-процессуального законодательства, предъявляемым к доказательствам в целом, к соответствующим видам доказательств, и содержать сведения, имеющие значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, указания на источник получения предполагаемого доказательства или предмета, который может стать доказательством, а также данные, позволяющие проверить в условиях судопроизводства доказательства, сформированные на их основе. Несоблюдение указанных условий не только влечет ответственность должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, но и влияет на условия уголовного судопроизводства, потому что проблема допустимости доказательств, используемых в уголовном судопроизводстве, приобрела за последние годы актуальное значение. Это обусловлено закреплением в ст.50 Конституции РФ положения о том, что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона, дополнением ч.3 ст.69 Уголовно-процессуального кодекса следующим положением: доказательства, полученные с нарушением закона, дополнением ч.3 ст.69 Уголовно-процессуального кодекса следующим положением: доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут положены в основу обвинения, а также использованы для доказывания обстоятельств, перечисленных в ст.68 УПК РСФСР. В соответствии с уголовно-процессуальным законом допустимыми признаются следующие доказательства: полученные из предусмотренных законом источников; собранные уполномоченными на то законом лицами, полученные с точным соблюдением процессуальных правил; документально правильно оформленные. Уголовно-процессуальный закон (ст.70) предусматривает исчерпывающий перечень способов доказательств: производство следственных действий; истребование предметов и документов; требование о восстановлении бухгалтерского учета за счет собственных средств, производстве ревизий, документальных проверок; представление доказательств любыми лицами. Следует отметить, что до недавних пор суды достаточно терпимо относились к следственной и оперативно-розыскной практике, когда информации, полученная способом, не указанным в ст.70 УПК РСФСР, признавалась доказательством, это относилось к сведениям, зафиксированным в разного рода протоколах - “протоколе изъятия”, “протоколе добровольной выдачи”, “протоколе доставления” и т.п. В настоящее время подобные “процессуальные суррогаты” суды признают недопустимыми в доказывании по уголовным делам. Предпринимаемые некоторыми практическими работниками попытки получения доказательств способом, не регламентируемым законом, отвергаются судами. Сотрудник оперативного подразделения при выявлении лиц, располагающих сведениями о преступных действиях разрабатываемых, должен учитывать и принцип свидетельского иммунитета, впервые введенного в уголовный процесс на основании ч.1 ст.51 Конституции РФ, которой установлено, что никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется Федеральным законом. Причем Федеральный закон может устанавливать и иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания. К близким родственникам в соответствии с п.9 ст.34 УПК РСФСР относятся родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дедушка, бабушка, внуки, а также супруг. Перед допросом указанных лиц следователь (лицо, осуществляющее дознание) обязан разъяснить им право не давать показаний, которые могут быть использованы в доказывании виновности их родственников либо в изобличении самого себя в совершении преступления. Таким образом, если оперативный сотрудник не учтет этих положений законодательства, то полученные сведения могут быть признаны юридически ничтожными и потерять доказательственную силу. Представление результатов ОРД органу дознания, следователю или в суд осуществляется на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность в соответствии с ч.3 ст.11 Закона об ОРД. При подготовке материалов для представления необходимо учитывать, что сведения об используемых или использованных при проведении негласных оперативно-розыскных мероприятий силах, средствах, источниках, методах, планах и результатах оперативно-розыскной деятельности, лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках и о лицах, оказывающих (оказывавших) им содействие на конфиденциальной основе, а также об организации и тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий составляют государственную тайну. Представление результатов включает в себя три фазы: вынесение руководителем органа, осуществляющего ОРД, постановления о представлении результатов ОРД органу дознания, следователю, прокурору или в суд; вынесение, при необходимости, постановления о рассекречивании отдельных оперативно-служебных документов, содержащих государственную тайну; оформление сопроводительных документов и фактическую передачу материалов (пересылка по почте, передача с нарочным и т.п.). Возможность представления результатов ОРД, содержащих сведения об организации и тактике проведения ОТМ, используемых технических средствах, штатных негласных сотрудниках оперативно-технических и оперативно-поисковых подразделений, в каждом конкретном случае должна согласовываться с исполнителями соответствующих мероприятий. Постановление о представлении результатов ОРД органу дознания, прокурору или в суд состоит из трех частей: вводной, описательной и резолютивной. Вводная часть включает в себя наименование документа, место и время его вынесения, фамилию, имя, отчество, должность и звание (воинское, специальное) руководителя органа, осуществляющего ОРД, а также основания вынесения данного постановления. В описательной части постановления указывается, в результате какого ОРМ получены материалы и какие именно, для каких целей они представляются (использования в качестве поводов и оснований для возбуждения уголовного дела, подготовки и осуществления следственных и судебных действий, использования в доказывании по уголовным делам), когда и кем санкционировалось конкретное ОРМ, наличие судебного решения на его проведение. Описательная часть постановления заканчивается ссылкой на соответствующую часть ст.11 и ч.4 ст.12 Закона об ОРД. В резолютивной части постановления формулируется решение руководителя органа о направлении оперативно-служебных документов, отражающих результаты ОРД. Здесь же подробно перечисляются подлежащие направлению конкретные документы. В случае необходимости одновременно с постановлением готовится план мероприятий по защите сведений об органах, осуществляющих ОРД, и безопасности непосредственных участников ОРМ. Постановление о представлении результатов ОРД подготавливается в одном экземпляре, подписывается руководителем органа и приобщается к материалам дела оперативного учета или соответствующего номенклатурного дела. Результаты ОРД могут представляться в виде обобщенного официального сообщения (справки-меморандума), подлинников либо копий[175] соответствующих оперативно-служебных документов. Представляемые материалы должна сопровождать информация о времени, месте и обстоятельствах изъятия в ходе оперативно-розыскной деятельности предметов и документов, получения видео- и аудиозаписей, кино- и фотоматериалов, копий и слепков, должно быть приведено описание индивидуальных признаков указанных предметов и документов. В случаях, не терпящих отлагательства и могущих привести к совершению тяжкого преступления, а также при наличии сведений об угрозе государственной, военной, экономической и экологической безопасности Российской Федерации, результаты ОРД представляются органу дознания, следователю, прокурору или в суд незамедлительно. При этом оперативное подразделение в соответствии со ст.114 УПК РСФСР обязано принять меры к предотвращению или пресечению преступления, а равно к закреплению следов преступления. Результаты ОРД не представляются упомянутым субъектам процессуальных отношений: если невозможно обеспечить безопасность субъектов (участников) оперативно-розыскной деятельности в связи с представлением и использованием данных результатов в уголовном процессе; если их использование в уголовном процессе создает реальную возможность расшифровки (разглашения) сведений об используемых или использованных при проведении негласных оперативно-розыскных мероприятий силах, средствах, источниках, методах, планах и результатах оперативно-розыскной деятельности, о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках и лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, а также об организации и тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий, отнесенных законом к государственной тайне (кроме случаев, когда указанные сведения предаются гласности в порядке, установленном Законом об ОРД). Решение о непредставлении результатов ОРД по указанным мотивам оформляется постановлением руководителя органа, осуществляющего ОРД, и приобщается к материалам дела оперативного учета или соответствующего номенклатурного дела. О принятом решении уведомляется инициатор запроса. Обязанности и порядок реагирования органа дознания, следователя или суда на представление им оперативных материалов органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, законом не установлено. Однако содержание ч.2 ст.70, 118 УПК РСФСР и ст.11 Закона об ОРД позволяют предположить, что в случае представления органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, каких-либо оперативных материалов для использования в доказывании по уголовному делу, следователь (орган дознания, суд) обязан принять представленные материалы либо мотивированно отказать в этом. Без официального реагирования постановление о представлении результатов оперативно-розыскной деятельности оставаться не должно. Принятие представленных оперативных материалов может быть оформлено протоколом, в котором без обязательного приглашения каких-либо посторонних граждан (понятых) фиксируются обстоятельства и факт принятия предметов, документов и их краткое описание. В дальнейшем представленные материалы используются в соответствии с нормами УПК. Если дознаватель, следователь или судья как процессуально самостоятельные и независимые субъекты не считают представленные материалы относящимися к делу, они вправе отказать в их принятии путем вынесения мотивированного постановления по аналогии с правилами отказа в удовлетворении ходатайств. Порядок принятия представленных материалов может быть упрощен, если представляемые предметы и документы получены в ходе оперативно-розыскных мероприятий, проводимых по поручению следователя (органа дознания, суда). Составления в данном случае специальных протоколов не требуется. Если на проведение оперативно-розыскного мероприятия было получено в установленном порядке разрешение суда, то результаты оперативно-розыскной деятельности представляются вместе с соответствующим судебным постановлением. В тех случаях, когда властные участники уголовного процесса информируются о результатах оперативно-розыскной деятельности для использования их в тактических или иных целях, но не в качестве средств доказывания, такая передача сведений не может рассматриваться в качестве представления их в соответствии с ч.2 ст.70 УПК РСФСР и ч.2 ст.11 Закона об ОРД. Пленум Верховного Суда РФ (см. п.14 его постановления от 31 октября 1995 г. № 8 “О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия”[176]) определил, что “результаты оперативно-розыскных мероприятий, связанных с ограничением конституционного права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также с проникновением в жилище против воли проживающих в нем лиц (кроме случаев, установленных федеральным законом), могут быть использованы в качестве доказательств по делам, лишь когда они получены по разрешению суда на проведение таких мероприятий и проверены следственными органами в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством”. Из разъяснения Пленума следует, что результаты оперативно-розыскных мероприятий могут быть, наряду с другими доказательствами, положены в основу обвинительного приговора лишь после их проверки. Вместе с тем к материалам уголовного дела они могут приобщаться, а также подвергаться проверке и оценке и на начальном этапе расследования. Постановление суда о даче разрешения на проведение оперативно-розыскных мероприятий должно представляться следователю вместе с теми их результатами, которые органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, предполагают использовать в доказывании. Результаты оперативно-розыскных мероприятий могут использоваться в доказывании в качестве вещественных доказательств или иных документов. Понятие доказательств, сформулированное в ст.69 УПК РСФСР, несмотря на закрытый перечень видов (источников) доказательств, универсально, поскольку “вещественные доказательства” и “иные документы” являются относительно определенными видами доказательств. Анализ ст.83 и 88 УПК РСФСР позволяет признать, что вещественным доказательством либо иным документом может быть широкий круг предметов и документов, в т.ч. и полученных в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий. Результаты гласных оперативно-розыскных мероприятий в виде предметов и документов представляются следователю в порядке ст.70 УПК РСФСР беспрепятственно. Нет в законе запрета и на представление следователю результатов негласных оперативно-розыскных мероприятий, проведенных в установленном порядке и зафиксированных с помощью видео- и аудиозаписи, фотосъемки или иным законным путем, когда это не противоречит конспирации приемов их получения. Когда результаты оперативно-розыскных мероприятий имеют признаки вещественных доказательств, они выступают непосредственными носителями фактических данных и в этом качестве подлежат проверке и оценке. Сведения о лицах и обстоятельствах получения этих вещественных доказательств могут востребоваться лишь в случаях, если есть достаточные основания полагать, что в процессе оперативно-розыскных мероприятий были нарушены охраняемые законом права граждан. Например, если были засняты на видеопленку или сфотографированы преступные действия, происходившие в общедоступном месте или в месте и помещении, вторжение в которое не требует специального разрешения, либо такое разрешение было получено, то информация о лицах, производивших видеозапись или фотографирование, и об обстоятельствах их производства выходит за пределы исследования по делу. Достоверность представленных материалов может быть проверена путем проведения соответствующих следственных действий (назначения криминалистических экспертиз, допроса лиц, запечатленных на пленке или на фотографиях, осмотром местности или помещения, изображенных на указанных объектах). Если при проверке результатов оперативно-розыскной деятельности будет установлено, что их получение привело к незаконному ограничению конституционных прав граждан, то содержащиеся в них сведения не могут быть использованы в доказывании. Сведения о совершенном преступлении могут содержаться в различных документах, составляемых при проведении гласных оперативно-розыскных мероприятий, а также в протоколах изъятия предметов и материалов, проводимого в соответствии с п.1 ст.15 Закона об ОРД. К уголовному делу такие письменные материалы приобщаются в качестве иных документов. Формально “иными документами” могут считаться справки органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, с изложением прямых или обобщенных сведений, содержащихся в делах оперативного учета (например, о принадлежности того или иного лица к организованной преступной группе). Однако их доказательственное значение практически ничтожно, поскольку часто не поддается проверке достоверность представленных сведений. Результаты оперативно-розыскной деятельности могут отражаться в рапортах, объяснениях лиц, производивших оперативные мероприятия. Показания этих лиц, допрошенных в качестве свидетелей, оцениваются органом дознания, следователем, судом по внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении обстоятельств дела в совокупности. Такие показания не имеют заранее установленной силы и преимуществ перед показаниями других лиц, однако не могут быть отвергнуты по мотивам одной лишь профессиональной заинтересованности в исходе дела. Лекция 8. Контроль и надзор за осуществлением оперативно-розыскной деятельности § 1. Общие положения контроля и надзора за оперативно-розыскной деятельностью органов внутренних дел Планомерная деятельность какой-либо системы, созданной для достижения социально значимых целей, требует непременного атрибута любого управленческого цикла - контроля за реализацией нормативно-установленного порядка ее осуществления для достижения решаемых задач. В связи с этим важное значение приобретает контроль за осуществлением одного из наиболее напряженных видов правоохранительной деятельности - оперативно-розыскной. Определенные формы контроля и надзора за ОРД осуществлялись и ранее. Однако до приобретения легитимности этой формы непроцессуальной деятельности в федеральное законодательство контроль и надзор за ОРД были установлены закрытыми партийными документами и ведомственными актами, ограничивающими конституционные права и свободы гражданина и человека. В соответствии с положениями Закона об ОРД контроль и надзор за оперативно-розыскной деятельностью органов внутренних дел в пределах полномочий, определяемых Конституцией РФ, федеральными законами (ст.20) осуществляют: Президент Российской Федерации; Федеральное Собрание; Правительство Российской Федерации; Генеральный прокурор Российской Федерации и уполномоченные им прокуроры (ст.21); руководители органов и подразделений внутренних дел, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность (ст.22). Закрепление на законодательном уровне различных форм контроля за осуществлением оперативно-розыскной деятельности свидетельствует о ее конституционном характере. Президент как глава государства на основе конституционных норм (см. ст.80, 85) обладает всей полнотой власти по охране суверенитета РФ, ее независимости, государственной целостности, прав и свобод человека и гражданина. По его указанию разрабатывается, а после утверждения под его контролем реализуется Федеральная программа по борьбе с преступностью, содержащая и меры оперативно-розыскного характера. Обеспечивая согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти, Президент вносит законопроекты в Государственную Думу, подписывает и обнародует федеральные законы, издает указы и распоряжения, которые обязательны для исполнения на всей территории страны[177]. Кроме того, Президент, пользуясь своими полномочиями, вправе отклонить закон, который не соответствует конституционным нормам России или международным стандартам[178]. Необходимые правовые документы, аналитический материал по этим вопросам готовит для него аппарат Администрации Президента. Контрольные функции Президента за ОРД проявляются и в том, что он подписывает международные договоры по участию России в борьбе с преступностью (см. ст.86 Конституции РФ). Президент, по предложению Председателя Правительства, назначает на должности и освобождает от должности руководителей правоохранительных ведомств, осуществляющих ОРД, а также формирует и возглавляет Совет Безопасности РФ, решающий проблемы обеспечения безопасности страны, в т.ч. оперативно-розыскными мерами. Президент в рамках мер контроля за действиями правоохранительных органов вправе лично заслушать их руководителей по любым направлениям деятельности, включая и оперативно-розыскную. По его личному запросу указанные ведомства обязаны предоставить любые документы и сведения, даже если они составляют государственную тайну. Федеральное Собрание в соответствии со ст.20 Закона об ОРД наделяются правом парламентского контроля за оперативно-розыскной деятельностью, который оно осуществляет на основании ст.101-104 Конституции РФ. Контрольные функции Федерального Собрания реализуются через соответствующие постоянные комитеты и комиссии в составе палат Совета Федерации и Государственной Думы, проводящие по этим вопросам парламентские слушания согласно принятому каждой палатой регламенту. Совету Федерации, его членам и депутатам Государственной Думы принадлежит право законодательной инициативы. На основе этого они участвуют в работе по подготовке законопроектов, регламентирующих оперативно-розыскную деятельность в целом и отдельных ее направлений. В рабочие группы комиссий и комитетов, создаваемые Федеральным Собранием для подготовки указанных решений, входят депутаты - представители органов уголовной юстиции, юристы и другие специалисты в области ОРД, что позволяет им квалифицированно рассматривать обоснования соответствующих законопроектов и таким образом контролировать деятельность субъектов оперативно-розыскной деятельности. Кроме того, Счетная палата, образуемая Советом Федерации и Государственной Думой, для осуществления контроля за исполнением федерального бюджета, контролирует и порядок расходования средств, выделяемых на ОРД. Вместе с этим Совет Федерации и Государственная Дума вправе заслушивать отчеты руководителей правоохранительных органов, осуществляющих ОРД. Правительство Российской Федерации на основании ст.110-114 Конституции РФ является самостоятельным субъектом контроля за оперативно-розыскной деятельностью ОВД. Оно осуществляет на территории России исполнительную власть, определяет основные направления деятельности и организует работу Министерства внутренних дел, входящего в его состав, определяет бюджет и гарантирует его исполнение, осуществляя контроль в сфере оперативно-розыскной деятельности для обеспечения законности, прав и свобод граждан, охраны собственности и общественного порядка, борьбы с преступностью. Соответствующие решения Правительства РФ по указанным вопросам находят свое отражение в постановлениях и распоряжениях, издаваемых в целях реализации (исполнения) законов, принятых Федеральным Собранием и утвержденных Президентом РФ. Эти постановления и распоряжения, в свою очередь, служат основой для принятия ведомственных нормативных актов МВД, детализирующих механизм исполнения. Руководство МВД России, организующее и контролирующее исполнение нормативных актов, регламентирующих организацию и тактику осуществления оперативно-розыскной работы, отчитываются о проделанной работе перед Председателем Правительства и его заместителями. Помимо этого разработка и предоставление Государственной Думе федерального бюджета, обеспечение его исполнения и отчет об исполнении позволяют Правительству требовать от руководства МВД обоснования финансирования расходов оперативно-розыскных подразделений, а также сведений о результативности их деятельности. Генеральный прокурор и уполномоченные им прокуроры осуществляют контроль за ОВД в виде прокурорского надзора. Персональную ответственность за соблюдение законности при организации ОРД и проведении ОРМ несут руководители органов внутренних дел. § 2. Ведомственный контроль за осуществлением оперативно-розыскной деятельности Федеральным законом “Об оперативно-розыскной деятельности” (ст.22) помимо президентского, парламентского (ст.20), прокурорского (ст.21), судебного (ст.8, 9) контроля за законностью при организации и осуществлении оперативно-розыскной деятельности установлен ведомственный контроль. Ведомственный контроль за оперативно-розыскной деятельностью органов внутренних дел организуют руководители этих органов и иные должностные лица, определенные законодательными и ведомственными нормативными актами МВД России. В соответствии с положением Закона РСФСР “О милиции” (ст.8.37) к должностным лицам, осуществляющим контроль за деятельностью служб милиции, относятся: Министр МВД России и его заместители по оперативной работе; в МВД России - начальники управлений, отделов ГУУР, ГУБЭП, ГУБОП, УБНОН, оперативных отделений ГУВДТ, 8 ГУ и их заместители; в МВД республик в составе Российской Федерации - министры и их заместители по оперативной работе; в ГУВД, УВД краев и областей, УВДТ, ОВДТ - начальники и их заместители по оперативной работе; в подразделениях 8 ГУ начальники УУР, ОУР, УБЭП, ОБЭП и их заместители; в горрайлинорганах - начальники этих органов, их заместители и непосредственные руководители низовых оперативных аппаратов. Закрепление ведомственного контроля в законодательном порядке определяется специфическим характером оперативно-розыскной деятельности, задачи которой решаются с использованием преимущественно негласных возможностей и мероприятий, в т.ч. ограничивающих права и свободы человека и гражданина. Закон возложил на руководителей органов внутренних дел контроль за законностью организации и тактики осуществления оперативно-розыскной работы, недопущением в ее процессе нарушения прав и свобод личности, причинения вреда государственным и общественным интересам. Эти руководители несут персональную ответственность за правильность и эффективность использования сил, средств и иных оперативно-розыскных возможностей в принятии исчерпывающих мер по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, розыску скрывшихся преступников и лиц, пропавших без вести, а также контроль за соблюдением прав и законных интересов граждан, недопустимостью нарушений установленного порядка проведения оперативно-розыскных мероприятий, за неправомерным или несанкционированным использованием технических средств, обеспечением конспирации в оперативно-розыскной деятельности, соблюдением режима секретности в делопроизводстве, защищенностью системы оперативного учета от возможности утечки оперативной информации, а также за порядком ведения дел оперативного учета (см. комментарий к ст.10 Закона об ОРД), рациональным и эффективным расходованием финансовых средств, выделяемых на оперативно-розыскную деятельность. Законодательно не предусмотрено осуществление ведомственного контроля со стороны непосредственных руководителей оперативных подразделений органов внутренних дел. Однако именно они повседневно контролируют организацию деятельности подчиненных или оперативных подразделений и тактику проведения ими ОРМ и реализации административно-правовых функций. Поэтому руководители этого уровня также несут персональную ответственность за состояние работы на порученном им направлении оперативно-розыскной деятельности. Объем их полномочий определяется соответствующими ведомственными нормативными актами по организации и тактике ОРД органов внутренних дел. Эти нормативные акты устанавливают перечень руководителей, имеющих право утверждать постановления на проведение оперативно-розыскных мероприятий в зависимости от степени их сложности и характера. На практике постановление о проведении ОРМ, ограничивающих конституционные права личности, утверждает, как правило, начальник криминальной милиции (заместитель начальника органа внутренних дел по оперативной работе). Тем не менее это не снимает ответственности с самого руководителя органа. К “иным” субъектам ведомственного контроля за осуществлением отдельных аспектов оперативно-розыскной деятельности относятся должностные лица органов внутренних дел, наделенные контролирующими и инспектирующими полномочиями, имеющие служебную или государственную тайну (например, штабные службы, оперативные аппараты вышестоящего уровня). Основными целями ведомственного контроля являются: установление обоснованности и законности организации и тактике оперативно-розыскной деятельности в соответствии с законодательными и ведомственными нормативными актами; своевременное выявление недостатков в области организации и тактики оперативно-розыскной деятельности, а также принятие необходимых мер по выполнению тех или иных оперативно-розыскных функций; привлечение к ответственности лиц, допускающих нарушения установленных законом и ведомственными нормативными актами оперативно-розыскных процедур. Однако функция ведомственного контроля не должна сводиться только к обнаружению каких-либо недоработок, недостатков в оперативно-служебной деятельности и их устранению. В условиях значительного обновления штатов оперативных подразделений ведомственный контроль должен преследовать и цель выявления типичных ошибок молодых сотрудников, а также выработки у них достаточных практических навыков организации и тактики этой сложной и кропотливой работы. Поэтому контроль за осуществлением ОРД должен уделять особое внимание: обоснованности и своевременности постановки лица на оперативно-розыскной учет; правильности выбора и соответствия мер оперативного воздействия антиобщественным установкам проверяемого; правильному подбору конфиденциальных сотрудников, имеющих по своим деловым и моральным качествам возможность активно содействовать органам внутренних дел в борьбе с преступностью; своевременности устранения причин, порождающих преступления, и условий, способствующих их совершению. Для достижения названных целей руководители органов внутренних дел, осуществляющих ОРД, реализуют контрольные функции в следующих формах: путем изучения материалов, полученных в результате оперативно-розыскной деятельности, и иных документов, имеющих к ней отношение; при принятии решений по указанным материалам и документам (в т.ч. в письменном виде); при вынесении (утверждении) постановлений о проведении отдельных оперативно-розыскных мероприятий; при санкционировании заведения дел оперативного учета; установлении сроков их ведения и обоснованности прекращения; при заключении контрактов с гражданами, изъявившими согласие на конфиденциальное содействие органам внутренних дел в осуществлении ОРД, и непосредственной работе с ними; при утверждении планов организационного и тактического уровней оперативно-розыскной деятельности; в процессе заслушивания исполнителей по результатам деятельности (по отдельным направлениям ОРД; по наиболее сложным и трудоемким ОРМ; по делам оперативного учета, взятым на контроль, за отчетный период и т.д.); в ходе утверждения отчетов по результатам ОРД и о расходовании средств по статье “Особые расходы”; при проверке правил поддержания режима конспирации при осуществлении оперативно-розыскной деятельности; в ходе рассмотрения жалоб и заявлений граждан; при назначении служебных проверок (внутренних расследований). Объектами контрольных функций являются не только рядовые исполнители, но и руководители подразделений и органов внутренних дел, осуществляющих оперативно-розыскную работу. В случаях установления фактов нарушений законности, правил конспирации, допущенных в ходе оперативно-розыскной деятельности, разглашения сведений, составляющих государственную или служебную тайну, соответствующий руководитель обязан назначить служебную проверку и по ее результатам принять необходимые меры, а в случае нарушения законности информировать вышестоящее руководство и прокурора, осуществляющего надзор. Руководители и исполнители, принявшие необоснованные решения и допустившие неправомерное осуществление оперативно-розыскных мероприятий, несут персональную ответственность. Так, согласно ст.40 Закона РФ “О милиции” за противоправные действия или бездействие сотрудники милиции могут привлекаться к различным видам ответственности: дисциплинарной, административной, уголовной, гражданско-правовой и материальной на основании и в порядке, предусмотренных федеральным законодательством. § 3. Прокурорский надзор как форма контроля за оперативно-розыскной деятельностью органов внутренних дел Правовой основой такой формы контроля за осуществлением ОРД являются законодательные, межведомственный и ведомственные нормативные акты: ст.21 Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности” от 12 августа 1995 г. (с изменениями и дополнениями, внесенными Федеральными законами от 18 июля 1997 г., от 21 июля 1998 г., от 5 января 1999 г.); Федеральный закон “О прокуратуре Российской Федерации” от 17 января 1992 г. (в редакции ФЗ от 17 ноября 1995 г.), далее - Закон о прокуратуре (см. Приложение 25); Приказ Генерального прокурора РФ “Об организации прокурорского надзора за расследованием и раскрытием преступлений” от 21 февраля 1995 г. № 10 (см. Приложение 26); Указание Генерального прокурора РФ “О порядке предоставления органами внутренних дел материалов для осуществления прокурорского надзора за исполнением Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности” от 20 июля 1996 г. (см. Приложение 27); Приказ Генерального прокурора РФ “Об организации надзора за исполнением Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности” от 9 августа 1996 г. № 48 (см. Приложение 28); Инструкция об организации делопроизводства в органах прокуратуры по документам оперативно-розыскной деятельности (см. Приложение 29). Субъектами прокурорского надзора за ОРД являются: Генеральный прокурор РФ и уполномоченные им прокуроры. Генеральный прокурор РФ лично определяет своим приказом прокуроров, на которых возлагается надзор за исполнением законодательства, регулирующего оперативно-розыскную деятельность. Приказом Генерального прокурора от 9 августа 1996 г. № 48 эти функции возложены на прокуроров субъектов Российской Федерации, приравненных к ним военных и других специализированных прокуроров, прокуроров городов и районов, других территориальных, военных и специализированных прокуроров, а также выделенных для этих целей приказами прокуроров субъектов Российской Федерации уполномоченных прокуроров, в Генеральной прокуратуре РФ - на заместителей Генерального прокурора РФ, Главного военного прокурора и его заместителей, начальников управлений и отделов и их заместителей (старших помощников), старших прокуроров и прокуроров в соответствии с их функциональными обязанностями. В соответствии со ст.29 Закона о прокуратуре и ч.2 приказа Генерального прокурора от 9 августа 1996 г. № 48 предметом прокурорского надзора в сфере оперативно-розыскной деятельности является соблюдение прав и свобод человека и гражданина, исполнение органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, Конституции РФ, Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”, других законов, регламентирующих оперативно-розыскную деятельность, нормативных актов, принятых в их развитие, а также законность решений, принимаемых органами, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность. Анализ положений Федерального закона “О прокуратуре РФ”, Закона об ОРД и приказа Генерального прокурора от 9 августа 1996 г. позволяет к важнейшим элементам прокурорского надзора в области оперативно-розыскной деятельности отнести: 1) соблюдение законности и обоснованности: рассмотрения заявлений и сообщений о совершенных и готовящихся преступлениях; проведения оперативно-розыскных мероприятий; заведения, ведения и прекращения дел оперативного учета; использования результатов оперативно-розыскной деятельности. 2) обеспечение социальной и правовой защиты должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а также граждан, оказывающих им содействие. 3) защиту сведений об органах, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. По требованию прокуроров, уполномоченных на осуществление надзора за ОРД, руководители органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, представляют им оперативно-служебные документы, включающие в себя дела оперативного учета, материалы о проведении оперативно-розыскных мероприятий с использованием оперативно-технических средств, а также учетно-регистрационную документацию и ведомственные нормативно-правовые акты, регламентирующие порядок проведения оперативно-розыскных мероприятий. Перечень лиц, на которых возлагаются обязанности прокурорского надзора за исполнением закона при осуществлении ОРД, а также работников прокуратур, ведущих делопроизводство по документам такого надзора, утверждается приказом соответствующего прокурора. В установленном порядке работникам оформляются соответствующий допуск, являющийся формальным основанием для работы с документами, составляющими государственную тайну. Они предупреждают об уголовной ответственности за раглашение их содержания или утрату. При утечке информации проводится служебное расследование. Копия приказа с перечнем указанных лиц (или выписка из него) направляется руководителям республиканских министерств, управлений, отделов органов, осуществляющих ОРД, в обязательном порядке. Отсутствие указанных документов может служить формальным основанием для отказа в предоставлении материалов оперативно-розыскной деятельности. В предмет прокурорского надзора не входит проверка законности и обоснованности возбуждения органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, ходатайства о проведении оперативно-розыскного мероприятия, связанного с ограничением конституционных прав граждан, а также законности решения судьи по результатам рассмотрения материалов об ограничении конституционных прав граждан при проведении оперативно-розыскных мероприятий. Коль скоро окончательное решение о проведении такого мероприятия является прерогативой суда, прокурор не должен предрешать его вывод и не может воспрепятствовать обращению органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, в суд с соответствующим ходатайством. Сказанное распространяется также и на случаи, когда оперативно-розыскные мероприятия, связанные с ограничением конституционных прав граждан, проводятся до получения судебного решения (или без такового) в порядке, предусмотренном ч.3, 4 и 7 ст.8 Закона об ОРД. Прокурорский надзор за оперативно-розыскной деятельностью не ограничивается решениями о проведении и порядке проведения отдельных оперативно-розыскных мероприятий, поскольку оперативно-розыскная деятельность не исчерпывается их осуществлением. Прокурорский надзор распространяется также на решения о заведении и прекращении дел оперативного учета и иные решения, не связанные с тактикой осуществления оперативно-розыскных мероприятий. Круг оперативно-служебных документов, представляемых уполномоченному прокурору по требованию (совместное Указание Генерального прокурора РФ от 29 июля 1996 г. и Министра внутренних дел РФ от 25 июля 1996 г. “О порядке представления органами внутренних дел материалов для осуществления прокурорского надзора за исполнением Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности” руководителям органов, осуществляющих ОРД”, приказ Генерального прокурора РФ от 9 августа 1996 г.) расширен ст.1 Федерального закона “О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности” и включает в себя “дела оперативного учета, материалы о проведении оперативно-розыскных мероприятий с использованием оперативно-технических средств, а также учетно-регистрационную документацию и ведомственные нормативно-правовые акты”. В то же время обращение прокуроров к нормативным актам соответствующих ведомств оправданно и необходимо в случаях, когда без этого не представляется возможным дать оценку законности оперативно-розыскных мероприятий, поскольку положения нормативных актов могут конкретизировать закон, определять механизмы его исполнения. Надлежит признать правильным сделанный в литературе вывод о том, что если регламентация порядка проведения оперативно-розыскного мероприятия предусмотрена исключительно ведомственными актами (например, применение специальных окрашивающих веществ), то этот порядок не входит в предмет прокурорского надзора[179]. Сведения о лицах, внедренных в организованные преступные группы, и о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих ОРД, а также о лицах, оказывающих или оказывавших содействие этим органам на конфиденциальной основе, относятся к сведениям, составляющим государственную тайну, и могут предоставляться надзирающему прокурору как с письменного согласия указанных лиц (оформляется должностным лицом органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность), так и без согласия таких лиц (при наличии достаточных оснований для предъявления им обвинения в совершении преступления в ходе выполнения оперативных заданий) Согласие на предоставление этих сведений прокурору оформляется документом произвольной формы (распиской, заявлением). Требование уполномоченного прокурора о предоставлении ему оперативно-служебных документов, отражающих ход и результаты оперативно-розыскных мероприятий, может быть письменным или устным. Однако, если такие документы содержат сведения, отнесенные к государственной тайне, требование должно быть облечено в письменную форму. Оперативно-розыскные документы истребуются прокурором в связи с поступившими в прокуратуру материалами, информацией и обращениями граждан, должностных лиц о нарушении законов при проведении оперативно-розыскных мероприятий и законности принимаемых при этом решений. Кроме того, прокуроры вправе по собственной инициативе выявлять нарушения прав и законных интересов юридических и физических лиц в ходе оперативно-розыскной деятельности. Жалобы на нарушения прав и интересов указанных лиц должны рассматриваться в срок не позднее одного месяца. Жалобы на нарушения конституционных прав Генеральной прокуратуре рекомендуется рассматривать в пятидневный срок. Прокурор дает на жалобу мотивированный ответ, а в случае отказа в удовлетворении жалобы лицу, обратившемуся с ней, должны быть разъяснены порядок обжалования прокурорского решения, а также право обращения в суд, если это предусмотрено законом. Руководитель органа внутренних дел вправе не предоставлять прокурору оперативно-служебные документы, относящиеся к той части ОРД, которая не входит в предмет прокурорского надзора. Вопрос об отнесении тех или иных служебных документов к содержащим государственную тайну, а также об ознакомлении с ними прокурора решает руководитель органа внутренних дел на основании положений Конституции РФ, Законом об ОРД, Законом о государственной тайне, другими законами Российской Федерации, ведомственными нормативными актами. Периодичность проверки установленного порядка проведения оперативно-розыскных мероприятий и законности принимаемых при этом решений определяет Генеральный прокурор РФ, а также уполномоченные прокуроры. В то же время такая проверка проводится: по мере необходимости в связи с отсутствием положительных результатов по материалам розыска обвиняемых по уголовным делам, без вести пропавших лиц; при получении информации о ненадлежащем реагировании на поручения следователя, органа дознания и суда по уголовным делам, находящимся в их производстве, а также на указания прокурора; в других случаях с учетом состояния законности при осуществлении ОРД. Внимание проверяющих прокуроров должно быть направлено на то, чтобы в ходе оперативно-розыскной деятельности проводились только те ОРМ, перечень которых установлен Законом об ОРД и может быть изменен и дополнен только Федеральным законом. Опубликованные средствами массовой информации материалы о нарушении законов при проведении оперативно-розыскных мероприятий являются самостоятельным поводом для проверки прокурором указанных в публикации сведений (фактов). Если прокурор располагает обоснованными сведениями об ограничении или нарушении в процессе оперативно-розыскной деятельности прав и законных интересов граждан, обязанность доказывания законности и обоснованности проведения оперативно-розыскных мероприятий возлагается на органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность. При непредоставлении убедительной информации, подтверждающей законность решения и порядка проведения мероприятия, прокурор вправе исходить из доказанности факта нарушения закона и прибегнуть к соответствующим мерам реагирования в отношении виновных должностных лиц. В связи с этим надзирающие за осуществлением оперативно-розыскной деятельности прокуроры вправе: знакомиться с оперативно-служебными документами, отражающими в обобщенном виде ход и результаты ОРД (в т.ч. специально подготовленными по их требованию). Поскольку подразделения органов внутренних дел, осуществляющие ОРД, одновременно имеют право на проведение дознания, то прокурор вправе изучать уголовные дела и определять законность их возбуждения на основе оперативно-розыскной информации, а также законность осуществления по ним неотложных действий; определять законность отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовных дел, ранее возбужденных по оперативным материалам; знакомиться с оперативно-служебными документами на осуществление ОРМ, ограничивающих конституционные права и свободы человека и гражданина, а также материалами, мотивирующими необходимость проведения таких ОРМ; изучать оперативно-служебные документы, являющиеся основанием для проведения отдельных ОРМ, а также действий и операций, осуществляемых в рамках дел оперативного учета; изучать планы согласованных оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий, осуществляемых в ходе оперативного обеспечения предварительного или судебного следствия; рассматривать планы работы следственно-оперативных групп, а также непосредственно участвовать в планировании и осуществлении следственных действий, обеспечивающих реализацию оперативно-розыскных сведений в виде возбуждения уголовного дела (прежде всего в тех случаях, когда оно будет возбуждено следователем); определять законность использования результатов ОРД для проведения следственных действий; знакомиться с материалами проверок, официальных заявлений граждан в органы, осуществляющие ОРД, о преступлениях для проверки соблюдения сроков их рассмотрения; знакомиться с жалобами и заявлениями, поступившими в ОВД, касающимися нарушений, допущенных в процессе осуществления ОРД, и результатами их проверки; лично опрашивать лиц - объектов ОРД для выяснения их претензий к сотрудникам оперативных подразделений, осуществляющим ОРМ (в т.ч. ограничивающих их конституционные права); касающихся проведения следственных действий по уголовным делам, возбужденным по оперативно-розыскным материалам, в т.ч. задержанных (арестованных), подвергнутых различным мерам принудительного характера; истребовать от руководителей подразделений ОВД, осуществляющих ОРД, объяснения по поводу нарушений законности, выявленных в сфере оперативно-розыскной деятельности. Проверка прокурором исполнения законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, отражается в самостоятельном надзорном производстве, в котором концентрируются поступившие в прокуратуру материалы, информация, жалобы, заявления граждан, справки, оперативно-служебные документы, представленные прокурору по его требованию. В связи с этим делопроизводство в органах прокуратуры должно быть организовано в соответствии с требованиями, установленными для работы с документами оперативно-розыскного характера (см. Приложение 30). По результатам проверки соответствия деятельности органа внутренних дел, осуществляющего ОРД, требованиям, предусмотренным законодательными подзаконными и ведомственными правовыми актами Российской Федерации, прокурор вправе: дать указания об осуществлении ОРМ по уголовному делу, находящемуся у него в производстве; указать руководителю органа внутренних дел, подразделения (сотрудники) которого допустили нарушения законности при осуществлении ОРД, на прекращение действий, влекущих за собой такие последствия; обязать руководителя органа внутренних дел рассматривать вопрос о привлечении сотрудника оперативного подразделения, виновного в нарушении законности при осуществлении ОРД, к дисциплинарной ответственности; информировать вышестоящее руководство органов внутренних дел о фактах нарушения законности при осуществлении ОРД и указать на необходимость устранения обстоятельств, способствующих таким нарушениям; принять меры к восстановлению прав и законных интересов граждан, нарушенных в процессе или результате ОРД; привлечь виновных к ответственности. Таким образом, осуществление прокурорского надзора и ведомственного контроля должно способствовать успешному выполнению задач, возложенных на органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, совершенствование форм их деятельности в борьбе с преступностью и обеспечению соблюдения законности. Приложения Приложение 1 Положение о негласном полицейском надзоре Утвержденное 1 Марта 1882 г. Министром Внутренних Дел Генерал-адъютантом Игнатьевым, объявленное при Цирк. Департамента Полиции от 9 Апреля 1882 г. № 1365 (изменено и дополнено по распоряжениям, объявленным по 1 Января 1903 г.) (Извлечение) п.1. Негласный полицейский надзор, именуемый также секретным, есть одна из мер предупреждения Государственных преступлений посредством наблюдения за лицами сомнительной благонадежности[180]. Примечание. 1. Независимо от негласного или секретного надзора, порядок учреждения и осуществления коего определяется сим положением, административные начальства имеют право в пределах подведомственной им местности установлять негласное наблюдение для получения тех результатов, которые имеются в виду при установлении наблюдения. Способы сего наблюдения предоставляются усмотрению местных же Начальств. 2. Негласное наблюдение, имея характер меры исключительно розыскной, учреждается Департаментом Полиции или местными властями для проверки полученных сведений о вредной деятельности данного лица, его связей, а также для обнаружения разыскиваемых лиц, которые, по имеющимся указаниям, могли войти с ним в сношение. О результатах наблюдения подлежащее Жандармское Управление доносит, по мере поступления сведений, Департаменту Полиции; но к лицам, состоящим под негласным наблюдением, порядок регистрации указанного Положения 1 Марта 1882 г., не применяется и указанные в п.7 дела не заводятся, в алфавитные списки под лит. А не вносятся, а также не помещаются в полугодовые ведомости, предоставляемые в Департамент на основании п.12 положения. п.2. Секретный надзор, как мера негласная, осуществляется способами, которые должны исключать возможность лицу поднадзорному знать о существовании установленного за ним наблюдения, а потому лицо это не может подвергнуться каким-либо стеснениям в свободе передвижения, образе жизни, выборе занятий и др. п.4. Секретный надзор за лицами политически неблагонадежными входит в круг обязанностей как общей полиции, так равно и чинов Корпуса Жандармов. Оба названные органы Государственной Охраны, руководствуясь вышеизложенными правилами, должны стремиться к обеспечению действительности негласного надзора и его непрерывности. п.5. В обеих столицах негласное наблюдение за лицами неблагонадежными производится чинами общей полиции; в прочих местностях сие наблюдение принадлежит Начальникам Губернских и Городских Жандармских Управлений, действующих в сей области служебной деятельности по соглашению с Губернаторами и Градоначальниками (в Варшаве же с Обер-полицмейстером) и при содействии чинов, подчиненной сим, общей полиции[181]. Способ осуществления негласного полицейского надзора через чинов общей полиции, чинов Корпуса Жандармов, или секретных агентов, определяется в каждом отдельном случае, смотря по местным условиям, путем соглашения Губернатора или Градоначальника с Начальником Местного Жандармского Управления[182]. В виду изложенного необходимо: 1) Установить по соглашению с местной полицией особое наблюдение за всеми передвижениями этих лиц. 2) Бдительно следить за поступлением на государственную или общественную службу, и если о них не последует запроса со стороны местных начальств, доносить о том на усмотрение Департамента. 3) О надзорных, поступающих на службу на железную дорогу, независимо от представления в Департамент Полиции, сообщать о том подлежащему Начальнику Железнодорожного Жандармского Полицейского Управления или Отделения. 4) Подтвердить подведомственным чинам о соблюдении в строгой тайне имен поднадзорных и приемов наблюдения. п.7. О лицах, отданных под негласный надзор Полиции, ведутся особые списки: общие по всей империи в ДП и частные, алфавитные, по каждой губернии по прилагаемой присем форме лит. А при местном Жандармском Управлении. В списки эти включают подробные сведения: о прошедшей жизни поднадзорного, о семейном, имущественном его положении, а также и указания на повод последовавшего со стороны МВД распоряжения об учреждении надзора. Независимо сего о каждом поднадзорном в Жандармском Управлении должно быть заведено дело, к которому присоединяются все поступающие о поднадзорном сведения, как получаемые случайно, так равно и доставляемые периодически тем агентом наблюдения, коему таковые, в порядке, указанном в предыдущем пункте, поручено[183]. 20. Регистрация данных розыска в охранном отделении должна быть так поставлена, чтобы начальник отделения в каждый момент мог дать все сведения о преступной деятельности известного отделению лица. В этих целях надлежит обратить внимание на систематическое составление сводок всех сведений (агентурных, наружного наблюдения, по сообщениям других учреждений и т.п.) на каждое отдельное лицо, известное отделению. Сведения эти начальник отделения должен тщательно изучать, предварительно до решения вопроса об обыске и особенно о личном задержании данного лица. 23. Начальники отделений при получении сведений секретной агентуры, предварительно до их использования обязываются тщательно проверять таковые и основательно разрабатывать их наружным наблюдением. При этом надлежит иметь в виду, что розыскные органы должны руководить секретными сотрудниками, а не наоборот. Направлять внутреннюю агентуру и наружное наблюдение должно таким образом, чтобы попутно с расследуемыми обстоятельствами дела выяснялись и отмечались с особенною точностью те факты, которые в дальнейшем, при ликвидации или формальном расследовании, могли быть установлены как улики следственными действиями. В этом отношении начальники охранных отделений обязаны руководствоваться тем соображением, что главным мерилом успешности их деятельности будет всегда не количество произведенных ими ликвидаций, а число предупрежденных преступлений и процентное отношение обыскиваемых лиц к количеству тех из них, которые подвергались судебной каре[184]. Приложение 2 Об организации сыскной части Закон от 6 июля 1908 г. (Извлечение) I. В составе Полицейских управлений империи образовать сыскные отделения четырех разрядов для производства розыска по делам общеуголовного характера как в городах, так и в уездах. IV. Возложить на начальников сыскных отделений, их помощников, полицейских надзирателей и городовых все права и обязанности, согласно судебным Уставам и другим действующим по сему предмету указаниям, присвоенные ныне полиции по исследованию преступных деяний. V. Начальники отделений и их помощники назначаются на должности и увольняются от службы по предварительному сношению Губернатора и Прокурора Окружного Суда. VI. Лица прокурорского надзора имеют право давать непосредственные поручения чинам сыскных отделений в отношении производства розыскных действий. VII. Предоставить Министру Внутренних Дел, в случае надобности, передвигать из состава одного сыскного отделения в другое в должности “помощников” начальников отделений, полицейских надзирателей, канцелярских чиновников и городовых, а равно и суммы на производство розысков[185]. Приложение 3 Инструкция чинам сыскных отделений от 9 августа 1910 г. (Извлечение) I. Общие положения а) Устройство 1. Сыскные отделения имеют целью своей деятельности негласное расследование и производство дознаний в видах предупреждения, устранения, разоблачения и преследования преступных деяний общеуголовного характера. 2. Для выполнения означенных задач отделения через своих чинов имеют систематический надзор за преступными и порочными элементами путем негласной агентуры и наружного наблюдения. 3. Независимо от этого чины сыскных отделений используют поручения прокуроров и судебных следователей по делам общеуголовным, а также предписания своего начальника в пределах указанных выше целей деятельности сыскной полиции. 4. Являясь в руках начальника местной полиции органом, объединяющим деятельность местной полиции по охранению общей безопасности населения и по борьбе с преступностью, чины сыскных отделений в служебной своей работе стремятся к полному единению с чинами общей полиции, чины же полиции общей обязаны всегда и во всем оказывать свое законное содействие чинам сыскных отделений и общей полиции определяются распоряжениями и инструкциями начальников местной полиции... ...для объединения совместной деятельности всех чинов общей и сыскной полиции необходимо, чтобы начальник местной полиции не менее одного раза в неделе собирал совещания по текущим делам полицейской службы начальника сыскного отделения, приставов и прочих начальствующих отдельных частей полицейского управления. Не придавая таким совещаниям значения коллегиального присутствия, начальник полиции стремится лишь таким путем к наибольшему сближению и объединению всех подведомственных ему чинов в деле предупреждения, пресечения и расследования преступлений, устраняя разногласия и разрешая возникающие затруднения. 5. Район деятельности каждого сыскного отделения определяется преимущественно пределами выделения полицейского управления, в состав которого оно входит, но по особым поручениям своего начальника, а равно по соглашению с последним прокурорского надзора, чины отделений производят негласные розыски и дознания по всей губернии; равным образом... при преследовании преступников чины сыскных отделений и на границе другой губернии не останавливают преследований и прекращают оное только тогда, когда приступает к этому местная полиция. 7. Деятельность всех чинов сыскных отделений по производству дознаний о преступлениях стоит в непосредственности от прокурора местного окружного суда, причем означенные чины действуют под его руководством и подчиняются его указаниям, обращаясь к нему в отдельных случаях за всеми нужными разъяснениями... Равным образом начальники сыскных отделений докладывают прокурору окружного суда о ходе негласных расследований, предпринимаемых в видах предупреждения деяний общеуголовных. 11. Производить розыски и собирать какие бы ни было сведения по делам совершенно частного характера, не имеющим ничего общего с обязанностями полиции по предупреждению, пресечению и расследованию преступлений, как, например, наведение справок по личным, семейным, бракоразводным или коммерческим делам разных лиц, собрание сведений о кредитоспособности и поведении кого бы ни было по просьбе о том заинтересованных лиц и т.д., чинам сыскных отделений воспрещается. Все сведения, касающиеся дел политического характера, начальники отделений обязаны беззамедлительно сообщать начальникам губернских или охранных отделений, где таковые имеются, и отнюдь не принимать каких-либо мер по обозначенным делам. б) Права и обязанности чинов сыскных отделений 12. Начальник сыскного отделения непосредственно подчиняется в общем порядке службы Полицмейстеру по принадлежности. 13. Начальник сыскного отделения: 1) руководит деятельностью подведомственных ему чинов отделения и направляет такую в духе законности к наиболее успешному исполнению возложенных на них обязанностей по предупреждению и расследованию преступлений; 2) распределяет занятия между подведомственными ему чинами отделения; 3) принимает на себя розыски и расследование по особо выдающимся делам, являясь на место преступления и принимая без малейшего промедления надлежащие меры для розысков по горячим следам. 14. Помощник начальника сыскного отделения там, где должность эта полагается по штату, является ближайшим сотрудником начальника сыскного отделения и под его руководством принимает участие в розысках и дознаниях. 15. Лица, которые привлекаются к ответственности за преступления, а равно и зарегистрированные где-либо за порочное поведение, на службу в сыскные отделения не допускаются. 24. Чины сыскных отделений пользуются правом ношения при себе огнестрельного оружия (револьвера), а также применения предупредительных связок (облегченных наручников)... [186] Приложение 4 Документы соглашений о сотрудничестве между МВД РФ и МВД других стран - членов СНГ - Конвенция СНГ “О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам” (22 января 1993 г.); - Соглашение СНГ о взаимодействии министерств внутренних дел независимых государств в сфере борьбы с преступностью (г. Алма-Ата, 23-24 апреля 1992 г.); - Соглашение СНГ о взаимоотношениях министерств внутренних дел в сфере обмена информацией (г. Чолпон-Ата, 3 августа 1992 г.); - Соглашение о сотрудничестве между министерствами внутренних дел в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ (г. Киев, 21 октября 1992 г.); - Соглашение о сотрудничестве между министерствами внутренних дел по технико-криминалистическому обеспечению оперативно-служебной деятельности (г. Ереван, 13 мая 1993 г.); - Соглашение о сотрудничестве министерств внутренних дел в сфере борьбы с организованной преступностью (г. Ашгабад, 17 февраля 1994 г.). Приложение 5 Документы двухсторонних соглашений МВД РФ с правоохранительными органами отдельных зарубежных государств - Соглашение о сотрудничестве между МВД РФ и МВД Республики Казахстан (от 9 января 1993 г.); - Соглашение о сотрудничестве между МВД РФ и МВД Республики Армения (от 12 мая 1993 г.); - Соглашение о сотрудничестве между МВД РФ и МВД Республики Грузия (от 21 марта 1994 г.); - Соглашение о сотрудничестве между МВД РФ и МВД Латвийской Республики (от 26 апреля 1996 г.). Приложение 6 О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов Федеральный закон от 20 апреля 1995 г. № 45-ФЗ (Собрание законодательства РФ. 1995. № 17. Ст.1455) (Извлечение) Статья 1. Обеспечение государственной защиты судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов Обеспечение государственной защиты судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов, сотрудников федеральных органов государственной охраны состоит в осуществлении уполномоченными на то государственными органами предусмотренных настоящим Федеральным законом мер безопасности, правовой и социальной защиты (далее - меры государственной защиты), применяемых при наличии угрозы посягательства на жизнь, здоровье и имущество указанных лиц в связи с их служебной деятельностью. Меры государственной защиты могут также применяться в отношении близких родственников, а в исключительных случаях также иных лиц, на жизнь, здоровье и имущество которых совершается посягательство с целью воспрепятствовать законной деятельности судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов, сотрудников федеральных органов государственной охраны, либо принудить их к изменению ее характера, либо из мести за указанную деятельность (далее - близкие). Статья 2. Лица, подлежащие государственной защите Государственной защите в соответствии с настоящим Федеральным законом подлежат: 1) судьи всех судов общей юрисдикции и арбитражных судов, народные заседатели, присяжные заседатели; 2) прокуроры; 3) следователи; 4) лица, производящие дознание; 5) лица, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность; 6) сотрудники органов внутренних дел, осуществляющие охрану общественного порядка и обеспечение общественной безопасности, а также исполнение приговоров, определений и постановлений судов (судей) по уголовным делам, постановлений органов расследования и прокуроров; 7) сотрудники органов контрразведки; 8) сотрудники федеральных органов налоговой полиции; 9) судебные исполнители; 10) работники контрольных органов Президента Российской Федерации, глав администраций субъектов Российской Федерации, осуществляющие контроль за исполнением законов и иных нормативных правовых актов, выявление и пресечение правонарушений; 11) сотрудники федеральных органов государственной охраны; 12) работники таможенных органов, органов государственной налоговой службы, органов надзора за соблюдением правил охоты на территории государственного охотничьего фонда, органов рыбохраны, органов государственной лесной охраны, органов санитарно-эпидемиологического надзора, контрольно-ревизионных подразделений Министерства финансов Российской Федерации и финансовых органов субъектов Российской Федерации, осуществляющие контроль за исполнением соответствующих законов и иных нормативных правовых актов, выявление и пресечение правонарушений; 13) близкие лиц, перечисленных в пунктах 1-12 части первой настоящей статьи. Перечисленные в части первой настоящей статьи лица, в отношении которых в установленном порядке принято решение о применении мер государственной защиты, далее именуются “защищаемые лица”. Статья 5. Виды мер безопасности Для обеспечения защиты жизни и здоровья защищаемых лиц и сохранности их имущества органами, обеспечивающими безопасность, могут применяться с учетом конкретных обстоятельств следующие меры безопасности: 1) личная охрана, охрана жилища и имущества; 2) выдача оружия, специальных средств индивидуальной защиты и оповещения об опасности; 3) временное помещение в безопасное место; 4) обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемых лицах; 5) перевод на другую работу (службу), изменение места работы (службы) или учебы; 6) переселение на другое место жительства; 7) замена документов, изменение внешности. В целях реализации предусмотренных в настоящей статье мер безопасности могут проводиться оперативно-розыскные мероприятия в порядке, установленном Законом Российской Федерации “Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации”. Статья 6. Личная охрана, охрана жилища и имущества При установлении данных, свидетельствующих о наличии угрозы посягательства на жизнь, здоровье и имущество защищаемых лиц, с их согласия органами, обеспечивающими безопасность, осуществляется их личная охрана, охрана их жилища и имущества. При необходимости жилище и имущество защищаемых лиц могут быть оборудованы средствами противопожарной и охранной сигнализации, номера их телефонов и государственные регистрационные знаки используемых ими транспортных средств могут быть заменены. Статья 7. Выдача оружия, специальных средств индивидуальной защиты и оповещения об опасности С учетом степени угрозы для жизни и здоровья защищаемых лиц органы, обеспечивающие безопасность, могут выдавать указанным лицам оружие, в том числе служебное или боевое, специальные средства индивидуальной защиты и оповещения об опасности. Порядок выдачи оружия защищаемым лицам, за исключением лиц, имеющих право на ношение и хранение оружия в соответствии со своим должностным положением, устанавливается Правительством Российской Федерации. В случае необходимости применения оружия защищаемые лица должны соблюдать требования статьи 24 Закона Российской Федерации “Об оружии”. Статья 8. Временное помещение в безопасное место В случае необходимости защищаемые лица, достигшие совершеннолетия, могут быть с их согласия, а несовершеннолетние - с согласия родителей или лиц, их заменяющих, помещены в места, в которых им будет обеспечена безопасность. Статья 9. Обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемых лицах По решению органа, обеспечивающего безопасность, может быть наложен временный запрет на выдачу данных о личности защищаемых лиц, их месте жительства и иных сведений о них из адресных бюро, паспортных служб, подразделений Государственной автомобильной инспекции, справочных служб автоматической телефонной связи и других информационно-справочных фондов, за исключением случаев, когда такие сведения выясняются в установленном порядке в связи с производством по уголовному делу. В отношении лиц, перечисленных в пунктах 1-12 части первой статьи 2 настоящего Федерального закона, конфиденциальность сведений может быть обеспечена одновременно с их вступлением в должность или назначением на должность. Статья 10. Перевод на другую работу (службу), изменение места работы (службы) или учебы, переселение на другое место жительства По заявлению или с согласия защищаемых лиц, указанных в пунктах 1-12 части первой статьи 2 настоящего Федерального закона, они могут быть переведены на другую, временную или постоянную, работу (службу), переселены на другое, временное или постоянное, место жительства. Статья 11. Замена документов, изменение внешности В исключительных случаях, когда безопасность защищаемого лица нельзя обеспечить другими мерами, по его заявлению или с его согласия ему могут быть выданы документы, удостоверяющие личность, и иные документы с измененными анкетными данными, а также может быть произведено изменение его внешности. Статья 12. Органы, обеспечивающие безопасность Применение и осуществление мер безопасности возлагается: 1) в отношении судей, народных заседателей, присяжных заседателей, прокуроров, следователей, судебных исполнителей и должностных лиц контролирующих органов, указанных в части первой статьи 2 настоящего Федерального закона, а также их близких - на органы внутренних дел; 2) в отношении должностных лиц органов внутренних дел, органов контрразведки, таможенных органов, федеральных органов государственной охраны, а также их близких - на указанные органы соответственно; 3) в отношении должностных лиц органов государственной налоговой службы и федеральных органов налоговой полиции, а также их близких - на федеральные органы налоговой полиции. В органах внутренних дел, органах контрразведки, таможенных органах, федеральных органах налоговой полиции и федеральных органах государственной охраны в целях обеспечения безопасности защищаемых лиц создаются в установленном порядке специальные подразделения. Меры безопасности в отношении судей военных судов, прокуроров и следователей военной прокуратуры, военнослужащих, производящих дознание, а равно их близких осуществляются также командованием соответствующей воинской части или начальником соответствующего военного учреждения. Статья 13. Повод и основание для применения мер безопасности Поводом для применения мер безопасности в отношении защищаемого лица является: 1) заявление указанного лица; 2) обращение председателя суда, либо руководителя соответствующего правоохранительного или контролирующего органа, либо руководителя федерального органа государственной охраны; 3) получение органом, обеспечивающим безопасность, оперативной и иной информации о наличии угрозы безопасности указанного лица. Основанием для применения мер безопасности является наличие достаточных данных, свидетельствующих о реальности угрозы безопасности защищаемого лица. Статья 14. Решение о применении мер безопасности Орган, обеспечивающий безопасность, получив указанное в части первой статьи 13 настоящего Федерального закона заявление (обращение, информацию) о наличии угрозы безопасности защищаемого лица, обязан в срок не более трех суток принять решение о применении либо об отказе в применении в отношении указанного лица мер безопасности. В случаях, не терпящих отлагательства, меры безопасности применяются незамедлительно. В случаях, предусмотренных в пунктах 2 и 3 части первой статьи 13 настоящего Федерального закона, для принятия решения о применении мер безопасности необходимо согласие защищаемого лица. О принятом решении о применении мер безопасности органом, обеспечивающим безопасность, выносится мотивированное постановление с указанием конкретных мер безопасности и сроков их осуществления, о чем сообщается защищаемому лицу и председателю суда (руководителю соответствующего правоохранительного или контролирующего органа, руководителю федерального органа государственной охраны), обратившемуся с просьбой о применении мер безопасности в отношении указанного лица. При этом защищаемому лицу могут быть даны определенные предписания, соблюдение которых необходимо для его безопасности. Отказ в применении мер безопасности может быть обжалован защищаемым лицом, а также председателем суда (руководителем соответствующего правоохранительного или контролирующего органа, руководителем федерального органа государственной охраны), обратившимся с просьбой о применении мер безопасности в отношении указанного лица, в вышестоящий по подчиненности орган, обеспечивающий безопасность, в прокуратуру либо в суд. Жалоба подлежит рассмотрению незамедлительно. Статья 17. Права и обязанности защищаемого лица Защищаемое лицо, в отношении которого принято решение о применении мер безопасности, имеет право: 1) знать о применяющихся в отношении его мерах безопасности; 2) просить о применении или неприменении в отношении его конкретных мер безопасности, перечисленных в части первой статьи 5 настоящего Федерального закона; 3) требовать от органа, обеспечивающего безопасность, применения в отношении его, кроме осуществляемых, иных мер безопасности, предусмотренных настоящим Федеральным законом, или отмены каких-либо из осуществляемых мер; 4) обжаловать в вышестоящий по подчиненности орган, обеспечивающий безопасность, в прокуратуру либо в суд незаконные решения и действия должностных лиц, осуществляющих меры безопасности. Защищаемое лицо обязано: 1) выполнять законные требования органа, обеспечивающего безопасность; 2) незамедлительно информировать указанный орган о каждом случае угрозы или противоправных действиях в отношении его; 3) бережно обращаться с имуществом, выданным ему указанным органом в личное пользование для обеспечения безопасности; 4) не разглашать сведения о принимаемых в отношении его мерах безопасности без разрешения органа, осуществляющего эти меры. Приложение 7 Правила отнесения сведений, составляющих государственную тайну, к различным степеням секретности Утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 4 сентября 1995 г. № 870 (Собрание законодательства РФ. 1995. № 37. Ст.3619) (Извлечение) 1. Настоящие Правила разработаны в соответствии с Законом Российской Федерации “О государственной тайне” и являются обязательными для исполне­ния органами государственной власти, руководители которых наделены полно­мочиями по отнесению сведений к государственной тайне, при разработке ими развернутого перечня сведений, подлежащих засекречиванию (далее именуется - перечень), а также другими органами государственной власти, органами местного самоуправления, предприятиями, учреждениями и организациями при подготовке предложений о включении в перечень сведений, собственниками ко­торых они являются. 2. Перечень должен определять степень секретности конкретных сведений (группы сведений), а его структура - учитывать ведомственную или отрасле­вую специфику. Степень секретности сведений, составляющих государственную тайну, долж­на соответствовать степени тяжести ущерба, который может быть нанесен безо­пасности Российской Федерации вследствие распространения указанных сведений. Разграничение полномочий но распоряжению сведениями, составляющими государственную тайну, между органами государственной власти определяется Перечнем сведений, отнесенных к государственной тайне, опубликованным в от­крытой печати. 3. Сведения, отнесенные к государственной тайне, по степени секретности подразделяются на сведения особой важности, совершенно секретные и секрет­ные. К сведениям особой важности следует относить сведения в области воен­ной, внешнеполитической, экономической, научно-технической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб интересам Российской Федерации в одной или нескольких из перечисленных областей. К совершенно секретным сведениям следует относить сведения в области военной, внешнеполитической, экономической, научно-технической, разведывательной, контрразведывательной и оператив­но-розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб ин­тересам министерства (ведомства) или отрасли экономики Российской Федера­ции в одной или нескольких из перечисленных областей. К секретным сведениям следует относить все иные сведения из числа све­дений, составляющих государственную тайну. Ущербом безопасности Российской Федерации в этом случае считается ущерб, нанесенный интересам предприятия, учреждения или организации в военной, внешнеполитической, экономической, научно-технической, разведывательной, контрразведывательной или оперативно-розыскной области деятельности. Приложение 8 Перечень сведений, отнесенных к государственной тайне Утвержден Указом Президента Российской Федерации от 30 ноября 1995 г. № 1203 (В ред. Указа Президента Российской Федерации от 24 января 1998 г. № 61) (Собрание законодательства РФ. 1995. № 49. Ст.4775) (Извлечение) Сведения, отнесенные к государственной тайне Государственные органы, на­деленные полномочиями по распоряжению сведениями, отнесенными к государственной тайне 80. Сведения, раскрывающие силы, средства, методы, планы, состояние или результаты разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, а также дан­ные о финансировании этой деятельности, если эти данные раскрывают перечисленные сведе­ния. Сведения о лицах, сотрудничающих или сотрудничавших на конфиденциальной основе с органами, осуществляющими контрразведывательную или оперативно-розыскную деятель­ность, о сотрудниках ФСБ России, выполняющих (выполнявших) специальные задания в специальных службах и организациях иностранных государств, в преступных группах. Сведения, раскрывающие принадлежность конкретных лиц к кадровому составу органов контрразведки Российской Федерации. Сведения, раскрывающие состояние, результаты, а также мероприятия оперативно-мобили­зационной работы. Минобороны России, ФСБ России, ФСО России, МВД России, ФПС России, ФАПСИ, ФСНП России 81. Сведения, раскрывающие силы, средства, источники, методы, планы, состояние, организа­цию, результаты разведывательной или опера­тивно-розыскной деятельности. Сведения, раскрывающие принадлежность конкретных лиц к кадровому составу органов внешней разведки Российской Федерации. Сведения о лицах, оказывающих (оказывав­ших) конфиденциальное содействие органам внешней разведки Российской Федерации. Сведения, раскрывающие состояние и ре­зультаты оперативно-мобилизационной работы, проводимой в области внешней разведки Россий­ской Федерации. Минобороны России, СВР России, ФСБ России, МВД России, ФПС России, ФАПСИ 82. Сведения, раскрывающие силы, средства, методы, планы и результаты оперативно-розыскной деятельности, а также данные о финансировании этой деятельности, если эти данные не раскрывают перечисленные сведения. Сведения о лицах, сотрудничающих или сотрудничавших на конфиденциальной основе с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность. МВД России, ФСНП России, ГТК России 83. Сведения, раскрывающие принадлежность конкретных лиц к подразделениям по борьбе с организованной преступностью, а также проводимые ими оперативно-поисковые и оперативно-технические мероприятия. МВД России, ФСБ России Приложение 9 Осведомители “Секретными сотрудниками”, или “агентами внутреннего наблюдения”, по официальному определению, являлись лица, состоящие членами преступных сообществ и входящие в постоянный состав секретной агентуры розыскных органов. Приобретению таких лиц Охранное отделение при­давало огромное значение. В 1907 г. была утверждена инструкция по орга­низации и ведению внутренней аген­туры, состоящая из пяти глав: о со­ставе агентуры, способах ее вербов­ки, руководстве деятельностью агентов, конспиративных квартирах и заботе о личности секретного со­трудника. “Главным и единственным основанием политического розыс­ка, - гласила эта инструкция, - явля­ется внутренняя, совершенно секрет­ная агентура, и задача ее заключает­ся в обследовании преступных рево­люционных сообществ и уличении для привлечения судебным порядком чле­нов их. Все остальные средства и си­лы розыскного органа являются лишь вспомогательными...” При вербовке секретных агентов со­трудникам политического сыска рекомендовалось выявлять и использовать слабости арестованных и подследст­венных лиц (трусость, карьеризм, ко­рыстолюбие, честолюбие), прибегать к угрозам, давать выгодные обещания. Основные кадры секретной агентуры находились при охранных отделениях и были тщательно законспирированы. Каждый агент имел одну или несколько охранных кличек. Ни один из них никог­да не заходил в охранное отделение, а встречался с его сотрудниками чаще всего на конспиративных квартирах, со­держащихся надежными лицами. В за­висимости от значения агента такие свидания происходили редко (раз в месяц) или почти ежедневно. Свои сведе­ния секретный агент сообщал письмен­но или устно, а посланный на эту встре­чу сотрудник охранки (жандармский офицер) обобщал эти сведения в спе­циальной агентурной записке. Агентур­ные записки представлялись начальнику охранного отделения, копии направля­лись градоначальнику и в Департамент полиции, затем оригинал подшивали в дело соответствующей партийной орга­низации с пометкой на полях о мерах, предпринятых по этим донесениям. Од­на из копий подшивалась в дело секрет­ного агента. Количество этих копий и важность содержащихся в них сведений служили характеристикой как самого сек­ретного агента, так и всей его деятель­ности. Обычно секретные агенты подразделялись на несколько категорий: “штучники” выполняли разовые поручения, “осведомители” регулярно информировали охранку о деятельности революционеров или революционных организаций. Чаще всего эти агенты не принадлежали к “обследуемой среде” и вербовались из дворников, обслуживающего персонала гостиниц, а иногда из интеллигентной среды (адвокатов, журналистов). Но более всего ценились органами политического сыска агенты в “обсле­дуемой среде”, т.е. внутри полити­ческих партий. “Следует всегда иметь в виду, - поучала инструкция 1907 г., - что один даже слабый секретный сотрудник, находящийся в обследуе­мой среде, неизмеримо даст больше материала для обнаружения государственного преступления, чем общество, в котором официально могут вращаться заведующие розыском... Поэтому секретного сотрудника, находящегося в революционной среде или другом об­следуемом обществе, никто заменить не может”. Эта инструкция предусмат­ривала и то, что такой сотрудник, явля­ясь членом партии, не может постоян­но уклоняться от партийных поручений. Поэтому ему рекомендовалось прини­мать активное участие в деятельности партии, но “на каждый отдельный слу­чай испрашивать разрешение лица, ру­ководящего агентурой”. Конфиденциальное сотрудничест­во - не такое простое явление с точки зрения возможности совершения таки­ми лицами противозаконных деяний. Заметили это давно. Официальная точ­ка зрения о пределах допустимого при­менения внутренней агентуры, господ­ствовавшая в Департаменте полиции, по рукам и ногам связывала руководи­телей полицейского розыска. Согласно этой официальной точке зрения, идеалом считалось, когда агент не прини­мает непосредственного участия в деятельности революционных организаций и не входит в их состав, а в частном порядке получает нужные для полиции сведения от тех членов таких организа­ций, доверием которых он пользуется. Противники царской охранки обвиняли ее в провокаторской деятельности. Вот что писал в ответ на это генерал П.Г.Курлов: “Под словом “провокация” нельзя понимать необходимость осве­домленности о готовящемся преступле­нии, а нужно раз и навсегда установить, что провокация - есть организация или пособничество к преступлению в целях личного успеха и выслуги перед началь­ством. Нельзя считать провокацией слу­чаи, когда член революционной партии, ставший сотрудником розыскных учреж­дений, выдает только часть преступного плана, скрывая иногда очень многое, - иначе он действовать не может, т.к. будет немедленно разоблачен и убит. Искусство розыска в том и заключается, чтобы по получаемым, часто кратким, сведениям восстановить полную картину готовящегося преступления”[187]. Приложение 10 Использование конфиденциальных отношений по законодательству США и ФРГ Обратившись к зарубежному опыту, можно увидеть, что не делают секрета из факта использования конфидентов нормативные акты, регламентирующие оперативно-розыскную деятельность ФБР. В Инструктивном письме Генерального атторнея[188] от 15 декабря 1976 г. подтверждается законность использования осведомителей при проведении любых оперативно-розыскных мероприятий, однако указывается на допустимость этого только в тех случаях, когда ФБР официально уполномочено провести расследование, а такое использование не приведет к нарушениям закона и конституционных прав граждан. При этом осведомители не могут быть уполномочены на такие действия, выполнение которых согласно закону или ведомственным инструкциям могло бы быть возложено на самих оперативных сотрудников ФБР. Указанный нормативный акт детально определяет подлежащие анализу факторы, как оправдывающие, так и препятствующие использованию именно осведомителя, детализирует содержание инструктажа последнего относительно недопустимости участия в противоправных деяниях, регулирует действия ФБР при обнаружении факта совершения осведомителем преступления. В целом же Инструктивное письмо Генерального атторнея ориентирует ФБР на привлечение “добросовестных” осведомителей и недопустимость их участия в противозаконной деятельности в процессе выполнения оперативного задания. Однако используемые в Инструктивном письме формулировки позволяют заключить, что даже в тех случаях, когда осведомитель нарушает закон (использует официально не санкционированные методы получения информации, действует в качестве провокатора и т.п.), руководство ФБР и Министерства юстиции США сохраняет за собой право по собственному усмотрению решать вопрос о привлечении осведомителя к уголовной ответственности и прекращении с ним сотрудничества. Более того, в интересах успешного проведения запланированной операции и сохранения ее в тайне ФБР может продолжить сотрудничество с осведомителем, нарушившим требования закона, и воздержаться от раскрытия его личности органам расследования и обвинения, которым подследственно совершенное преступление[189]. Несколько иной, в частности лаконичный, подход к правовой регламентации конфиденциальной помощи граждан специализированным оперативным подразделениям криминальной полиции прослеживается в Законе о полиции земли Северный Рейн-Вестфалия. Здесь в § 19, обозначенном как сбор данных с помощью введения в разработку лиц, чье сотрудничество с полицией третьим лицам неизвестно, во-первых, подтверждается право полиции на сбор данных о личности с помощью введения в разработку конфидентов; во-вторых, отмечается, что это допустимо для предотвращения существующей опасности для жизни, здоровья и свободы граждан, т.е. делается акцент на сборе информации подобным путем в профилактических целях; в-третьих, устанавливается, что санкцию на введение в разработку лиц, чье сотрудничество с полицией третьим лицам неизвестно, имеет право давать только руководитель ведомства или лицо, уполномоченное им; в-четвертых, гарантируется сохранение в тайне сведений о личности частных лиц, сотрудничающих с полицией[190]. Особо следует отметить, что правовые акты США и ФРГ, регламентирующие оперативно-розыскную деятельность ФБР и полиции ФРГ, не абсолютизируют роль тайной помощи частных лиц в разрешении криминальных задач. Здесь эта категория рассматривается как альтернатива кадровым секретным сотрудникам, а также средствам электронной разведки. Приложение 11 Использование оперативных работников-нелегалов по законодательству ФРГ Закон о борьбе с незаконным оборотом наркотиков и другими формами проявлений организованной преступности от 15 июля 1992 г. (ФРГ) предусматривает, что: 1. Оперативных работников-нелегалов разрешается использовать для раскрытия преступлений, когда есть достаточные фактические основания для того, что совершено преступление особой значимости: а) в сфере незаконного оборота наркотиков или торговли оружием, подделки денег или ценных бумаг; б) в области государственной безопасности (§ 74а, 120 Закона о Конституционном суде); в) организованное профессиональным или привычным способом; г) членом банды или иным образом. 2. Оперативных работников-нелегалов разрешается задействовать для раскрытия преступления, если, по полученным данным, есть угроза его повторения. Использование допустимо только тогда, если раскрытие другими средствами было бы безнадежно или затруднено существенным образом. Кроме того, разрешается использовать оперативных работников, если того требуют особые обстоятельства и все другие средства для раскрытия преступления не дадут результата. 3. Оперативными работниками-нелегалами являются полицейские, которые ведут розыск под легендой, разработанной для них на определенный срок. Под легендой им разрешается участвовать в правовых отношениях. Разрешается изготавливать, изменять и использовать соответствующие документы, если это необходимо для создания или поддержания легенды. 4. Использование оперативного работника допустимо только после согласия прокуратуры. Если есть опасность промедления и решение прокуратуры нельзя получить своевременно, то решение должно быть принято немедленно. Мероприятие должно быть прекращено, если в течение трех дней прокуратура не даст своего согласия. Согласие должно быть получено в письменной форме и ограничено сроком. Продление срока допустимо до тех пор, пока есть предпосылка для использования. 5. Использование, которое направлено против определенного обвиняемого или при котором оперативный работник входит в квартиру, которая для всех недоступна, требует согласия судьи. При угрозе промедления достаточно согласия прокуратуры. Если разрешения прокуратуры своевременно получить невозможно, то использование должно быть проведено немедленно. Мероприятие должно быть прекращено, если судья в течение трех дней не даст согласия. 6. Идентичность оперативного работника может также сохраняться в тайне и после окончания операции. Прокурор и судья, которые компетентны принять решение об использовании оперативного работника, могут потребовать, чтобы личность стала им известна (открыта). Впрочем, в уголовном процессе допускается сохранение в тайне личности в соответствии с § 96, в особенности тогда, когда есть повод опасаться, что раскрытие личности угрожало бы жизни, здоровью, свободе оперативного работника или другого лица или возможности дальнейшего его использования. 7. Оперативным работникам разрешается под прикрытием легенды входить в квартиру с согласия полномочных лиц. Согласие не должно быть получено путем стимулирования права входа в жилище, превышающего возможности использования легенды. В остальном оперативный работник руководствуется этим законом и другими правовыми нормами. Лица, необщедоступную квартиру которых посетил оперативный работник, должны быть с самого начала уведомлены о мероприятии, если это не повлечет за собой вред целям расследования, общественной безопасности, здоровью, жизни лица, а также возможности дальнейшего использования оперативного работника. 8. Решения и иные документы об использовании оперативного работника хранятся в прокуратуре. Они могут быть приобщены к делу только при выполнении определенных законом условий. 9. О проводимых мероприятиях необходимо информировать участников (§ 99, § 100а, § 100б, § 100с Abs. 1, номер 1 буква b, номер 2, § 100d), если это может иметь место без причинения вреда целям расследования, общественной безопасности, здоровью или жизни лица, а также возможности дальнейшего использования секретного сотрудника. 10. Информацию о лицах, добытую оперативным работником, разрешается использовать в целях доказывания в других уголовных делах только тогда, если при оценке добытого материала выясняются обстоятельства, которые используются для раскрытия преступления в сфере незаконного оборота наркотиков, торговли оружием, подделки денег и ценных бумаг, в области государственной безопасности либо преступления, организованного профессионалом, членом банды, и т.п. Приложение 12 Привилегия конфиденциальности в законодательстве США и ФРГ об оперативно-розыскной деятельности Привилегия конфиденциальности имеет конкретное содержание, предполагающее обеспечение сохранности в тайне сведений о лицах, которые представляют ведомствам, осуществляющим ОРД, информацию о нарушениях закона. Согласно международным стандартам цель такой привилегии - обеспечение и защита интересов общества в области исполнения закона. Например, в США считается, что привилегия исходит из обязанности граждан сообщать о совершенных, совершающихся, а также готовящихся преступлениях и обязанности соответствующих государственных органов, сохраняя анонимность граждан, поощрять их к выполнению этой обязанности. Следует отметить, что зарубежное оперативно-розыскное законодательство предусматривает возможность раскрытия личности осведомителя. Согласно решению Верховного Суда США при возникновении данной проблемы следует руководствоваться тем, что общество заинтересовано в сохранении источника соответствующей информации, и тем, что каждому должно быть обеспечено право защищать себя в уголовном процессе, в частности посредством перекрестного допроса обвинения. Поэтому при решении вопроса о разглашении личности осведомителя должны приниматься во внимание конкретные обстоятельства каждого дела, в т.ч. характер инкриминируемого преступления, возможные методы защиты обвиняемого, значение показаний конфидента и т.п.[191] В ФРГ, например, суд, принимая решение о целесообразности заслушивания свидетельских показаний лица, которому гарантировалась конфиденциальность, должен проверить, достаточна ли определенная процессуальная мера (исключение гласности; допрос судей, имеющих специальные полномочия и в отсутствие остальных членов суда) для обеспечения безопасности свидетеля-конфидента или его конспирации. В подобных случаях судебная инстанция, рассматривающая уголовное дело и принимающая все решения об исследовании доказательств в судебном процессе, может решить, отказать ли в выдаче персоналий, необходимых для вызова свидетеля, или согласиться на допрос с соблюдением определенных процессуальных условий (общий или ограниченный запрет). При вышеуказанном подходе прослеживается реальное понимание того обстоятельства, что органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, при выполнении своих задач должны неизбежно опираться на такую информацию, которая может быть добыта только при соблюдении гарантий конфиденциальности. При этом в случае нарушения правил конспирации в ходе оперативно-розыскных мероприятий, проводимых при участии частных лиц, подвергающих себя особому риску, оперативное подразделение утрачивает как эффективность своей деятельности, так и авторитет населения. В свою очередь, потеря этого доверия негативно сказывается на контактах с гражданами, прежде всего с теми, чье конфиденциальное содействие необходимо для осуществления оперативно-розыскных действий в интересах решения криминальных задач. В разделе VI Закона (США) о защите личного состава разведки (1982 г.) указывается, что любое лицо, имеющее или имевшее ранее санкционированный доступ к секретной информации, содержащей данные о личности негласного агента, которое намерено разгласить любые сведения, раскрывающие личность такого негласного агента, любому лицу, не имеющему разрешения на получение секретной информации, зная при этом, что разглашение таким образом сведений раскрывает личность такого негласного агента и что Соединенные Штаты принимают определенные меры, чтобы скрыть взаимоотношения в области разведки такого негласного агента с Соединенными Штатами, подвергается штрафу в размере не более 50 тыс. долларов или тюремному заключению на срок не более 10 лет либо обоим этим наказаниям вместе. Приложение 13 О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации Закон Российской Федерации от 25 июня 1993 г. № 5242-1 (Российская газета. 1993. 10 августа) (Извлечение) Статья 2. Основные понятия Место пребывания - гостиница, санаторий, дом отдыха, пансионат, кем­пинг, туристская база, больница, другое подобное учреждение, а также жилое помещение, не являющееся местом жительства гражданина, - в которых он проживает временно. Место жительства - жилой дом, квартира, служебное жилое помещение, специализированные дома (общежитие, гостиница-приют, дом маневренного фонда, специальный дом для одиноких престарелых, дом интернат для инвалидов, ветеранов и другие), а также иное жилое помещение, в котором гражданин постоянно или преимущественно проживает в качестве собственника, по договору найма (поднайма), договору аренды либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации. Приложение 14 Чужими письмами интересовались издавна Из истории сыска в царской России Советский энциклопедический словарь так толкует слово перлюстрация: тайное вскрытие госу­дарственными или иными органами, лицами пересылаемой по почте корреспонденции. Перлюстра­ция практиковалась издавна в правительствах всего мира. Прибегали к ней и в России. Еще при Елизавете Петровне летом 1744 г. тогдашний канцлер Бестужев, желая раскрыть импе­ратрице глаза на интриговавшего при дворе французского посла маркиза де-ла-Шетарди, доложил государыне ряд перлюстрированных донесений маркиза, в которых тот сообщал в Версаль разные сплетни и действовал, безусловно, во вред России. Перлюстрация, проводимая на почтамтах некоторых крупных городов России, была для Де­партамента полиции и охранных от­делений одним из вспомогательных средств сбора информации. С 80-х гг. XIX в. и вплоть до падения самодержавия в России при смене каждого министра внутренних дел в его министерском кабинете по­являлся старичок в потертом мундире и с загадочным видом протягивал ми­нистру конверт. Распечатав его, ми­нистр обнаруживал указ Александра II, дававший право старшему цензору М.Г.Мардарьеву руководить делом перлюстрации писем на петербург­ском почтамте. Нередко даже ми­нистр внутренних дел только из этого указа узнавал о существовании в России “секретных отделений цензуры”, или черных кабинетов. Почтительно попросив вновь запечатать конверт, Мардарьев удалялся. Боль­ше его никто не видел в министерст­ве до следующей смены министров. О существовании черных кабинетов при почтамтах крупных городов России знали буквально считанные лица даже в органах политического сыска, и их деятельность была окута­на глубочайшей тайной. Они не зна­чились ни в каких законах Российской империи. Вход в черный кабинет на петербургском почтамте был замаскирован: чиновники проходили в свое учреждение... через шкаф. Ограниченный штат чиновников (в Петербурге - 12, в Москве - 7, в других городах - от 2 до 5) успевал ежедневно ознакомиться с огромным числом писем (в Петербурге 2-3 тыс.). Читались письма как важных политических и общественных деяте­лей, так и виднейших чиновников, по­дозрительных корреспондентов или адресатов, особенно тщательно про­верялись письма, поступающие из-за границы или отправленные из России за рубеж. Из писем делались выпис­ки, а некоторые, особенно интересные, фотографировались. С течением времени в черных кабинетах вырабатывались и совершенствовались ме­тоды быстрого и аккуратного извле­чения письма из конверта. Ежегодно Департа­мент полиции составлял сводный от­чет о перлюстрации за год. Объем перлюстрации постоянно возрастал. Все выписки направлялись в Департамент полиции, где с ними знакомились чиновники особого от­дела. При отделе существовал архив секретных сведений, добытых цензу­рой. В случае необходимости, осо­бый отдел сообщал сведения жан­дармским управлениям и охранным отделениям, не указывая источника или применяя завуалированную формулу “по агентурным данным”. В книге Б.Эренфельда “Тяжелый фронт” можно прочитать: “Представ­ляет интерес поступившее в социал-демократическую организацию сооб­щение о “черном кабинете” при Мос­ковском почтамте: “В главном Москов­ском почтамте черный кабинет нахо­дился на втором этаже. Все поступаю­щие в почтамт письма поднимаются подъемной машиной и поступают в распоряжение чиновников черного ка­бинета. Одни из них заняты тем, что отбирают письма с подозрительными фамилиями, другие отбирают письма с подозрительными почерками, третьи раскладывают остальные письма на небольшие кучки и выдергивают наудачу несколько писем из каждой кучки. Все отобранные таким образом письма просматриваются”. Кандидат юридических наук Сер­гей Степанов писал о тех временах: “Конверты вскрывались при помощи пара, причем вода нагревалась элект­ричеством. Сложнее было с пакетами, запечатанными сургучом. Вначале подделка печатей была несовершен­ной, но затем один из чиновников изо­брел аппарат, позволяющий мгновенно изготовлять точную копию любой печати. По докладу премьер-министра Столыпина этот изобретатель был на­гражден орденом Владимира 4-й сте­пени “За полезные и применимые на деле открытия”. Сотрудники “черных кабинетов” с гордостью говорили, что по крайней мере в этой области Рос­сия далеко опережает другие страны”. Технические достижения позволя­ли вскрывать дипломатическую пере­писку. На столичном почтамте имелся полный набор печатей всех иностран­ных посольств, миссий и консульств. Дипломатические донесения читались с такой же легкостью, что и письма со­отечественников. Среди перлюстраторов были настоящие полиглоты, один чиновник владел 26 европейскими и восточными языками. Департамент полиции имел возможность щедро оп­лачивать их таланты. Эти специалисты проводили в “черных кабинетах” толь­ко часть дня, остальное время они уделяли научной и преподавательской деятельности. Впрочем, профессиона­лы также допускали ошибки. Однажды при вскрытии были перепутаны кон­верты, и голландское посольство получило инструкцию на испанском язы­ке с предписанием немедленно доложить об исполнении в Мадрид. Приложение 15 Государственная монополия на осуществление оперативного контроля почтовых, телеграфных сообщений и телефонных переговоров (по законодательству США и Италии) Правило о государственной монополии на использование указанных методов сыска сформулировано законодателем, который учитывал соответствующие правовые процедуры. Так, в томе 39 Свода законов США (§ 268 2(А)), принятом 1 июля 1980 г., говорится о том, что служащие почты не могут раскрывать, за исключением санкционированных случаев, прямо или косвенно содержание любых почтовых отправлений другим лицам или организациям. В свою очередь, в томе 47 Свода законов США оговаривается, что никто, кроме работников правоохранительных органов, не может использовать прямо или косвенно радиотехнические средства с целью прослушивания или записи разговоров. Если прослушивание осуществляется обычными гражданами, то для этого требуется согласие всех участников таких разговоров. Гарантией от произвольного применения технических средств для доступа и фиксации разговоров граждан как частными лицами, так и должностными лицами служит признание подобного рода деяния преступлением. Так, согласно § 2511 гл.119 Свода законов США всякое лицо, которое: а) умышленно перехватывает содержание телеграфных или устных сообщений, пытается это сделать либо делает так, что другое лицо перехватывает или пытается это сделать; б) умышленно использует, пытается использовать либо делает так, что другое лицо использует или пытается использовать какое-либо электронное, механическое или другое устройство для подслушивания; в) умышленно раскрывает или пытается раскрыть какому-либо другому лицу содержание телеграфного или устного сообщения, зная либо имея разумное основание полагать, что эта информация была получена путем перехвата телеграфного или устного сообщения в нарушение положений данного пункта; г) умышленно использует или пытается использовать содержание какого-либо телеграфного или устного сообщения, карается штрафом в размере до 10 тыс. долларов или тюремным заключением сроком до пяти лет либо обоими наказаниями. Кроме того, потерпевший, т.е. всякое лицо, сообщение которого было перехвачено, разглашено или использовано в нарушение гл.119 Свода законов США, согласно § 2520 этой же главы имеет: а) основание для предъявления гражданского иска к лицу, которое осуществило перехват, разгласило или использовало такое сообщение; б) право на возмещение вышеуказанным лицом: реального ущерба в размере не меньшем, чем сумма ликвидных убытков, исчисленных из расчета 100 долларов, в зависимости от того, какая сумма окажется большей; штрафных убытков; разумного вознаграждения. В соответствии со ст.617 Уголовного кодекса Италии наказывается подслушивание незаконным образом чужих сообщений или разговоров (телефонных или телеграфных), а также незаконная (помимо случаев, предусмотренных законом) установка аппаратов, приборов или их элементов в целях подслушивания. Отдельные положения этой же статьи УК признают преступлением фальсифицированное искажение или уничтожение содержания телеграфных или телефонных сообщений и разговоров, как правило, по корыстным или иным низменным мотивам. Наряду с этим в соответствии со ст.615 Уголовного кодекса Италии, озаглавленной “Незаконное вмешательство в частную жизнь”, запрещается получать с помощью фото- или звукозаписывающей аппаратуры снимки или звукозаписи, относящиеся к частной жизни в определенных местах (частные квартиры или другие частные жилища, а также относящиеся к ним помещения). Запрещается также публиковать и распространять с помощью средств массовой информации снимки или сведения, полученные при прослушивании. В случае нарушения предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от 6 месяцев до 4 лет. Наказание налагается по иску пострадавшей стороны. Однако предусматривается “безысковое” возбуждение дела и наказание в виде лишения свободы на срок от одного до пяти лет в случае, если нарушение совершено должностным лицом или лицом, находящимся на государственной службе, при злоупотреблении властью или в нарушение служебных обязанностей, а также лицом, незаконно выполняющим функции частного детектива. Уголовное законодательство Италии (ст.9 Закона № 98) устанавливает наказание за изготовление, сбыт и т.п. специальной аппаратуры, предназначенной для противозаконного фотографирования, прослушивания разговоров или сообщений. Важным является и то положение закона, согласно которому аппараты или приборы, а также их элементы, недвусмысленно предназначенные для фотографирования или прослушивания, должны быть перечислены в декретах министра почт и связи, выпускаемых по согласованию с министром внутренних дел, министром промышленности, торговли и ремесел. Аналогичные аппараты и приборы, находящиеся на вооружении армии и полиции, должны контролироваться соответствующими министрами, а изготовление и операции с такой аппаратурой допустимы лишь только с санкции вышеуказанных должностных лиц. Приложение 16 Прослушивание телефонных переговоров как метод сыска в некоторых зарубежных странах Всеобщая декларация прав человека 1948 г. (ст.12) осуждает не любое, а только произвольное вмешательство в личную жизнь и произвольное посягательство на неприкосновенность жилища, тайну личной корреспонденции или честь и репутацию[192]. В одном из последних документов ООН, посвященном борьбе с преступностью, - “Руководстве по подготовке кадров в сфере борьбы с незаконным оборотом наркотиков” также отмечается, что разоблачение наиболее законспирированных звеньев преступных организаций, занимающихся указанным видом противоправной деятельности, невозможно без использования электронного наблюдения[193]. Таким образом, положительным моментом здесь является то, что при помощи рассматриваемых разведывательных методов удается получить и зафиксировать информацию, доступ к которой сопряжен с большими препятствиями, исключающими использование иных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий. Законодательное регулирование комментируемого разведывательного метода в европейских странах и США позволяет назвать некоторые особенности, имеющие значение для дальнейшего совершенствования уголовно-процессуального и оперативно-розыскного законодательства РФ. Прослушивание телефонных переговоров может иметь статус как уголовно-процессуального действия, так и особого метода сбора информации, применяемого полицией. 1. Прослушивание как правовое действие, урегулированное уголовно-процессуальным законом. Так, в положения § 100 раздела III УПК ФРГ разъясняют порядок осуществления контроля телефонных переговоров по конкретным, точно определенным уголовным делам. Законодатель предусмотрел законность прослушивания официальными органами государства разговоров объектов ОРД, подозреваемых в государственных, политических преступлениях, общеуголовных тяжких и особо тяжких преступлениях (убийство, шантаж, разбой). Считается также, что в соответствии со ст.100, 129 УПК ФРГ возможно прослушивание разговоров выявленных полицией членов преступных сообществ, отличающихся высокой степенью общественной опасности (торговцы наркотиками, банды укрывателей воров, разбойничьи группы, преступные группы, занимающиеся подделкой произведений искусства, торговлей крадеными автомобилями, мошенничеством в области страхования), если расследование дела другим путем было бесперспективным или чрезвычайно сложным. В свою очередь, § 100 раздела III УПК ФРГ обязывает почтовое ведомство предоставлять возможность прослушивания телефонных переговоров сотрудникам суда, прокуратуры и лицам, помогающим им в проведении полицейской деятельности. В итоге органы юстиции и полиции ФРГ в рамках существующего законодательства имеют достаточные возможности для успешного раскрытия тяжких преступлений благодаря активному использованию всех средств, которыми они располагают. Статья 226 УПК Италии устанавливает, что служащие уголовной полиции имеют право при выполнении служебных обязанностей, установленных ст.219, предотвращать, прерывать или прослушивать телефонные или телеграфные сообщения при расследовании: преднамеренных преступлений, наказуемых лишением свободы на срок не менее пяти лет; преступлений, связанных с наркотиками; преступлений, связанных с применением огнестрельного оружия и взрывчатых веществ; контрабанды; правонарушений, связанных с оскорблением, угрозами или нарушением покоя любого лица с использованием телефона. Основанием для прослушивания телефонных разговоров во Франции служит § 1 ст.81 УПК, где говорится о том, что следователь производит в соответствии с законом все действия, которые, по его мнению, необходимы для установления истины. Из этого положения исходит судебная практика, в процессе которой появляется возможность проводить так называемое “судебное” прослушивание телефонных переговоров в интересах уголовного расследования наиболее тяжких преступлений. 2. Прослушивание как особый метод сбора информации, урегулированный законодательными актами, касающимися деятельности полиции. Так, согласно § 18 Закона о полиции земли Северный Рейн-Вестфалия от 25 марта 1980 г., дополненного Законом от 26 июля 1984 г., особым методом сбора информации считается использование полицией скрытых технических средств для прослушивания и записи разговоров. Оправдывают данный статус рассматриваемого разведывательного метода следующие предпосылки: органы полиции могут прибегать к прослушиванию в целях предотвращения реальной опасности; прослушивание в целях предотвращения опасности допустимо лишь в том случае, когда опасность не может быть устранена другим путем; опасность должна быть реальной и являться следствием тяжких и особо тяжких преступных посягательств, в частности таких, как шантаж, взятие заложников, похищение людей, вымогательство с применением насилия и т.п. Прослушивание может регламентироваться автономными законами, где его принадлежность к определенному виду правоохранительной деятельности четко не определяется. В США согласно Всеобщему закону 1968 г. о контроле над преступностью и безопасностью предусматривается использование электронного прослушивания[194]. Его целью считается потребность в получении информации, необходимой для защиты национальной безопасности США и борьбы с организованной преступностью, а также обнаружения лиц, совершивших, совершающих либо готовящихся совершить тяжкие преступления. В качестве последних понимаются деяния, за совершение которых закон предусматривает смертную казнь либо тюремное заключение на срок более года. Наряду с этим § 2516 гл.119 Свода законов США, обозначенный как “Разрешение на перехват телеграфных или устных сообщений”, устанавливает, что Министр юстиции или любой из его помощников, специально им назначенный, может уполномочить какого-либо федерального судью компетентной юрисдикции правом на издание в соответствии с § 2518 гл.119 Свода законов США приказа, разрешающего или одобряющего перехват телеграфных или устных сообщений ФБР или каким-либо федеральным агентством, несущим ответственность за расследование посягательства, в отношении которого дано разрешение на перехват, если с помощью этого можно получить или уже получено доказательство совершения любого посягательства, караемого смертной казнью или тюремным заключением на срок свыше одного года в соответствии с § 2274-2277 раздела 42 Свода законов США (касающихся применения Закона об атомной энергии 1954 г.) или в соответствии со следующими главами: гл.37 (шпионаж), гл.105 (саботаж), гл.115 (измена), гл.102 (учинение беспорядков), а также разделом 29 Свода законов США (о наложении ограничений на выплаты и ссуды профсоюзам), или любого посягательства, включающего тяжкое убийство, похищение человека, ограбление или вымогательство. В Великобритании прослушивание телефонных переговоров и перлюстрация корреспонденции регламентируются Законом о перехвате сообщения, принятым в 1985 г. Вопросы установки подслушивающих устройств в служебных помещениях, квартирах и личных автомашинах остались за рамками законодательства и рассматриваются как обычные методы работы спецслужб, не подлежащие раскрытию и обсуждению. В одном из районов Лондона действует центр подслушивания, который позволяет записывать и обрабатывать информацию, поступающую одновременно с тысячи телефонных линий. В составе управления лондонской полиции действует так называемый специальный отдел, который, в частности, занимается формированием своего рода электронных досье, в т.ч. и на правопослушных граждан. Негласная деятельность спецотдела регламентируется ведомственными нормативными актами[195]. В Канаде в 1974 г. вступил в силу Закон об охране личной жизни граждан. Этот закон устанавливал, что полиция должна получить специальное разрешение суда для прослушивания чьих-либо телефонных разговоров. Кроме того, в законе дан перечень противоправных деяний, по подозрению в которых разрешается прослушивать телефонные разговоры. Далее, по истечении срока действия судебного разрешения на прослушивание телефонных разговоров подозреваемого лица суду сообщается об этом в определенные сроки. Закон об охране личной жизни граждан, как предполагалось, должен был иметь большое значение для охраны прав личности, т.к. суды не принимали в качестве улики сведения, полученные из незаконно прослушиваемых разговоров без согласия заинтересованных сторон. Однако в 1977 г. в вышеупомянутый Закон были внесены поправки, в соответствии с которыми был расширен список противоправных деяний, в связи с которыми полиция может обращаться в судебные органы с ходатайством о выдаче разрешения на прослушивание телефонных разговоров. Кроме того, поправки делали допустимым использование в судебном разбирательстве сведений, полученных из прослушиваемых телефонных разговоров, независимо от того, законным или незаконным было такое прослушивание. Такие сведения не могут быть использованы лишь в том случае, если суд посчитает, что их обнародование “скомпрометирует” процесс отправления правосудия[196]. В правовом плане данный метод правоохранительных ведомств законодательством зарубежных стран рассматривается как действие, аналогичное обыску и изъятию иного рода доказательств, с поправкой на то, что объектом поиска и изъятия являются в этом случае переговоры между людьми[197]. Исходя из этого устанавливается, что электронное наблюдение должно практиковаться под контролем суда[198] (США, ФРГ); министра внутренних дел, министра иностранных дел, министра по делам Шотландии и Северной Ирландии (Великобритания). Несмотря на все эти различия и особенности, принципиально важным считается положение о том, что для поиска и фиксации такого объекта, как переговоры между людьми, в интересах разрешения задач ОРД необходимо обеспечение легитимности методам, гарантирующим сбор соответствующей информации при проникновении в сферу и инфраструктуру общеуголовных и государственных преступлений. Приложение 17 Контролируемая поставка как элемент секретной операции ФБР США Инструкции Генерального атторнея США, регламентирующие секретную операцию, допускают, что она может включать “приглашение к совершению противозаконных действий”, “создание возможностей для противозаконных действий”. При утверждении плана секретной операции, включающей подобного рода оперативные мероприятия (а они направлены преимущественно на выявление коррупции или внедрение в подпольные сети торговли наркотиками), соответствующий руководитель должен убедиться в том, что: противоправный характер деятельности будет в “разумной степени очевиден” потенциальным объектам; существуют разумные основания предполагать, что планируемая операция выявит противозаконную деятельность; склонение лица к совершению противоправных действий “не является неоправданным” ввиду характера противозаконной сделки, в которой лицо приглашают участвовать. Любая секретная операция, предполагающая склонение лица к участию в незаконной деятельности, должна быть в письменном виде санкционирована директором ФБР после того, как Комитет по контролю над секретными операциями определит, что: существуют разумные основания (базирующиеся на информации, сообщенной осведомителями или полученной иными оперативными методами) предполагать, что объект операции занимается, занимался или, по всей вероятности, будет заниматься противозаконной деятельностью, сходной с той, к которой его предполагается склонить; оперативные мероприятия по созданию возможностей для противозаконной деятельности спланированы так, что есть основания полагать, что лица, которым предполагается предложить эти возможности, сами по себе уже склонны к участию в такого рода противозаконной деятельности. В инструкциях Генерального атторнея указано, что решение склонить лицо к участию в противозаконной деятельности должно основываться “исключительно на соображениях охраны правопорядка” (§ J (4)). Тем самым в инструкциях сделана попытка предупредить использование данной формы оперативной работы в политико-тактических интересах (например, для дискредитации политических соперников конкретной администрации). Несоблюдение указанных предписаний влечет за собой ответственность, например, по Уголовному кодексу штата Нью-Йорк. Здесь в § 40.05 гл.40[199] указывается, что в любом преследовании за посягательство утверждающей защитой является то, что обвиняемый осуществил запрещенное поведение в силу того, что его побудил или подстрекал к этому публичный служащий или лицо, действующее совместно с публичным служащим, стремящимся добыть доказательства, направленные против него, с целью уголовного преследования и, если способы получения доказательств были такими, что создавали значительный риск того, что это посягательство было бы совершено лицом, в противном случае не склонным его совершить. Побуждение или подстрекательство к совершению посягательства означает активное побуждение или подстрекательство. Поведение, которым просто предоставляется лицу возможность совершить посягательство, не составляет вовлечения в “ловушку”. Приложение 18 Некоторые методы работы полиции Запада Скрытое (негласное) наблюдение. В ФРГ законом определен контингент лиц, за которыми в соответствии с Уголовным кодексом (ст.80-109 “г”) оно может устанавливаться. Полиция США скрытое наблюдение осуществляет прежде всего в отношении лиц, ведущих сомнительный образ жизни и обоснованно подозреваемых в совершении преступлений. Однако есть и другая категория граждан, совершивших преступление, но отпущенных до суда под залог (такая мера пресечения является в Америке традиционной). Использование этого метода полицейские объясняют следующим образом. После совершения преступления отпущенный под залог посещает свои преступные связи, пытается воздействовать на потерпевших и свидетелей, скрыть следы и орудия преступления, похищенное имущество и т.п. В процессе скрытого наблюдения ведется фиксация этих действий, что потом используется в расследовании преступления и в судебном разбирательстве. Не считается нарушением закона проведение скрытого наблюдения с использованием, например, приборов ночного видения, телевизионных установок или каких-либо скрытых сигнализаторов, если при этом не производится звукозапись. Личный сыск. В 1971 г. в полиции Нью-Йорка появилось новое подразделение для борьбы с уличной преступностью. Сотрудники этого подразделения (их около 150 человек), загримировавшись под обычных прохожих, бродяг или попрошаек, ходят по улицам в наиболее криминогенных районах города. Они имеют радиосвязь как с центральным полицейским пунктом, так и между собой. В их распоряжении малогабаритные контактные радиоприборы, обеспечивающие возможность записи всех переговоров, что имеет важное значение в случае передачи дела в суд. Есть у них и оружие. Однако им запрещено использовать приемы, нарушающие закон. Не должны они совершать и провоцирующие действия (например, изображать пьяных, демонстрировать крупные суммы денег). Когда все готово к операции, в район высылаются разведчики. В случае обнаружения подозрительной группы организуется наблюдение (чаще всего оно ведется сверху, с крыш домов), чтобы проследить маршрут передвижения и место сбора преступной группы. Контролируемая поставка позволяет полиции не только найти, обезвредить, задержать правонарушителя, но и проследить весь маршрут движения запрещенного товара (например, наркотика) и в результате выявить отправителей (или организаторов отправки), получателей и распространителей этих товаров. В ФРГ считают, что скупка различных предметов (похищенных вещей, оружия, наркотиков и т.п.) нередко является необходимой предпосылкой для завоевания доверия лиц, занимающихся их сбытом, с целью последующего выхода на наиболее опасных преступников. И напротив, отказ от предлагаемой покупки (то ли с целью проверки, то ли в знак доверия) может привести к быстрому разоблачению ведущего тайный розыск сотрудника полиции или осведомителя. Действия служащих полиции и их осведомителей, совершающих такие покупки, в принципе считаются правомерными. Полиция США и сотрудники отдела по борьбе с наркоманией Интерпола контролируемую поставку используют в основном для контроля за определенными лицами, представляющими оперативный интерес. Кроме перечисленных полиция использует и многие другие мероприятия. Под тайными операциями и оперативными “играми” за рубежом подразумевается деятельность полицейских, в течение длительного периода времени выдающих себя за гражданских лиц в целях раскрытия таких преступлений, как торговля наркотиками, содержание притонов для азартных игр, проституция, подпольная торговля запрещенными товарами, а также изобличения граждан, находящихся под подозрением, в преступной деятельности. К этим мероприятиям можно отнести и создание ложных преступных групп. В рамках упомянутого понятия различаются два типа тайных операций, требующих легкой или глубокой конспирации, в зависимости от того, насколько глубоко сотрудник полиции внедряется в преступную сеть. Легкая конспирация предполагает обычное несение службы (только без униформы) и чаще всего используется при контактах с осведомителями. Глубокая же конспирация означает полный переход на положение лица, за которое выдает себя сотрудник полиции, на все время выполнения задания. Такая форма конспирации наиболее полно отвечает характеру секретных операций. При глубокой конспирации сотрудник полиции выступает в роли разведчика с целью сбора информации о характере деятельности определенных лиц. Другое направление связано со сбором информации, необходимой для уголовного преследования. В данном случае речь идет о выявлении преступных кланов либо небольшой группы преступников, не связанных между собой, например уличных торговцев наркотиками. Законспирированный полицейский вступает в сделки, связанные с приобретением наркотиков, оружия, заключением пари в подпольном тотализаторе, а затем оформляет заявление о возбуждении уголовного дела. Производство по таким делам начинается после того, как полицейский переходит на легальное положение. Полиция США, ФРГ и других стран использует различные официальные прикрытия (“крыши”) в виде создания мнимых фирм, бюро, магазинов и т.п., что способствует получению информации о самых разнообразных преступлениях и преступниках в ходе секретных операций. Под секретной операцией в инструкциях Генерального атторнея США понимаются любого рода оперативные мероприятия, связанные с созданием и функционированием фиктивных организаций, деловых предприятий, корпораций, торговых точек, частных учреждений, фирм, снабженных соответствующей “легендой”. Такого рода подставные организации и фирмы юридически являются собственностью ФБР. Они имеют свой бюджет, осуществляют все деловые операции, необходимые для поддержания “легенды”, функционируют под контролем ФБР. Задачи этих организаций - создание видимости заинтересованности в противозаконных сделках, торговых операциях, финансовых махинациях и т.п., установление доверительных отношений с лицами, подозреваемыми в правонарушениях (в сфере “беловоротничковой” или организованной преступности), внедрение в сеть преступных групп “своих людей” и сбор обвинительных доказательств. Кроме того, подставная организация может быть создана с целью выявления коррупции среди должностных лиц государственных органов (наиболее известный пример - операция “АБСКЭМ”, в ходе выполнения которой сотрудники ФБР, действовавшие под видом представителей Объединенных Арабских Эмиратов, предлагали взятки членам Конгресса, подозреваемым в коррупции). Под “крышей” подставных организаций действуют секретные сотрудники ФБР. Проведение определенной категории секретных операций ФБР регламентировано инструкциями Генерального атторнея, изданными в 1981 г. Данные инструкции касаются секретных операций, направленных против политической коррупции, “беловоротничковой” и организованной преступности. В отношении допустимости совершения действий, запрещенных законом, секретным сотрудником (или содействующими частными лицами) в ходе выполнения операций в инструкциях содержатся следующие указания. В принципе, секретным сотрудникам (или содействующим частным лицам) запрещено принимать участие “в любых действиях, которые образовывали бы состав преступления по законам штата и федеральным”. Однако такого рода действия допускаются и могут быть разрешены в случаях, когда необходимо: получить информацию или доказательства, имеющие первостепенное значение для привлечения подозреваемых к уголовной ответственности; поддержать достоверность “легенды” в глазах лиц, деятельность которых расследуется; предупредить опасность для жизни или здоровья людей или избежать этой опасности. Гипноз. В университете Ливерпуля специалисты долгое время были заняты поисками возможностей получения наиболее достоверных свидетельский показаний. Свое исследование они начали с тщательного изучения опыта использования гипноза с целью воздействия на свидетелей, проводимого полицией США и Израиля. Английские исследователи пытались ответить на вопросы, способствует ли гипноз обострению памяти человека (свидетеля) и, если способствует, каковы особенности гипнотического воздействия, стимулирующего память. Для получения разведывательной информации или оперативного наблюдения за конкретным лицом полиция США иногда прибегает к провокациям. Президент управления уголовной полиции ФРГ Хайприх Боге уверяет, что провокация - это новая, весьма эффективная форма борьбы с преступностью. А начальник полиции земли Баден-Вюртемберг Альфред Штампер полагает, что его сотрудники имеют право абсолютно на все, “вплоть до убийства”. Полиция Японии применяет так называемое дознание с приманкой. Суть его формулируется как “способ дознания, когда орган дознания или лицо по его поручению, выступая в качестве “приманки”, вызывает преступное деяние, ждет его осуществления и производит задержание”. Очевидно, что за этим термином вполне может скрываться обыкновенная провокация. Приложение 19 Об информации, информатизации и защите информации Федеральный закон от 20 февраля 1995 г. № 24-ФЗ (Собрание законодательства РФ. 1995. № 8. Ст. 609) (Извлечение) Статья 2. Термины, используемые в настоящем Федеральном законе, их определения В настоящем Федеральном законе используются следующие понятия: информация - сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы их представления; документированная информация (документ) - зафиксированная на мате­риальном носителе информация с реквизитами, позволяющими ее идентифици­ровать; информационные процессы - процессы сбора, обработки, накопления, хра­нения, поиска и распространения информации; информация о гражданах (персональные данные) - сведения о фактах, событиях и обстоятельствах жизни гражданина, позволяющие идентифицировать его личность; конфиденциальная информация - документированная информация, доступ к которой ограничивается в соответствии с законодательством Российской Фе­дерации. Статья 5. Документирование информации 1. Документирование информации является обязательным условием вклю­чения информации в информационные ресурсы. Документирование информации осуществляется в порядке, устанавливаемом органами государственной власти, ответственными за организацию делопроизводства, стандартизацию документов и их массивов, безопасность Российской Федерации. 2. Документ, полученный из автоматизированной информационной системы, приобретает юридическую силу после его подписания должностным лицом в по­рядке, установленном законодательством Российской Федерации. 3. Юридическая сила документа, хранимого, обрабатываемого и передаваемого с помощью автоматизированных информационных и телекоммуникационных систем, может подтверждаться электронной цифровой подписью. Юридическая сила электронной цифровой подписи признается при наличии в автоматизированной информационной системе программно-технических средств, обеспечивающих идентификацию подписи, и соблюдении установленного режима их использования. 4. Право удостоверять идентичность электронной цифровой подписи осущecтвляeтcя на основании лицензии. Порядок выдачи лицензии определяется законодательством Российской Федерации. Статья 10. Информационные ресурсы по категориям доступа 1. Государственные информационные ресурсы Российской Федерации являются открытыми и общедоступными. Исключение составляет документированная информация, отнесенная законом к категории ограниченного доступа. 2. Документированная информация с ограниченным доступом по усло­виям ее правового режима подразделяется на информацию, отнесенную к государственной тайне, и конфиденциальную. 3. Запрещено относить к информации с ограниченным доступом: законодательные и другие нормативные акты, устанавливающие правовой статус органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций, общественных объединений, а также права, свободы и обязанности граждан, порядок их реализации; документы, содержащие информацию о чрезвычайных ситуациях, экологическую, метеорологическую, демографическую, санитарно-эпидемиологическую и другую информацию, необходимую для обеспечения безопасности функционирования населенных пунктов, производственных объектов, безопасности граждан и населения в целом; документы, содержащие информацию о деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления, об использовании бюджетных средств и других государственных и местных ресурсов, о состоянии экономики и потребностях населения, за исключением сведений, отнесенных к государственной тайне; документы, накапливаемые в открытых фондах библиотек и архивов, информационных системах органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, организаций, представляющие общественный интерес или необходимые для реализации прав, свобод и обязанностей граждан. 4. Отнесение информации к государственной тайне осуществляется в соответствии с Законом Российской Федерации “О государственной тайне”. 5. Отнесение информации к конфиденциальной осуществляется в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, за исключением случаев, предусмотренных статьей 11 настоящего Федерального закона. Статья 11. Информация о гражданах (персональные данные) 1. Перечни персональных данных, включаемых в состав федеральных информационных ресурсов, информационных ресурсов совместного ведения, информационных ресурсов субъектов Российской Федерации, информационных ресурсов органов местного самоуправления, а также получаемых и собираемых государственными организациями, должны быть закреплены на уровне федерального закона. Персональные данные относятся к категории конфиденциальной информации. Не допускаются сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни, а равно информации, нарушающей личную тайну, семейную тайну, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений физического лица без его согласия, кроме как на основании судебного решения. 2. Персональные данные не могут быть использованы в целях причинении имущественного и морального вреда гражданам, затруднения реализации прав и свобод граждан Российской Федерации. Ограничение прав граждан Российской Федерации на основе использования информации об их социальном происхождении, о расовой, национальной, языковой, религиозной и партийной принадлеж­ности запрещено и карается в соответствии с законодательством. Юридические и физические лица, в соответствии со своими полномочия­ми владеющие информацией о гражданах, получающие и использующие ее, несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации за нарушение режима защиты, обработки и порядка использования этой инфор­мации. Подлежит обязательному лицензированию деятельность негосударствен­ных организаций и частных лиц, связанных с обработкой и предоставлением пользователям персональных данных. Порядок лицензирования определяется законодательством Российской Федерации. Статья 12. Реализация права на доступ к информации из информационных ресурсов 1. Пользователи - граждане, органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации и общественные объединения - обладают равными правами на доступ к государственным информационным ресурсам и не обязаны обосновывать перед владельцем этих ресурсов необходимость получения запрашиваемой ими информации. Исключение составляет информация с ограни­ченным доступом. Доступ физических и юридических лиц к государственным информацион­ным ресурсам является основой осуществления общественного контроля за дея­тельностью органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных, политических и иных организаций, а также за состоянием эко­номики, экологии и других сфер общественной жизни. 2. Владельцы информационных ресурсов обеспечивают пользователей (потребителей) информацией из информационных ресурсов на основе законодательствa, уставов указанных органов и организаций, положений о них, а также дого­воров на услуги по информационному обеспечению. Информация, полученная на законных основаниях из государственных информационных ресурсов гражданами и организациями, может быть использова­на ими для создания производной информации в целях ее коммерческого рас­пространения с обязательной ссылкой на источник информации. Статья 22. Права и обязанности субъектов в области защиты информации 1. Собственники документов, массива документов, информационных систем или уполномоченные ими лица в соответствии с настоящим Федеральным зако­ном устанавливают порядок предоставления пользователю информации с указа­нием места, времени, ответственных должностных лиц, а также необходимых процедур и обеспечивают условия доступа пользователей к информации. 2. Владелец документов, массива документов, информационных систем обеспечивает уровень защиты информации в соответствии с законодательством Российской Федерации. Приложение 20 О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании Закон Российской Федерации от 2 июля 1992 г. № 3185-1 (Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 33. Ст.1913) (Извлечение) Статья 9. Сохранение врачебной тайны при оказании психиатрической помощи Сведения о наличии у гражданина психиатрического расстройства, фактах обращения за психиатрической помощью и лечении в учреждении, оказывающем такую помощь, а также иные сведения о состоянии психического здоровья являются врачебной тайной, охраняемой законом. Для реализации прав и законных интересов лица, страдающего психическим расстройством, по его просьбе либо по просьбе его законного представителя им могут быть предоставлены сведения о состоянии психического здоровья данного лица и об оказанной ему психиатрической помощи. Приложение 21 Гражданский кодекс Российской Федерации (Собрание законодательства РФ. 1994. № 32. Ст.3301) (Извлечение) Статья 139. Служебная и коммерческая тайна 1. Информация составляет служебную или коммерческую тайну в случае, когда информация имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам, к ней нет свободного доступа на законном основании и обладатель информации принимает меры к охране ее конфиденциальности. Сведения, которые не могут составлять служебную или коммерческую тайну, определяются законом и иными правовыми актами. 2. Информация, составляющая служебную или коммерческую тайну, защищается способами, предусмотренными настоящим Кодексом и другими законами. Лица, незаконными методами получившие информацию, которая составляет служебную или коммерческую тайну, обязаны возместить причиненные убытки. Такая же обязанность возлагается на работников, разгласивших служебную или коммерческую тайну вопреки трудовому договору, в т.ч. контракту, и на контрагентов, сделавших это вопреки гражданско-правовому договору. Приложение 22 О перечне сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну Постановление Правительства РСФСР от 5 декабря 1991 г. № 35 (Собрание постановлений Правительства РСФСР. 1992. № 1-2) В целях обеспечения деятельности государственной налоговой службы, правоохранительных и контролиру­ющих органов, а также предупреждения злоупотребле­ний в процессе приватизации Правительство РСФСР постановляет: 1. Установить, что коммерческую тайну предприятия и предпринимателя не могут составлять: учредительные документы (решение о создании предприятия или договор учредителей) и Устав; документы, дающие право заниматься предпринима­тельской деятельностью (регистрационные удостовере­ния, лицензии, патенты); сведения по установленным формам отчетности о финансово-хозяйственной деятельности и иные сведения, необходимые для проверки правильности исчисления и уплаты налогов и других обязательных платежей в госу­дарственную бюджетную систему РСФСР; документы о платежеспособности; сведения о численности, составе работающих, их за­работной плате и условиях труда, а также о наличии свободных мест; документы об уплате налогов и обязательных платежах; сведения о загрязнении окружающей среды, нару­шении антимонопольного законодательства, несоблюде­нии безопасных условий труда, реализации продукции, причиняющей вред здоровью населения, а также дру­гих нарушениях законодательства РСФСР и размерах причиненного при этом ущерба; сведения об участии должностных лиц предприятия в кооперативах, малых предприятиях, товариществах, ак­ционерных обществах, объединениях и других организациях, занимающихся предпринимательской деятельностью. 2. Запретить государственным и муниципальным предприятиям до и в процессе их приватизации относить к коммерческой тайне данные: о размерах имущества предприятия и его денежных средствах; о вложении средств в доходные активы (ценные бу­маги) других предприятий, в процентные облигации и займы, в уставные фонды совместных предприятий; о кредитных, торговых и иных обязательствах пред­приятия, вытекающих из законодательства РСФСР и зак­люченных им договоров; о договорах с кооперативами, иными негосударс­твенными предприятиями, творческими и временными трудовыми коллективами, а также отдельными гражданами. 3. Предприятия и лица, занимающиеся предпринима­тельской деятельностью, руководители государственных и муниципальных предприятий обязаны представлять сведения, перечисленные в пунктах 1 и 2 настоящего постановления, по требованию органов власти, управле­ния, контролирующих и правоохранительных органов, других юридических лиц, имеющих на это право в соот­ветствии с законодательством РСФСР, а также трудо­вого коллектива предприятия. 4. Действие настоящего постановления не распространяется на сведения, относимые в соответствии с международными договорами к коммерческой тайне, а также на сведения о деятельности предприятия, которые в соответствии с действующим законодательством составляют государственную тайну. Приложение 23 Об утверждении перечня сведений конфиденциального характера Указ Президента Российской Федерации от 6 марта 1997 г. № 188 В целях дальнейшего совершенствования порядка опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных актов федеральных органов исполнительной власти постановляю: Утвердить прилагаемый перечень сведений конфиденциального характера. Перечень сведений конфиденциального характера Утвержден Указом Президента РФ от 6 марта 1997 г. № 188 (Собрание законодательства РФ. 1997. № 10. Ст.1127) 1. Сведения о фактах, событиях и обстоятельствах частной жизни гражданина, позволяющие идентифицировать его личность (персональные данные), за исключением сведений, подлежащих распространению в средствах массовой информации в установленных федеральными законами случаях. 2. Сведения, составляющие тайну следствия и судопроизводства. 3. Служебные сведения, доступ к которым ограничен органами государственной власти в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации и федеральными законами (служебная тайна). 4. Сведения, связанные с профессиональной деятельностью, доступ к которым ограничен в соответствии с Конституцией РФ и федеральными законами (врачебная, нотариальная, адвокатская тайна, тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых отправлений, телеграфных или иных сообщений и т.д.). 5. Сведения, связанные с коммерческой деятельностью, доступ к которым ограничен в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации и федеральными законами (коммерческая тайна). 6. Сведения о сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации информации о них. Приложение 24 Перечень видов специальных технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации в процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности Утвержден постановлением Правительства Российской Федерации от 1 июля 1996 г. № 770 (Собрание законодательства РФ. 1996. № 28. Ст. 3382) 1. Специальные технические средства для негласного получения и регист­рации акустической информации. 2. Специальные технические средства для негласного визуального наблюде­ния и документирования. 3. Специальные технические средства для негласного прослушивания теле­фонных переговоров. 4. Специальные технические средства для негласного перехвата и регистрации информации с технических каналов связи. 5. Специальные технические средства для негласного контроля почтовых сообщений и отправлений. 6. Специальные технические средства для негласного исследования пред­метов и документов. 7. Специальные технические средства для негласного проникновения и обследования помещений, транспортных средств и других объектов. 8. Специальные технические средства для негласного контроля за переме­щением транспортных средств и других объектов. 9. Специальные технические средства для негласного получения (изменения, уничтожения) информации с технических средств ее хранения, обработки и передачи. 10. Специальные технические средства для негласной идентификации личности. Приложение 25 О прокуратуре Российской Федерации Федеральный закон от 17 января 1992 г. № 2202-1 (В ред. Федеральных законов от 17 ноября 1995 г. № 168-ФЗ, от 10 февраля 1999 г. № 31-ФЗ) (Собрание законодательства РФ. 1995. № 47. Ст.4472) (Извлечение) Статья 29. Предмет надзора Предметом надзора является соблюдение прав и свобод человека и гражда­нина, установленного порядка разрешения заявлений и сообщений о совершен­ных и готовящихся преступлениях, выполнения оперативно-розыскных меропри­ятий и проведения расследования, a также законность решений, принимаемых органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие. Статья 30. Полномочия прокурора 1. Полномочия прокурора по надзору за исполнением законов органа­ми, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие, устанавливаются уголовно-процессуальным законодатель­ством Российской Федерации и другими федеральными законами. 2. Указания Генерального прокурора Российской Федерации по вопросам предварительного следствия и дознания, не требующим законодательного регулирования, являются обязательными для исполнения. Приложение 26 0б организации прокурорского надзора за расследованием и раскрытием преступлений Приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 21 февраля 1995 г. № 10 (Извлечение) В целях улучшения организации прокурорского надзора за точным и единообразным исполнением законов органами дознания и предварительного следствия приказываю: 17. Осуществлять надзор за раскрытием преступлений, и в первую очередь тяжких, акцентировать внимание на качестве и своевременности проведения не­отложных следственных действий по установлению и закреплению следов преступления, получения и надлежащей фиксации доказательств, на законности оперативно-розыскных мероприятий, реализации оперативной информации. Стро­го следить за недопустимостью использования доказательств, полученных с на­рушением установленного законом порядка. ...Активно использовать предоставленное законом право давать письменные указания о проведении оперативно-розыскных мероприятий в целях получения информации о лицах, совершивших преступления, местонахождении похищенно­го или подлежащего аресту имущества, других обстоятельствах, имеющих су­щественное значение для дела, розыска скрывшихся обвиняемых и подозреваемых. По делам, представляющим особую сложность в расследовании, по которым преступники не установлены в течение месяца со дня возбуждения дела, прак­тиковать обсуждение на оперативных совещаниях с участием работников внут­ренних дел, Федеральной службы контрразведки, осуществляющих оперативно-розыскные мероприятия, хода работы по ним в целях выявления допущенных просчетов и нарушений, выработки конкретных согласованных действий по рас­крытию преступлений. 1.11. Регулярно проверять достоверность статистических показателей о со­стоянии преступности... обеспечить точное отражение в статистических отчетах данных о прокурорском надзоре за расследованием преступлений, оперативно-розыскной деятельностью и на этой основе принимать необходимые управленчес­кие решения. Приложение 27 О порядке предоставления органами внутренних дел материалов для осуществления прокурорского надзора за исполнением Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности” Указание Генерального прокурора Российской Федерации от 29 июля 1996 г. № 44/15 и Министра внутренних дел Российской Федерации от 25 июля 1996 г. № 1/12812 (Извлечение) 1. Руководителям органов, осуществляющих оперативно-розыскную дея­тельность, предоставлять уполномоченным прокурорам по их требованию подлин­ные оперативно-служебные документы, послужившие основанием для заведения дел оперативного учета, а также проведения оперативно-розыскных мероприя­тий и их учета. Учитывать, что сведения об организации, о тактике, методах и средствах осуществления оперативно-розыскной деятельности в предмет прокурорского надзора не входят, а данные о внедренных в организованные преступные группы лицах, о штатных негласных сотрудниках, а также о тех, кто оказывает или ока­зывал содействие на конфиденциальной основе, предоставляются только с их письменного согласия, за исключением случаев привлечения этих лиц к уголов­ной ответственности. 2. Иметь в виду, что надзор за исполнением органами, которым предо­ставлено право осуществлять оперативно-розыскную деятельность, требований Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности” возлагается на прокуроров субъектов Российской Федерации, приравненным к ним военных и других специализированных прокуроров, а также выделенных для этой цели приказами прокуроров субъектов Российской Федерации уполномоченных про­куроров, а в Генеральной прокуратуре Российской Федерации - на заместите­лей Генерального прокурора России, Главного военного прокурора и его за­местителей, начальников управлений и отделов и их заместителей (старших по­мощников и помощников), старших прокуроров и прокуроров управлений (отде­лов) в соответствии с их функциональными обязанностями. Уполномоченным прокурорам иметь для работы с документами допуск, оформленный надлежащим образом. Перечень уполномоченных прокуроров доводить до соответствующих органов внутренних дел. Руководителям органов прокуратуры создать условия, обеспечивающие за­щиту от разглашения сведений, содержащихся в предоставленных прокурору оперативно-служебных документах. Приложение 28 Об организации надзора за исполнением Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности” Приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 9 августа 1996 г. № 48 (Извлечение) 1. Возложить надзор за исполнением органами, которым предоставлено право осуществлять оперативно-розыскную деятельность, требований Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности” на прокуроров субъектов Российской Федерации, приравненных к ним военных и других специализированных прокуроров, прокуроров городов и районов, других территориальных, военных и иных специализированных прокуроров, а также выделенных для этой цели приказами прокуроров субъектов Российской Федерации уполномоченных прокуроров, а в Генеральной прокуратуре Российской Федерации - на заместителей Генерального прокурора России, Главного военного прокурора и его заместителей, начальников управлений и отделов и их заместителей (старших помощников и помощников), старших прокуроров и прокуроров в соответствии с их функциональными обязанностями. Уполномоченным прокурорам иметь для работы с документами допуск, оформленный надлежащим образом. 2. При осуществлении или организации надзора исходить из того, что предметом прокурорского надзора являются соблюдение прав и свобод человека и гражданина, порядка выполнения оперативно-розыскных мероприятий, установленного законами и нормативными актами, принятыми в развитие этих законов, а также законность решений, принимаемых органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность. Сведения об организации, о тактике, методах и средствах осуществления оперативно-розыскной деятельности в предмет прокурорского надзора не входят. 3. Проверки установленного порядка проведения оперативно-розыскных мероприятий и законности принимаемых при этом решений осуществлять а) по мере необходимости по материалам в связи с отсутствием положи­тельных результатов при розыске обвиняемых или подозреваемых по уголовным делам, лиц, совершивших преступления, без вести пропавших, б) по информации о ненадлежащем реагировании на поручения следователя, органа дознания и суда по уголовным делам, находящимся в их производ­стве, на указания прокурора, в) в других случаях с учетом состояния законности в этой сфере деятельности. Постановление органа Федеральной службы безопасности Российской Федерации об осуществлении контрразведывательной деятельности и судебное решение по нему, а также материалы оперативных дел затребовать только в случаях проведения проверок в порядке надзора по поступившим в прокуратуру материалам, информации и обращениям граждан, свидетельствующим о нарушениях органами ФСБ России законодательства Российской Федерации. 4. Уполномоченным прокурорам требовать у руководителей органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, подлинные оперативно-служебные документы, послужившие основанием для заведения дел оперативного учета, а также проведения оперативно-розыскных мероприятий и их учета. В случаях незаконного отказа в предоставлении документов в зависимости от обстоятельств рассматривать его как невыполнение требований прокурора или воспрепятствование его законной деятельности. Прокурору в этом случае при наличии оснований принимать меры для привлечения к ответственности винов­ных должностных лиц в установленном законом порядке. 5. При восстановлении нарушенных прав и свобод граждан, защите конституционных гарантий от нарушений со стороны должностных лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и проведении проверок по другим основаниям уполномоченным прокурорам использовать определенные законом методы прокурорского надзора: а) знакомиться с документами, содержащими сведения об основаниях, по­рядке и решениях оперативно-розыскных мероприятий, б) давать письменные указания об осуществлении по уголовным делам оперативно-розыскных мероприятий, расширении их комплекса либо требовать их прекращения, в) отменять необоснованные постановления органа дознания (следователя) о возбуждении уголовного дела, вынесенные в соответствии с п.6 ст.108 УПК РСФСР на основании оперативно-розыскных материалов, г) направлять в суд жалобы, проверка которых относится к исключитель­ной компетенции судей, д) требовать письменные объяснения от должностных лиц, осуществляю­щих оперативно-розыскную деятельность и допустивших нарушения закона при проведении оперативно-розыскных мероприятий, е) опротестовывать противоречащие закону приказы и указания руководите­лей органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, ж) вносить представления по поводу выявленных нарушений закона должностными лицами этих органов и требовать от руководителей отстранения их от дальнейшего ведения оперативных разработок. При обнаружении признаков преступления проверку проводить в соответствии с требованиями ст.109 Уголовно-процессуального кодекса. 6. Руководителям органов прокуратуры создать условия, обеспечивающие защиту от разглашения сведений, содержащихся в предоставляемых прокурору оперативно-служебных документах. При осуществлении надзора иметь в виду, что сведения о внедренных в организованные преступные группы лицах, о штатных негласных сотрудниках, а также о тех, кто оказывает или оказывал содействие на конфиденциальной основе, предоставляются прокурору только с их письменного согласия, за исключени­ем случаев привлечения этих лиц к уголовной ответственности. 7. Уполномоченным прокурорам при проведении проверок обращать вни­мание а) на законность принимаемых решений о производстве или прекращении оперативной проверки и использовании результатов оперативно-розыскной деятельности, б) на соответствие оперативно-розыскных мероприятий целям и задачам оперативно-розыскной деятельности, а также недопустимость применения информационных систем и технических средств, наносящих ущерб жизни и здо­ровью людей и причиняющих вред окружающей среде, в) на наличие предусмотренных законодательством полномочий у лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий, в т.ч. на проведение которых разрешение дано судом, г) на соблюдение установленных законодательством условий и порядка проведения оперативно-розыскных мероприятий, а также привлечения граждан к их осуществлению на конфиденциальной основе или на основе доверительных отношений. 8. Уполномоченным прокурорам, используя предоставленные им полномочия, пресекать нарушения прав и законных интересов физических и юридичес­ких лиц при проведении оперативно-розыскной деятельности, принимать своевременные меры к их восстановлению, возмещению причиненного вреда и при наличии оснований привлечению к ответственности виновных должностных лиц. 9. Прокурорам субъектов Российской Федерации и приравненных к ним прокурорам информировать Генеральную прокуратуру Российской Федерации о результатах надзора за законностью в оперативно-розыскной деятельности... 10. Управлениям и отделам Генеральной прокуратуры Российской Федерации, к компетенции которых отнесен надзор за оперативно-розыскной деятельностью, Главной военной прокуратуре, прокурорам субъектов Федерации и приравненным к ним прокурорам обеспечить контроль за организацией надзора за исполнением законодательства при осуществлении оперативно-розыскной деятельности, анализировать материалы проверок и оказывать подчиненным проку­рорам необходимую помощь, регулярно проверять постановку делопроизводства, учета и сохранности документов оперативно-розыскной деятельности в подраз­делениях органов прокуратуры. Приложение 29 Инструкция об организации делопроизводства в органах прокуратуры по документам оперативно-розыскной деятельности (Извлечение) 2. Делопроизводство ведется работниками, на которых приказом соответствующего прокурора возложен надзор за исполнением Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”. В случае, когда объем документов значителен, таким же приказом ведение делопроизводства может быть возложено на работника отдела Генеральной прокуратуры, начальника отдела общего и особого делопроизводства, секретного отделения (части). Все работники, имеющие непосредственное отношение к документам по оперативно-розыскной деятельности, должны иметь форму допуска в соответствии со степенью секретности сведений, содержащихся в них. 3. Документы оперативно-розыскной деятельности не подлежат разглаше­нию. Работа с ними допускается в отдельных служебных кабинетах, оборудован­ных пожарно-охранной сигнализацией. Переговоры открытыми средствами связи (телефон, радио), передача их телеграфом, телетайпом, факсом запрещены. Разглашение секретных сведений, утрата документов, содержащих такие сведения, влечет установленную законом ответственность. 4. Ответственность за состояние делопроизводства в структурных подразделениях Генеральной прокуратуры, прокуратур республик, краев, областей, автономной области, автономных округов, военных, транспортных (на правах - об­ластных), а также в иных специализированных прокуратурах и прокуратурах городов и районов несут их руководители, горрайпрокуратуры. 5. Первый отдел Генеральной прокуратуры, вышестоящие прокуроры осуществляют руководство и контроль за состоянием работы с документами в подчиненных прокуратурах, оказывают им необходимую помощь. II. Прием, регистрация, прохождение документов 1. Документы, в т.ч. доставленные непосредственно работниками ор­ганов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, принимаются уполномоченными работниками. В районных и приравненных к ним прокуратурах прием документов осуществляется прокурором, а в случаях, когда об этом имеется приказ вышестоя­щего прокурора, - заведующим канцелярией. 2. Полученные документы, а также жалобы на действия органов, осущест­вляющих оперативно-розыскную деятельность, регистрируются в журнале уче­та (приложение 1) и незамедлительно передаются уполномоченному прокурору. Зарегистрированные документы и жалобы рассматриваются и разрешаются по общим правилам работы с секретными документами. III. Составление документов, формирование их в дела и надзорные производства 4. Все законченные производством дела должны быть правильно оформлены, листы пронумерованы, составлена внутренняя опись, на специальном подшитом листе в конце дела сделана заверительная надпись. 5. Черновые записи и выписки из документов исполняются в рабочих тетрадях, учтенных в первом отделе, отделе общего и особого делопроизводства или в секретном отделении (части). Снятие копий допускается с разрешения прокуроров - руководителей прокуратур, их заместителей. 6. Печатание документов производится непосредственно исполнителем ли­бо поручается машинистке, имеющей соответствующий допуск. 7. Исполненные документы пересылаются секретной почтой либо вручаются под роспись в журнале учета (приложение 1) сотруднику органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. 8. Если документы приобщаются в установленном процессуальным законом порядке к материалам уголовного дела, в надзорном производстве и журнале учета (приложение 1) об этом делается соответствующая отметка. IV. Обеспечение сохранности документов 1. Документы, надзорные производства, журнал (книга) учета хранятся в сейфах у уполномоченных прокуроров и работников, которые обеспечивают их сохранность. В нерабочее время сейфы и документы опечатываются. В районных и приравненных к ним прокуратурах ключи от сейфов хранятся у прокурора. Хранение документов, дел и надзорных производств в письменных столах запрещается. 2. Срок хранения надзорных производств устанавливается соответственно срокам хранения уголовных дел и материалов, по которым проводились опера­тивно-розыскные мероприятия. Журналы учета хранятся не менее 5 лет. Уничтожение документов и журнала учета производится комиссией уполномоченных прокуроров и работников с составлением соответствующего акта. Пос­ле его подписания все документы уничтожаются путем сжигания либо специаль­но предназначенными для этого техническими средствами, исключающими воз­можность восстановления и прочтения текстов или их фрагментов. Перечень нормативных актов и других источников, рекомендуемых к изучению Раздел 1. Нормативные акты России 1.1. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. 1.2. Законодательные акты, регулирующие вопросы осуществления оперативно-розыскной деятельности или связанные с ОРД: 1) Об оперативно-розыскной деятельности: Федеральный закон РФ от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ. 2) О милиции: Закон РСФСР от 18 апреля 1991 г. № 1026-I. 3) О внесении изменений в Федеральный закон “О государственной охране” и Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности”: Федеральный закон от 18 июля 1997 г. № 101-ФЗ. 4) О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с реформированием уголовно-исполнительной системы: Федеральный закон от 21 июля 1998 г. № 117-ФЗ. 5) Уголовный кодекс РФ. 6) Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. 7) Об охране окружающей среды: Закон РСФСР от 19 декабря 1991 г. 8) Гражданский кодекс РФ. 9) Кодекс об административных правонарушениях РФ. 10) О государственной тайне: Закон РФ от 21 июля 1993 г. № 5484-1 (в ред. Федерального закона от 6 октября 1997 г. № 131-ФЗ). 11) Об информации, информатизации и защите информации: Федеральный закон от 20 февраля 1995 г. № 24-ФЗ. 12) О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов: Федеральный закон от 20 апреля 1995 г. № 45-ФЗ. 13) О наркотических средствах и психотропных веществах: Федеральный закон от 8 января 1998 г. № 3-ФЗ. 14) О банках и банковской деятельности: Федеральный закон РФ от 2 декабря 1990 г. № 395-1. 15) О средствах массовой информации: Закон РФ от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 (в ред. Федеральных законов от 13 января 1995 г. № 6-ФЗ, от 6 июня 1995 г. № 87-ФЗ, от 19 июля 1995 г. № 114-ФЗ, от 27 декабря 1995 г. № 211-ФЗ, от 2 марта 1998 г. № 30-ФЗ). 16) Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан № 3457-1. 17) О прокуратуре Российской Федерации: Федеральный закон от 17 января 1992 г. № 2202-1 (в ред. Федеральных законов от 17 ноября 1995 г. № 166-ФЗ, от 10 февраля 1999 г. № 31-ФЗ). 18) О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации: Закон РФ от 11 марта 1992 г. № 2487. 19) О государственной границе Российской Федерации: Закон РФ от 1 апреля 1993 г. № 4330-1 (с изменениями и дополнениями). 20) О федеральных органах налоговой полиции: Закон РФ от 24 июня 1993 г. № 5238-1 (с изменениями и дополнениями). 21) О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации: Закон Российской Федерации от 25 июня 1993 г. № 5242-1. 22) Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы: Закон РФ от 21 июля 1993 г. № 5473-1. 23) Таможенный кодекс РФ. 24) О связи: Федеральный закон от 16 февраля 1995 г. № 15-ФЗ. 25) Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации: Федеральный закон от 3 апреля 1995 г. № 40-ФЗ. 26) О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений: Федеральный закон от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ. 27) О внешней разведке: Федеральный закон от 10 января 1996 г. № 5-ФЗ. 28) О государственной охране: Федеральный закон от 27 мая 1996 г. № 57-ФЗ. 29) Уголовно-исполнительный кодекс РФ. 30) О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации: Федеральный закон от 6 февраля 1997 г. № 27-ФЗ. 31) О службе в таможенных органах Российской Федерации: Федеральный закон от 21 июля 1997 г. № 114-ФЗ. 32) О судебных приставах: Федеральный закон от 21 июля 1997 г. № 118-ФЗ. 33) О Судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации: Федеральный закон от 8 января 1998 г. № 7-ФЗ. 34) О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации: Федеральный закон от 25 июля 1998 г. № 128-ФЗ. 35) О борьбе с терроризмом: Федеральный закон от 25 июля 1998 г. № 130-ФЗ. 36) Налоговый кодекс РФ (часть первая). 37) О федеральный органах правительственной связи и информации: Закон РФ от 19 февраля 1993 г. № 4524-1. 38) О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод: г. 39) О безопасности: Федеральный закон от 5 марта 1992 г. № 2445-1. 1.3. Нормативно-правовые акты федеральных органов государственной власти в связи с осуществлением оперативно-розыскной деятельности. Акты Президента Российской Федерации 1) Положение о Государственном таможенном комитете Российской Федерации: Утверждено Указом Президента РФ от 25 октября 1994 г. № 2014. 2) Положение о Федеральной пограничной службе Российской Федерации: Утверждено Указом Президента РФ от 2 марта 1995 г. № 232 (в ред. от 14 февраля 1998 г.). 3) О мерах по соблюдению законности в области разработки, производства, реализации и эксплуатации шифровальных средств, а также предоставления услуг в области шифрования информации: Указ Президента РФ от 3 апреля 1995 г. № 334. 4) О мерах по усилению борьбы с терроризмом: Указ Президента РФ от 7 марта 1996 г. № 338. 5) Об утверждении перечня сведений конфиденциального характера: Указ Президента РФ от 6 марта 1997 г. № 188. 6) Перечень сведений, отнесенных к государственной тайне: Утвержден Указом Президента РФ от 30 ноября 1995 г. № 1203 (в ред. от 24 января 1998 г.). 7) О мерах по упорядочению разработки, производства, реализации, приобретения в целях продажи, ввоза в Российскую Федерацию и вывоза за ее пределы, а также использования специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации: Указ Президента РФ от 9 января 1996 г. № 21. 8) Положение о Министерстве внутренних дел Российской Федерации: Утверждено Указом Президента РФ от 18 июля 1996 г. № 1039. 9) Положение о Федеральной службе охраны Российской Федерации: Утверждено Указом Президента РФ от 2 августа 1996 г. № 1136. 10) Концепция национальной безопасности Российской Федерации: Утверждена Указом Президента РФ от 26 декабря 1997 г. № 1300. 11) Положение о Федеральной службе безопасности Российской Федерации: Утверждено Указом Президента РФ от 6 июля 1998 г. № 806. Постановления Правительства Российской Федерации 12) Положение о Федеральной службе налоговой полиции Российской Федерации: Утверждено постановлением Совета Министров - Правительства РФ от 11 октября 1993 г. № 1037. 13) Об утверждении типового Положения о помощниках руководителей федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти РФ по вопросам борьбы с преступностью: Постановление правительства РФ от 8 сентября 1994 г. № 1014. 14) Правила отнесения сведений, составляющих государственную тайну, к различным степеням секретности: Утверждены постановлением Правительства РФ от 4 сентября 1995 г. № 870. 15) Об утверждении перечня предметов, запрещенных к пересылке по сети почтовой связи, и порядка их изъятия и уничтожения: Постановление Правительства РФ от 6 марта 1996 г. № 260. 16) Перечень видов специальных технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации в процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности: Утвержден постановлением Правительства Российской Федерации от 1 июля 1996 г. № 770. 17) Положение о лицензировании деятельности физических и юридических лиц, не уполномоченных на осуществление оперативно-розыскной деятельности, связанной с разработкой, производством, реализацией, приобретением в целях продажи, ввоза в Российскую Федерацию и вывоза за ее пределы специальных технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации, и перечня видов специальных технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации в процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности: Утверждено постановлением Правительства РФ от 11 июля 1996 г. № 770. 18) Положение о Национальном центральном бюро Интерпола: Утверждено постановлением Правительства РФ от 14 октября 1996 г. № 1190. 19) О мерах социальной защиты лиц, привлекаемых к выполнению специальных заданий, связанных с проведением мероприятий по борьбе с терроризмом: Постановление Правительства РФ от 22 января 1997 г. № 58. 20) Об утверждении Правил оказания услуг телефонной связи: Постановление Правительства РФ от 26 сентября 1997 г. № 1235. 21) Об утверждении Правил оказания услуг почтовой связи: Постановление Правительства РФ от 26 сентября 1997 г. № 1239. 22) Об утверждении перечня должностей, на которых проходят службу граждане Российской Федерации, подлежащие обязательной государственной дактилоскопической регистрации: Постановление Правительства РФ от 6 апреля 1999 г. № 386. 1.4. Нормативно-правовые акты государственных органов, осуществляющих ОРД и участвующих в ней. 1) Межведомственная инструкция об основах организации и тактики проведения соответствующих технических мероприятий: Объявлена совместным Приказом ФСБ, МВД, СВР, ФСО, ФПС, ФСНП и ГТК РФ от 19 июня 1996 г. 2) Межведомственная инструкция о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд: Объявлена совместным Приказом ФСНП, ФСБ, МВД, ФСО, ФПС, ГТК и СВР РФ от 13 мая 1998 г. № 175/226/336/201/286/410/56. 3) О мерах по организации взаимодействия ОВД и налоговой службы в предупреждении, пресечении и раскрытии преступлений в сфере экономики: Приказ МВД РФ и Государственной налоговой службы РФ от 4 сентября 1992 г. № 308 (ИЛ-3-90)/485. 4) О введении в действие Типовой инструкции об организации работы постоянно действующих следственно-оперативных групп по раскрытию убийств: Совместное указание МВД РФ и Генеральной прокуратуры РФ от 2 августа 1993 г. № 1/3452. 5) О введении в действие Инструкции о едином учете преступлений: Приказ Генерального прокурора РФ и Министра внутренних дел РФ от 14 декабря 1994 г. № 66/418. 6) О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации: Приказ МВД РФ от 22 августа 1992 г. № 292. 7) О повышении эффективности экспертно-криминалистического обеспечения деятельности ОВД РФ: Приказ МВД РФ № 261-93. 8) Наставление по формированию и ведению централизованных оперативно-справочных, криминалистических, розыскных учетов, экспертно-криминалистических коллекций и картотек органов внутренних дел Российской Федерации от 12 июля 2000 г. 9) Инструкция по организации и тактике розыскной работы органов внутренних дел от 5 мая 1993 г. 10) Об утверждении Инструкции о порядке применения химических ловушек в раскрытии краж имущества, находящегося в государственной, муниципальной, частной собственности, собственности общественных объединений (организаций): Приказ МВД РФ от 11 сентября 1993 г. № 423. 11) Об утверждении Инструкции о порядке исполнения и направления ОВД РФ запросов и поручений по линии “Интерпола”: Приказ МВД РФ от 11 января 1994 г. № 10. 12) О некоторых организационных мерах по совершенствованию розыскной работы органов внутренних дел: Приказ МВД РФ от 1994 г. № 66. 13) О предоставлении охранно-сыскным структурам банков информации на договорных основах: Приказ МВД РФ от 24 ноября 1994 г. № 319. 14) О порядке проведения опроса граждан с применением полиграфа: Инструкция: Утверждена Приказом МВД РФ от 28 декабря 1994 г. № 437. 15) Об опытной эксплуатации АИПС “Опознание” в экспертно-криминалистических подразделениях ОВД: Приказ МВД РФ от 18 августа 1995 г. № 320. 16) Инструкция о порядке получения допуска (свидетельства) на право работы с полиграфными устройствами: Утверждена Приказом МВД РФ от 12 сентября 1995 г. № 353. 17) Временная инструкция о порядке обеспечения государственной защиты судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов: Приказ МВД РФ от 20 декабря 1995 г. № 483 (в ред. от 6 декабря 1996 г.). 18) Инструкция по организации взаимодействия подразделений и служб ОВД при расследовании и раскрытии преступлений: Утверждена Приказом МВД РФ от 20 июня 1996 г. № 334. 19) О создании оперативно-розыскных подразделений на транспорте: Приказ МВД РФ от 13 августа 1996 г. № 441. 20) О подразделениях уголовно-исправительной системы МВД РФ по организации взаимодействия в раскрытии преступлений и собственной безопасности: Приказ МВД РФ от 19 августа 1996 г. № 454. 21) Наставление по служебному собаководству: Утверждено Приказом МВД РФ от 25 сентября 1996 г. № 525. 22) О мерах по реализации постановления Правительства РФ № 58 от 22 января 1997 г. “О мерах социальной защиты лиц, привлекаемых к выполнению специальных задач, связанных с проведением мероприятий по борьбе с терроризмом”: Приказ МВД РФ от 26 марта 1997 г. 23) Положение об управлениях внутренних дел на транспорте МВД РФ: Утверждено Приказом МВД РФ от 16 апреля 1997 г. № 230. 24) О некоторых мерах по совершенствованию деятельности милиции общественной безопасности по раскрытию и расследованию преступлений: Приказ МВД РФ от 12 августа 1998 г. № 66. 25) О мерах по совершенствованию розыскной деятельности органов внутренних дел: Приказ МВД РФ от 13 ноября 1998 г. 26) О проведении добровольной государственной дактилоскопической регистрации с объявлением Наставления по порядку проведения добровольной дактилоскопической регистрации граждан РФ в органах внутренних дел Российской Федерации: Приказ МВД РФ от 11 февраля 1999 г. № 102. 27) Методические рекомендации по подготовке материалов к возбуждению и расследованию уголовных дел в сфере внешнеэкономической деятельности: Указание ГУЭП МВД РФ от 18 августа 1995 г. № 7/1507. Нормативные акты Генеральной прокуратуры Российской Федерации 28) Об организации прокурорского надзора за расследованием и раскрытием преступлений: Приказ Генерального прокурора РФ от 21 февраля 1995 г. № 10. 29) О порядке предоставления органами внутренних дел материалов для осуществления прокурорского надзора за исполнением Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”: Указание Генерального прокурора Российской Федерации от 29 июля 1996 г. № 44/15 и Министра внутренних дел РФ от 25 июля 1996 г. № 1/12812. 30) Об организации надзора за исполнением Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”: Приказ Генерального прокурора РФ от 9 августа 1996 г. № 48. 31) Инструкция об организации делопроизводства в органах прокуратуры по документам оперативно-розыскной деятельности. Акты судебной власти 32) О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции Российской Федерации: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 декабря 1993 г. № 13. 33) О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. № 8. 34) По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности” по жалобе гражданки И.Г.Черновой: Определение Конституционного Суда РФ от 14 июля 1998 г. № 86-О. Документы министерств и ведомств 35) О порядке возмещения расходов, связанных с реализацией конфискованного и бесхозяйного имущества: Письмо Минфина РФ от 18 июля 1996 г. № 3-Е1-5/20. 36) О порядке внедрения системы технических средств по обеспечению оперативно-розыскных мероприятий на электронных АТС на территории Российской Федерации: Приказ Минсвязи РФ от 8 ноября 1995 г. № 135. Раздел 2. Международные нормативные акты 1) Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 г. 2) Международный пакт о гражданских и политических правах: Принят на XXI сессии Генеральной Ассамблеи ООН 16 декабря 1966 г. 3) Международная ковенция по борьбе с подделкой денежных знаков 1929 г. 4) Международная ковенция о борьбе с захватом заложников 1979 г. 5) Ковенция об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности 1990 г. 6) Международная ковенция о оборьбе с бомбовым терроризмом 1998 г. 7) Европейская конвенция о борьбе с терроризмом 1977 г. 8) Европейская конвенция о взаимной правовой помощи по уголовным делам 1959 года с дополнительным протоколом 1978 г. 9) Европейская конвенция о компенсации жертвам насильственных преступлений 1983 г. 10) Европейская конвенция о защите окружающей Среды средствами уголовного права 1998 г. 11) Европейская конвенция об уголовной ответственности за коррупцию 1999 г. 12) Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод: Принята Советом Европы 4 ноября 1950 г. Вступила в силу 3 сентября 1953 г. 13) Венская конвенция ООН “О борьбе против незаконного оборота наркотических и психотропных средств”: Принята в 1988 г. 14) Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам: Подписана в Минске главами государств - членов СНГ 22 января 1993 г. 15) Устав международной организации уголовной полиции Интерпол. Раздел 3. Иные источники 1) Научно-практический комментарий Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”. Омск, 1996. 2) Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности”: Комментарий / Под ред. П.Г.Пономарева. М., 1997. 3) Комментарий к Федеральному закону “Об оперативно-розыскной деятельности” / Под ред. А.Ю.Шумилова. М., 1997. 4) Научно-практический комментарий Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности” / Под ред. С.С.Малыгина. Изд. 5-е, доп. Екатеринбург, 1999. 5) Азаров В.А. Содержание и форма оперативно-розыскных отношений // Государство и право. 1998. № 10. 6) Аликперов Х.Д. Преступность и компромисс. Баку, 1992. 7) Ахрамович А.П., Жданов А.А. Пределы конспирации и гласности в оперативно-розыскной деятельности: Вопросы применения Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности” // Сборник научных трудов. Омск, 1998. С.114-122. 8) Басков В.И. Оперативно-розыскная деятельность. М., 1997. 9) Безлепкин Б.Т. Проблемы уголовно-процессуального доказывания // Советское государство и право. 1991. № 8. 10) Безлепкин Б.Т. Возмещение вреда, причиненного судебно-следственными органами // Советское государство и право. 1979. 11) Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. Волгоград, 1993. 12) Белкин Р С. “Скучная” криминалистика. Ижевск, 1993. 13) Белюшкина О. Детектор лжи: приживется ли он в России? // Мир безопасности. 1997. № 10. 14) Бородин С.В. Борьба с преступностью: теоретическая модель комплексной программы. М., 1990. 15) Буркова И. Подслушивать по закону // Областная газета. 1997. 3 апреля. 16) Бурова Т., Шипулин Р. Вам не жмет гороховое пальто? // Уральский рабочий. 1998. 19 февраля. 17) Буторин Л. Прокурорский надзор за ОРД // Законность. 1999. № 10. 18) Вакутин Ю.А. Способы маскировки преступного поведения. Омск, ВШМ МВД СССР, 1987. 19) Голочалова Н.Ю., Малыгин С.С. Из истории учетов // Современные проблемы юридической науки (теоретические и практические аспекты): Материалы Уральской региональной НПК. 1997. 15 апреля. 20) Гуров А.И. Профессиональная преступность: прошлое и современность. М., 1990. 21) Гусаков А.Н. Криминалистика США: теория и практика применения. Екатеринбург, 1993. 22) Дворяшкин А., Самойлов С. “ЗАГС-Ар” - новый программный комплекс // Советская юстиция. 1993. № 5, март. 23) Дегтярев В. “Шпионские штучки” (технические устройства для негласного съема информации сегодня не приобретает только ленивый) // Мир безопасности. 1997. № 8. 24) Доля Е.А. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности. М., 1996. 25) Драпкин Л.Я. Тактические и доказательственные аспекты использования результатов ОРД в процессе расследования: Экономико-правовые и нравственные аспекты борьбы с преступностью // Сборник научных трудов. Екатеринбург, 1997. 26) Дугин А.Н. Говорят архивы: неизвестные страницы ГУЛАГа // Социально-политические науки. 1990. № 7. 27) Емельянов Е. Призраки или снова о тайном агенте замолвите слово // Мир безопасности. 1997. № 6. 28) Зайковский В.Н., Голубев В.В. Методика использования результатов оперативно-розыскной деятельности в ходе доказывания по уголовному делу // Следователь. 1997. № 2. 29) Зникин В.К. Использование оперативно-розыскной информации в уголовно-процессуальном доказывании: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Томск, 1998. 30) Игошев К.Е., Шмаров И.В. Социальные аспекты предупреждения правонарушений. М., 1980. 31) История полиции России: Краткий исторический очерк и основные документы. М., 1998. 32) Ищенко Е.П. Инструментальная фиксация психофизиологических реакций подозреваемого - актуальная необходимость в борьбе с преступностью // Актуальные вопросы правоведения: Информационные материалы. Екатеринбург, 1992. 33) Карпец И.И. Сыск: записки начальника уголовного розыска. М., 1994. 34) Карпец И.И. Эмоции и закон // Литературная газета. 1980. 26 марта. 35) Кириллов Д. “Жучок” для абонента // Мир безопасности. 1997. № 7. 36) Кошко А.Ф. Среди убийц и грабителей: Воспоминания бывшего начальника Московской сыскной полиции. М., 1995. 37) Кравец О. Охота на стукачей // Новое обозрение. 1997. 38) Лапин Е. Все на дактилоскопирование? // Российская юстиция. 1996. № 6. 39) Лапин Е. Об обязательном дактилоскопировании // Законность. 1996. № 9. 40) Ларин А.И. Правда о “детекторе лжи” // Известия. 1989. 13 ноября. 41) Ларин А.М., Доля Е.А. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности. М., 1996 // Государство и право. 1997. № 7. 42) Лежиков Г.Л. Информация против преступности // Милиция. 1990. № 1-2. 43) Лежиков Г.Л. Информация против преступности // Милиция. 1993. № 6. 44) Малыгин С.С. К теории учетов органов внутренних дел // Теория и практика борьбы с преступностью и правонарушениями в современных условиях. Екатеринбург, 1994. 45) Малыгин С.С. Взаимодействие следователя и оперативного работника при реализации оперативной информации // Следователь: теория и практика деятельности. Екатеринбург, 1996. № 8. 46) Малыгин С.С. Учеты ОВД и права граждан // Органы внутренних дел: история и современность // Материалы межвузовской НПК. Екатеринбург, 1996. 47) Малыгин С.С. Основы оперативно-розыскной деятельности: Методические материалы для слушателей сокращенной формы обучения. Екатеринбург, 1999. 48) Маркушин А.Г. Оперативно-розыскная деятельность - необходимость и законность. Изд.2-е, перераб. и доп. Н.Новгород, 1997. 49) Минин А.Я. Информационные аспекты комплексного изучения преступности и системы воздействия на нее // Актуальные проблемы правоведения на современном этапе: Екатеринбург, 1992. 50) Михайлов В.И. Опрос граждан как ОРМ // Российская юстиция. 1998. № 12. 51) Михайлов В.И. Контролируемая поставка как оперативно-розыскная операция. М., 1998. 52) Мулукаев Р.С. Общеуголовная полиция дореволюционной России. Ее классовый характер. М., 1979. 53) Мулукаев Р.С., Полубинский В.И. Сказ о сыске // Советская милиция. 1990. № 1-12. 54) Образцов В.А. Выявление и разоблачение преступника. М., 1997. 55) Пищиков В.П. Общение в процессе проведения личного сыска: Методические материалы в помощь лектору и слушателю. Свердловск, 1991. 56) Поляков М.П., Попов А.П., Попов Н.М. Уголовно-процессуальное использование результатов в оперативно-розыскной деятельности: Проблемы теории и практики. Пятигорск, 1998. 57) Попов В.Л. Субъекты правоотношений по закону “Об оперативно-розыскной деятельности”: Вопросы применения в среде реального закона “Об оперативно-розыскной деятельноти” // Сборник научных трудов. Омск, 1998. С.38-47. 58) Практика уголовного сыска: Научно-практический сборник / Под ред. проф. А.И. Алексеева. М., 1998. 59) Ронин Р. Своя разводка. Минск, 1997. 60) Самоделкин С.М. Оперативно-розыскное обеспечение предварительного следствия и судебного разбирательства тяжких преступлений. М., 1994. 61) Селиванов Н.А. Научно-технические средства расследования преступлений: Автореферат д-ра юрид. наук. М., 1965. 62) Словарь оперативно-розыскной терминологии / Под ред. Басецкого И.И. Минск, АМ МВД РБ, 1996. 63) Смирнов М.П. Арсенал полиции - не свисток и дубинка // Юридический вестник. 1993, ноябрь. 64) Смирнов М.П. Оперативно-роызскная деятельность криминальной (уголовной) полиции зарубежных стран. М., 1995. 65) Соловей Ю.П. Правовое регулирование деятельности милиции в Российской Федерации. Омск, ВШМ МВД РФ, 1993. 66) Сумин А. Выявление сокрытия преступлений от учета // Законность. 1998. № 10. 67) Сурков К.В. Принципы полицейской разведки. СПб., 1995. 68) Сурков К.В. Принципы оперативно-розыскной деятельности и их правовое обеспечение в законодательстве, регламентирующем сыск. СПб., 1996. 69) Торвальд Ю. Век криминалистики. М., 1984. 70) Фролов В.Ю., Чечетин А.Е., Пенкин В.С., Митрофанов Е.А. Проект Закона РСФСР “Об ОРД ОВД”. Омск, 1991. Ст.1. 71) Чечетин А.Е. О сущности и содержании некоторых оперативно-розыскных мероприятий: Вопросы применения Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности” // Сборник научных трудов. Омск, 1998. С. 12-22. 72) Чечетин А.Е., Буряков Е.В. Опыт борьбы с организованной преступностью в США. Омск, 1998. 73) Чувилев А.А. Использование следователем оперативно-розыскной информации в стадии возбуждения уголовного дела и предварительного расследования: Автореф. дис... канд. юрид. наук. М., 1986. 74) Чувилев А.А. прокурорский надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность. М., 1995. 75) Чувилев А.А. Соотношение оперативно-розыскного и процессуального права // Право. 1997. № 1. 76) Чуфаровский Ю.В. Психология в оперативно-розыскной деятельности. М., 1996. 77) Шалумов М. Надзор за следствием, дознанием и оперативно-розыскной деятельностью // Законность. 1998. № 10. 78) Шейфер С.А. Использование непроцессуальных познавательных мероприятий в доказывании по уголовному делу // Государство и право. 1997. № 9. 79) Шумилов А.Ю. Новый оперативно-розыскной закон России: Структура и текст. Запреты и исключения из правил. Словарь терминов. Списки необходимых нормативных актов и справочной литературы. М., 1996. 80) Шумилов А.Ю. Закон и оперативно-розыскная деятельность: Толковый словарь понятий и терминов... М., 1996. 81) Шумилов А.Ю. Проблемы законодательного регулирования оперативно-розыскной деятельности в России. М., 1997. 82) Шумилов А.Ю. Оперативно-розыскная деятельность в схемах: Наглядное пособие. М., 1998. 83) Шумилов А.Ю. Начала уголовно-розыскного права: Монография. М., 1998. 84) Шумилов А.Ю. О преподавании в юридических вузах России учебного курса «Основы российского уголовно-розыскного права» // Государство и право. 2000. № 8. 85) Чуркин А. Оперативно-розыскные мероприятия в судебном следствии // Российская юстиция. 1999. № 4. 86) Якимов И.Н. Современное розыскное искусство // Административный вестник НКВД РСФСР. 1927. № 5. 87) Яни С.А. Правовые и психологические вопросы применения полиграфа. В сб.: Проблемы совершенствования уголовного законодательства. М., 1976. № 6. 88) Основы оперативно-розыскной деятельности: Учебник / Под ред. С.В.Степашина. СПб., 1999. 89) Основы борьбы с организованной преступностью. М., 1996. 90) Правовые основы оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел: Сборник нормативных актов. Омск, 1999. 91) Практика уголовного сыска: Научно-практический сборник / Под ред. А.И. Алексеева. М., 1999. 92) Методика тестирования на полиграфе. Reid I.E., Invan F.E. Truth and Deception - The Poligraph (Lie Dedeclor); Technigue, Baltimore (Maryland) Williams and Wiekins, 1977. 93) “The “control” guestion “test” (CQT) polygraphers dilemma...” University - of Toronto, Canada, 1993 y. 94) “Polygraph lie detection on real events in a laboratory setting.” University of New Brunswick, Saint John, Canada, 1993 y. Сведения об авторах http://www.adhdportal.com/%D0%9E%D0%A1%D0%9D%D0%9E%D0%92%D0%AB%20%D0%9E%D0%9F%D0%95%D0%A0%D0%90%D0%A2%D0%98%D0%92%D0%9D%D0%9E-%D0%A0%D0%9E%D0%97%D0%AB%D0%A1%D0%9A%D0%9D%D0%9E%D0%99%20%D0%94%D0%95%D0%AF%D0%A2%D0%95%D0%9B%D0%AC%D0%9D%D0%9E%D0%A1%D0%A2%D0%98%20-%20%D0%A1.%D0%A1.%20%D0%9C%D0%B0%D0%BB%D1%8B%D0%B3%D0%B8%D0%BD,%20%D0%90.%D0%95.%20%D0%A7%D0%B5%D1%87%D0%B5%D1%82%D0%B8%D0%BD.files/image002.jpgЧечётин Андрей Евгеньевич – заместитель начальника Барнаульского юридического института МВД России по научной работе, кандидат юридических наук (1987 г.), доцент (1992 г.), полковник милиции. Родился 31 марта 1953 г. в г.Ирбите Свердловской области. После окончания средней школы работал слесарем-сборщиком на Ирбитском мотоциклетном заводе. В 1975 г. с отличием закончил Омскую высшую школу милиции МВД СССР, прошел путь от инспектора до заместителя начальника отделения уголовного розыска в г. Пер-воуральске и г. Ирбите Свердловской области. С 1984 г. после окончания очной адъюнктуры Омской высшей школы милиции работал преподавателем, старшим преподавателем, доцентом, начальником кафедры ОРД ОВД. Диссертационное исследование посвящено проблемам организации и тактики раскрытия организованных групповых преступлений аппаратами уголовного розыска. Чечётин А.Е. – автор более 50 научных и учебно-методических работ. Наиболее значимые из них: “Научно-практический комментарий Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”, учебник “Предупреждение и раскрытие преступлений аппаратами уголовного розыска”, учебные пособия “Типовые ситуации деятельности сотрудников уголовного розыска”, “Тактика и процедура оперативной разработки преступных групп”, “Макеты дел оперативного учета”, альбомы схем “Раскрытие преступлений аппаратами уголовного розыска”, “Правовые и организационно-тактические основы оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел”. Сегодня Чечётин А.Е. является членом диссертационных советов Омского юридического института МВД России, руководит научными исследованиями адъюнктов, входит в состав Координационного совета по проблемам оперативно-розыскной деятельности и уголовного процесса при ВНИИ МВД России. Малыгин Сергей Степанович – начальник кафедры совершенствования деятельности органов внутренних дел Уральского юридического института МВД России, кандидат юридических наук, доцент, полковник милиции. Родился 22 ноября 1947 г. в г. Артемовский Свердловской области. После окончания средней школы и до призыва на службу в Вооруженные силы работал слесарем-инструментальщиком на Артемовском машиностроительном за-воде. В 1971 г. закончил Елабужскую среднюю специальную школу милиции, занимал в оперативных аппаратах ОВД должности от инспектора до заместителя начальника Артемовского ГОВД по оперативной работе в Свердловской области. В 1984 г. после окончания первого факультета в Академии управления МВД России (г. Москва) работал преподавателем, старшим преподавателем, доцентом кафедры ОРД ОВД Свердловского факультета ВЮЗШ МВД России – Уральского юридического института МВД России. Защитил диссертацию по теме “Теория и практика использования аппаратами уголовного розыска оперативного и криминалистических учетов”. Малыгин С.С. является автором монографии “Криминальные учеты органов внутренних дел России” и более 50 других научных и учебно-методических работ по проблемам ОРД. [1] Федосеев П.Н. Некоторые методологические вопросы общественных наук // Вопросы философии. 1979. № 11. С.13. [2] См., например: Мулукаев Р.С., Полубинский В.И. Сказ о сыске // Советская милиция. 1990. № 1-12. [3] См.: Черниловский З.М. Всеобщая история государства и права. М., 1983. С.18. [4] См.: Законы Ману. М., 1960. [5] См.: Власов В.И., Гончаров Н.Ф. Организация розыска преступников в России в IX-XX веках. М., 1997. Ч.1. С.10. [6] См.: Викторский С.К. История смертной казни в России и современное ее состояние. М., 1915. С.64. [7] См.: Юсупов А. Материалы для истории городской полиции в России с древнейших времен до царствования императрицы Екатерины II. СПб., 1852. С.173. [8] См.: Ключевский В.О. Курс русской истории. М., 1988. Т.3. С.150. [9] См.: Гольцев В.А. Законодательство и нравы в России XVIII в. СПб., 1896. С.32-37. [10] См.: Полное собрание законов Российской империи (далее - ПСЗ). 2-е собр. СПб., 1830. Т.5. № 2726; Т.6. № 3510. [11] Ключевский В.О. Указ. работа. Т.5. С.153. [12] ПСЗ. Т.6. № 3708. [13] Там же. Т.20. № 14392. [14] Там же. Т.21. № 15379. [15] Торвальд Ю. Век криминалистики. М., 1984. С.20-22. [16] См.: Мулукаев Р.С., Полубинский В.И. Указ. работа. С.42. [17] ПСЗ. Т.1. № 449. [18] См.: Мулукаев Р.С., Полубинский В.И. Указ. работа. С.44. [19] См.: Устав уголовного судопроизводства. Л., 1964. [20] См.: Случевский В.К. Учебник русского уголовного процесса. СПб., 1913. С.107. [21] См.: Вульферт А.К. Реформа предварительного следствия. М., 1881. С.29. [22] См.: Квачевский А.А. Об уголовном преследовании, дознании и предварительном исследовании преступлений по судебным уставам 1864 г. СПб., 1869. Ч.3. С.5. [23] См.: Судебные уставы с изложением рассуждений, на коих они основаны. СПб., 1866. [24] Селиванов Н. Судебно-полицейский розыск у нас и во Франции // Юридический вестник, Изд-во Московского юридического общества, 1884. С.293. [25] Квачевский А.А. Указ. работа. Ч.2. С.5. [26] Устав уголовного судопроизводства. Ст.253. [27] Иван Дмитриевич Путилин - фигура загадочная и легендарная (не то полицейский Дон-Кихот, не то русский Лекок). Появился в столице из уезда и служил будочником, сыскным агентом, смотрителем на Сенном рынке и опять агентом, но более высокого ранга. Увенчан чинами и наградами. Знаток трущоб и аристократических клубов, ночлежек и салонов, свободно чувствовавший себя и в мундире с лентами, и в лохмотьях, надетых для погони за преступником (См.: Юзефович Л. Ситуация на Балканах // Урал. 1986. № 6. С.60). [28] См.: Всеподданнейший отчет о деятельности Санкт-Петербургской полиции за 1867 г. СПб., 1868. С.26. [29] Свод законов Российской империи (далее - Свод законов...) / Под ред. А.А.Добровольского. СПб., 1913. [30] См.: там же. [31] Там же. Т.2. С.592-864. [32] Там же. Т.14. С.123-188. [33] Там же. Т.16. С.1185-1388. [34] Там же. Т.8. Ч.2. С.1499-1530. [35] ПСЗ. Т.1. № 449. [36] См.: Свод законов... Т.16. Ч.1. С.1287-1288. [37] См.: Шинджикашвили Д.И. Сыскная полиция царской России в период империализма. Омск, 1973. С.265. [38] Здесь “стол” как отделение в учреждении, ведающее специальным кругом дел. См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1985. С.668. [39] См.: Высоцкий И.М. Санкт-Петербургская столичная полиция и градоначальство. СПб., 1903. С.288-289. [40] См.: Краткая объяснительная записка и заключение Межведомственной комиссии под председательством сенатора А.А.Макарова по преобразованию полиции в империи. СПб., 1911. С.17. [41] См.: там же. [42] Собрание узаконений и распоряжений правительства, издаваемое при Правительствующем Сенате за 1908 г. СПб., 1909. № 104. С.1580-1584. [43] В уральском и близлежащих регионах сыскные отделения 3-го разряда были созданы в Перми, Оренбурге, Уральске, 4-го разряда - в Тобольске. [44] См.: Организация деятельности уголовного розыска в дореволюционной России (конец XIX - начало XX в.). М., Изд-во Академии МВД СССР, 1984. С.36. [45] Мулукаев Р.С., Полубинский В.И. Указ. работа. С.28. [46] Вестник полиции. 1913. № 14. С.318. [47] См.: ЦГИА СССР. Ф.1217. Оп.1. Д.11. Л.60. [48] Цит. по: Мулукаев Р.С., Полубинский В.И. Указ. работа. С.37. [49] См.: Энциклопедический словарь “Гранат”. Изд.7-е. СПб., Т.33. С.379. [50] См.: Вестник полиции. 1913. № 26. С.598-599. [51] См.: Вестник полиции. 1915. № 11. С.556-560. [52] Первоосновой такого альбома можно считать “Справочный указатель для чинов полиции” В.И.Лебедева (позже начальника Московской сыскной полиции), изданный еще в 1903 г. и включавший одиннадцать категорий профессиональных преступников. [53] Первоначально такое название подразделений политической полиции употреблялось будучи производным от принятого 14 августа 1881 г. для борьбы с революционным движением “Положения о мерах к охранению государственного порядка и общественного спокойствия” (Свод законов... Т.14. С.158-166). Позже оно было закреплено за ними “Положением об охранных отделениях” от 1907 г. [54] См.: Собрание узаконений РСФСР. 1917. № 1. С.15. [55] См.: Максименко Н.П. Аппараты уголовного розыска в первые годы Советской власти (1917-1920 гг.). М., 1967. С.21-22. [56] См.: Вестник НКВД. 1918. № 23. С.1-4. [57] См.: там же. № 24. С.9. [58] См.: Ирошников М.П., Портнов В.П. Об особенностях революционного слома буржуазных карательных учреждений в России // Правоведение. 1970. № 3. С.90-98. [59] См.: ЦГАОР СССР. Ф.393. Оп.6. Д.104. Л.90 и об. [60] См.: там же. Д.4. Л.29, 30. [61] См.: там же. Д.104. Л.90. Об. 91. [62] См.: там же. Д.5. Л.74. [63] См.: там же. Д.1-2. Л.41. [64] См.: там же. Ф.398. Оп.15. Д.1. Л.87. [65] См.: Потапов С.М. Научные методы борьбы с преступностью // Административный вестник НКВД РСФСР. 1927. № 12. С.47. [66] См.: Мисайлов М.И. Дис... канд. юрид. наук. М., Изд-во Академии МВД СССР, 1991. С.201. [67] ЦГАОР СССР. Ф.393. Оп.73. Д.16. Л.158. [68] См.: Потапов С.М. Регистрационный метод раскрытия преступлений по индивидуальным признакам преступных действий // Административный вестник НКВД РСФСР. 1927. № 7-8. С.63-64; № 13. С.45-47. [69] Хлевнюк О.В. 1937-й. Сталин, НКВД и Советское общество. М., 1980. С.72. [70] ЦГАОР СССР. Ф.9401. Оп.1. Д.252. Л.1. [71] Правда. 1937. 21 декабря. [72] См.: Декрет СНК об обязательной регистрации бывших помещиков, капиталистов и лиц, занимавших ответственные должности при царском буржуазном строе, от 23 сентября 1919 г. // Собрание узаконений РСФСР. 1919. № 47. Ст.458. [73] Приказ Президиума ВЧК от 17 декабря 1919 г. № 208 // ЦГАОР СССР. Ф.1235. Оп.34. Д.176. Л.20. [74] Якимов И.Н. Советское розыскное искусство // Административный вестник НКВД РСФСР. 1927. № 5. С.26. [75] См.: Основоположники теории оперативно-розыскной деятельности и их последователи: Биографический справочник. Калининград, 1998. С.31. [76] См., например: Научно-практический комментарий к Федеральному закону “Об оперативно-розыскной деятельности” / Под ред. В.В.Николюка, В.В.Кальницкого, А.Е.Чечетина. Омск, Изд-во Омского юридического института МВД России, 1997; Комментарий к Федеральному закону об ОРД / Под общ. ред. А.Ю.Шумилова. М., 1997. [77] Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. М., 1987. С.46. [78] См., например: Маркушин А.Г. Оперативно-розыскная деятельность - необходимость и законность. 2-е изд., перераб. и доп. Н.Новгород, 1997. [79] См., например: работы В.А.Азарова, В.И.Елинского, И.А.Климова, В.Л.Попова, А.А.Чувилева. [80] См., например: работы А.Я.Минина, В.С.Овчинского и др. [81] См.: Гносеологические проблемы диалектического материализма. М., 1974. [82] Горяинов К.К., Кваша Ю.Ю., Сурков К.В. Комментарий Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”. М., 1997. С.19. [83] Конфидент (от лат. confidentia - доверие) - в нашем случае - физическое лицо, вступившее на основе и в порядке, предусмотренных законодательством об ОРД, в отношения конспиративного сотрудничества с органом, осуществляющим ОРД, в целях оказания ему содействия в решении задач борьбы с преступностью. [84] См.: Горяинов К.К. и др. Указ. работа. С.73-75. [85] См.: Шумилов А.Ю. и др. Комментарий к Федеральному закону об оперативно-розыскной деятельности. М., 1997. С.30, 31. [86] Кошко А.Ф. Среди убийц и грабителей: Воспоминания бывшего начальника Московской сыскной полиции. М., 1995. С.7. [87] Белкин Р.С. “Скучная” криминалистика. Ижевск, 1993. С.68-69. [88] См.: Лукашова Е.А. Право, мораль, личность. М., 1986. С.78. [89] См.: Постановление Правительства Российской Федерации от 7 декабря 2000 г. № 925 «О подразделениях криминальной милиции». [90] См.: п.6 ст.14 Закона об ОРД и положения Федерального закона “О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов”. [91] См.: постановление Правительства РФ “О порядке выдачи оружия лицам, подлежащим государственной защите” от 17 июля 1996 г. № 831. [92] Более подробно см. § 3 настоящей лекции. [93] Это право не следует путать с правом оперативных работников криминальной милиции на безвозмездное использование транспортных средств физических и юридических лиц в случаях преследования преступников “по горячим следам”, доставления пострадавших от преступления в медицинское учреждение и др. (см.: п.28 ст.10 Закона РСФСР “О милиции”). [94] Эта возможность основывается и на положениях гражданского права. В частности, ст.19 ГК РФ устанавливает право гражданина в случаях и порядке, предусмотренных законом, использовать вымышленное имя (псевдоним). [95] См.: Горяинов К.К. и др. Указ. работа. С.450. [96] Порядок создания предприятий, организаций и учреждений определяется гражданским законодательством. [97] См., Максенков Л. Оперативный работник: нюх как у собаки, глаз как у орла. Безопасность, достоверность, информация. СПб., 1995. № 4. С.26. [98] См., например: Якимов И.Н. Указ. работа. С.26. [99] См.: положения ст.42 УК РФ “Исполнение приказа или распоряжения”. [100] Правовые предпосылки для развития их деятельности сегодня уже есть. См., например: постановление Правительства Москвы “О дальнейшем развитии деятельности Московской городской народной дружины” от 19 апреля 1994 г. № 323; Закон Свердловской области “Об участии населения в охране общественного порядка на территории Свердловской области” от 3 апреля 1996 г. № 2103. [101] Действовали на основании ч.4 ст.8 Закона СССР “О советской милиции” и Инструкции МВД СССР об организации работы с внештатными сотрудниками милиции от 31 декабря 1976 г. Правовой основой использования их помощи в оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел являются и п.32 ст.11 Закона РСФСР “О милиции”, ст.17 Закона об ОРД. [102] См.: Иванов М.Н., Потапов А.И. Совершенствование деятельности ДНД в ООП // Взаимодействие ДНД с общественностью по обеспечению ООП. Киев, 1982. С.81-82. [103] Такая разновидность внештатных сотрудников впервые была предложена в Приказе МВД СССР “О внесении изменений и дополнений в Инструкцию об организации работы с внештатными работниками милиции” от 21 февраля 1986 г. [104] См.: Большой энциклопедический словарь. М., 1995. С.17. [105] См., например: Карпец И.И. Сыск: Записки начальника уголовного розыска. М., 1994; Шиверский А.А. Защита информации: проблемы теории и практики. М., 1996. С.41, 42; Ронин Р. Своя разведка. Минск, 1997. С.9, 19-21, 62; Образцов В.А. Выявление и разоблачение преступника. М., 1997. С.254; Гесснер Р., Херцог Л. За фасадом права. Методы работы новой тайной полиции. М., 1990. С.52-54; Практика уголовного сыска: Научно-практический сборник / Под ред. проф. А.И.Алексеева. М., 1998; и др. [106] Емельянов Е. Призраки или снова о тайном агенте замолвите слово // Мир безопасности. 1997. № 6. С.59-62. [107] Термины “конфиденциальное сотрудничество” и производное от него “конфидент” (от лат. confidentia - доверие; обладающий особой доверенностью, неоглашаемый, задушевный; от фр. confident - доверенное лицо, человек, которому доверяют различные тайны, секреты) шире понятий “негласное сотрудничество”, “негласный сотрудник” (агент). Первые означают широкий круг лиц, оказывающих доверительное содействие органам, осуществляющим ОРД, вторые - юридически оформленное негласное (секретное) сотрудничество. Таким образом, конфиденциальное сотрудничество не только негласное (секретное), но и доверительное содействие (См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1997. С.292). [108] Цит. по: Образцов В.А. Выявление и разоблачение преступника. М., 1997. С.259. [109] Законодатель в ч.1 ст.17 Закона об ОРД подчеркнул, что привлекаться к сотрудничеству могут отдельные (частные) лица, т.е. исключил групповую форму конфиденциального содействия. [110] Производное от устаревшего термина, означавшего “секретный сотрудник”. [111] См.: Федеральный закон “Об основах государственной службы” от 5 июля 1995 г. № 119. [112] См.: Закон “О государственной тайне”, Закон об ОРД, УК РФ (ст.283, 284); и др. [113] См.: ФЗ «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод» от 21 февраля 2001 г. // СЗ РФ. № 13. Ст.1140. [114] См.: дополнения в ч.7 ст. 5 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г., внесенные ФЗ «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод» от 21 февраля 2001 г. // СЗ РФ. № 13. Ст.1140. [115] См.: Михайлов В. Опрос граждан как оперативно-розыскное мероприятие // Российская юстиция. 1998. № 12. [116] Имеются в виду подзаконные нормативные акты, посвященные организационным, тактическим, методическим аспектам выявления, раскрытия преступлений, рассмотрения в судах уголовных дел, взаимодействия оперативно-розыскных органов и следователей, другим вопросам борьбы с преступностью. [117] См.: Федеральный закон РФ “Об информации, информатизации и защите информации” от 20 февраля 1995 г.№ 24-ФЗ (см. Приложение 19). [118] Формируются и ведутся на основании п.14, 15 ст.11 Закона РСФСР “О милиции”. [119] См.: ч.3 ст.55 Конституции РФ. [120] См.: Наставление по формированию и ведению централизованных оперативно-справочных, криминалистических, розыскных учетов, экспертно-криминалистических коллекций и картотек органов внутренних дел РФ от 12 июня 2000 г. [121] На основаниях, предусмотренных п.14 ст.11 Закона РСФСР “О милиции”, п.“ж” ст.9 Федерального закона “О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации” от 25 июля 1998 г., а также п.2 постановления Правительства РФ “Об утверждении Положения о направлении материальных носителей, содержащих дактилоскопическую информацию, в органы внутренних дел” от 25 декабря 1998 г. № 1543. [122] См.: совместное письмо ГУЭП и ГИЦ МВД РФ от 19 мая 1993 г. № 7/1044 и от 20 мая 1993 г. № 432 и телеграмма ГИЦ МВД РФ от 21 декабря 1993 г. № 34/3-333. [123] На основаниях, предусмотренных ст.9 Федерального закона “О государственной дактилоскопической регистрации в РФ” и п.2 постановления Правительства от 25 декабря 1998 г. № 1543. [124] Как видно, в этой части объект розыскного учета совпадает с объектом криминалистического учета. [125] Список предметов “антиквариата” см. в Наставлении по формированию и ведению централизованных оперативно-справочных, криминалистических, розыскных учетов, экспертно-криминалистических коллекций и картотек органов внутренних дел РФ от 12 июля 2000 г. [126] О назначении, основаниях заведения и прекращения, порядке ведения дел оперативного учета см. в лекции 7, посвященной организационно-тактическим формам, документированию и использованию оперативно-розыскной информации. [127] Запросы на лиц данной учетной категории и ответы на них производятся в соответствии с требованиями нормативных актов МВД России, обеспечивающих соблюдение правил работы с документами, содержащими государственную тайну. [128] См.: п.1.38 ст.10 и п.14.15, 19 ст.11 Закона РФ “О федеральных органах налоговой полиции” от 24 июня 1993 г. [129] См.: положения Инструкции, объявленной Приказом МВД РФ от 31 августа 1993 г. [130] См.: ст.10, 13, 16, 213, 224, 225 Таможенного кодекса РФ. [131] См.: положения § 1 лекции 5. [132] См.: совместный Приказ МВД РФ и Государственной налоговой службы РФ “О мерах по организации взаимодействия органов внутренних дел и налоговой службы в предупреждении, пресечении и раскрытии преступлений в сфере экономики”. [133] См.: Приказ МВД РФ “Об организации исполнения органами внутренних дел Закона РФ “О частной детективной и охранной деятельности в РФ”. [134] См.: Приказ МВД РФ “О предоставлении охранно-сыскным структурам банков информации на договорной основе”. [135] См.: п.3 ст.7 Закона РФ “О частной детективной и охранной деятельности в РФ”. [136] Перечень форм первичной медицинской документации учреждений здравоохранения уточнен Приложением № 1 к письму Министерства здравоохранения РСФСР от 17 апреля 1991 г. [137] Закон РФ “О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании” от 2 июля 1992 г. № 3185-1 (см. Приложение 20). [138] Понятием “наркологический больной” охватываются больные алкоголизмом, алкогольными психозами, наркоманией и токсикоманией. [139] См.: Дворяшкин А., Самойлов С. “ЗАГС-Ар” - новый программный комплекс // Советская юстиция. 1993. № 5. С.24. [140] См.: Закон РСФСР “Об охране окружающей среды” от 19 декабря 1991 г. [141] См.: ст.139 ГК РФ (см. Приложение 21). [142] См.: Чепходзе Б.Г., Опарин В.Н. Финансовое право: Учебно-наглядное пособие. Омск, Омский юридический институт МВД России, 1996. С.16; Финансовое право: Учебник / Отв. ред. Н.И.Химичева. М., 1997. С.9. [143] Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1964. С.413. [144] В соответствии с п.4 ст.5 Закона РФ “О государственной тайне” сведения о финансировании оперативно-розыскной деятельности, раскрывающие ее силы, средства, источники, методы, планы и результаты, могут быть отнесены к государственной тайне. [145] См.: ст.73 Конституции РФ. [146] См.: ст.20 раздела 5 Закона Республики Казахстан “Об оперативно-розыскной деятельности”. [147] См.: там же, ст.21. [148] См.: Нарбутов Р.В. Дис... канд. юрид. наук. М., 1992. [149] См.: п.3 ч.1 ст.15 Закона об ОРД. [150] См.: Указ Президента РФ “О мерах по упорядочению разработки, производства, реализации, приобретения в целях продажи, ввоза в Российскую Федерацию и вывоза за ее пределы, а также использования специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации” от 9 января 1996 г. № 21. [151] См.: постановление Правительства РФ от 1 июля 1996 г. № 770. [152] См., например: п.1 Указа Президента РФ “Об упорядочении организации и проведения оперативно-розыскных мероприятий с использованием технических средств” от 1 сентября 1995 г. № 891; Межведомственная инструкция об основах организации и тактики проведения соответствующих технических мероприятий, объявленная совместным Приказом ФСБ, МВД, СВР, ФСО, ФПС, ФСНП и ГТК РФ от 19 июня 1996 г. [153] См., например: Каталог центра технологий безопасности. Екатеринбург, 1998; Кириллов Д. “Жучок” для абонента // Мир безопасности. 1997. № 7. С.32-36. [154] См.: положения Приказа МВД РФ “Об опытной эксплуатации АИПС “Опознание” в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел” от 18 августа 1995 г. [155] См., например: Инструкция о порядке применения химических ловушек в раскрытии краж имущества, находящегося в государственной, муниципальной, частной собственности, собственности общественных объединений (организаций). [156] См.: Инструкция о порядке проведения опроса граждан с применением полиграфа”, объявленная Приказом МВД РФ от 28 декабря 1994 г. [157] Инструкция о порядке допуска (свидетельства) на право работы с полиграфными устройствами: Утверждена Приказом МВД РФ от 12 сентября 1995 г. “Об обеспечении внедрения полиграфа в деятельность органов внутренних дел”. [158] Специалисты-операторы в Японии отмечают, что только 4-5% случаев не поддаются определению при полиграфном исследовании (The use of the Lie-Detector (Polygraph Test) by the Uapenese Police // International Criminal Police Review. Paris, 1966. № 196, March. P.62-66). [159] Торвальд Ю. Указ. работа. М., 1984. [160] См.: Ст.2, 5, 8, 12 Федерального закона РФ “О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов”, а также ст.18 Закона РФ об ОРД. [161] В этих целях по примеру УВД Новосибирской области во многих ГУВД-УВД субъектов федерации создаются и используются запахотеки. [162] См., например: Наставление по служебному собаководству: Утверждено Приказом МВД РФ от 25 сентября 1996 г. [163] Некоторые специалисты в области оперативно-розыскной деятельности называют организационно-тактические формы ОРД стадиями оперативно-розыскного процесса (см., например: Горянов К.К. и др. Указ. работа. С.371-373, 382). [164] См., например: Приказ МВД РФ “Об утверждении нормативных актов в области регулирования деятельности органов внутренних дел по предупреждению преступлений” от 6 августа 1993 г. № 390. [165] На основании п.3 ст.8 Федерального закона “О государственной дактилоскопической регистрации в РФ” от 3 июля 1995 г. [166] См.: п.14, 15 ст.11 Закона РСФСР “О милиции”. [167] См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. С.172. [168] Там же. С.435. [169] См.: Тихомиров Л.В., Тихомирова М.Ю. Юридическая энциклопедия. М., 1997. С.149. [170] См.: ст.10 Закона об ОРД. [171] См.: Межведомственная инструкция о порядке предоставления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд: Объявлена Приказом ФСНП, ФСБ, МВД, ФСО, ФПС, ГТК, СВР РФ № 175/226/336/201/286/410/56 от 13 мая 1998 г. [172] См., например: дополнения в ст. 8 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г., изложенные в ФЗ «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод» от 21 февраля 2001 г. // СЗ РФ. № 13. Ст.1140. [173] См.: Научно-практический комментарий к УПК РСФСР. М., 1995. С.185. [174] См.: Чуркин А. Оперативно-розыскные мероприятия в судебном следствии // Российская юстиция. 1999. № 4. С.21. [175] Оригиналы материалов в этом случае хранятся в оперативном подразделении до завершения судебного разбирательства и вступления приговора в законную силу. [176] См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. № 1. [177] В период с 1992 по 1999 г. Президентом РФ подписаны законодательные акты, определившие правовое содержание различных видов сыска, нормативно-правовое положение органов, осуществляющих ОРД, а также целый ряд указов, регулирующих взаимоотношения субъектов оперативно-розыскных отношений, и др. [178] Так Президентом был отклонен Федеральный закон “О борьбе с организованной преступностью”. [179] См.: Законность. 1995. № 6. С.24. [180] Негласный надзор на основании сего положения распространен на губернии: Иркутскую, Енисейскую, Тобольскую, Томскую, г.Омск, Забайкальскую и Якутскую области (Цирк. Департамента Полиции (далее - ДП) 12 Апреля 1890 г. № 1442). [181] См.: Положение об охранных отделениях. П.6. [182] 1) Чины общей полиции обязаны оказывать полное содействие чинам Корпуса Жандармов по исполнению ими служебных обязанностей и все законные требования их подлежат безусловному исполнению, например: доставлять периодические сведения о поднадзорных (Цирк. МВД по ДП 11 Марта 1883 г. № 459, приложенный к Цирк. ДП того Марта 1883 г. № 460). 2) Список лиц, состоящих под негласным надзором Полиции, Начальники Жандармских Управлений сообщают местным Губернаторам и Градоначальникам (а в Варшаве Обер-полицмейстеру) и независимо от сего, путем личных объяснений с Начальниками Губерний, определяют наиболее целесообразные по местным условиям способы правильного осуществления негласного надзора (Цирк. МВД по ДП 20 февраля 1886 г. № 733). [183] Учреждения, ведающие регистрацией по негласному надзору, включают еще в лит. А подробные сведения об имени, отчестве и звании родственников поднадзорного и указание о настоящем месте жительства последнего (Цирк. ДП 25 Января 1884 г. № 412). [184] ЦГИА РФ. Ф.102. Оп.262. Д.23. Л.1-4. [185] ПСЗ. Т.28. № 30672. [186] Отдельное издание. СПб., 1910. [187] Стригин Е. Розыск в законе // БДИ. 1995. № 2. [188] Атторней - должностное лицо в системе федерального правительства (а также правительства штата и местного самоуправления), задачей которого является обеспечение использования законов в пределах своей юрисдикции. Одна из основных обязанностей - проведение расследований и предъявление обвинений по уголовным делам. [189] Правовая регламентация оперативно-розыскной деятельности ФБР США. Фонд Института США и Канады АН СССР. [190] Закон о полиции земли Северный Рейн-Вестфалия (ФРГ) от 25 марта 1980 г. (дополнен законом от 26 июня 1984 г.). [191] Правовая регламентация оперативно-розыскной деятельности ФБР США. Фонд Института США и Канады АН СССР. [192] Юридический вестник. 1995. № 31 (122), сентябрь. С.13. [193] Международные соглашения и рекомендации ООН в области защиты прав человека и борьбы с преступностью. М., 1989. С.8. [194] Официальное наименование закона: The Omnibus Crime Control and Safe Streets Act of 1968 - Комплексный закон о борьбе с преступностью и безопасности на улицах 1968 г. См.: Encyclopedia of Crime and Justice, vol.4, The Free Press, New-York, 1983. P.1657. [195] Police Review, 1985, Jannuary 4. P.4. [196] Griffith C., Klein J., Verdun-Jones. 9. Criminal Justice in Canada. Toronto, 1980. P.15. [197] Подслушивание, проводимое сотрудниками правоприменяющих органов, суды США рассматривают с позиций Поправки IV к Конституции США, которая провозглашает право на охрану личности, жилища, бумаг и имущества граждан от необоснованных обысков, арестов. [198] В США это судьи всех уровней судебной системы в зависимости от предметной и территориальной юрисдикции. [199] § 40.05 Вовлечение в “ловушку” (entrapment). Уголовное право США: Сборник нормативных актов. М., Изд-во УДН, 1985. С.95.



Обновлен 02 ноя 2016. Создан 08 сен 2016



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником