БЛОГ ЯРИНИ ВОЛОДИМИРІВНИ ТАРАСЮК: перший web-сайт в Україні з вивчення ОПЕРАТИВНО-РОЗШУКОВОЇ ДІЯЛЬНОСТІ

 

Самая секретная служба МВД:

http://www.segodnya.ua/criminal/camaja-cekretnaja-cluzhba-mvd-tut-zanimajutcja-cekcom-pod-videozapic-i-delal-kareru-behlyj-pukach.html



Интерес к "топтунам", "наружке", "семерке" — у этой секретной службы множество официальных и сленговых названий — в обществе не угасает никогда, с момента ее создания. Именно потому, что она секретная, а запретный плод сладок. К тому же все засекреченное и таинственное обязательно обрастает невероятными слухами, также подогревающими любопытство народа. В последнее же время о "наружке" слыхали, наверное, даже в самом глухом украинском селе в связи с чудовищным преступлением, — зверским убийством журналиста Георгия Гонгадзе — которое инкриминируется бывшим сотрудникам ГУКП (Главного управления криминального поиска) МВД, в частности, его начальнику генералу Алексею Пукачу и его подчиненным. Что же за люди там работают — сплошь убийцы или обыкновенные трудяги, без которых немыслим розыск преступников? Как им живется, служится? "Сегодня", несмотря на определенные сложности, удалось встретиться с действующими сотрудниками секретной "семерки" (себя они именуют разведчиками), которые пролили свет на эти вопросы. А заодно предлагаем сделать экскурс в историю создания этой службы еще в царской России и проследим ее становление через СССР до наших дней в независимой Украине.

Разведчик живет под легендой, о его истинной профессии знают лишь ближайшие родственники — мать, отец, жена (иначе как объяснить отлучки на сутки и больше, ночную работу и пр). Для всех других разведчик — кто угодно, но не милиционер. Инженер, менеджер, торговец, — под эту легенду у него и документы. Если же разведчик чувствует, что по каким-то причинам прокололся со своей легендой, обязан тут же доложить руководству и легенду ему, вместе с документами, немедленно сменят.

"КУКУШКИ". Был случай, когда разведчица пошла в декрет, с год сидела дома. Она не очень ладила с соседями, периодически возникали скандалы, вызывали милицию. И в разгар очередного скандала разведчица сорвалась, стала кричать, что она — секретный сотрудник милиции! Работники райотдела доложили руководству "наружки", пришлось "тушить пожар", говорить соседям, что, мол, какой там секретный сотрудник, да, когда-то работала в милиции, но давно уволена... Кое как замяли эту историю.

На работу разведчики ходят по определенному графику в тщательно замаскированную под обычное учреждение конспиративную точку. По городу их несколько. Порой их называют "кукушками", от сокращения "КК" — конспиративная квартира. О существовании "кукушек" и их расположении знают, кроме разведчиков, лишь начальник облУВД и его зам — куратор криминального блока. Рсшифровка "КК" — грандиозное ЧП! На "точку" разведчики приходят из дома в своей одежде. А там, на "кукушке", у него есть так называемый "оперативный гардероб". На все случаи жизни и на все времена года: плащи, куртки, пиджаки и пр

При выходе на службу сотрудник разведки получает необходимую спецтехнику в зависимости от задания. У него всегда должны быть наготове 2-3 легенды прикрытия, подкрепленные документами. Все, что наблюдает сотрудник визуального наблюдения, должно обязательно фиксироваться видео- фото и аудиоаппаратурой. Документируются все действия и связи объекта. Если связь отделилась, ее надо подхватить и завести либо в адрес, либо на работу и т.д. Все это потом передается инициатору разработки (оперативники угрозыска, УБОП и др.). Если объект звонит из автомата, сотрудник обязан встать так, чтобы зафиксировать, куда тот звонит. Если прошляпил, тогда звонит сам после объекта на определенный адрес и в рапорте указывает, на какой. Затем не составляет труда определить, куда был предыдущий звонок. Оружие табельное у разведчиков есть, но его выдают лишь в крайних случаях, во избежание ЧП. Бывало, что от скуки, ожидая объекта много часов, молодые разведчики начинали играть с оружием, были трагические случаи.
Из разведчиков руководитель подразделения составляет бригады (экипажи), куда входит старший бригады, водитель и два-три сотрудника визуального наблюдения. Водители проходят курсы экстремального вождения, должны очень хорошо знать город. Они всегда в экипаже за рулем. Члены экипажа должны понимать друг друга с полуслова и жеста. Не всегда можно что-то передать по рации, тогда применяются условные жесты.

НОМЕРА. На машинах стоят оперативные номера прикрытия. Есть заездные номера (с ними машина заезжает и выезжает с "точки"), а есть рабочие. Выехала машина с точки, в укромном месте поменяли заездные номера на рабочие и едут дальше. Таких номеров может быть несколько пар. Применяются и другие элементы маскировки: удочки, багажник, спойлеры и многое другое, на что хватит фантазии. Если опермашину тормозит гаишник (а частенько приходится нарушать правила, чтобы не потерять объекта), то она не останавливается. Может встать вторая или третья машина, там покажут документы прикрытия (угрозыск или УБОП), объяснят, мол, так надо. Если гаишник слишком принципиальный, угрожает писать рапорт, ему говорят: пиши! И докладывают своему руководству, которое и "тушит пожар". Но разведчиков не расшифровывают. Впрочем, бывают и гаишные погони. Однажды в Киеве гаишники, завидя опермашину, решили, что мчатся угонщики. Передали коллегам, те перекрыли дорогу и заблокировали проезд опермашины. Стали осматривать и нашли номера прикрытия, спецтехнику. А старший бригады "наружки" почему-то растерялся, не доложил вовремя на базу. Потом пришлось эту историю расхлебывать (хотя в каждой опермашине есть спецталон, где сказано, что никто не имеет право досматривать машину и экипаж). Но гаишники тогда решили, что он поддельный. Был скандал.



Создан 15 июл 2017



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником